Безпредел в Стрежевском нефтесервисном предприятии, под "крышей" Гос инспекции Труда, прокуратуры и суда

Тружусь на благо Отечества, в нефтянке, на севере Томской области, с 1993г. Тяжелый физический труд, до 2000г. в бурении, а потом в капитальном и подземном ремонте газонефтяных скважин по настоящее время - угробили здоровье. Работодателю-"работорговцу"(ООО "ПРС" г.Стрежевой Промысловая 15)люди для работы не нужны, нужны безропотные роботы или быдло, готовое трудиться по 20 часов за плошку риса. В Июле 2013г. моя сестра, зам.начальника налоговой инспекции г.Стрежевого после проведенной проверки финансовой деятельности моего работодателя(ООО "ПРС") наложила на него крупный штраф за махинации с налогами. После этого моя трудовая деятельность в нефтесервисном предприятии, в котором я работаю со дня основания, превратилась в борьбу выживание. В Августе и Сентябре 2013г. два месяца подряд меня лишили премии без достаточных на то причмн, после чего попытались уволить под разными предлогами - перевод(перемещение) на другие должности, неоднократная смена должностных инструкций без уведомления меня и т.д. Я пытался воспользоваться Правом на замозащиту, но Профсоюз и Руководство ООО "ПРС" не оставило мне никаких шансов и поэтому я, кое-как добившись официальных ответов от комиссий по трудовым спорам подал на беспредельное руководство ООО "ПРС" в Городской Суд г.Стрежевого. В Ноябре 2013г. при заезде на очередную рабочую вахту(на Крапивинское месторождение)со мной случился несчастный случай на производстве, в результате которого я получил трудовое увечье - травматическое поврежение связочного аппарата правого коленного сустава и сильный ушиб правого бедра. Данное трудовое увечье я получил в следствии неправомерных действиях должностных лиц ООО "ПРС", не обеспечивших безопасные условия при подготовке и посадке людей для пассажирских перевозках и охрану труда, приведших к травме на производстве. Согласно Государственным нормативным требованиям по охране труда, обязательным для исполнения юридическими и физическими лицами при осуществлении ими любых видов деятельности, согласно ст. 211 ТК РФ, которая обязывает Работодателя (руководство организации), нести ответственность за обеспечение безопасных условий и охраны труда, должностные лица ООО «ПРС»(Начальник ЦПРС-2 Сладков И.А. Зам управляющего по ПБ ОТ и ОС Репенко Н.И. и другие, обязаны были обеспечивать безопасные условия труда, контролировать пассажирскую перевозку «Крапивинской вахты». Никто из ответственных за Охрану труда должностных лиц ООО «ПРС», не проводил ни каких инструктажей, не организовал очистку площадки(для посадки вахтовиков в автобус) от скользкого льда, не организовал отсыпку вышеуказанной площадки песком или другим противогололедным реагентом, никто не организовывал и саму посадку в автобус, не назначался ответственный. В следствии всего вышеперечисленного я при посадке в вахтовый автобус поскользнулся на скользком льду и упал, повредив свое Здоровье. В последствии травмы поначалу казавшиеся легкими, перешли в тяжелую степень. Мне МСЭ №13 по ТОмской области была присвоена 3-я группа инвалидности и степень утраты профессиональной трудоспособности 40%. Мне срочно требовалась высокотехнологичная и дорогостоящая операция. Руководство ООО "ПРС", совместно с Нефтегазострой Профсоюзом, Гос инспекцией Труда, Прокуратурой и Городским Судом г.Стрежевого провели неправомерно расследование и пришли к выводу что никто ни в чем не виноват - А СЛЕДОВАТЕЛЬНО НИКТО НИЧЕГО НЕ БУДЕТ ВОЗМЕЩАТЬ. НИ расходы на лечение, реабилитацию, эндопротезирование, оплату дороги к месту лечения и т.д. Ни возмещения компенсации моральных и физических страданий. Неудовлетворительная организация работ - причина несчастных случаев на производстве, это и другие причины приводят к нарушениям Конституционных прав работников: 1) Неправильное проведение Расследования несчастного случая и определение степени его тяжести. 2) Ошибки в установлении причины происшествия. 