Что нам стоит БРЕСТ построить

Томская область, возможно, стоит на пути технологического прорыва. Пока, правда, только в атомной отрасли. «Прорыв» носит и название самого проекта Росатома, реализация которого должна начаться уже в этом году. Ожидания, связанные с его реализацией, не могут не вызывать оптимизма за будущее отрасли. Как недавно выразился руководитель госкорпорации Сергей Кириенко, старт даётся проекту, «результатом которого является создание конкурентоспособного продукта, который должен обеспечить лидерство России в мировой ядерной энергетике, да и в целом в глобальной энергосистеме на горизонте 30, 40, 50 лет». Ни больше, ни меньше. Правнукам, получается, нашим даже хватит.

Так что же это за чудо, способное обеспечить такие свершения? Это довольно компактный комплекс в составе непосредственно реактора нового поколения и обеспечивающих его работу мощностей. В том числе по изготовлению ядерного топлива и его переработки. Топливо также «новой волны». Именно на нём, по мнению ряда специалистов, и будет работать ядерная энергетика после 2020 года. Назвали будущее предприятие БРЕСТ – 300. Всё это хозяйство планируется возвести на участке в 40 гектаров, находящегося на площадях Сибирского химического комбината. Многие производственные объекты комплекса производственные объекты не просто сложны в инженерном отношении. Они уникальны. И возвести их, обеспечив безопасную дальнейшую эксплуатацию, будет достаточно непросто. К сожалению, несмотря на кризисные явления последних лет, денег в стране много больше, нежели специалистов, умеющих их осваивать. Речь идет, конечно же, не о вороватом чиновнике, коих на российских просторах далеко не в дефиците, а об инженерах и квалифицированных рабочих. Прорабах, плотниках - бетонщиках, монтажниках, сварщиках. Вот кто - кто, а они точно понадобиться в области и очень даже скоро. Вопросы, где найти столько высококвалифицированных специалистов и как организовать их работу, станут довольно непростыми для руководства будущей стройки. Ведь одно дело строить уникальное здание под реактор, другое - типовую панельку. Да и цена безопасности несколько другая.

Наследники Средмаша

Объявленная цена БРЕСТа – 300 в 62 миллиарда рублей при нынешнем остром дефиците любых подрядов, поставила «в стойку» немало строительных компаний. Больших и малых, региональных и «варяжских». Правила игры недавно обозначили и в Росатоме. По словам Сергея Кириенко, создавать собственные строительные ресурсы атомщики не намерены. Проектировать – да, функции заказчика исполнять – пожалуйста. Но строить ни – ни. Утверждение достаточно спорное – стройки Росатома достаточно специфические, средств на обозримое будущее государством выделяется немало. Напрашивается вопрос, почему бы не создать свой центр капитального строительства с концентрацией в одних руках и проектантов, и глубоко знающих проблему заказчиков и крепких и квалифицированных подрядчиков? Но, что выросло, то выросло. Вот только ощущение некоё лукавости слов Сергея Владиленовича просто так не проходит. И причина тому предприятие НИКИМТ – Атомстрой, впитавший в себя немало из бывшей строительной империи Средмаша и не без оснований считающий себя сегодня его наследником. И не только в соблюдении традиций.

Пока же предлагается вполне традиционный – формулируется пакет условий, организуется конкурс, а там, как закон велит. Вот только закон почему – то велит в подобных делах по – разному. И примеров в области на сей счёт накоплено немало. Также из разряда хороших, но больше «не совсем». Есть опыт и на самом Сибирском химическом комбинате. Знаком с ними не понаслышке и его нынешний генеральный директор Сергей Точилин. Возникли они во время недавней широко известной реконструкции северской ТЭЦ на деньги американских налогоплательщиков. А Сергей Борисович «разгребал» их, так сказать, «изнутри». Без «росатомовского налёта», предполагавшего, ко всему прочему, неуклонное соблюдение принципа оставлять сор в избе, каким бы активным он не был. Когда же занимаешь должность главы исполнительной власти ЗАТО с более чем стотысячным населением и несёшь ответственность за тепло в квартирах горожан, а отставание работ от графика на теперь уже единственном источнике составляет год или около того, некие внутрикорпоративные принципы видятся уже под другим углом.

