«Залетела» в Красную книгу
В чем сибирские ученые обошли испанских в деле сохранения уток?
Крылья у этой утки короче, чем у других представителей семейства, зато органы размножения длиннее ее самой почти в два раза. Но интересна савка не только этим. Сегодня это — исчезающий вид, занесенный во Всемирную Красную книгу. Сохранить его пытаются биологи всего мира, в том числе и сибирские. Что для этого делают наши ученые, как гоняются за утками по тростниковым зарослям и в чем им удалось обогнать испанцев? Читайте в нашем материале.
Вы встречали когда-нибудь уток с голубыми клювами? А они есть. Причем широко известны во всем мире. Савка — так называется этот вид — одна из самых редких уток на планете. На суше представители этого вида очень неповоротливы, потому что лапки у них расположены ближе к хвосту. Зато в воде чувствуют себя, как дома: резво плавают, ловко ныряют, передвигаются под водой, едят и даже спят, качаясь на волнах. Если сейчас ничего не делать, наши дети не смогут увидеть это своими глазами в природе, а только прочтут об этом.
На территории России сегодня осталось всего около 500 пар птиц. Биологи всего мира пытаются сохранить популяцию савки. Присоединились к этому и ученые нашего региона. Институт систематики и экологии животных Сибирского отделения РАН, Новосибирский зоопарк и томский экологический центр «Стриж» создали совместный проект «У савки есть будущее». В его рамках ученые и экологи пытаются разобраться, почему численность уток этого вида падает, и сделать все, чтобы они не исчезли. Возглавляет работу старший научный сотрудник института Владимир Шило.
Владимир Шило на территории Карасукского биостационара
Это совместная работа трех коллективов. Ее цель — сохранить биологическое разнообразие. Мы отрабатываем технологию разведения редких и хозяйственно-полезных видов птиц, а также изучаем возможности увеличения их численности в природе за счет особей вольерного разведения, для которых вольеры — это дом. Это относительно новое направление. Поэтому мы не только разрабатываем технологии разведения в неволе, но и выполняем второй важный этап работы — изучаем, как наши птицы, выращенные в вольерах, приживаются в природе.
Владимир Шило, заведующий Карасукским биологическим стационаром СО РАН
Из 500 пар савки, обитающих в России, около 150-ти живут в Новосибирской области. Поэтому в 2006 году на биологическом стационаре в степях близ Карасука началась работа по разведению редкого вида уток.
Карасукский биостационар
В биостационаре у специалистов каждой из трех организаций — свои задачи. Экологический центр «Стриж» взял на себя полевую работу. Его сотрудники занимаются мониторингом численности савки на гнездовании и в период сезонных миграций, проще говоря — ездят на машинах по районам и подсчитывают птиц. Томские орнитологи изучают гнездовую экологию и биологию — замеряют размеры яиц и забирают их из брошенных гнезд.
Места, где обитают птицы, орнитологи экологического центра «Стриж» изучили в первые годы работы.
Дальше — надеваешь гидрокостюм и бродишь среди камышей и тростника в поисках гнезд. Савки строят их в густых зарослях. Найти гнездо непросто, потому что савка хорошо его прячет. Как только найдешь — рядом ставишь фотоловушку или камеру.
Евгений Мурзаханов, орнитолог экологического центра «Стриж»
Евгений Мурзаханов в поиске савки
Сейчас появились большие технические возможности. Когда мы только начинали, приходилось тянуть провода через озеро, прятать регистраторы в тростниках, а потом каждые два дня за флэшками ходить. Это было очень трудоемко и не всегда удавалось.

Сегодня все проще: поставил камеру — она каждые несколько часов передает сигнал через сотовую связь. Смотрим все в режиме онлайн. Если мы видим, что самка там, ничего не трогаем. Камеру ставим неподалеку и удаленно наблюдаем — все ли хорошо у птиц. Если вдруг видим, что птица по какой-то причине покинула гнездо, брошенные кладки изымаем из гнезда и перевозим в инкубатор.
Евгений Мурзаханов, орнитолог экологического центра «Стриж»
Поиск гнезд
По наблюдениям, савка часто бросает гнездо. Но пока ученые не могут объяснить причину. Иногда они засекают, что на кладку нападают хищники и самка погибает. Бывает, что она просто не возвращается к гнезду. Тогда яйца забирают в инкубатор. В нем птенцы появляются на свет.



— Савка — реликтовый древний вид, она гораздо старше остальных уток, но при этом одна из самых мелких, — рассказывает Евгений Мурзаханов. — Ее особенность в том, что она несет аномально большие яйца, по сравнению с массой своего тела. Во взрослом возрасте савка вырастает в среднем до 500 граммов. Одно яйцо весит около 90 граммов, при этом за период гнездования, который длится около недели, она может отложить до 10-12 яиц.

