«С мишками нужно обниматься»
Томский мастер о создании одной из самых популярных игрушек мира – мишке Тедди.
Мишке Тедди больше ста лет, и все это время за право называться его родиной бьются Германия и США. В обеих странах осенью 1902 года появился игрушечный медвежонок, который вскоре «заговорил» первым среди всех игрушек. Медведи ручной работы сегодня уходят на аукционах за тысячи долларов. Один из самых дорогих Тедди в истории был куплен за 110 тысяч фунтов стерлингов. В нашей стране Тедди-движение началось в конце 90-ых и сейчас активно развивается. В чем секрет одной из самых популярных игрушек мира? Как делается мишка Тедди и почему с ним обязательно нужно обниматься нам рассказала мастер-теддист из Томска Людмила Некурящева.
Тедди считается самым знаменитым медвежонком в мире. Он был назван в честь Теодора Рузвельта. Американский президент в свое время пожалел медведя на охоте и не стал в него стрелять, с тех пор плюшевого мишку стали называть Тедди – причем, с согласия самого Рузвельта. Но на самом деле Тедди – это не только имя. Так называется технология пошива всемирно известной игрушки.
– Все думают, что Тедди – это мягкие серенькие мишки. На самом деле это – Татти. А Тедди – это технология пошива. – рассказывает Людмила. – Они могут быть сделаны из разных материалов любого цвета и набиты разными наполнителями. Обязательное условие: у Тедди должны быть стеклянные глаза и как минимум пять степеней вращения – четыре лапы и голова. Они должны поворачиваться на 360 градусов. В больших игрушках это делается с помощью дисков и металлических креплений – шплинтов, в маленьких, размер которых несколько сантиметров, – нитяных. Раньше к ним еще предъявлялись требования, чтобы они были сделаны полностью из натуральных материалов. Но сейчас прогресс шагнул настолько вперед, появилось столько синтетических качественных аналогов, которые трудно отличить от натуральных, что это требование убрали. Но стеклянные глаза оставили.
Мишка Тедди шьется по выкройке. Опытный мастер рисует ее сам. Новичок – покупает или скачивает в интернете. Затем подбирается ткань. От нее во многом зависит, какое изделие получится. Российские мастера любят плюш, – рассказывает Людмила Некурящева. Но традиционно Тедди шьют из вискозы и немецкого мохера.

– Из плюша и вискозы делают винтажные игрушки в стиле антик или технике тортюр: ткани состаривают еще на этапе пошива. И получаются такие «старички». Вот пример: этот рыжий мишка сшит из новой итальянской зеленой вискозы. Чтобы сделать хорошую винтажную игрушку, нужны профессионализм и чувство прекрасного. Лишнего там сделать нельзя. Некоторые люди не понимают этого и говорят: «Фу, чем это запачкано?». Да, есть те, кто не любит ничего «грязного», им нужны «чистые» мишки. Тогда ту же вискозу расчесывают, и игрушки получаются аккуратненькие.

После того, как выкройку перенесли на ткань, ее вырезают. Людмила делает это маленькими маникюрными ножницами, чтобы не испортить ворс. Затем обрабатываются края, если ткань пушистая, идет стрижка ворса в «нужных» местах для аккуратных швов. Потом каждая деталь сшивается согласно идее.



