Прощай, Изя!

Прощай, Изя!

Сегодня в Москве скончалась журналист, продюсер и ведущая новостей ТВ2 Елена Изофатова. Почти год она боролась с болезнью. И поддерживала в нас надежду, что уж она-то с болезнью справится. Сильная, внимательная, готовая всегда прийти на помощь там, где другие отступают.


На ТВ2 Лена пришла в 2000 году. Снимала сюжеты, потом стала продюсером, вела программу новостей «Час Пик». После ТВ2 руководила фондом «Обыкновенное чудо». Затем в память о своем коллеге Андрее Мурашове создала «Мурашов-центр» в котором была инициатором нескольких культурных проектов.


Красивая, умная, энергичная — она была создана для эфира.

Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!

Артем Изофатов:


«Мама ушла. Ушла без боли, спокойно. Хотя еще пару дней назад я бы сказал, что мы близки к победе. Но, видимо, судьба распорядилась иначе. Эти три недели комы закончились не в нашу пользу. Мы были с ней рядом почти все это время: разговаривали, читали «Петровых в гриппе», следили за ее красотой (а это важнее всего), передавали пожелания друзей и родных, просили не сдаваться. Она и не сдавалась все это время, стойко переживая все новые операции и проблемы. Даже сегодня, когда нам утром сказали, что ей осталось всего пару часов – она продержалась с нами почти до самой ночи! Я знаю, что многие были в курсе маминой болезни, операции и того, что последовало за ней. Знаю, как вы переживали за нее, и узнать, чем все это закончилось – тоже для вас важно. Поэтому я и решил написать этот текст. Я люблю тебя, мамочка. Ты навсегда в моем сердце, и удачи тебе там, где бы ты сейчас ни была».


Главный редактор ТВ2 Виктор Мучник:


«Непросто, наверное, с ней работать», — иной раз спрашивали меня про Ленку. Человек с характером, яркая, умная, с острым языком и своим мнением. На самом деле с ней очень хорошо было работать. Профессионально и по-человечески Лена была очень надежна. И даже ругаться с ней, а такое случалось, конечно, в работе, было интересно. Все годы, что работали вместе, а это было больше десятка лет, я видел, как Лена менялась и становилась профи в любом телевизионном деле, за которое бралась. И все, что делала, делала честно, от души. Когда влюбилась в находящегося под судом Александра Макарова, экс-мэра, которому, когда он был при должности, попортила немало крови, сказала мне сама: «Надо уходить. Конфликт интересов потому что». И ушла. Я знал, чем для нее была работа, как она любила эфир. Но любовь… Светлая память».


Журналист ТВ2 Юлия Корнева:


«Она и замуж вышла именно так. Когда все отвернулись и ему нужна была помощь. «Декабристка», — называли мы Ленку, когда она в очередной раз отправлялась в Иркутск на свидание с Александром Макаровым. Бывший мэр отбывал там срок. И поженились они в колонии. Дома у них на комоде стоит фотография: она, журналист и ведущая ТВ2, он еще мэр на какой-то съемке в городе. Она хотела понянчить внуков, недавно ее сын Артем женился, не довелось. «Как я буду без нее жить?» — сказал мне по телефону Александр Сергеевич. Как мы будем без нее жить?».


Ольга Богданова — бывший журналист ТВ2:


«Прошлой осенью она красила дом на Крылова, 5. Когда сообщила мне о диагнозе, как всегда иронизировала. Сильная. Даже когда ей самой больше всех нужна была поддержка, она поддерживала всех остальных – мужа, сына, маму, друзей. Ни разу не пожаловалась, не заныла. «Стерва ты, конечно, зато честная», — так я ей всегда говорила. Ленка тот человек, с которым не надо додумывать. Всегда четко обозначит свое отношение к тебе, к другим, к происходящему. Мы стали часто встречаться, между ее курсами химии, хотели, наверное, успеть наговориться, наобщаться. Но это невозможно».