Но, худо – бедно, за три с небольшим года под непрерывный рокот совместных совещаний, заслушиваний, в том числе и у губернатора области, всевозможных начальников, обменом гневными письмами, в том числе и с руководством ведомства, тепло в город дать удалось. Генеральным подрядчиком тогда была московская фирма под названием «Росатомстрой», преемник НИКИМТ - Атомстроя. Созданная ещё в 2001 году как отмечалось в одной из справок, «в целях централизации и обеспечения эффективности строительно-монтажных работ, выполняемых на объектах атомной энергетики и промышленности Росатома». Она также работала и в Железногрске в рамках всё того же российско – американского проекта замещения плутониевых реакторов генерирующими мощностями из категории мирных. Правда, итоги там были несколько иные, нежели в Северске. Возможно, видя сложившуюся ситуацию, руководство «Росатома» и решило впредь «кликать на подряды» по окрестностям, а не пользоваться услугами своих «кадровых строителей».

Столица нам поможет

Имеется опыт работы со столичными компаниями и у властей региона. Для примера возьмём только две площадки – ТВЗ и олимпийский бассейн. На первой достаточно вспомнить бурную деятельность господина Пахомова и его компании «Литер». Компания Пахомова была генеральным подрядчиком при строительстве инженерной и транспортной инфраструктуры ТВЗ, получила больше 1 млрд рублей, наняла местных подрядчиков, но вскоре исчезла. Сначала обанкротилась местная "дочка" "Литера" - компания "Иск", потом обанкротился и сам "Литер". Рассчитаться с местными подрядчиками Михаил Пахомов так и не удосужился, а теперь и спросить не с кого. Труп господина Пахомова найден в одном из районов Подмосковья в бочке из – под цемента. Говорят, что убили за невыплаченный долг. И совершенно случайно.

История работы на томской земле другого иногороднего подрядчика на строительстве ТВЗ – ЗАО «Монтена Инвест» столь печальных подробностей, конечно же, не имеет. Здесь всё больше претензии по срокам производства работ и своевременности расчётов с субподрядчиками. Но и без криминала никак не обошлось. Летом 2008 года газета «Вечерний Томск» опубликовала материал под названием «Комиссии из Москвы скандал на ТВЗ не показали». В нём шла речь о нарушениях сербскими строителями, которые там работали, миграционного законодательства.

Но, в отличие от олимпийского бассейна, объекты ТВЗ всё же удалось достроить. Работы там продолжаются и сегодня. А вот первый в областном центре 50 – метровый бассейн пока ещё только готовится принять своих первых посетителей. И, судя по внешнему виду стройплощадки, сей час грянет достаточно не скоро. Хотя по условиям контракта сдать его должны ещё в сентябре 2013 года. Стоит ли напоминать, что строила его также московская фирма. С не менее привлекательным названием ООО ПСК "Премиум". Да вдобавок ещё в рамках федеральной целевой программы.

Главное – не как проголосуют, а как подсчитают

Вряд ли стоит напоминать, что всем вышеперечисленным фирмам подряд достался исключительно на законных основаниях. Не является большим секретом и то, что опираться исключительно на собственные силы они и не собирались. Правила игры сегодня при освоении немалых бюджетных средств, отпускаемых на строительство подобных объектов простое. Столичная организация, имеющая как правило определённый вес во властных кабинетах, конкурс выигрывает. Тем более, проводятся они всё больше вдали от Томска или по условиям, для местных подрядчиков порой явно невыполнимых. Работать же непосредственно на стройке, победитель привлекает местных строителей. В том числе и бывших «друзей – соперников» по недавнему конкурсу. Потому как и своих сил не так много, да и группируются они всё больше вдали от Томска.

Ну, какие технические возможности имел, к примеру, упомянутый выше Пахомов, для исполнения в полной мере задач генподряда на строительстве объектов ТВЗ? Даже вместе с «Литерой» и «Иском» вместе взятых. Местные строители с охотой идут на такие соглашения. Ведь от многомиллионного контракта какая – то часть достанется и им, испытывающим сегодня немалую потребность в загрузке производственных мощностей. Заказы же из тощих статей областного бюджета ждать – не дождаться. Не говоря уже о муниципальных образованиях. Не особо спорят они и с итогами конкурса. К примеру, при определении подрядчика на строительство олимпийского бассейна заявились такие монстры областной строительной отрасли как ТДСК господина Шпетера и «Карьероуправление» госпожи Собканюк. Но выиграли московские гости из «Премиума».
В теперь уже далёком 2007 году ТДСК уступило лавры победителя на подряд ТВЗ «Монтене Инвесту» (в одном из томских СМИ названной фирмой из Косово), а когда – то хорошо известный «Химстрой», обзаведшийся к тому времени приставкой «С», и вовсе не допустили к конкурсу.

