{{ currentDate }}
Добрые новости
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Главная Архив ТВ2 Областной бюджет 2011: здесь и «конь», и «трепетная лань»
Архив ТВ2

Областной бюджет 2011: здесь и «конь», и «трепетная лань»

Aртем
ТВ2 Aртем
28.01.2011

Областной бюджет 2011 года вполне может сойти за социальный, если учесть, что на социально-культурную сферу запланировано 59% бюджетных расходов.
Кстати сказать, первоначально такие расходы планировались в объеме менее 50%. Но вот — депутаты продавили, показали свою социальную ориентированность и теперь, казалось бы, все в шоколаде.


Все, да не все. Завершившуюся работу по согласованию цифр в окончательном проекте бюджета председатель областной думы Борис Мальцев назвал «непростым, тяжелым и противоречивым периодом в работе губернатора, администрации области, думы», заметив при этом: «Не могу сказать, что лично я испытываю радостное облегчение, потому что того удовлетворения, которое иногда бывало в таких случаях, нет. Во-первых, наш финансовый план очень напряженный и рисковый. В бюджете много обязательств, можно сказать, довольно обременительных обязательств. Во-вторых, бюджет потребовал серьезной доработки. Только депутатами было подано 134 поправки (всего в реестре 214 поправок к проекту бюджета). Все они выносились на рассмотрение согласительной комиссии. При этом большая часть поправок касалась серьезного увеличения расходов. Поэтому не все они были приняты. Необходимы были дополнительные источники, а их у нас, даже при самом обстоятельном поиске, не оказалось...». 

Вот так - дополнительных источников нет, а обременительные обязательства приняты.

О проблемах, связанных с подготовкой бюджета, журналистам на пресс-конференции рассказал и заместитель губернатора, начальник областного департамента финансов Александр Феденев.

Вот по его мнению, нельзя одновременно иметь два приоритета — оплату труда и социальную поддержку населения, а принятый бюджет — имеет. Так сказать, мы опровергли слова поэта о том, что «что в одну телегу впрячь не можно: коня и трепетную лань».
«Надо бы, - рассказывал он, -  во главу угла поставить оплату труда, чтобы меньше было людей, нуждающихся в соцподдержке. Но пока так не получается. Так, в Томске 300 тыс. человек получают те или иные пособия. На социальную политику в проекте бюджета предусмотрено 5 млрд. рублей (рост за год - 414 млн. рублей, то есть 9%). Это выше даже темпов роста доходов».

«Все понимают, - говорит главный областной финансист, - что зарплату надо повышать. Но если мы начнем повышать расходы на эту статью, то лишим бюджет всякого развития. А с этим тоже вряд ли кто может согласиться. ...С 1 июня запланирована индексация заработной платы бюджетникам на 6,5%. В пересчете на год повышение составит 3,8%, бюджету это будет стоить 1,9 млрд. рублей (с учетом роста отчислений по заработной плате на 8%). Темп роста заработной платы в следующем году составит 112%. Как видим, темп роста заработной платы превышает темп роста доходов бюджета. К чему это ведет? Смещаются приоритеты: у нас меньше остается возможностей для решения других вопросов, связанных с развитием».  Да еще, посетовал заместитель губернатора, обостряет проблему никак не решаемая из года в года безадресность поддержки. Адресная поддержка составляет только 37%.

Бедные плачут, богатым — помощь, они радуются.
Вот так, областной администрации можно только посочувствовать: она старается свести концы с концами, а депутаты их разводят в угоду своим популистским интересам. На пресс-конференции А.Феденев прямо сказал, что в вопросах формирования бюджета у администрации понимания больше, нежели у депутатов.  

Между тем, стоило бы вспомнить первопричины необходимости роста средств, выделяемых на социальную поддержку. Они вызваны ростом нерациональных расходов, в частности, ростом всевозможных тарифов (коммунальных, на перевозку и пр.), которые увеличивают бюджетную нагрузку семьи. А вот почему тарифы растут? Этому разумного объяснения нет. Добыча нефти и газа кардинальных измненеий не претерпели — их по-прежнему добывают не в Арктике, не в Антарктиде.  

Еще нам хорошо известно, что в некоторых компаниях ТЭК государству принадлежат крупные пакеты акций, что означает, что государство может (и должно!) провоить политику в интересах населения. Если же у государства не хватает ресурсов для проведения в ТЭК социально ориентировнной политики, то оно должно позаботиться о том, чтобы нарастить такие ресурсы (естественно, не при помощи пиратского ограбления).  