3) Неправильные Выводы, сделанные по материалам расследования. Ни для кого не секрет, что причины, приводящие к травмам на производстве, различны и зависят от многих факторов. За последние годы в российских организациях явно просматривается тенденция к снижению производственного травматизма. Вместе с тем практически во всех отраслях экономики остается высоким число несчастных случаев, происходящих вследствие падения работников и приводящих в результате к травмам различной степени тяжести, в т. ч. к смертельному исходу. Работники получают травмы из-за того, что руководители организаций не соблюдают требования по охране труда. Довольно распространенным недостатком при комиссионном расследовании несчастных случаев с легким исходом в организациях является вывод комиссии, что в происшедшем несчастье (как правило, в результате падения) виноват сам пострадавший, проявивший личную неосторожность (неосмотрительность, невнимательность и т. п.). При этом ответственных лиц из числа администрации, допустивших нарушения требований охраны труда, комиссия не усматривает. Такой вывод является парадоксальным и не недопустимым к применению. Прежде всего это противоречит самому смыслу расследования и тем задачам, которые оно выполняет. В основе каждого расследования несчастного случая заложены следующие принципы: – выявление конкретной причины, приведшей к травме на производстве; – выработка профилактических мер в целях недопущения аналогичных случаев; – оформление документа по установленной постановлением от 24.10.02 форме (акт формы Н-1), обеспечивающего пострадавшему на производстве выплату соответствующего пособия или иных выплат и компенсаций в возмещение полученного вреда (что для работодателя является выполнением обязательств по социальному страхованию работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний). Таким образом, если при оформлении акта о несчастном случае на производстве формы Н-1 в качестве причины указывается “неосторожность” самого пострадавшего работника, это практически перечеркивает весь результат проведенного расследования, т. к. причина несчастного случая оказывается не установленной. В связи с этим не могут быть выработаны и приняты соответствующие профилактические меры, и, кроме того, пострадавший оказывается “без вины виноватым”, что при определенных обстоятельствах может иметь для него негативные последствия, в т. ч. связанные с возмещением вреда здоровью. Практика работы по рассмотрению материалов расследований несчастных случаев на производстве показывает, что при наличии в графе “причины несчастного случая” записи “личная” или “простая неосторожность”, как правило, можно сделать вывод о том, что расследование проведено некачественно, без детального анализа и учета действительных обстоятельств того или иного происшествия, из которых можно установить его истинную причину. Почему в качестве причины несчастного случая недопустимо применять термин “неосторожность”? Следует заметить, что примененный в рассматриваемых случаях в качестве причины несчастного случая термин “неосторожность” не имеет официального определения и по смыслу содержит в себе только обвинение пострадавшего. А его вина, как правило, обстоятельствами происшествия и материалами расследования не подтверждается. Кроме того, в трудовом законодательстве существует понятие “грубая неосторожность”, наличие которой комиссия вправе установить в ходе расследования несчастного случая. И если будет сделан вывод, что грубая неосторожность застрахованного (пострадавшего) содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то только после этого, с учетом заключения профсоюза (или иного уполномоченного застрахованным представительного органа данной организации) комиссия должна определить степень вины пострадавшего в процентах. Согласно результатов анализа, в моей крови на момент получения производственной травмы алкоголя в крови нет. Подводя итоги всему сказанному и с учетом того, что случаи падения, приводящие к травмам на производстве, к сожалению, имеют широкое распространение в любых организациях независимо от вида экономической деятельности и форм собственности, можно сделать вывод: работодателям и их представителям, участвующим в комиссиях по расследованию несчастных случаев на производстве, следует очень внимательно относиться к выяснению всех обстоятельств таких происшествий, не допуская огульного обвинения работников, пострадавших якобы только по причине собственной неосторожности. Истец пострадал в следствии нарушения работодателем норм по Охране труда. Охрана труда — цельная система различных мероприятий, частью которой являются техника безопасности и гигиена труда. В соответствии со ст. 209 Трудового кодекса РФ (далее — ТК РФ) охрана труда — система сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающая в себя правовые, социально-экономические, организационно-технические, санитарно-гигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные мероприятия. Правовые мероприятия заключаются в создании системы правовых норм, устанавливающих стандарты безопасных и здоровых условий труда и правовых средств по обеспечению их соблюдения, т.