Малиновки заслышав голосок

Знакомясь с текстом последнего Послания президента Федеральному собранию, испытываешь двойственное чувство, как будто находишься сразу в двух реальностях. В одной — ее как раз и представил президент - все достаточно неплохо, а для того, чтобы было совсем хорошо, нужно только что-то «улучшить», «повысить», «модернизировать», «поднять на качественно новый уровень» и т. д. 

Уверенность в том, что все идет, как надо, придают рассыпанные в разных местах выступления фразы типа: «необходимые поручения на эту тему я уже дал» (о повышении энергоэффективности); «мы приступили к реализации новой стратегии (это о развитии российской фармацевтики); «я выступил с этой инициативой меньше года назад» (а это уже  о «Сколково» — «долине из силикона», рожденной в Кремле).

В другой реальности — ее представляют достаточно авторитетные эксперты, все обстоит прямо противоположным образом. Вот цитата из книги М.Делягина и В.Шеянова «Мир наизнанку. Чем закончится экономический кризис для России?» (2009 г.):

«...В России этот кризис, как бы нам ни хотелось обратного, будет еще более длительным и болезненным, чем в развитых странах. Причины этого лежат на поверхности: неэффективность общественного и корпоративного управления, разрушенная инфраструктура, экономика, ориентированная на наименее перспективную экспортно-сырьевую модель, искусственное поддержание массовой бедности (выделено мной — В.С.) и, соответственно, форсированная деградация главного богатства всякого государства — человеческого капитала».

Поднимем стандарты жизни на еще большю высоту

Однако президент преисполнен оптимизма. «Год назад, - говорит он, - в этом зале я представил свою политическую стратегию: опираясь на ценности демократии, модернизировать экономику и создать стимулы для прогресса во всех областях; воспитать поколение свободных, образованных, творчески мыслящих граждан; поднять стандарты жизни людей на качественно новый уровень; утвердить статус России как современной мировой державы, достигшей успехов на инновационной основе».

Сколько мы таких слов мы уже слышали-переслышали. И чем люди старше, тем больше они слышали. 

«Наша цель, – говорит Дмитрий Анатольевич, - повысить к 2020 году энергоэффективность экономики на 40 процентов. Эта цель реалистична и достижима, я в этом абсолютно уверен».

На чем зиждится такая уверенность, не совсем понятно. В одной из своих последних публикаций я приводил пассаж из Основных направлений развития народного хозяйства на семилетку, принятых XXI съездом КПСС. И там — полвека назад - говорилось о необходимости повышения энергоэффективности. И где оно, это повышение? Уже и коммунистов, оказавшихся не в состоянии решить проблему энергоэффективности, у власти нет почти двадцать лет; к руководству пришли новые силы. И каковы гарантии того, что то, что не удалось коммунистам, удастся им?      

Все послание — как заклинание — это сбудется, это будет так, потому что я так хочу, я так это вижу. В послании хотелось бы видеть стратегическую цель, к которой общество приближается решая тактические задачи. Но этого нет. Хотя, например, педагогов президент призывает начертать портрет школы будущего. Но раз нет цели, то в будущем и спросить будет  нечего с руководителей о том, куда они вели общество и как. Вот коммунисты обещали за 20 лет построить коммунизм, расписали этот план по двум этапам. Коммунизм к 1980 г. так и не построили, а начиная с пятилетки смертей трех генсеков (первый скончался в 1982 г.) началась необратимая эрозия системы, которая в конечно счете и привела ее к краху. Обещанное-то надо выполнять.

Большой цели нет. Есть цели, которые, если судить по тексту послания, выглядят как промежуточные. Например, демографическая политика. А ведь увеличение народонаселения могло бы стать поистине национальной программой. 

Страна гигантская, восточные районы населением явно не закрываются. И по всему видно, что если при Иване Грозном, Екатерине Великой, Петре Столыпине была видна заинтересованность в освоении этих районов, то сейчас воли к такому освоению мы не видим.

Единственными бастионами такой «восточной политики» являются два федеральные университета, которые, как заявлено, и должны были бы служить притоку населения в эти районы.  Но, судя по тому, как это делается, вряд ли и эта политика даст добрые всходы.

Родите третьего — может Ахматова получится

Ну а сама демографическая политика уже в пух и прах раскритикована не только записными «оппозиционерами», но и теми, кому она предназначена — многодетными семьями, одинокими матерями и пр. Нельзя без улыбки воспринимать пассаж в президентском послании о том, какие, мол, интересные  получаются  дети в семье, если они родились третьими:  Н.Некрасов, А.Чехов, Ю.Гагарин, А.Ахматова. И это при том, что ситуация с детьми в стране вопиет, о чем упомянул и сам президент: у 130 тысяч ребят нет ни родителей, ни опекунов; 100 тысяч детей и подростков  пострадали от насилия.

Всеми замечено, что для рождения детей нужны не вычеты в 3 тыс. р. из налогов, а чувство уверенности, что  страна будет жить, а в ней найдется место и будущим гражданам.

Президент издевательски предлагает многодетным семьям «бесплатную» землю под дома. А вот что они потом будут делать с этой землей? Кто им проложит коммуникации? Где они возьмут деньги на строительство? Под какой процент? Из каких доходов потом будут рассчитываться за кредит?
«Рожайте больше!» - призыв конечно же хороший. Но вот почему-то День матери, пришедшийся на первое воскресенье после выступления Дмитрия Анатольевича, прошел мимимо президента незамеченным. А это знак: мы сегодня отреагировали на проблему, а завтра — хоть трава не расти.
 