В 1950-60-е годы была версия, что савка не насиживает яйца из-за их огромных размеров и птенцы вылупляются сами. Но позже это предположение не подтвердилось. Как и другие утки, савка выводит потомство самостоятельно.
В Карасукском биостационаре создали небольшую ферму по выращиванию савки. Там работает более 20 человек. Многие из них живут на станции круглогодично, занимаются разведением редких видов птиц. Из инкубаторов птенцов помещают в специальные вольеры и там выращивают. За это отвечают работники Новосибирского зоопарка. А научные сотрудники института тем временем изучают повадки, поведение и физические особенности птиц.
Такая же работа проводилась 50 лет назад в Испании. Там численность савки упала до 29 особей. Причем у них эта утка оседлая, у нас перелетная. В итоге испанские ученые смогли восстановить ее до 2,5 тысячи. Разводили полувольно. Наша работа в чем-то схожа с ними. Но уникальность ее в том, что Карасукский биостационар — единственное место в мире, где их научились выращивать абсолютно в неволе. Мы запатентовали этот способ.
Владимир Шило, заведующий Карасукским биологическим стационаром СО РАН
Работами по разведению редких видов птиц занимается и научный сотрудник института систематики и экологии животных СО РАН Светлана Климова. Она изучает уток, ежедневно с ними встречается и знает поведение почти каждой птицы.
Светлана Климова на территории Карасукского биостационара
У нас на ферме савка живет в небольших бассейнах. Обычно поодиночке или парами. Если двух самцов рядом поселить, они будут токовать (прим. ред.: особым способом подзывать самку) и драться, могут даже убить друг друга. Поэтому мы селим их парами, когда самка готова к размножению. Первый признак — она очень активно набирает вес и становится тяжелее почти в два раза. Мы соединяем уток, они спариваются. Этот процесс тоже проходит на воде. Возможно, поэтому у самцов органы размножения очень длинные — около 70 см. Так ловко все устроено по физиологии, чтобы род продолжался. Затем самка начинает откладывать яйца, самца отсаживаем. Он сидит и токует. В это время его клюв голубеет.
Светлана Климова, научный сотрудник института систематики и экологии животных СО РАН
Птенцы в биостационаре выводятся двумя способами: отдельно от самки в инкубаторе и «под самкой». По наблюдениям ученых, второй способ предпочтительней. Птенцы, которые вывелись естественным путем, очень пугливы и сохраняют эту особенность — пугаться человека — на всю жизнь. Значит, будут осторожней в природе.

Сейчас в бассейнах Карасукского стационара 50 искусственно выращенных птиц. Уже третий год их выпускают в живую природу. Но не просто так.



— На каждую утку надевают цветной пластиковый ошейник или кольцо, по которым можно ее отследить, — говорит Евгений Мурзаханов. — Оптимально, конечно, было бы выпускать с датчиками. Но это большая проблема, потому что нужны очень маленькие. Пока их не удается получить. А большие сложны для крепления на утке.

В прошлом году мы выпустили девять уток, в этом пять. Среди них были и пары взрослых птиц, и самка с птенцами. Сейчас совместно со «Стрижом» следим за ними. Есть предположение, что наши самки, выпущенные весной, откладывают яйца. Надеемся, они успеют высидеть их. Тогда птенцы, которые появятся, будут уже «дикими», а не «искусственно-выведенными».
Светлана Климова, научный сотрудник института систематики и экологии животных СО РАН
Годы исследований требуют немалых вложений. В свое время проект по сохранению савки поддерживали зарубежные компании и фонды, но после того как центр «Стриж» чуть не признали инагентом, от помощи иностранных организаций пришлось отказаться. Сейчас деньги на исследования выделяют благотворительный фонд «Сохранение Сибири и Дальнего Востока» и Фонд президентских грантов, благодаря содействию ОНФ. Основные затраты по содержанию Карасукского биостационара, оплате работы сотрудников и закупке кормов — 14 миллионов в год — берет на себя Новосибирский зоопарк.
Первые годы наша работа не приносила видимых результатов. А с 2010 года мы зафиксировали рост численности савки. И сейчас он стабильно держится на одном уровне. Во время осенней миграции мы насчитываем около 1200 особей. Конечно, нельзя сказать, что это за счет разведенных нами птиц. Мы только начали их выпускать. Это работа на будущее.
Евгений Мурзаханов, орнитолог экологического центра «Стриж»
Сейчас у савок период линьки, когда они меняют оперение. А уже совсем скоро — в конце августа-начале сентября — они полетят в теплые страны. Где зимуют сибирские савки — ученым тоже только предстоит выяснить. Всеми своими открытиями они активно делятся со школьниками, охотниками и вообще всеми неравнодушными. Потому что важно не только изучить редкий вид и сохранить его для себя, но и рассказать людям, чтобы савку узнавали и берегли.

В 2017 году журналисты ТВ2 вместе с орнитологами экологического центра «Стриж» побывали в местах обитания савки и приняли участие в поиске утиных гнезд. Как это было, можно посмотреть в фильме «Загадки от белоголовой савки».
Мы пишем о том, что интересно. ПОДДЕРЖИ ТВ2

8 августа 2020 года