Позиция страуса

Областные власти проглатывали неудачи спокойно. Комментарии давали сдержанные, больше уповая на торжество действующего законодательства. Мол, состязание проходит честно и мы ничего поделать не можем. Или сетуя на столичные конкурсные площадки, где в основном и происходил выбор подрядчика. Были случаи, когда от них комментариев не было вовсе. Ну, что, к примеру, скажешь, если в нефтегазовом комплексе до 70% подрядных работ выполняется иногородними организациями, не состоящими на учете в налоговых органах региона, — от их деятельности в наш бюджет не поступает ни рубля. Правильно, сказать нечего. Кроме как в очередной раз напомнить о своей приверженности действующему законодательству.

Также спокойно, может даже через чур, осуществлялся и контроль за ходом строительства. Срывы сроков у чиновников также сильных эмоций не вызывали. Из общего ряда выпадал разве что тогдашний губернатор Виктор Кресс. Давая оценку соблюдения графика работ на строительстве ТВЗ столичной «МонтанойИнвест» он так и сказал «В области это первый объект, где мы на уровне губернатора ведем разговоры о том, чтобы заставить подрядчика прислать на объект больше людей». И даже хотел лишить слова её представителя на одном из совещаний. Но вскоре всё же одумался – ведь иначе как услышать, когда же «монтановцы» намерены дополнительный персонал на стройку подкинуть?

Правда, подобные страсти на планёрках с участием областной власти случались нечасто. Не в почёте у ней были и меры из категории крутых. К примеру, инициирование замены недобросовестного подрядчика. Порой складывалось впечатление, что наши чиновники просто панически боялись столичных «варягов». Ведь ситуация на строительстве олимпийского бассейна стала таковой не вчера. И даже не позавчера. Но власти продолжали зубами цепляться за подрядчика, уже на деле показавшего свои далеко не самые лучшие черты. Или события на ТВ, когда печально известную «Литеру» господина Пахомова сменили на генподряде местной «Северной группой». Но, как сообщили тогда СМИ со ссылкой на руководство ТВЗ "По взаимному согласию между АО "ОЭЗ" и администрацией области, а также при нашем участии было принято решение, что целесообразно сохранить компанию "Литер" как генподрядчика». Надо ли напоминать, к чему приводит подобная политика? В конце концов, но, потеряв около года, на строительстве бассейна договор подряда с ООО ПСК "Премиум» решено не продлевать, а о судьбе господина Пахомова и его «Литеры» уже сообщалось выше. Это ведь только в детском мультике про кота Леопольда хорошо жить дружно. В реалиях же за всё приходится платить. И больше всех нашему многострадальному бюджету. Как водиться, об ответственности должностных лиц областной администрации и в первом, и во втором случае речи не шло.

Мы делили апельсин

Но грядущая северская стройка далеко не бассейн, пусть даже олимпийского класса. И даже не ТВЗ. Да и средства предстоит освоить также несопоставимые. Только в году нынешнем на кону уже стоит два миллиарда рублей. Большие деньги предполагают и немалые организации. Уже сегодня известно, что проглотить жирный пирог под названием «БРЕСТ – 300», скорее всего, попытаются две, опять же московские организации. Упоминаемый выше НИКИМТ – Атомстрой и известная федеральная структура Спецстрой. Не исключено, что они попытаются лакомство разделить. Как это сделали на строительстве Железногорской ТЭЦ, что в Красноярском крае.
Руководство Росатома предлагает включиться в борьбу за «Прорыв» и иностранным компаниям, обещая им взамен льготное лицензирование технологии или право поставлять оборудование для проектов в третьих странах. Словом, неумолимо наступающие далеко не лучшие времена для российской экономики заставляют даже Росатом с его огромным бюджетом всё более рачительно подходить к собственным расходам..
Но борьба за право быть на подряде первым предполагает борьбу не только строителей, но и сфер влияния. Здесь нельзя не упомянуть о министре по связям с «Открытым правительством» Михаиле Абызове. Ещё в декабре прошлого года комитет "Росатома" по M&A одобрил соглашение о намерениях по созданию СП с инжиниринговой группой E4, в которое должны войти все активы E4 и строительные подразделения "Атомэнергомаша" и "Атомстройэкспорта". E4, конечным бенефициаром которого собственно и является упомянутый выше крупный российский чиновник, имеет шанс попасть в третьи сферы — нефтегаз и девелопмент. "Росатому" союз с Е4 может дать пропуск на рынок небольших подрядов по модернизации ТЭС, где останется потенциал после завершения масштабных инвестпрограмм по вводу новых станций. Да и лоббирование интересов атомного ведомства никогда лишним не будет.

Осталось добавить, что у упомянутого высокого российского чиновника когда – то складывались довольно неплохие отношения с одним из помощников генерального директора ОАО «СХК» Анисимом Учителем.

