Томские бизнесмены о коронавирусе: #чтобудетпосле и активный карантин

Как смягчить экономический кризис после коронавируса и спасти бизнес? На эти темы рассуждают многие. В том числе и томские бизнесмены в социальных сетях. Подборка любопытных предложений и рассуждений на эту тему от ТВ2. Разумеется, все они дискуссионны, но в нынешней неординарной ситуации, кроме общегигиенических соображений, пожалуй, никто не может предложить ничего бесспорного.

Андрей Поздняков
Андрей Поздняков

Андрей Поздняков, основатель и президент группы компаний «Элекард». Читателям ТВ2 он хорошо знаком по материалу «Будущее уже наступило», где Андрей поделился своими мыслями о последних тенденциях в области технологий, которые приведут к глобальным переменам в мировой экономике.


В Фейсбуке Андрей Поздняков опубликовал два текста «Коронавирус. Советы региональным властям» и «Коронавирус 2. Проверка на втором наборе данных» с корректировкой статистических данных. На основе статистики смертей от коронавируса в итальянском городе Бергамо бизнесмен пытается показать, что тотальный карантин или самоизоляция — не единственный вариант преодоления эпидемии. Так, Поздняков приводит данные о возрастном распределении умерших в Бергамо, которые показывают, что среди них превалируют люди старшего возраста, что подтверждается также со всех мест, где проходит эпидемия. В Бергамо в период с 1 по 28 марта умерло от всех причин только девятнадцать человек в возрасте младше 50 лет, чуть более 1 % от всех умерших за этот период времени – 1759. Умерших в возрасте младше 40 лет – один.

—Таким образом, очевидное решение для карантина, который не обрушит экономику и не приведет к переполнению больниц, — считает Андрей Поздняков, — это карантин по возрасту. Никаких ограничений для всех жителей города младше 40 лет, за исключением полного запрета на контакты с людьми старше 50. Пусть ходят на лекции, дискотеки, в бары-рестораны и кинотеатры. Пусть все перезаразятся и получат иммунитет как можно скорее. Полный карантин для всех 50+, включая запрет на посещение магазинов. Организация доставки продуктов для всех находящихся под карантином. Учет и организация всех-всех выздоровевших с выдачей специального документа – разрешения на контакты со старшим населением.


Через четыре недели, после иммунизации 40-летних, можно будет отменять мягкий карантин для 40-50 летних и вводить смягчение карантина для 50-60 лет. Число иммунизированых в социуме будет порядка 80 % (80 млн моложе 40 лет, 20 млн в возрасте 40-50 по стране), что не даст развиваться эпидемии. Для людей старше 70-ти карантин может продолжаться около трех месяцев, до полного окончания эпидемии, что общество вполне может себе позволить.


Конечно, довольно сложно полностью отделить старшую возрастную группу, однако сложность такого мероприятия не идет ни в какое сравнение со сложностью организации всеобщего строгого карантина и сложностью решения вопроса с 30 % безработицей и массовым банкротством бизнеса уже через несколько недель после его введения.


Кроме того, никто не знает ответа на вопрос – когда заканчивать строгий карантин, не приведет ли его окончание к новому взрыву эпидемии.

В продолжении «Коронавирус 2. Проверка на втором наборе данных» Андрей Поздняков основывает свои выводы еще и на статистике смертности от коронавируса в Нью-Йорке, США. Выводы оказываются теми же, что и на основе итальянской статистики.

— Выигрыши активного карантина очевидны, — считает Поздняков. – Не парализуется на 100 % экономическая активность, есть кому обеспечивать базовый уровень потребностей города: подвоз, продажа, доставка продуктов питания и товаров первой необходимости, уход за больными, охрана правопорядка, обеспечение работы отопления, электросети, телефона-интернета и проч. Больницы оказываются переполненными на относительно короткий срок, по сравнению со всеобщим карантином. Смертность можно удержать в разумных пределах, не 0,3-1,5 % населения, как в Бергамо или в вероятном Нью-Йорке, а менее 0,02 %. Очень просто проверять легитимность нахождения вне зоны карантина – год рождения в паспорте, очень просто изменять планку карантина – с первого мая отменяем карантин для всех младше 1975 года рождения. К моменту окончания активного карантина в Томске (начало мая) должны уже быть в наличии тесты на антитела. То есть можно будет выдавать переболевшим некоторого типа удостоверения на наличие антител и разрешать близкое общение со старшим поколением. Это сейчас начинают делать в Германии.


Минусы тоже очевидны – сложность физического разделения населения по возрастам: обеспечение большого количества молодежи или пожилых отдельным временным жильем. Но основная сложность – быстрое принятие ответственных решений, с ответственностью и быстротой у нас беда.