Николай Воронин — бывший журналист ТВ2, сейчас журналист Би-би-си:


«Когда я пришел работать на ТВ2, Ленка еще довольно долго оставалась для меня, скорее, продюсером и ведущей, чем близкой подругой. Оно и неудивительно, в конце концов, она была ровно в полтора раза меня старше: мне 22, ей 33. Кто же знал тогда, что несколько лет спустя именно с ней вдвоем мы будем сначала украшать ресторан для празднования свадьбы моего брата (пока друзья и родственники на венчании), а потом вдвоем же и вести эту свадьбу. А потом — еще через много лет — будем с ней же готовить в здании Томской медиагруппы зал для прощания с Максом. Тоже вдвоем... Я давно живу в Лондоне, и выбираться в Томск у меня получается очень редко. Но несмотря на многочисленные переезды, с тумбочки на меня по-прежнему смотрят только две фотографии. На одной я с Максом и с мамой у подъезда нашего дома на Железнодорожной. На другой мы вдвоем с Ленкой. Прости, что я так и не позвонил тебе до операции, Лен. А когда позвонил — было уже поздно. Прости и прощай».


Елена Шумская — бывший журналист ТВ2:


«Я Лену боялась и восхищалась ей. Она была такой колкой, дерзкой и очень красивой. В ней столько задора и иронии! Ее прямые эфиры в «Час пик» такие живые и интересные. Она была звездой и никогда не боялась даже самых именитых гостей».

Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!

Андрей Филимонов – писатель, в прошлом журналист ТВ2:


«Лены больше нет с нами. Три операции подряд ее доконали. Со своей болезнью она могла прожить еще год-полтора, но не в ее характере было довольствоваться полумерами. Она решила рискнуть в надежде на чудо. Она всегда так жила — с верой и душевной прямотой, не скрывая своих чувств и никогда не смиряясь с тем, что противоречит ее убеждениям. Те, кто работал с Леной, это помнят. Те, кто любил ее, не забудут никогда.


Если она загоралась какой-то идеей, остановить ее было невозможно. В прошлом году Лена решила своими силами сделать ремонт старинного дома в центре города и подбила на участие в этом деле десятки знакомых и незнакомых людей. До этого она возглавляла благотворительный фонд. А еще раньше была звездой телеканала ТВ2. Самой яркой и красивой ведущей эфира новостей. И кто бы ни приходил к ней в эфир, будь то губернатор или заезжая знаменитость, Лена задавала вопросы по существу и в лоб. Начальству от нее тоже доставалось. И подчиненным, и близким. Но Лена всегда жила и действовала с любовью.


Однажды она сказала: мой главный талант — любовь. Очень тяжело думать о том, что она ушла, так коротко прожив на земле. С огромной благодарностью я вспоминаю годы нашей дружбы и оплакиваю потерю. Кто может молиться, пусть молится о ее душе. Перед тем как отправиться на операцию, Лена прошла церковное соборование и была готова к любому исходу. Я приношу соболезнования ее сыну, матери, мужу и близким родственникам. Семья очень поддерживала Лену и сделала все, что было в человеческих силах».

Аркадий Майофис — основатель ТВ2:


«В каком-то смысле Лена была олицетворением ТВ2 – яркая, колкая, независимая, сильная, свободная, неудобная, честная. Она должна быть здесь. Она делала жизнь вокруг лучше, насыщеннее. А она пополнила список тэвэдвашников, которые там. Годы, проведенные вместе, были очень счастливыми. И в человеческом смысле, и в профессиональном. Обнимаю тебя, Артем, вас, Александр Сергеевич! Я с вами в эти дни!»


Мелани Бачина — бывшая ведущая, журналист и продюсер ТВ2:


«Малашенька, в наших карманах полно слов» – одно из последних ее посланий мне. И это правда. У нее в карманах было полно слов, удивительно, как в нужный момент она доставала нужное. Острая на язык. Иногда даже слишком. Невероятная Ленка. Такая красивая, всегда казалась мне такой сильной, отчаянной. У нее была особенность – приходить на помощь всем, кто только начинал в ней нуждаться. И когда она появлялась, казалось, все наладится, не может не наладиться, когда рядом такая энергия, такая поддержка. Неунывающая. Она была неунывающей, хотя жизнь била ее. Иногда очень жестоко, больно, незаслуженно. Но она смеялась. Умела шутить и смеяться. И еще она была большой души человек. Я это не сразу поняла. Мы не были близкими друзьями. Мы соперничали. Молодые были, глупые. Я была. И Ленка это знала! Я знаю, что знала. Я хотела бы иметь такого друга, как она. Прощай, Ленка. Мне невыносимо жаль».