Но даже такой расклад делает возможное участие строителей Северска и Томска делом достаточно выгодным. Областная власть, представленная заместителем губернатора Леонидом Резниковым уже начала подготовку к выбору подрядчика. Вызывает удивление появление господина Резникова именно в этой роли. Ведь строительный блок вот уже не один год курирует другой заместитель – Игорь Шатурный. В своё время Игорь Николаевич неплохо проявил себя, выполняя поручение Виктора Кресса по контролю за ходом реконструкции северской ТЭЦ. Возможно, фамилия Резникова всплыла здесь во многом благодаря его трудовой биографии. Он некоторое время работал топ – менеджером Росатома высшего звена, и, на первый взгляд, мог бы в интересах области повлиять и на сложившуюся ситуацию. Но упование на некогда занимаемые должности нередко обоюдоострое оружие. Потому как из шкафа порой извлекается такой «скелет», то в грохоте его костей тонут самые благостные ожидания.
Далее от догадок и прогнозов идём к строительным компаниям Томска.

А слона то и не приметили

Ещё в прошлом году в попытках как – то повлиять на политику в области строительства свет увидел составленный областным чиновничеством так называемый «белый список» застройщиков. Получился он довольно куцым и явно не соответствовал возлагаемым на его появление надеждам. Значились там всего три предприятия - УМП «Томскстройзаказчик» ООО «ЗКПД ТДСК» и ООО «МегаполисС». И всё. Не изменился его состав и до настоящего времени. Несмотря на обещание властей сделать сей кондиут «живым», то бишь меняющимся вместе с обстановкой. Рассматривать сегодня упомянутые в нём предприятия как ставку областной власти в деле определения подрядчика на БРЕСТ – 300, также преждевременно. Все они работают в области гражданского строительства, лицензий на сооружение объектов атомной отрасли у них, скорее всего нет, да и если вдруг они и появятся, то что делать с опытом работы на подобных площадках? Сами томские строители столь простую истину давно поняли. Иначе, зачем на одном из совещаний, где обсуждались проблемы будущего строительства, звучали вопросы больше о наличии в проекте жилья для будущих эксплуатационников БРЕСТа?

Одного беглого взгляда на текст репортажа достаточно, чтобы задуматься – у кого каши в голове больше – у лиц, проводящих подобные мероприятия или их освещающих? Тем более, подобных совещаний, а, следовательно, и материалов, становится всё больше. К примеру, читая, как его участники всерьёз обсуждают вопрос о наличии строительных мощностей у ОАО «СХК», не перестаёшь удивляться. Мол, было время, утверждалось как – то на одном из подобных совещаний, когда эти самые мощности были «солидными». Неужели заместителю губернатора Леониду Резникову и председателю экономического комитета областной Думы Аркадию Эскину не ведомо, что таковых и из категории «солидных», и «не очень» в обойме сибирских атомщиков вовек не было? Нет их там, тем более, и сегодня. Поэтому не полезнее было бы высокому собранию в интересах дела вести разговор о вещах более реальных?

Впрочем, допускаю и неверное восприятие журналистом всего немалого объёма и сложности полученной на совещании информации.
Вот только разговора о перспективах строителей Северска и их поддержки областной властью, отчего – то не идёт. Хотя именно такой подход имеет немалые перспективы. Во – первых, в деле повышения налогооблагаемой базы и города, и области. Во – вторых, подобная стройка, на которой будет занято до 2019 года, по отзывам того же Леонида Резникова до 1,5 тысяч рабочих, даст немалый импульс в развитие самого предприятия. И чего будет плохого в том, что строительный комплекс области и город Северск обзаведутся мощным и опытным коллективом, способным решать самые непростые задачи возведения атомных объектов самой высокой степени сложности? Во всяком случае, популярный сегодня в среде всевозможных инноваторов термин «якорный бизнес» не на словах, а на деле имеет немалые шансы получить северскую прописку.
Не ждать же его жителям, когда, наконец, претворятся в жизнь планы мэра Северска господина Шамина и на свет появятся площадка ТВЗ, интерактивный зоопарк, а в пойме реки Киргизка вспыхнет в стекле и металле новая «Икея»?

Что ещё говорит в пользу северских строителей, так это наличие ещё одного опыта. Опыта сосуществования со столичными генподрядными организациями. С тем же НИКИМТ – Атомстрой.

Возможно, при таком подходе, уйдут в прошлое срывы графиков работ, задержки в расчётах и иные проблемы, которыми так богата история ряда больших и не очень строек на территории Томской области с участием иногородних подрядчиков. А бочки из – под цемента как атрибут разбора возникшего конфликта, сменят иные формы. Вполне цивилизованные и законные.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?