Какие перемены ждут ТЭФИ и что станет с Академией российского ТВ?

Премия ТЭФИ, скорее всего, прекратит свое существование, а Академия российского телевидения, которая премию и проводила, очевидно, лишится многих своих членов. Об этом сообщается на сайте slon.ru в материале "Павел Корчагин о ТЭФИ: "Ситуация зашла в тупик":

Трудно представить себе иное, если соглашение о создании Комитета индустриальных телевизионных премий, который выступит организатором премии, подписывают ведущие каналы страны. Именно главные каналы и были учредителями АРТ в 1994 году, а сама премия впервые прошла в 1995-м. Нынешнее некоммерческое партнерство должно будет провести конкурс на дизайн и название Новой индустриальной телевизионной премии, как это сейчас официально называется, а также саму премию.

Павел Корчагин, пока еще вице-президент Академии российского телевидения, которому предложили возглавить новую премию, рассказал в интервью Slon о необходимости ее создания.

– Из официального сообщения о новой премии не становится понятным, согласились ли вы. Говорится в релизе о том, что вам «предложено» занять должность.

– Мне предложили, и я согласился.

– Почему?

– Когда представители 13 крупнейших каналов страны (за время интервью к ним присоединился 14-й, «ТВ-Центр». – Slon) делают консолидированное предложение, было бы странно не согласиться. Официального названия премии еще нет, будет всероссийский конкурс.

– А название органа, который вы возглавите, кто придумал?

– Товарищи, которые подписали соглашение.

– Что это меняет? Не напоминает ли создание новой премии басню Крылова? «А вы, друзья, как ни садитесь...»

– Меняет это многое. Если вы наблюдали за процессом, который происходил в Академии российского телевидения в последнее время, то престиж премии ТЭФИ стал снижаться, при всем уважении к этому призу (а я имел определенное отношение к созданию академии, и для меня это, бесспорно, – большая часть жизни). За последние годы значительно понизилась соревновательность работ. Один за другим стали и уходить из академии, и принимать участие в представлении работ такие каналы, как НТВ и ТНТ, потом – ВГТРК (а ВГТРК это ни много ни мало – пять общенациональных каналов). В последний год и «Первый канал» де-факто вышел из участия. В результате в апреле было принято такое мудрейшее решение – о том, чтобы вернуть как уже присланные на конкурс работы, так и присланные взносы. Были попытки того, чтобы придумать новую форму церемонии, я входил в рабочую группу. Куда пошли предложения, я не знаю. Но де-факто страна и индустрия лишились национальной премии, и огромное количество работ, которые заслуженно должны были быть отмечены, не были отмечены. На следующий год перспектива выглядела не особо радужной, а может быть, даже удручающей.

– Простите, я не понимаю, почему нужно создавать новую премию, почему нельзя согласиться с какими-то новыми условиями, например, выдвижения работ, с новым руководителем...

– Вопрос этот – очень сложный, просто примите во внимание, что этот вопрос пытались решить на протяжении последних лет пяти. С каждым годом ситуация не улучшалась, а ухудшалась. Было сделано много попыток и высказано много предложений – о том, как развернуть ситуацию назад. Не получалось. Есть здание, которое постоянно чинят, чинят, чинят, но в нем постоянно возникают проблемы. Можно продолжать чинить, выселять жильцов, снова чинить и снова вселять, но было решено построить новое здание. Оно еще не построено, но такое решение есть.

– Чем новая премия будет принципиально отличаться от премии ТЭФИ?

– Принципиально. Я могу назвать три кардинальных отличия, но не премии как таковой, а по системе голосования по ней. Мы разделили премию на две церемонии – дневной и вечерний эфир. Абсолютно неправильно сталкивать в одной номинации разные программы, у которых разные, принципиально разные бюджеты. Даже на ведущих каналах утренние программы кардинальнейшим образом отличаются от вечерних. Сталкивать их лбами бессмысленно, это боксеры в разных категориях. Для дневного эфира нужна одна премия, а для прайм-тайма – другая, тогда и состязательность будет равной.

Второе. Очень много копий сломано из-за того, что наши уважаемые академики голосуют коллегиально за один или другой канал. К какому-то каналу примкнуло больше академиков, в силу тех или иных причин, к другому – меньше, а у третьего вообще нет «своих» академиков и надеяться ему совершенно не на что. Сейчас создается равная ситуация для участников процесса. В составе жюри, и для вечернего, и для дневного, будет представлено по 20 человек от каждого участника. Всего – 280, включая ТВ-Центр. Это будут или работники холдинга, или сотрудники Национальной ассоциации телерадиовещателей, это может быть человек со стороны, условно говоря, – вы. Пригласит вас один из холдингов... Ну, я говорю условно, в данном случае вы не работаете ни на один из них, вы – независимый человек, с независимым суждением, но это не отметает принципа отбора. Кто судьи? Те же самые представители телеиндустрии, но в равной пропорции. Вы считаете, что 280 человек в общей сложности – это не костяк телеиндустрии? Конечно, костяк. Думаете, будут предлагать людей, которые не знают телевидения? А в числе академиков Академии российского телевидения, например, сейчас есть определенное число людей, не буду называть их имен, которые не ходят ни на какие заседания, не принимают никакого участия, никогда не голосовали, а в отдельных случаях, когда все же приходят, то говорят: «А что это за канал? Я такого канала не знаю». Все, до свидания!