– Большинство теддистов все шьют руками. Много мелкой и точной работы. Голову, например, надо четко подогнать, аккуратно совместить швы. Делаешь улыбку, все утяжки, пришиваешь уши. Потом выщипываешь или стрижешь – где надо, в зависимости от образа. Ставишь глаза, вышиваешь, валяешь или лепишь нос. Когда все делается вручную – совсем другая энергетика у игрушки. Это как медитация.
Однако, на этом медитация заканчивается и начинается тяжелая работа – в прямом смысле слова. Медведь набивается руками по специальной технологии. Опилки, деревянная стружка, металлический и стеклянный гранулят, синтепон – не зависимо от наполнителя, мастер должен набить до твердости.
На помощь мастеру приходят профессиональные инструменты «медвежатника» – палка-набивалка, колотушка, пинцет. И свои собственные приспособления – кончики от кисточек и все, что поможет добиться цели.
На помощь мастеру приходят профессиональные инструменты «медвежатника» – палка-набивалка, колотушка, пинцет. И свои собственные приспособления – кончики от кисточек и все, что поможет добиться цели.
– Я люблю работать со стружкой, – говорит томский мастер. – Это – не продукт древесной обработки, а специально высушенное качественное дерево, снятое слоями. Стружка тонкая как бумага. В России ее производят только в одном месте, еще покупают в Германии. Изначально, исторически, мишки Тедди набивались деревянной стружкой. Со временем она становится немного мягче, но форма сохраняется. Потом стали пробовать опилки. Но они проваливаются, даже если делать самую тугую набивку «в камень». У нас в России набивали ватой или опилками, потому что стружка была недоступна. Но если сравнить качество, опилочные медведи быстрее придут к тому времени, когда им понадобится реставрация. Особенно если постоянно ими играть или держать их в руках часто. А стружка держит форму. Но ею набиваются медведи среднего и большого размера – от 20 см. «Малышей» часто набивают металлическим гранулятом для утяжеления. Потому что у каждой игрушки должен быть живой вес. Но я его не люблю, поэтому своих малышей набиваю стеклянным гранулятом.

Еще один минус металлического гранулята: если игрушку, набитую им, высылать за границу, то могут вспороть на таможне. И таких случаев немало, – рассказывает томский теддист. Из-за этого к нашим мастерам было много претензий от зарубежных коллекционеров, – они платили большие деньги, а им приходили распоротые игрушки.
– Чаще всего после набивания сильно болят руки, – признается Людмила. – А если опилки – так еще и кожа облазит потом. После набивания, нужно соединить все детали. Для этого затягиваешь шплинты. Если медведь большой, иногда на помощь приходится звать мужчину, потому что сил не хватает. Обязательное требование к технологии Тедди – пять степеней крепления. Но сегодня все чаще ставят не один, а два шплинта, чтобы голова не только крутилась, но и немного наклонялась, и мишка был более живой. Еще делают, чтобы коленочки сгибались.
«Медвежатничать» – как она сама это называет – Людмила училась на личных мастер-классах у Светланы Гуменниковой. Она относилась к числу теддистов, которые продвигали новое для России движение также как Гузель Костына, Ирина Кунах и Джемма Кадж. Они же выпускали книги – еще один доступный ресурс для начинающих. И интернете тогда еще не было мастер-классов. Информацию собирали по крупицам, искали на американских сайтах и делились между собой в блогах.



– Всегда работала в рекламном бизнесе. Но 11 лет назад во время кризиса попала под сокращение. Я привыкла, что каждый день через меня проходит большой поток информации. А тут оказалась в полном вакууме. Это стало невыносимо. Я стала копаться в интернете в поисках того, чем хотела бы заниматься. И наткнулась на медведей. В детстве у меня было их штук пять – от большого желтого советского до маленького. Я играла ими, а не куклами. И душа запросила. Стала интересоваться.

Чтобы понять технологию и создать что-то свое, Людмила решила опробовать разные выкройки, размеры и ткани. Она дала себе зарок: сшить и раздарить 25 медведей. Они были сшиты и раздарены.



