ЗА ВЫКОПАННУЮ МОНЕТКУ НА 6 ЛЕТ?

Было хобби, стало: уголовной статьей. С июля 2013 года любители приборного поиска, которых в России по разным данным от полутора до двух миллионов человек, оказались нарушителями закона. Это те, кто ходил по полям с металлоискателем и собирал монетки и пуговички. Мы встретились с одним из любителей приборного поиска в Томской области и поговорили. Но на условиях анонимности: человек, который увлекается историей края и собирает предметы к ней относящиеся, теперь боится говорить открыто. Но обо всем по порядку.

В январе 2012 года в Санкт-Петербурге прошел первый международный съезд кладоискателей. В это время активно развивается общественная организация - федерация приборного поиска России (ФППР). В декабре 2013 года ФППР имела представительство уже в 34 регионах страны. Себя они называли теми, кто спасает гниющее на полях «историческое наследие», а одной из задач видели борьбу с черными копателями.

Но государство решило иначе. И теперь те, кто имеет умысел на поиск каких либо предметов старше ста лет и использует при этом металлоискатель, может оказаться в местах лишения свободы сроком до 6 лет.

За выкопанную монетку на 6 лет в тюрьму??? Опомнитесь!

Под такими лозунгами по стране в 2013 году прокатилась волна пикетов и митингов. Закон, как это обычно бывает, смел всех под одну гребенку. Так, если отнестись к его выполнению с особым пристрастием, поиск монеток с металлоискателем даже в собственном огороде, может быть уголовно наказуем. Если вашей деревне больше ста лет - это по закону считается культурным слоем, а его разрушение не допустимо.

Федеральный закон от 23 июля 2013 г. N 245-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части пресечения незаконной деятельности в области археологии".

"Статья 243.2. Незаконные поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания

1. Поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания на поверхности земли, в земле или под водой, проводимые без разрешения (открытого листа), повлекшие повреждение или уничтожение культурного слоя, -

наказываются лишением свободы на срок до двух лет.

3. Те же деяния, совершенные:

а) с использованием специальных технических средств поиска и (или) землеройных машин;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, -

наказываются лишением свободы на срок до шести лет.

Примечания. 1. Для целей настоящей статьи под культурным слоем понимается слой в земле или под водой, содержащий следы существования человека, время возникновения которых превышает сто лет, включающий археологические предметы.

На фото: соревнования кладоискателей, взято из сети интернет, сделано до июля 2013 года.

Так что после опубликования закона, на сайтах кладоискателей — любители приборного поиска начали закрывать себе лица, шифроваться и боятся коллег, что предлагали поискать монетки вместе. Возможно кто-то действительно завязал с этим хобби, но скорее всего большинство людей просто ушло в тень.

Чтобы понять масштаб, на форуме кладоискателей forum.kladoiskatel.ru зарегистрировано 22559 человек. На форуме reviewdetector.ru зарегистрировано 63067 человека. Последний форум ежедневно посещает до пяти тысяч человек.

Есть среди них и жители Томской области. С одним из них мы встретились и на условиях анонимности поговорили о проблеме. Александр, назовем его так, занимается приборным поиском, собрал дома небольшую коллекцию из найденного, и считает свое хобби — не археологией, а этнографией.

– 8 лет назад я увлекся приборным поиском, поехал в Новосибирск купил металлоискатель за 25 тысяч рублей. Изначально походил по деревушкам, которые уже исчезли, накопал два ведра всяких изоляторов и старых сковородок. Это просто хобби, как рыбалка. Но чем отличается приборный поиск от той же рыбалки? На рыбалке ты изначально знаешь, что поймаешь, в зависимости от водоема, снасти, погоды, времени года. А здесь ты едешь и не знаешь, что тебе сегодня под катушку попадется. В этом вся прелесть: это может быть куча железяк или пуговица от кафтана или монетка. Сначала ходил по полям наобум, потом увлекся историей своей области, стал изучать старые карты, где раньше в нашей области жили люди. Сейчас эти места либо травой поросли, либо используются под сельхозугодья и там сельхозтехникой все копано - перекопано.