е. охраняемых государством под страхом санкций. Эта система правовых норм основывается на Конституции РФ и включает в себя федеральные законы, законы субъектов РФ, подзаконные нормативные акты органов исполнительной власти РФ и субъектов РФ, а также локальные нормативные акты, принимаемые на конкретных предприятиях и в организациях. Социально-экономические мероприятия включают меры государственного стимулирования работодателей по повышению уровня охраны труда; установление компенсаций и льгот при выполнении тяжелых работ, а также за работу во вредных и опасных условиях труда; защиту отдельных, наименее социально защищенных категорий работников; обязательное социальное страхование и выплату компенсаций при возникновении профессиональных заболеваний и производственных травмах и т.д. Организационно-технические мероприятия заключаются в организации служб и комиссий по охране труда на предприятиях и организациях в целях планирования и осуществления работы по охране труда, а также обеспечения контроля за соблюдением правил охраны труда. Все вышеописанные действия комиссии по расследованию несчастного случая, были нацелены на то, чтобы руководство предприятия и непосредственные виновные в несчастном случае , ушли от ответственности. Утвержденный работодателем Акт формы Н-1/13 от 15.11.2013г, составлен с нарушениями установленного порядка, и не соответствовал обстоятельствам и достоверным материалам расследования несчастно случая, что подтверждается Заключением Государственной Инспекцией Труда по Томской области от 10.12.13 года.(приложение 23), а составленный новый Акт Н-1/12 от 13.12.2013г.(Приложение 5), имеет те же нарушения и ту же «завуалированную» формулировку о причине несчастного случая – «неосмотрительность пострадавшего», то есть истца. В связи с вышеизложенным, я испытывал огромные физические и нравственные страдания, которые являлись следствием не правомерных действий(бездействий), должностных лиц ООО «ПРС» при обеспечении условий по охране труда , следствием самой производственной травмы, следствием не правомерных действий(бездействий) должностных лиц ООО «ПРС» при проведении расследования и составления Акта «Н-1/13» от 15.11.13 года. В соответствии со статьей 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Эмоциональное состояние истца, обусловленное негативными переживаниями, возникающими под действием травмирующих его психику событий и влияющими на его настроение, самочувствие и, само собой разумеется ЗДОРОВЬЕ (Согласно определению Всемирной организации здравоохранения: «Здоровье - это состояние полного социального, психического и физического благополучия»), было на грани суицида. Истца реально пытались «выжить» с ООО «ПРС», систематические обвинения в вымышленных отклонениях от инструкций и регламентов, нагнетание руководством нездоровой обстановки в коллективе и настраивание коллег против истца, его так же не обеспечили должными условиями труда, расследование несчастного случая с истцом от 10.11.2013г., ответчик расследовал намеренно неправомерно. Физические и нравственные страдания истца сопровождались жесточайшей депрессией и стрессом, чувством тревоги, страха, горя и стыда . Бездействием и незаконными действиями ответчика нарушены личные неимущественные права истца, приобретённые им от рождения и гарантированные, в том числе главой 2 Конституции РФ: 1) права на соблюдение федеральных законов должностными лицами. 2) право на достоинство. 3) затруднение должностными лицами, доступа к правосудию. 4) право на социальную безопасность. Противоправными действиями ответчика истцу причинён моральный вред, который должен быть компенсирован согласно ст. 151 ГК РФ. Моральный вред выражен в следующем : 1) имеют место нравственные страдания , связанные с нарушением прав истца и их защитой. 2) нарушено психологическое благополучие истца. 