– Это захватило меня, потому что в этом виде творчества ты никогда не увидишь потолка. Нет предела твоему совершенству и изучению нового. Для меня это – плюс. Позже так и появился магазин: я снова и снова покупала и пробовала новое. Теперь могу все рекомендовать, опираясь на собственный опыт. И мастер-классы также появились. Там я могла поделиться своими открытиями о плюсах и минусах материалов, о хитростях технологии.
– Некоторые мастера не открывают своих секретов. Их можно понять. Чтобы дойти до какой-то фишечки, нужно перелопатить кучу информации и потратить дни на работу и деньги на материалы. Ведь раньше в профессиональных гильдиях тоже был секрет фирмы, который передавался только ученикам, которые всегда с тобой находились. Мастер знал, что его техника дойдет точно в том виде, в котором она придумана. Качество работы сохранится.
Среднее время, которое требуется на создание мишки Тедди – 4 урока по 4 часа. Плюс много домашней работы. На мастер-классах Людмила рассказывает не только о технологии создания медвежонка и свойствах материалов. У Тедди, как и любого героя, которому немного за 100, богатая история.
Среднее время, которое требуется на создание мишки Тедди – 4 урока по 4 часа. Плюс много домашней работы. На мастер-классах Людмила рассказывает не только о технологии создания медвежонка и свойствах материалов. У Тедди, как и любого героя, которому немного за 100, богатая история.
– Недавно мне в руки попал старый ГДРовский мишка. Ему 70 лет. Чтобы продлить ему жизнь, мне понадобилось все вскрыть. Так работают реставраторы. Это волшебство – видеть так близко работу мастера, который трудился больше полувека назад. Когда ты все это вытаскиваешь, узнаешь столько всего о традиции создания, о материалах, как это было сделано, претерпели ли они какие-то изменения, в каком состоянии «ревун» – механизм, благодаря которому мишка «рычит». Представляете, я достала из него «ревун» и увидела, что он совсем не изменился с тех пор. Его сегодня производит все та же немецкая фабрика, которая делает материалы для Тедди уже сто лет. И диски совсем не изменились. Это и есть традиция. Наши 70-летние мишки совсем другие. По ним видно, что прогресс шагнул далеко вперед.
Есть несколько видов реставрации мишек Тедди, рассказывает Людмила. Какой применять – зависит от состояния игрушки. Если медвежонок сохранился хорошо, достаточно аккуратно пройтись по нему чистящим средством. Когда состояние не очень хорошее, тогда все распарывается, меняются крепления, игрушка буквально шьется и набивается заново, но максимально похожими материалами: если был набит стружкой, реставратор старается это сохранить. При такой работе обязательно копируются выкройки медвежонка. По ним, мечтает томский мастер, она обязательно сделает реплики.
– Мы стараемся не сделать нового медведя, а продлить ему жизнь и остановить старение. Любому мастеру полезно смотреть на старых мишек, потому что все новое – это хорошо забытое старое, переложенное на современный манер, с учетом новых технологий и материалов. Когда занялась реставрацией, я почерпнула столько информации о классике, об истории создании этих игрушек.
– Мы стараемся не сделать нового медведя, а продлить ему жизнь и остановить старение. Любому мастеру полезно смотреть на старых мишек, потому что все новое – это хорошо забытое старое, переложенное на современный манер, с учетом новых технологий и материалов. Когда занялась реставрацией, я почерпнула столько информации о классике, об истории создании этих игрушек.
У нас в стране нет традиции хранить игрушки, – сожалеет Людмила. С советских времен принято все отдавать или выбрасывать. Вместе с ними теряется важная часть истории семьи.
– Хочется верить, что мы начнем воспитывать в своих детях любовь к авторской игрушке, ценность семейной реликвии и семейные традиции. Представляете, если сказать ребенку: «Этим медведем играла твоя бабушка и мама». И пусть он в заплатках, но это энергетика какая. Представляете, это же нырок в детство. Это прекрасно. Мне кажется, мы должны обучать этому наших детей и бережному обращению тоже. Да, на всех старых игрушках есть следы времени: чернила, заплатки, потертости – но к ним все равно относились бережно, раз они дожили до наших дней. Их берегли и обнимали. Я вообще считаю, что с мишками всегда нужно обниматься. Так мы снова становимся ребенком и возвращаемся в детство.
Текст, оформление, видео – Татьяна Бемлер.
Фото – Оксана Мельникова, Людмила Некурящева, Татьяна Бемлер.


Февраль 2021.

ПОДДЕРЖИ ТВ2! Мы пишем о том, что интересно.