Через две недели может оказаться поздно. В Нью-Йорке шестого марта было 4 официально зараженных, а 20-го уже 4408. Никакой карантин после 20 марта уже не помогал. Сегодня, четвертого апреля, в Нью-Йорке 60 тысяч зараженных, 2200 умерших, 12 500 госпитализировано. И все только начинается.

Владимир Самокиш
Владимир Самокиш

Владимир Самокиш в прошлом работал заместителем губернатора по социальной политике. Это было еще при Викторе Крессе. Сейчас бизнесмен, депутат Думы Томска. Он опубликовал на своей странице в Фейсбуке свои мысли на счет того, #чтобудетпосле

коронавируса в экономике. «Очевидно-съежится, — считает Владимир Самокиш. — Риски потери людьми работы и критических убытков в бизнесе, особенно малом, очень высоки». Чтобы этого не случилось, городской депутат предлагает оказать поддержку бизнесу на всех уровнях – федеральном, областном и муниципальном. Вот его план спасения экономики:

1. Борьба с издержками бизнеса:
1.1. Материальными: снижение налогов и обязательных платежей, аренды – на федеральном уровне уже заявлено, но я бы добавил снижение НДС, радикальное хотя бы в краткосрочном периоде. Снижение или мораторий на 2020 год по местным и субъектовым налогам – на имущество, землю, УСН (на прибыль не трогал бы), ЕНВД.

1.2. Нематериальными – реальная регуляторная гильотина, минимизация проверок и контрольных мероприятий.


2. Создание спроса на продукцию и услуги малого бизнеса. Не только со стороны крупных компаний — тут государство уже обязало часть закупок производить у малого бизнеса (исполнение, правда, отдельный вопрос). Главный драйвер на потребительском рынке –  потребительский спрос, вот его желательно накачать (возможно, на определенный короткий срок) через доходы населения – через внеплановую индексацию пенсий, стипендий и пособий (в том числе по безработице), субсидии в потреб. кредитовании и ипотеке. Второй мощный источник – спрос со стороны государства в образовании и здравоохранении, общественных и благоустроительных работах, сфере ЖКХ. Будет стабильный заказ со стороны государства  — бизнес подстроится, создаст или не утеряет рабочие места.


3. Перекраивание межбюджетных отношений. Тема болезненная для федерального центра, но для выхода из грядущей ситуации необходимая, особенно в связи с утратой субъектами и муниципалитетами налоговых и неналоговых доходов (см. п. 1).

А как? Считаю, что сейчас самое время задействовать все резервы, как федеральные — ФНБ, доп. эмиссию, так и субъектовые и местные – там , где еще есть законная возможность наращивания долга и дефицита (а тут уже и федерация должна включаться на более поздних этапах, исправляя ситуацию с региональными долгами).


Понятно, что этим все не исчерпывается и нужна куча вспомогательных мер, также работающих на первый и второй пункты, различные виды субсидирования (перевозки, % ставки и т. п.), точечной адресной помощи (желательно не «Фонбету»), удешевление госуправления и т. д. Очень важно договориться и действовать без стен, делящих страну на регионы и центр, муниципальный, субъектовый и федеральный уровень, бюджетников и занятых в бизнесе.

Сергей Дорофеев
Сергей Дорофеев

Сергей Дорофеев — основатель IT-компании Rubius. В Фейсбуке он поделился своим видением происходящего. Сергей считает, что ситуация в бизнесе неоднородна. Например, по его мнению, лучше всего сейчас ритейлу: «Люди сидят дома и едят, едят, едят».


— Что касается реального сектора, — пишет Сергей, — то прямо сейчас сотни тысяч предпринимателей теряют свою собственность, имущество, любимое дело, в которое они вложили часть своей жизни. Многие теряют навсегда, и они уже никогда не восстановятся. И с их крахом все их сотрудники и сами предприниматели окажутся на улице без средств к существованию.


Мы, айтишники, находимся под средним давлением. Да, мы можем работать удаленно и курс доллара играет на руку экспортно-ориентированным компаниям. Но наши заказчики – это реальный сектор. Со всеми вытекающими. Держимся изо всех сил, являясь опорой экономики в этот непростой период.

Складывается ощущение, что предприниматели в головах чиновников представляются кем-то в роли эксплуататоров, которые только и мечтают выгнать на улицу людей, чтобы не сокращать свою наживу. Такое отношение к предпринимательству является отголосками еще советских времен, когда на уровне идеологии противопоставлялись предприниматели и трудящиеся массы.

Чтобы спасти экономику, считает Сергей Дорофеев, бизнесменам нужно разрешить сокращения работников с требованием обоснования и экономических расчетов, кроме того, нужно оказывать точечную финансовую поддержку наиболее пострадавшим отраслям.


«В любом случае главная стратегическая задача государства сейчас — спасать предпринимательскую инициативу как основу благосостояния любого государства», — считает Сергей Дорофеев.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?