В областных администрациях есть департаменты, отделы, комитеты, призванные УПРАВЛЯТЬ, отраслями жизнеобеспечения. Например, влиять на формирование тарифов.Но вот что-то я не могу припомнить случая, чтобы власть вмешалась и тарифы хотя бы не росли, а вместе с ними не росли бы и бюджетные расходы на социальню поддержку, что позволило бы, в свою очередь, направить средства на развитие. И получается, что своим бездействием власть сама закладывает проблемы, которые потом пытается решить при помощи бюджета. Это говорит об отсутствии системного подхода, об отсутствии внятной политики.

Я задал А.Феденеву вопрос, а почему же власть, имея властные рычаги в своих руках, не предпринимает по сути никаких усилий, по ограничению апетитов естественных (?) монополий. Да, в чем-то региональная власть ограничена федеральными законами. Но тогда надо выходить с законодательной инициативой на федеральный уровень, чтобы изменить ситуацию.  Власть, вероятно, могла бы быть более решительной в организации адресной поддержки, в сокращении раздутых штатов.

Увы, ответ был невнятен. Да, говорит А.Феденев, «процессы идут, что-то сокращается, что-то можно сделать и самим. Но мы не находим компромисса. Было бы диктаторское государство, то было бы сделано все. Мы боимся кого-то задеть. Мы не можем идти против людей. Вам журналистам надо проявить себя». Вот так — журналистам надо бороться за то, что вмененно в обязанность власти.  Интересно бы знать, кого так боится задеть власть и против кого она не может идти?
Вообще-то говоря, по человечески А.Феденев вызывал сочувствие. Он человек подневольный, по сути с бухгалтерскими функциями.Он должен следить, чтобы депутаты не оказались слишком расточительными и чтобы государственный долг находился в более или менее приличных рамках. Он не политик, вместе с товарищами по партии реализующий партийную программу.

Вся наша нынешняя политическая система нацелена исключительно на «ручное» управление. В ней нет места политическим инновациям, которые реализуются в результате борьбы партийных программ.  

Евгений Примков, глава Торгово-промышленой палаты РФ, в своем выступлении на заседании "Меркурий-клуба" 13 января привел со ссылкой на Росстат некоторые данные о положении России в 1992-2008 года. Наряду с успехами он отметил и некоторые негативные итоги этого периода. Население России сократилось на 6 миллионов человек. При росте среднего уровня жизни населения усилилось его расслоение по доходам - соотношение доходов десяти процентов самых богатых и самых бедных возросло в 2 раза и достигло 17 (по экспертным оценкам, этот коэффициент намного выше). Почти в 2 раза сократилось число дошкольных учреждений. На 70 процентов выросло число государственных чиновников. Вот если на эти данные посмотреть с точки зрения бюджета, то совершенно очевидно, что социальная напряженноть бюджета не может не расти. Бедные люди сами по себе требуют поддержки. Сокращение ДДУ по-любому ложится бременем на бюджет. Ну а выросшую на 70% высокооплачиваемую армию чиновников  не выдержит никакой бюджет.

Е.Примаков говорит, что «экономическая политика России за весь период реформирования экономики не решила одну из самых важных задач - создание конкурентной среды. За это время выявилось со всей определенностью, что конкурентную среду невозможно создать без радикального изменения существующей практики лоббирования чиновниками всех рангов интересов отдельных компаний, преимущественно крупных. На это у нас, к сожалению, обращается значительно меньше внимания, чем необходимо. А без разрыва связки чиновничества с бизнесом невозможна также серьезная борьба с коррупцией».

Все упирается в политику, которой у нас (в подлинном понимании этого слова) на самом деле нет. И как ей быть, если спикер Госдумы РФ говорит, что Дума — не место для дискуссии? И мы, «внизу», в массе своей политикой не интересуемся, думаем, что политика — это просто говорильня, которой занимаются не совсем чистоплотные люди, забывая при этом, что если ты не интересуешься политикой, то политика обязательно достанет тебя. Да оно так и происходит.

Кого мы выбираем в депутаты? Правильно, представителей тех самых «естественных» монополий, которые, как мы думаем все понимают «правильно». Да они понимают правильно. Для себя.  
И, тем не менее, власть на то и власть, чтобы предвидеть негативное развитие событий и редупреждать их. Все хорошо помнят, чем обернулась плохо подготовленная монетизация. А ведь ситуация, которая складывается, в частности, в жилищно-коммунальном компллексе, может рвануть и посильнее. Сказал же поэт: «Презренье созревает гневом, а зрелость гнева — есть мятеж»...











 

Поддержи ТВ2!