{{ currentDate }}
Добрые новости
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Главная Архив ТВ2 ПЕРЕД ТЕМ КАК ВЫСАДИТЬ В АНТАРКТИДЕ, НАС ТЩАТЕЛЬНО ПРОПЫЛЕСОСИЛИ
Архив ТВ2

ПЕРЕД ТЕМ КАК ВЫСАДИТЬ В АНТАРКТИДЕ, НАС ТЩАТЕЛЬНО ПРОПЫЛЕСОСИЛИ

Aртем
ТВ2 Aртем
23.11.2016

Каждый, кто прошел пролив Дрейка туда и обратно, может вставить в ухо кольцо, а в морских барах британской юрисдикции ему обязаны налить три пинты пива бесплатно— интервью с Константином Беляковым, вернувшимся с Первого Антарктического Саммита предпринимателей.

Константин Беляков на Антарктическом Саммите был представителем томских предпринимателей, власти и вузовского образования в одном лице. Он вице-президент по стратегическому развитию и внешним связям в ГК «Элекард», проректор по инновационной деятельности ТГУ и депутат Думы города Томска. При такой занятости, со всех трех рабочих мест его легко отпустили, потому что невозможно отказаться от возможности поехать в Антарктиду! Константин Беляков и не отказался. Заплатил 150 тысяч рублей за билеты до самого южного города Земли и ступил на борт корабля.

Интервью с Константином Беляковым записала Юлия Корнева:

— Правильно говорят, нужно боятся своих желаний: всегда думал, что любая часть земного шара мне подвластна, кроме, пожалуй, Антарктиды. И вот я там побывал, да еще в такой замечательной компании. Попал я туда и случайно, и нет. Мне позвонил давний приятель Иван Чеглаков, спросил буду ли я участвовать в Антарктическом саммите и предложил формат участия: написать эссе на тему, как я, предприниматель, вижу развитие нашей страны. Я сформулировал пять тезисов, в том числе, что нужно поменять отношение к бизнесменам в нашем государстве и что необходимо именно предпринимательское образование.

— Но это же стандартные, очевидные вещи. Видимо не только благодаря творческому конкурсу вы прошли?

— Звезды так сложились. Всем было интересно, что в одном человеке они увидят и предпринимателя, и проректора вуза, который занимается инновационной составляющей в классическом университете. Есть такая книга «Спираль инноваций», там есть идея, что государство более интенсивно развивается, если три составляющие: власть, бизнес и университеты — объединяются. Друзья шутят, что во мне эти три составляющие сошлись, так как я еще и депутат думы города Томска.

— Писали, что бюджетные деньги в эту поездку не вкладывались, все за счет частных пожертвований. Самому что-то пришлось оплачивать?

— Я заплатил за перелет до места старта: 150 тысяч рублей. Москва—Франкфурт— Буэнос-Айрес —Ушуая и обратно. Ушуая — это самый южный город земли. Рядом мыс Горн и Огненная земля. Прилетев, мы пересели на судно, кажется, норвежское. Но капитан был русский — Алексей Назаров. 

Дальше три дня через пролив Дрейка на станцию Беллинсгаузена, там мы пробыли еще три дня, общались с полярниками, обсуждали проекты. Кто-то жил на судне, кто-то у полярников, кто как захотел. Наши ребята готовили и испытывали оборудование для телемоста с президентом Владимиром Путиным.

— О чем говорили с президентом?

— В Антарктиде участники этого саммита сгенерировали 29 проектов, потом мы отобрали шесть из них и авторов этих шести проектов Владимир Владимирович выслушал. Проекты были разные. Например, провести кинофестиваль, посвященный открытию Антарктиды, которые совершили наши российские мореплаватели. Первооткрыватель — Беллингсгаузен он же россиянин. С нами была девушка — директор сети кинотеатров, она провести такой кинофестиваль и предложила. Потом еще один был проект: 3D тур по Антарктиде. Не у каждого же есть возможность побывать в Антарктиде вживую.

Кстати, пока мы до Антарктиды, болтаясь в шторме на корабле, добирались — возникла идея скинуться и купить нашим полярникам самолет. Но когда мы к ним приплыли, они говорят: вы что, какой самолет? Зачем он нам здесь нужен. В результате мы решили, что нужно купить вездеход, но такой продвинутый.

— А с чего вы вообще им решили самолет покупать?

— Ну когда живешь в цивилизации, всегда кажется, что где-то там проблемы с доступностью, вот идея с самолетом и родилась. Мы даже уже обсудили по сколько нужно будет скинуться и где купить Ил-76. С вездеходом проще, один из участников нашей экспедиции оказался разработчиком именно такой техники.