Андрей Соколов — бывший журналист ТВ2:


«Ушла Лена Изофатова. Нельзя сказать, что неожиданно, но дыра в сердце все равно образовалась просто колоссальная. Она была человеком с огромной душой. И с непростым характером. Но при этом обладала прямо магической притягательностью. На работе с ней можно было поссориться сто раз на дню, а вечером отправиться вместе пить мадеру. Она могла заставить тебя делать что-то сверх твоих возможностей, и не возникало ни грамма сомнения, что так и надо. А могла неизвестно каким шестым чувством узнать, что у тебя что-то не так, и неожиданно помочь – словом, делом, теплом своим… В последний раз мы виделись летом, на ее дне рождения. Ленка угощала каким-то невероятным ромом, специально припасенным для друзей. Теперь запомню этот вкус уже навсегда. Царствие небесное. Передавай привет друзьям, когда увидитесь».


Ольга Дубровская — бывший продюсер, журналист и ведущая ТВ2:


«Не стало Лены Изофатовой. Даже писать об этом как-то странно. Даже после долгой болезни, даже после неутешительных новостей из больницы в последние несколько недель. Она удивительно доверяла своим чувствам в профессии и в личном… Стремительно шла к цели, как только определялась, чего хочет. Была иногда такой упрямой, что не слушала никаких аргументов… Оооо, я помню эти споры!
И при этом Ленка умела так сопереживать и помогать, как никто. Была такой чувствительной и ранимой… Просто показывала это не всем. И не все это замечали… И я порою не замечала, что уж тут! А это ее непередаваемое чувство юмора? Когда на грани, но ужасно смешно. Вот прямо обиженно надулся бы, если мог. Но не можешь — потому что хохочешь! Какое-то время назад, наблюдая, как неофиты в редакции новостей нехотя исправляют тексты своих сюжетов по просьбе продюсера, вспомнила: Ленка могла прочитать текст, потом выделить все, удалить и просто сказать: «Переписывай»… Елена, ты прекрасна! Прощай...».

Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!
Прощай, Изя!

Светлана Григорьева – президент благотворительного фонда «Обыкновенное чудо», бывший журналист ТВ2:


«Для всех наша Лена Изофатова – журналист ТВ2, а для меня лично, для фонда «Обыкновенное чудо», для многих семей с особенными детьми — благотворитель с большой буквы, общественный деятель. Приход в фонд в 2010 году Елену Анатольевну изменил. Я помню, какой она была в редакции «Час пик» и какой я ее увидела здесь. Она мне говорила, что, перейдя в другую сферу работать, поняла, есть жизнь и за стенами ТВ2. Окунувшись в дела фонда и вникнув в проблемы сообщества детей и людей с инвалидностью, Елена начала действовать так, как умеет только она. Эффективно, максимально полезно, красиво, без фальши и громких слов. Это Лена добыла для фонда свой дом и назвала его Чудо-домом. Это она придумала долгосрочные проекты, которые работают до сих. Одна только «Школа родителей особенных детей» помогла нескольким сотням семей и объединила родителей Томска. Так появились организации – «Аура», «Союз родителей». Это Лена собрала правление фонда, состоящее из лучших в регионе докторов, педагогов, психологов. Они в фонде не для галочки, а для качественной и полезной помощи. Лена всегда говорила, как важно не навредить детям с особенностями развития.


Когда в 2015 году Лена меня пригласила возглавить «Обыкновенное чудо», я сомневалась, но она умела убеждать, умела зажечь сердце. Сказала: «Так, Григорьева, ты своя, ты сможешь и сохранить, и приумножить!». И дала кучу заданий. От «сделать ремонт на первом этаже до создать новый сайт». И знаете, все получилось. В прошлом году она задумала привести в порядок фасад Чудо-дома. И привела. Как бы я ни ворчала, согласовывая в профильных департаментах разрешения и паспорт фасада. Помню ровно год назад 26 сентября она красит стену на лесах, а я пишу большой грант. Открою окно, и мы с ней на подоконнике кофейничаем. Обсуждаем проекты «Мурашов-центра», фонда, думаем, где найти деньги на ремонт цоколя…


Болезнь напала внезапно. С декабря 2019 года Лена стойко боролась за жизнь. Мы все переживали за нее, а она нас еще и подбадривала. 29 июля мы встречались правлением в неформальной обстановке. Наша Елена Анатольевна была как всегда: красивая, бодрая, яркая, полная сил. Такой я ее и запомню».