Но тут вышел закон. Два миллиона поисковиков ничего не смогли сделать, чтобы его опротестовать. Металлоискатели не запрещены, запретили копать культурный слой! Но металлоискатель — это же не экскаватор! Делается ямка 20 см, это так же как мы копаем червяков для рыбалки, достается находка, ямка аккуратно закапывается обратно. При этом мы ходим по полям, где нет официальных археологических памятников, не стоят таблички, они не внесены ни в какой реестр. Человек приезжает с металлоискателем и с лопаткой и видит перед собой чистое поле. Но по закону в принципе нельзя нарушать культурный слой. А культурный слой - это у нас получается, вся наша матушка земля. И в своем огороде в старой деревне, копая грядку, я тоже, получается, нарушаю культурный слой.

– При этом музею наши находки даром не нужны. Я однажды набрал несколько интересных вещей и приехал в местный краеведческий музей. Говорю, возьмите просто так, мне это не нужно. Я тогда целый чемодан набрал всяких блях от конской упряжи, говорю возьмите, можно сделать ремешки и собрать настоящую конскую упряжь, сделать хомут, почистить это все и будет видно как лошадь выглядела в 19 веке. Они сказали нет, нам этого не нужно, потому что никто этим заниматься не будет, и вообще нам нужно получить разрешение вышестоящего музея. Я говорю да мне денег не нужно, я просто так отдаю. Но они так и не взяли, я вернулся домой и теперь все это стоит.

«Безопасность археологического наследия от этого закона пока не выиграла».

За принятие закона, что защитил бы археологическое наследие от черных копателей, выступали профессиональные археологи. Прошло два года. Но закон своих целей не достиг. Так считает Евгений Васильев - зав. кафедрой археологии и истории краеведения ТГУ.

– Вообще некоторые статьи этого закона выходят за рамки привычных представлений об археологии и упираются в очень застарелую академическую проблему: где конец археологии? Потому что археологи имеют дело с древними артефактами. Они могут находится на поверхности земли, внутри культурного слоя и какого либо единообразного критерия, который четко бы позволил отделить археологическую вещь просто от бытовой вещи и даже исторической — в академической науке не было.

– Но закон четко определил: за сто лет - значит археология.

– Мне лично как археологу кажется, что предмет нашей археологической деятельности и поле исследовательское в последнее время не позволительно расширяется. То есть любые раскопки в земле фактически приравниваются к археологии. Тогда археологией, получается, являются поисковые работы, которые поисковики проводят на местах боев и захоронений Великой отечественной войны и что им тогда брать открытые листы (разрешение на проведение археологических раскопок - прим. редакции) и отчитываться? - ну это просто не реально.

Хронологическая граница, которую пытались провести несколько раз, не выдерживала испытание временем: то предлагали 300 лет, то 200 лет. Ну вот в законе я увидел 100 лет. Ну не знаю: наверно когда мы раскапываем слои, которые содержат эти находки — это скорее всего история, потому что сто лет назад это у нас 1915 год — огромное количество письменных источников, что тут археология может добавить к этому потоку информации? Минимум. Вещи хранятся у многих в домашних коллекциях, передаются из поколения в поколение — они живут в современной культуре. Для меня археологической вещь становится тогда, когда она в современной культуре умирает. А сто лет назад — это живые вещи.

Но в борьбе между так называемыми черными копателями с одной стороны и профессиональными археологами с другой стороны, вот в этом пространстве ничьей земли, оказалась целая категория людей, которые занимаются краеведением, которые собирают старинные вещи, но это вещи не археологические, а этнографические скорее всего. На мой взгляд если бы они этим не занимались, эти вещи давно бы сгнили где-нибудь, ведь современные музеи их скорее всего не возьмут.

– С другой стороны провести резкую границу и отделить зерна от плевел: в одном случае черного копателя, а в другом любителя-краеведа - сложно. Эта проблема обсуждалась на нескольких последних археологических съездах: как защитить археологию от черных копателей. Потому что у современного культурного археологического наследия два смертельных врага - черные копатели и недобросовестные строители. И в том и другом случае мы сталкиваемся с расхищением культурного наследия, которое по закону является государственной собственностью и которое находится под защитой и охраной государства. Другое дело, что государство иногда не в состоянии обеспечить эффективную защиту.

И коль скоро мы не можем эффективно защититься от черных копателей, то все время раздавались призывы ограничить работу с металлоискателями. Большая часть профессионального сообщества настаивала на том, чтобы этот вид деятельности был лицензирован. Или вообще запретили продажу подобной техники без соответствующего разрешения.

–Но металлоискатели в России так и остались в свободной продаже?

– Ну это же бизнес. И как можно запретить, будут же завозить контрабандой. Да и потом металлоискатель используется во многих современных бытовых отраслях нашей жизни. Вот мне однажды крышку от канализации мне пришлось искать, которая оказалась под асфальтом.