Еще одна из задач, что была озвучена: расконсервировать одну из российских станций. Потому что на мой взгляд, и я не думаю, что буду здесь оригинален, Антарктида — та площадка, которую можно использовать для отработки пилотных проектов типа «Луна» или «Марс». Вот станция Беллинсгаузена же полностью автономна. А автономное проживание человека — это огромное количество различных задач. В этом смысле меня, кстати, поразило наличие на нашей российской станции современной операционной, где можно проводить практически любые полостные операции. При этом на станции живет человек 15-17. И у них один врач, который способен сделать почти все. К нему даже обращаются за консультациями из других иностранных станций.

— В бытовом плане, что вас удивило больше всего?

— Правила безопасности. Мы подписали многостраничный документ перед высадкой на берег, обязались буквально: не плеваться, не сморкаться в Антарктиде, чтобы никакой инфекции не занести. Перед тем как высадить, нас тщательно пропылесосили, особенно липучки на одежде. Перед каждым выходом на берег мы обязательно дезинфицировали обувь в специальном растворе и когда возвращались тоже дезинфицировали.

— Сувениры антарктические привезли в Томск?

— Привез. Но в основном, купленные на чилийской станции. У чилийцев на станции все коммерциализировано, у них даже бутылку вина можно купить. Я купил антарктическое вино. Мы посмеялись с продавцом, потому что на самом деле — это просто хорошее чилийское вино, а на него налеплена соответствующая «антарктическая» этикетка. Причем на выбор было несколько вин, но этикетка везде одна. Там были еще всякие сувениры и атрибутика — у чилийцев в этом смысле все налажено. Но зато выяснилось, что у нас на российской станции один из полярников вяжет пингвинчиков. И этих забавных пингвинчиков  можно было купить, кажется за 30 долларов.

— Полярник, вяжущий пингвинов — мужчина?

— Да, там женщин нет. Женщин там быть не должно, по мнению самих полярников. Говорят пробовали: и жен привозить и не жен, но не уживались они в замкнутом пространстве.

— Ну а, например, антарктические камешки, перышко от пингвина не захватили с собой?

— Нас же даже дезинфицировали! Нельзя ничего такого брать. Мы люди ответственные, просят ничего не брать, мы и не брали. Нас вообще просили не приближаться ближе чем на пять метров к любой живности, чтобы не испугать, никаких вирусов не занести. Но пингвинам-то этого никто не объяснил. Они к нам подходили близко, причем даже пытались что-нибудь отщипнуть.

— Очень холодно было?

— Было тепло. Мы, когда были на одном из островов, даже искупались. Причем градусники показывали минус два градуса воды, но вода соленая, поэтому не замерзала. А температура воздуха была примерно минус пять. Я с трудом переношу холод, как человек рожденный в Узбекистане. Считаю, что если существует Ад, то это место где мороз и очень холодно. Так что для меня было удивительно, что я решился и искупался. Сейчас там весна. Солнце палит так, что всех просят мазать лицо солнцезащитным кремом. У нас один товарищ не намазался кремом, так у него слоями сошла кожа с лица.

— Это было ваше первое морское путешествие?

Нет, но тут я впервые попал в восьмибальный шторм. Тошнило так, что спасались только таблетками и специальным пластырем за ухо, который медленно выделяет некое вещество в помощь вестибулярному аппарату. Для меня, конечно, было удивительно то, что меня тошнит, я же сертифицированный дайвер, плавал на яхтах, но тошнило так, что я посопротивлялся было, но потом тоже перешел на таблетки и пластырь. А вообще, как говорят, все, кто прошел пролив Дрейка туда и обратно, то есть мы — все сто человек можем теперь смело вставить в ухо кольцо, в морских барах класть ноги на стол, а в морских барах английской юрисдикции нам обязаны налить три пинты пива бесплатно.

— Но это же не главный итог вашего путешествия?

— Конечно, нет. 29 проектов, которые мы там придумали, так или иначе будут реализованы.  Все участники экспедиции готовы сотрудничать с Томским университетском. Многие готовы читать в ТГУ лекции, работать с нашими студентами. Как сотрудник «Элекарда» я предложил использовать Антарктиду в качестве пилотной площадки, чтобы попробовать обеспечить связь в таких вот труднодоступных местах без геостационарных спутников. А, как депутат, предложил предпринимателям инвестировать в Томск. Ну а дальше: в Арктику нужно съездить. Теперь уж обязательно.

Метки: Томск, Томская область, Первый Антарктический саммит предпринимателей, Константин Беляков, россияне в Антарктиде, станция Беллинсгаузена, телемост с Путиным

 

Поддержи ТВ2!