Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Архив ТВ2
  3. ИГРЫ СО СМЕРТЬЮ
Архив ТВ2

ИГРЫ СО СМЕРТЬЮ

ТВ2 Aртем

По официальной статистике, ежегодно в России 16 подростков из каждых 100 тысяч совершают суицид. Этот показатель почти в три раза выше среднемирового. Не остался в стороне и Томск: в областном центре возросло число попыток самоубийства среди детей. Власти, психологи и родители школьников бьют тревогу: детей нужно спасать. Но как — пока непонятно. В конце июля мэрия Томска обнародовала неутешительную статистику: за 2015 год в городе покончить с собой попытались 29 несовершеннолетних, четверым это удалось. За первые шесть месяцев 2016 года зафиксировано 22 попытки суицида, к счастью, ни одна из них не закончилась гибелью.

Как отмечают эксперты, одна из проблем в том, что работа с подростками, склонными к суициду, возложена на медицинские учреждения, так как информация о попытках суицида отнесена к врачебной тайне.

«Группы смерти»: черная популярность

В мае «Новая газета» опубликовала статью Галины Мурсалиевой «Группы смерти». Статья, наделавшая много шума, рассказывала о сообществах в соцсетях, призывающих детей к суициду. В этих группах, писала Мурсалиева, детям и подросткам предлагается сыграть «в игру», итогом которой, скорее всего, станет самоубийство. Будущим жертвам присваивался порядковый номер и назначался способ суицида.

Статья вызывала огромный резонанс. В том числе среди любопытных детей и подростков: на администраторов закрытых сообществ обрушилась лавина запросов на добавление.

Эти группы в большинстве своем давно заблокированы Роскомнадзором. Но сейчас в соцсетях появилась масса групп-подражателей. Подростков открыто призывают «выпиливаться» (совершать самоубийство — прим. редакции), присваивают номера и принимают в смертельные игры. И количество групп растет.

«Интернет сильно воздействует на сознание подростков, — считает доцент кафедры психологии развития личности ТГПУ, психолог Елена Молчанова. — Когда постоянно читаешь инструкции, методическое руководство по суициду в соцсетях, неизбежно возникнут нехорошие намерения. Блокировка групп ни к чему не приводит, все равно появляются новые. Мы должны были управлять Интернетом, но позволили этой машине жить своей жизнью».

«Поставьте тройку, или я покончу с собой»

Томская школа № 4 имеет свою печальную статистику: за последние 20 лет трое школьников пытались свести счеты с жизнью, двое погибли. В первом случае шестиклассник покончил с собой, не получив от матери деньги на поход в компьютерный клуб. В мае 2014 года пятиклассник хотел привлечь внимание родителей и инсценировал суицид, случайно доведя дело до конца. Последний случай произошел в школьном туалете: 14-летняя девушка пыталась покончить с собой из-за несчастной любви. Школьницу удалось спасти.

«Самые распространенные причины детского суицида — неблагополучная семья, плохие отношения между детьми и родителями, виртуальная зависимость, желание ребенка обратить на себя внимание и несчастная любовь, — считает директор школы № 4 Владимир Зятнин. — Это причины из моей практики. Особенно подвержены суицидальным мыслям ученики 5-8 классов. С детьми в моей школе работают четыре психолога, есть социальный педагог. Все они обязаны обращать внимание на поведение детей».

По словам Зятнина, в школе разработано целое положение о том, как вести себя учителю, заподозрившему неладное. Преподаватель должен сообщить о своих подозрениях замдиректора по воспитательной работе, которая совместно с социальным педагогом разработают для ребенка индивидуальную программу. Для подростка планируют, например, посещение лекториев и консультаций у психотерапевта. Всем учителям поступает распоряжение обратить на данного ребенка особое внимание. В ряде случаев администрация школы ставит в известность органы опеки, соцзащиты и, естественно, родителей.

«Как директор могу сказать, некоторые дети этим пользуются, — рассказывает Владимир Зятнин. — Выходит у него двойка в четверти, а он говорит, мол, покончу с собой, если не поставите тройку. И что делать? Как правило, в таких случаях ищем компромисс. Безнаказанным такое оставлять нельзя, безнаказанность развращает ребенка сильнее всего. Некоторые учителя считают, что лучше поставить эту тройку и не рисковать, то есть, вырабатывается равнодушие, а это самое страшное в школе. Манера постоянно искать компромисс не действует во благо».

В школе проводятся классные часы и лекции по профилактике суицида, однако, считает директор, это малоэффективно. Бесполезно убеждать подростков, что все проблемы решаемы и не стоит накладывать на себя руки.

«Я считаю, надо действовать тоньше, — уверен Владимир Зятнин. — Самое действенное средство от суицидальных мыслей — погрузить ребенка в дело, заинтересовать его, занять, отправить в «кружки», чтобы времени не было на плохие мысли. Когда жизнь насыщенная и разносторонняя, трудно замкнуться в себе».

Родители: предотвратить и спасти

«Когда сын пошел в первый класс, мне приходилось работать с утра до позднего вечера, зато платили хорошо, — рассказывает Светлана, мама 12-летнего томского школьника. — На общение с сыном времени оставалось крайне мало. А однажды посреди рабочего дня ни с того ни с сего я почувствовала панический, я бы сказала, животный какой-то страх. Невнятный, но явно связанный с ребенком. Что он что-то сделает с собой… Ну, вы поняли. Неважно, кто будет виноват, если ребенок совершит суицид. Ты все равно будешь винить себя, и правильно. Потому что не увидела. Не услышала. И не помогла».