– Проблема в том, что существует слишком много академиков и невозможно восстановить баланс по каналам?

– Проблема в том, что в нынешнем виде невозможно организовать нормально процесс, в котором были бы в равной пропорции представлены каналы. Ситуация зашла в тупик. Что только ни пытались, какие только правила игры ни вводили для режима голосования... Не работает. И на сцену жюри выходило, и в режиме онлайн голосовали, со специальных гаджетов.

– И тайное, и открытое голосование было...

– Было. Чего только не было, но все равно говорилось о необъективности, потому что существует диспропорция. Коли нет у канала своих людей в академии, то за определенные работы, которые представлены этим каналом, никто не хочет голосовать. Неправильная ситуация.Сейчас мы вводим барьеры для конфликта интересов, создаем онлайн-голосование. Человек, который входит в жюри и является производителем, условно говоря, «Студии 2В», не может голосовать за «Студию 2В». Если он работает на том или ином канале, он не может голосовать за программы того или иного канала...

– Он может голосовать только за программы других?

– Может.

– То есть, если в финалисты вышли программы трех каналов, он сможет проголосовать только за два?

– Система просто не пропустит бюллетень, поставит блок, если член жюри голосует за свой канал.

– Условно, выходят в финалисты «Время», «Вести» и программа РЕН-ТВ...

– Условно, Марианна Максимовская за РЕН-ТВ проголосовать не сможет.

– Сможет проголосовать только за «Вести» или за «Время».

– Да. Или не голосовать.

Пока предложена такая система, которая позволит избежать конфликта интересов, который был одним из главных камней преткновения в Российской академии телевидения.

В ТЭФИ была, например, такая, чисто техническая проблема, – нужно было собрать диски от производителей, после этого – их растиражировать, после этого проследить, чтобы все это было получено. А количество членов академии увеличивается, а живут они в разных городах. Процесс – трудоемкий, и это был очень малоэффективный процесс. А здесь члены жюри подключатся через свои пароли онлайн и будут голосовать в закрытом режиме...

Третий пункт. Телевизионные проекты должны обязательно пройти в эфире национальных телеканалов, на территории не менее 50 процентов субъектов, чтобы не было диспропорции, когда программы национального канала в той же номинации пытаются соревноваться с одним из региональных производителей.

– То есть Юлии Мучник можно больше не беспокоиться? (Журналист томской телекомпании ТВ-2 Юлия Мучник лично обладает четырьмя статуэтками ТЭФИ, три из которых – за лучшие интервью. В этой номинации она обходила Владимира Познера. Продукция ТВ-2 в других номинациях также получала не только региональные, но и федеральные ТЭФИ. – Slon.)

– Если ее программа пройдет, условно говоря, на канале РЕН ТВ, то Юлия Мучник может беспокоиться. Ради бога.

– А национальными каналами будут считаться те, что определены в указах президента?

– Нет, это те, что вещают на территории всей страны.

– То есть эти 13?

– Нет, есть и другие, просто пока они не являются участниками процесса этого, нового. Никто не закрывает для них двери, никто не отталкивает.

– То есть это не так называемые федеральные или «общероссийские обязательные общедоступные телеканалы», как это понимается в указах?

– Нет, это не официальное определение.

– Кто сможет выдвигать работы?

– Как и во всем мире – производители, условие, чтобы прошли на национальных каналах.

– То есть выдвигать проекты могут телеканалы, а не производители?

– Нет. Программы во всем мире выдвигают производители, а жюри, по 20 человек в равной пропорции от каждого участника некоммерческого партнерства, судит. Если соберется, условно говоря, один из участников процесса, «СТС-Медиа», то это будет их решение, кого они будут приглашать в жюри от себя. В каком составе, коллегиально, по опросам сотрудников – это их решение.

– Допустим, фильм «Анатомия протеста» проходит в эфире НТВ. Этот продукт может выдвинуть как канал, так и производитель, если он был отдельным, если это не канал?

– Если это отдельный производитель, то выдвигает сам производитель. Если производитель – канал, то будет выдвигать канал. Производителем программы «Время» является «Первый канал», и он может номинировать свою программу. Главное – это производитель.

– Они выдвинули «Анатомию протеста», и 140 членов одной категории жюри будут голосовать по нему?

– Да, по каждой номинации будут голосовать все 140 человек, например, члены вечернего жюри. Это достаточно большая группа людей, репрезентативная.

– Три номинанта, которые выйдут в финал, сохранятся?

– Да. Будет два этапа. Первый – с 1 мая по 1 июня. Будет голосование членов жюри (которое нужно еще создать, кстати), а после этого состоится вторичное голосование по тройкам номинантов. Информация к нам стекаться не будет – она пойдет напрямую к одной из аудиторских групп.