– Этим законом смогли защитить археологию от черных копателей?

– Эта проблема законом не решается. Закон существует уже давно, но случаев когда кто-то понес ответственность за его нарушение можно пересчитать по пальцам одной руки. Черные копатели как были, так и остались. Они хорошо экипированы, они хорошо осведомлены, профессионально подготовлены. Я не исключаю, что часть студентов, которых мы готовили как профессиональных археологов, ушли в эту сферу.

– Но теперь археологи-любители боятся копать на обычных полях, где допустим двести лет назад была деревня?

В этом случае нужно говорить, что я ориентирован на поиск предметов, возраст которых не превышает ста лет, если же человек вдруг обнаруживает этот слой и вещи из этого слоя, он может просто сдать их в музей и поставить археологов в известность, что он культурный слой обнаружил. И тогда это место должно быть задокументировано и поставлено на учет. Так что уж такого откровенного преследования любого человека с металлоискателем - я в этом законе не вижу.

Между тем на форумах кладоискателей любители приборного поиска по-прежнему обсуждают закон и задают вопросы. Но получается задают их сами себе:

«Взял поиграться металлоискатель ребёнку (15 лет) на своём участке, в собственности. Вопрос: ему тоже 6 лет светит с конфискацией???»

«Может завалить органы доносами на колхозы, которые своими пашнями уничтожают культурные слои????
И следить за исполнением закона после этого с привлечением телевизионщиков.
На территории полей любого колхоза найдется по нескольку селищь и городищь. С точки зрения нового закона это прямое уничтожение. И почему тогда колхозам можно уничтожать историю, а нам даже после них, недоуничтоженное, собрать нельзя???»

Поисковые отряды: в 2041 году мы тоже попадем под этот закон.

При этом есть еще одна категория копателей, которые также ходят по культурному слою. Это огромная армия поисковиков, собирающая и захоранивающая останки солдат Великой отечественной войны. Их закон тоже не учел. Единственное, что спасает поисковые отряды от уголовного преследования: что у них «умысел» на поиск предметов (солдатских медальонов, касок, фляжек), которым пока еще нет ста лет. Так что до 2041 года — поисковики под этот закон не попадают.

Максим Елизов - руководитель поискового отряда «Патриот».

– В 2013 году появилось поисковое движение России. Общероссийское общественное движение. Администрация президента помогла нам объединиться. До этого у нас было много проблем. Одна из них - то, что многие выдают себя за поисковиков, а на самом деле ходят с металлоискателями, поднимают железяки, а потом продают их через интернет. Это черные копатели — мародеры, которые наших солдат потрошат, косточки оставляют, а все самое ценное забирают. Особенно эта проблема актуальна для Смоленской и Тверской областей.

Сейчас мы стремимся к тому, чтобы у каждого поискового отряда был паспорт поискового отряда и маршрутный лист. Мы всегда договариваемся с местной администрацией и предупреждаем, что будем копать.

Представители поискового движения разговаривали с единоросами, которые приняли этот закон. Те, кто принимал закон, действительно нас не учли. Они ахнули и сказали: ну ка же мы вас не учли в этом законе? Но нам этот закон не мешает.

Но и мы иногда находим археологические предметы. Например, останки французских солдат 1812 года с вещами. У нас был случай, когда мы копали на месте деревни и нашли древнее ружье, но оно было совсем сгнившее, мы его выкинули и все.

В 2041 году будет сто лет со дня начала Великой отечественной войны, тогда мы скорее всего попадаем под некоторые нормативные акты и тогда скорее всего поисковикам станет работать сложнее. Потому что у нас поисковые отряды не имеют специальных корочек, что мы археологи. У нас это получается просто хобби. Но не надо нас считать, что мы такие копари, что вот косточка или каска торчит из земли, мы ее хватаем и выдергиваем. Мы тоже стремимся поднимать по правилам археологии. Но иногда археология не возможна, например, в болоте. Ну не можем мы на одного - двух солдат потратить всю вахту. Потому что это водоотведение, создание специального стола, документирование. Ну вот под сто лет попадем наверно так и будем делать, а сейчас нет

ИТОГО:

Закон принят.

Любители приборного поиска теперь боятся выезжать в поля.

Черные копатели продолжают грабить археологические памятники.

Профессиональные археологи, говорят что закон от черных копателей не спасает.

Метки: кладоискатели, Томск, любители приборного поиска, любители-археологи, металлоискатель.

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?