3) затрата личного времени истца на защиту своих прав. 4) имеют место физические страдания(последствия производственной травмы от 10.11.13) Согласно постановления пленума ВС РФ №10 от 20.12.1994 « О некоторых вопросах применения законодательства, о компенсации морального вреда: « моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях … невозможностью продолжать активную общественную жизнь, …, временным ограничением или лишением каких-либо прав.. и др». Согласно определению Всемирной организации здравоохранения: «Здоровье - это состояние полного социального, психического и физического благополучия» Поскольку неправомерные действия ответчика лишили меня, как субъекта, в отношении которого оно совершено, по крайней мере, одного из элементов указанного благополучия, (меня лишили всех трех вышеозначенных элементов благополучия) то очевидно, можно утверждать о причинении вреда здоровью. Содержанием переживаний может являться страх, стыд, унижение, иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Психическое благополучие было нарушено бездействием и незаконными действиями ООО "ПРС" , усугублённое длительным и злостным противодействием мне в защите своих прав. Европейский суд по правам человека указал : «Суд считает, что некоторые формы морального ущерба, включая эмоциональную подавленность, по самой их природе не всегда могут быть подтверждены какими-либо доказательствами». ООО "ПРС", ГИТ, СУД и Прокуратура своими действиями и бездействием нарушил нематериальные и материальные блага, причинил мне вред, который должно оценивать в соответствии с их ответственностью за соблюдение законности в РФ, рассчитывая, что такая сумма компенсации прекратит подобные нарушения впредь, поспособствует восстановлению социальной справедливости , учитывает степень нравственных страданий меня, основана на оценке степени вины ООО "ПРС", ГИТ, СУДа и Прокуратуры государством, что доказывает его(государства) разумность, справедливость и адекватность. Несмотря на неоднократные обращение в ООО "ПРС", ГИТ, СУД и Прокуратуру с заявлениями о злоупотреблениях должностных лиц ООО «ПРС» , противоправные действия ПРОДОЛЖАЮТСЯ , что доказывает преступный умысел на причинение мне вреда, который должен получить адекватную оценку в виде соответствующей суммы . ООО "ПРС", ГИТ, СУД и Прокуратура имеют особый статус, который должен вызывать у работников доверие и уважение. Моральный вред мне причинен тем, что из-за незаконных действий, тысячи рабочих предприятия и я в том числе утратили веру в законность и справедливость власти, в свою социальную безопасность. ООО "ПРС", ГИТ, СУД и Прокуратура злостно нарушили конституционные и конвенционные права меня. Поведение их породило у меня ощущение правовой незащищенности, вседозволенности и игнорирование ответчиками всех норм права и морали , ответчик умалил авторитет государства. Сильная степень нравственных страданий проистекает из очевидности и преступной умышленности действий должностных лиц на высоких должностях, осуществляемых ВОПРЕКИ обязательствам Президента Российской Федерации - бороться с беспределом в стране. В данный момент я нахожусь на излечении последствий трудового увечья, полученного 10.11.2013г. в ООО "ПРС". Для дорогостоящих процедур и операций я все больше "залезаю в долги", кредитные организации, ввиду моей инвалидности не предоставляют мне кредиты, поэтому мне приходится занимать деньги у физических лиц под большие проценты. Я все надеюсь, что беспредел руководства ООО "ПРС" и его "КРЫШИ" закончится, мне оплатят все мои расходы на излечение последствий травмы на производстве от 10.11.2013г. Не имея юридической поддержки я проиграл все судебные иски, потому что Судьи г.Стрежевого совместно с прокуратурой и ГИТ с первого дня приняли сторону "богатенького дяди ПРСа", возможно не безвозмездно... Основная часть трудового коллектива ООО "ПРС" была на моей стороне и даже поддерживали меня правдивыми показаниями в судебных заседаниях, но после того как руководство ООО "ПРС" провело "карательные операции" в подразделениях предприятия - все мои коллеги сказали :" Извини дружище Ваван, но у нас семьи, которые нужно кормить...". В суде исчезли важные документы и появились документы, которых в начале не было. Протоколы судебных заседаний фальсифицировались судьей Родионовой Н.В. в наглую и без зазрения совести. На данный момент ООО "ПРС" не оплатило ни одной медицинской процедуры, потому, что в Акте Н-1 не установлена вина предприятия. По Колдоговору ООО "ПРС", если в Акте Н-1 не указан виновным работодатель, то никаких выплат пострадавшему от несчастного случая на производстве НЕ ПОЛОЖЕНО!!! Вы для меня последняя инстанция. Последняя надежда на справедливость. Я более 20-ти лет горбатил за гроши на севере в нефтянке, добывал черное золото для Томской области и страны - неужели я не заслужил достойного отношения ...
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?