Светлана позвонила сыну и вздохнула с облегчением: он ответил. Вечером она прибежала домой с вкусной едой и новой настольной игрой.

«Мы столько рассказали друг другу в тот вечер, сколько не рассказывали, пожалуй, за целый месяц, — признается Светлана. — В том числе я узнала, что в тот самый момент, когда я внезапно так страшно испугалась, мой ребенок действительно был близок к суициду. Я не хочу даже представлять, что было бы, если бы я тогда не позвонила ему. На следующий день я сказала начальству, что теперь мой рабочий день будет заканчиваться в 18.00. Объяснила, почему. И меня поняли. Не надо думать, что если вы ради ребенка откажетесь от чрезмерной нагрузки, вас уволят или сократят зарплату. А сократят или уволят — так и пусть. Зачем вам работа, которая может стоить жизни самому дорогому человеку».

Сейчас в ее семье все хорошо. Светлана старается быть сыну-подростку другом: напоминает, что о любых проблемах можно рассказать маме и вместе найти выход. Иногда они говорят о тех, кто совершил суицид, и Светлана видит недоумение в глазах сына: зачем убивать себя?

«Я рада этому недоумению, — заявляет она. — Но все равно продолжаю быть настороже. Имею в виду не тотальную слежку, тем более, если человек хочет скрыть, какие сайты он просматривал и в каких группах в соцсетях состоит, он это легко устроит. Настороже должно быть материнское сердце».

«Детский суицид — явление внезапное»

Доцент кафедры психологии развития личности ТГПУ, психолог Елена Молчанова считает, что к суицидам чаще склонны болезненные дети, например, на фоне врожденной неврастении дети слабоуправляемы и раздражительны.

«В 70 % случаев суицид имеет демонстративный характер, это крик о помощи, ребенок дает сигнал, мол, обратите на меня внимание, — отмечает Молчанова. — Еще одна группа риска — это дети, которые плохо адаптируются в среде, которых плохо принимают малые группы. Такой ребенок начинает бояться коллектива и либо от страха заковывается, либо возникает агрессия, которая выливается в «раз вы так со мной, я вам всем покажу». Но всем показать он не может, поэтому возникает аутоагрессия — агрессия на самого себя».

По словам психолога, детский суицид — в большинстве случаев эмоциональная вспышка, мгновенное спонтанное решение. Планомерно и взвешенно эту мысль подростки обычно не вынашивают. При этом, отмечает психолог, подростки не осознают до конца, что смерть — это навсегда. Кажется, что суицид — это понарошку, всегда можно отмотать назад.

«Нормальный человек на вопрос «как дела?» отвечает, что бывает по-разному, но в целом все неплохо. А тот, у кого всегда улыбочка, у кого «всегда все отлично», находится в зоне риска, — уверена Елена Молчанова. — Нужно обращать на это внимание. Еще один сигнал — резкая смена поведения. Если ребенок всегда был добрым и общительным, но внезапно стал замыкаться и грубить — пора бить тревогу».

Она подчеркивает, что ребенка, уже принявшего страшное решение, всегда можно спасти, даже в последний момент. Около 70 % после спасения не повторяют попытку самоубийства, так как приходит осознание. Родители и друзья начинают уделять больше времени и внимания подростку, и «нерешаемые» проблемы решаются.

Как предотвратить беду?

Пресс-служба мэрии Томска сообщила, что в конце августа завкафедрой клинической психологии и психотерапии СибГМУ, доктор медицинских наук Александр Корнетов прочтет лекцию для педагогов школ и научит их распознавать признаки депрессии и склонность к суициду. Также Корнетов разработает видеобращение, которое будет содержать перечень признаков, характеризующих суицидальные наклонности у подростков, а также информацию, куда обращаться за помощью. Видеообращение будет опубликовано на сайтах всех школ и будет доступно каждому педагогу, родителю или психологу.

Кроме того, психолог Елена Молчанова считает, что детям поможет внимание и любовь их близких.

«Плохая семья — это не только пьющие родители, это еще и непонимающие взрослые, занятые своими делами, — подчеркивает Молчанова. — Родители всегда должны знать, где их ребенок и с кем. В доме должен быть нормальный разговор, а не мат. Иногда и разговор не нужен, достаточно создать атмосферу: просто подойти, обнять. Можно рассказать что-нибудь, куда-то позвать, чтобы ребенок чувствовал, что он не один. Суицидальные мысли возникают у тех детей, которые чувствуют себя одинокими».

Если тревожный звоночек уже превратился в набат, опять же, спасти ребенка может семья, считает психолог. И только когда семья не справляется, стоит отвести его к специалисту.

Получается, единой таблетки от детского суицида нет. Пока общество учится распознавать признаки депрессии, родителям нужно попробовать создать для детей мир, из которого им не захочется уходить. И тогда единое стремление спасти детей от страшного поступка окажется сильнее всех смертельных игр.

Метки: детский суицид, "группы смерти", игры со смертью, суицид, Владимир Зятнин, Томск, Томская область

Поддержи ТВ2!