Галина Воронина — бывший журналист ТВ2, создатель фонда «Обыкновенное чудо»:


«Воронин, к тебе практикантка новенькая пришла». Воронин — придурок-очкарик, Изофатова — стервозная красотка, мое первое впечатление от ТВ2. Когда я пришла на практику, ньюсрум был похож на террариум. Из всех продюсеров я любила Лену больше всех. Из всех ведущих – ее. Ее критика и «подзатыльники», которые все без исключения практиканты получают за дело и без, были напрочь лишены агрессии и злобы. Лена шутила, подкалывала, но как-то очень изящно, на нее невозможно было обижаться. Очень искренняя, честная, но роковая красотка при этом. Роковая красотка без понтов, красивая изнутри, та, которая может себе позволить отсутствие макияжа и все равно будет звездой, во всех смыслах. Никогда не жаловалась. «Я устала, мне тяжело, мне плохо» – кто-нибудь слышал от Лены такое? Вряд ли. А было и больно, и сложно, но она не умела и не хотела быть слабой.


Я была свидетелем начала самой большой в ее жизни любви. Это было летом в 2008 году. Мы ехали на Алтай втроем. Александр Сергеевич, Лена и я. Я там была третьей лишней, конечно, и в этой машине, и во время этого путешествия в общем-то. Я видела, как два человека влюбляются друг в друга. Два сложных, ироничных, человека со своими очень непростыми историями встретились. Я сама в них тогда влюбилась, в этих безумных. Политический заключенный, экс-мэр Томска (Александра Сергеевича тогда ненадолго выпустили из тюрьмы), и Лена — звезда телекомпании ТВ2, трижды разведенная, похоронившая последнего мужа, вырастившая прекрасного сына в одиночку. «Брак по расчету?» — спрашивали меня несколько раз знакомые. Жених-то в два раза старше. Хаха, всем бы такую расчетливость.


У меня был благотворительный фонд «Обыкновенное чудо». Когда я уезжала из Томска в 2010 году, пришло время его оставить, кому я его передала? Лене. Ох, как я нервничала, резкая Лена, провокационная, но честная, справедливая, настоящая. Это был правильный выбор. И для нее, и для меня.


У меня был муж. Кто приехал, когда у моего Максима случился последний, самый страшный приступ, когда я не знала, что делать? Ленка. Конкретная, казалось, беспристрастная. Договорилась с врачами больницы, устроила Макса в палату, обойдя все условности и бюрократию, реабилитировала меня все две недели, пока Макс умирал. Никаких слез — «Галя, это жизнь».


«Я пока не собираюсь умирать, дом же надо достроить», — говорила Лена этим летом. Я как-то приезжала на участок, где Изофатова и Макаров строили свой уютный дом. Гуляли, шутили, готовили стерлядь на углях, тогда еще не было диагноза. Я была потерянная, как обычно, Лена бодрая, как обычно.


Она была бодрой, когда, как ни в чем не бывало, сказала мне: «Ну да, рак, да, максимум год осталось. Но я решила спокойно прожить сколько мне осталось».


Ленка, ты не была спокойной, мы знаем, как тяжело было тебе и твоей семье, и мы не были спокойны. Мы просто играли в эту твою игру «Это просто жизнь». По твоим правилам, в которых не было места нытью и страданиям. Мне казалось, Лена будет жить вечно. Она и будет, конечно. Она будет».

Мы выражаем соболезнования Лениной маме Надежде Ивановне, ее сыну Артему, мужу Александру Макарову, всем ее родным и близким. 


Отпевание и прощание пройдут в Петропавловском соборе, в субботу, в 12.00.


Прощай, Изя!
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?