– И победитель станет известен...

– На сцене. Как это бывает на «Оскаре», и как это было на ТЭФИ.

– Скажите, а люди, которые работали на старом телевидении, например, на старом НТВ, были академиками, например, Виктор Шендерович или Елена Масюк, и часто выступали против и, прямо скажем, шумно себя вели, больше не будут иметь права принимать участие в вашем партнерстве?

– Я вообще не готов говорить о конкретных людях. Кого будут приглашать каналы, кого будут приглашать партнеры, я на самом деле не знаю и знать не хочу. Это не моя прерогатива, а их.

– А что будет с ТЭФИ?

– Не ко мне вопрос. ТЭФИ, может, будет продолжать свое существование. Может, преодолеет кризис. Я могу добавить еще раз, что имел определенное отношение к появлению ТЭФИ, я работал в академии, но то, что не смогли никак преодолеть проблемы, которые возникли, – жаль, но факт. Можно было продолжать, безо всякой надежды или с надеждой на успех, или все-таки построить новое здание.

– Насколько известно из текста Арины Бородиной [генеральный директор фонда при академии], Этери Левиева узнала о происходящем из новостей информагентств.

– Возможно. Лично я с Этери не говорил.

– Не кажется вам, что это не очень хорошо по отношению к ней?

– Вы можете об этом написать в своей колонке.

– Но вы ведь тоже – руководящее лицо академии? Вы выходите из нее?

– Меня сегодня пригласили [на другую должность]. Из вице-президентов академии я уйду, конечно. Я не могу сидеть на двух стульях, будет конфликт интересов. В понедельник я направлю прошение о resignation (англ. «заявление об отставке». – Slon) уважаемому президенту академии, Михаилу Ефимовичу Швыдкому.

– Предполагается, что ТЭФИ станет региональной премией?

– Я не могу делать прогнозы о том, что может быть. Единственное, я могу сказать, региональная премия, насколько мне известно (я был пару раз на них), происходила на очень высоком уровне. Там действительно шла честная, упорная борьба за те или иные номинации, и была неподдельная радость, и слезы в глазах – словом, все те атрибуты, которые должны быть на той или иной премии.

– Но академики Академии российского телевидения... Им всем спасибо, все свободны?

– Академики Академии российского телевидения остаются в академии и вправе решать сами, остаются они или нет. В новой структуре не будет никаких индивидуальных членов, не будет академиков, и это важно понять. Признано создать механизм, при котором будет осуществляться беспристрастный, объективный процесс, равная борьба.

– Сколько всего номинаций? Какие?

– Это вопрос проработки, но пока планируется, что в той или иной категории их будет по 12.

– То есть получается, 36 финалистов будет, в каждой категории – дневной и вечерней.

– Да. Окончательно это еще не вырублено в граните. Пока есть такое соображение, чтобы не делать церемонии, с которой в середине уходят – из-за того, что долго и скучно.

– А лидер нашей отрасли, Михаил Юрьевич Лесин, который вернулся на официальную должность, стал публичным лицом, насколько принимал участие в этом процессе, в консолидации?

– Думаю, он с удовольствием побеседует на эту тему, если вы ему позвоните. Очень любит, да, и вас, и ваше издание. Я не хочу говорить о том, кто большую роль играл, а кто меньшую. Хотите узнать у Лесина – позвоните Лесину.

– Обязательно! А он подписывал соглашение от имени каналов «Газпрома»?

– Конечно, он же директор «Газпром-Медиа Холдинга».

– Скажите, а кто будет иметь право регулировать вашу деятельность, вас снять?

– Те же, кто назначил, – семь холдингов. Важно понять, что это партнерство не каналов. Если бы в процессе принимали участие каналы, то получилось бы, что у ВГТРК – пять национальных каналов, а у «Первого» – один, у «Газпром-Медиа» – два, а у «СТС-Медиа» – три, а ТВЦ – один. Нет, принципиально было принято решение о том, что выдвигать жюри могут холдинги, их будут представлять по 20 человек. И, если добавится, скажем, «Проф-Медиа», у которого есть три канала – «Пятница», «2x2» (не знаю, правда, национальные они или нет) и ТВ-3, наверное, тогда еще увеличится количество членов жюри.

– Когда должен быть сформирован список жюри?

– Мы должны дожить до этого, он будет сформирован в мае. Мы пока в самом начале процесса.

– А почему решили выдавать деньги победителям?

– Это хорошая идея. Обратим внимание, что свои работы представляют производители. Они не всегда богаты, и если у них появится возможность купить камеру HD, чтобы делать документальные работы, то почему нет? Почему этому предложению ставить заслон? Каким образом это чистоту жанра нарушает? Сумма пока не определена, в процессе. Собираться деньги будут с членов партнерства. Возможно, мы будем привлекать спонсоров, будут, возможно, призы спонсоров. Как помните, на ТЭФИ была номинация, по которой Владимир Потанин посылал победителей на стажировку в Би-би-си. Впрочем, пока рано говорить об этом.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?