Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. «Я хочу биться в клетках»: история томички с «золотой» дисквалификацией
Истории

«Я хочу биться в клетках»: история томички с «золотой» дисквалификацией

ТВ2 Дарья Гришанова

Халида Зуевич – чемпионка мира в свои 21. Она тренируется и тренирует в томском клубе «Шторм». Может поднять на вытянутых руках восьмидесятикилограммового мужчину и учит драться пятилетних девочек.

Автор:  Дарья Гришанова

Новый рок-н-ролл

У этой чемпионки нет истории, в которой она с младенчества занимается своим видом спорта и через травмы, сомнения идет к своей мечте. Три года – столько потребовалось Халиде, чтобы стать чемпионкой мира по панкратиону.


«Я просто всю жизнь была в спорте. Пять лет отзанималась рок-н-роллом. Сказали, здесь мне ничего не светит: «можешь не связываться». В школе была капитаном сборной по баскетболу. И в 18 лет, после окончания 11 классов, думаю: «Что мне делать? Мне нравится спорт. Хочу связать с ним жизнь. Хочу тренировать». Но чтобы тренировать, нужно добиться каких-то результатов. Если бы я не выиграла свой первый чемпионат России в 2017-м, а потом в 2018-м, а потом чемпионат мира, как бы я смогла кого-то тренировать? Мне сказали бы: «Ты кто вообще?».

Автор:  Дарья Гришанова

Три подопечных Халиды уже выиграли чемпионат Томской области. Есть и те, кто занимается просто для себя. 20-25 человек от пяти до сорока лет тренируются в «Шторме» вместе с чемпионкой мира, каждый в своем темпе.


«Я этим живу. Всегда в зале. С детками, конечно, тяжело. Плохо себя ведет – поставишь на кулаки – плачет. Больше не будешь? «Не буууду!». Жалко, но понимаешь, что без этого дети расти не будут».

Фото: 
Автор: 
 -
 -
 -
 -
 -

Дисквалификация и мир

«Есть два вида панкратиона: семи-контакт (ограниченный) и фулл-контакт (полный). В семике нельзя прорубать, удар нужно показывать. Можно задеть, но если человек упал, предупреждение – нельзя так. Так же удар ногой: нужно показать и поставить. Но такими правила стали недавно, многие приехали выступать, не зная этого, и были дисквалифицированы из-за нокаутов. В фулл можно все. И в фулл я взяла золото».


Но – маленькая предыстория: Халида выступала только в семи-контакте, до того как «в фулл взяла золото», и всегда завершала нокаутами. Ни одного полного боя, хоть он и должен длиться всего пять минут. И в Бобруйске (Белоруссия) 1 ноября 2018-го для участия в чемпионате мира взвешивалась в семи-контакт, но в первом же бою была дисквалифицирована.


«Я в слезы. Что делать? Через два дня фулл. Я обычно участвую в весовой категории до 64 килограмм, а от России в фулл было только одно свободное место – до 71. Взвесилась – 68. Выиграла, но там все такие здоровые!».

Автор:  из архива Халиды Зуевич

Чемпионат мира для панкратиона по значимости как олимпиада. Панкратион только пытается пробиться в олимпийские виды. В Томске он начал развиваться в начале 2000-х и сейчас считается молодым. Халида Зуевич и ее тренер Сергей Кривов – единственные мастера спорта по панкратиону в Томской области.


«Хочется продолжить тренироваться именно у своего тренера – он меня поднял с нуля. Помочь ему в развитии панкратиона именно здесь. После того как я выиграла чемпионат мира, многие стали говорить: «Ничего себе!». Никто не задумывался, что можно выступать серьезно, тренируясь в Томске».

Томская печенька

Свои досрочные нокауты Халида проводит, пробивая руками…


«…корпус, печень. Меня пацаны называют «печенька». Я сначала: «В смысле, печенька?». Ну, думаю, какая-нибудь булка. А мне объясняют: «Это потому, что ты всегда печень пробиваешь».

Автор:  Дарья Гришанова

Сама спортсменка никогда не уходила с ковра со сломанной рукой или разбитым носом. «Максимум, что было – это губы». А вот синяки на тренировках – нормальная ситуация.


— Иногда в партере (в положении лежа) умудряются зарядить так, что у меня расплывается такой финиш под глазом... Раньше я больше боролась в партере, а сейчас больше в стойке бью. Это из-за артрита – моей главной проблемы. После сборов на Алтае и горных пробежек я просто не могла тренироваться, даже опуститься на колени. Теперь, когда я, например, делаю вырыв (подъем соперника руками вверх) и поднимаю какого-нибудь мужика, артрит дает о себе знать: даже во время отдыха колени ноют и ноют…


— Мужика скольки килограмм?


— 85 кило точно могу. Девяносто, наверное, максимум. Знаете, с девчонками общаешься, когда приезжаешь на соревнования, заходишь в соцсети, смотришь, какие у них крутые залы, какое оборудование – клетки стоят, можно отрабатывать всякие уходы. У нас вон, к стене встал и отрабатываешь. Но можно посмотреть на это с другой стороны: комфорт – он балует. У нас нет приспособлений, чтобы тренировать вырывы – мы берем человека и так же работаем. И результат намного лучше.

Автор:  Дарья Гришанова
Поддержи ТВ2!