Понятно, что для того, чтобы что-то делить, надо что-то заработать. Сырьевую экономику посчитали, по крайней мере на словах, экономикой вчерашнего дня. Сегодня нам нужна экономика знаний. И кажется президент уделил внимание этой животрпещущей проблеме. Для малого бизнеса, работающего в производственной и социальной сфере, предусматривается двухлетний переходный период с установлением более низкой ставки взносов на уровне 26 процентов.

На совместную исследовательскую деятельность ведущих университетов с промышленными компаниями в ближайшие три года планируется направить около 30 миллиардов рублей. Это уже заслужило положительную оценку со стороны университетов (кстати сказать, в выработке такого решения активное участие приняли томичи).  

Зато наш «Ломоносов» один из самых мощных

Но и этому разделу есть вопросы. Д.Медведев с гордостью говорит:

«В мировой рейтинг (так называемый топ-500) суперкомпьютеров сегодня входят уже 11 российских систем. В следующем году производительность отечественного суперкомпьютера «Ломоносов» возрастёт более чем в 2,5 раза, и он станет одной из самых мощных вычислительных машин мира».

Это безусловно щекочет наше самолюбие, нашу национальную гордость. Но, пожалуй, более впечатляющим было бы сообщение президента о том, какие такие великие задачи в нашей великой стране решают наши суперкомпьютеры. Не стоит забывать, что сами по себе они — не цель, а всего лишь средство.

Или же вот президент говорит: «Самый известный наш инновационный проект – это центр в Сколкове. Я выступил с этой инициативой меньше года назад. Сейчас этот проект уже становится реальностью. Есть земля, есть управленческая команда, есть, наконец, специальный закон, который устанавливает уникальные преференции для тех, кто будет заниматься этим проектом. Наконец, есть конкретные предложения от частных и государственных компаний, которые готовы начать работу уже сегодня».

Конечно, не все регионы России так напичканы университетами и научными учреждениями, как Томск, чтобы в полной мере объективно оценить горькую иронию этого пассажа. Сам президент этого, разумеется, не замечает. Он это распоряжение по «самому извстному иновационному проекту» отдал меньше года назад, а ведь где-то в его стране  уже есть и реальные ростки такого проекта, проросшие из семян, посеянных намного раньше, чем до этого додумались кремлевские стратеги.

Вот Дмитрий Анатольевич ратует за то, чтобы вырастить свободных людей. А свободные люди, способные создать современную экономику знаний, произрастают в университетах — одной из стратегически значимых ветвей так называемой «тройной спирали». Но истинной свободы  университетам — для того, чтобы в полной мере раскрылся их инновационный потенциал, как это существует в знаменитых мировых университетах (Стэнфорд, МИТ и др.), на которые мы равняемся — так до сих и не дано.   
 
Свободные люди вырастают на свободной (в экономическом и политическом смысле) почве.

Регионам Москва говорит: вы давайте результат, а мы вас оценивать будем. Если будете плохо работать, то губернаторов уволим, а регионы прицепим к успешным мегаполисам. А ресурсы, между тем, из регионов оттягиваются.

Недавно наш губернатор, выступая на презентации книги Г.Ицковица «Тройная спираль», сказал, что «львиную долю доходов от добычи углеводородного сырья забирал и забирает федеральный центр. Поначалу нам оставалось 20% от добытого сырья, потом 5%, сегодня — ноль».

Что касается коррупции, то будем ее анализировать

Все бы в послании президента восприниалось достаточно неплохо, если бы была уверенность в том, что у правящих кругов есть политическая воля отвечать на вывзовы времени. Всем известно, что самая главная проблема сейчас — коррупция.

Согласно данным С.Белковского, в начале нулевых годов размер коррупционного налога составлял 10% и система плохо ли, хорошо ли, но работала. А «сейчас, - пишет он, - когда откат перевалил за 50%, а коррупция стала единственным мотиватором, единственным фактором, определяющим принятие большинства и политических, и экономических решений, стало ясно, что эта система уже не эффективна. Потому что когда у тебя откат 50%, ты должен или резко снижать качество товара или услуги, или резко повышать цену, выводя весь рынок за пределы экономической целесообразности. И это многие сегодня уже понимают. Этого не понимает пока президент».


К сожалению, возразить этому публицисту нечего. Хотя Д.Медведев  и говорит, что «нашей принципиальной задачей остаётся борьба с коррупцией», этому не верится, поскольку, как говорит он,  все еще необходимо «анализировать исполнение уже принятых решений и двигаться дальше.

Опыт показывает, что даже угроза лишения свободы до 12 лет не удерживает взяточников. Представляется, что в ряде случаев экономические меры в виде штрафов могут быть более продуктивны. Поэтому коммерческий подкуп, дача и получение взятки могут наказываться штрафами в размере до стократной суммы коммерческого подкупа или взятки». И все это говорится тогда, когда уже давно надо было бы власть употребить. Мировой опыт борьбы с коррупцией дает богатый арсенал средств борьбы с этим злом. Была бы политическая воля.

Но можно ли поверить в наличие таковой, если лидера великой страны называют Робином, что с английского переводится, как малиновка.
 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?