Выжить в бараке: квест от депутата Елены Ульяновой

Елена Ульянова специально вернулась в Томск из столицы, чтобы стать депутатом Думы города Томска. Последние несколько лет экс-директор телекомпаний «Алиса» и «ГТРК Томск» живет в Москве, где сначала она возглавляла «Рыбаков Фонд», который был учрежден в 2016 году российским бизнесменом Игорем Рыбаковым (по версии журнала Forbes, в 2019 году его состояние составляло 1,3 млрд долларов), а затем заняла пост президента фонда «Равенство возможностей». Фондом Елена руководит по сей день и фактически сегодня живет на два города. В гордуму Елена Ульянова прошла по списку «Партии Роста» и возглавила там комитет по социальным вопросам. Сразу после первого заседания глава комитета стала гостем прямого эфира в инстаграме ТВ2, где ответила на вопросы наши и нашей аудитории.

Елена Ульянова
Елена Ульянова

Давайте начнем разговор с вашего открытого обращения к губернатору и мэру, которое вы сделали две недели назад. Для тех, кто вдруг не в теме, речь там шла о том, что ситуация с коронавирусом в Томске выходит из-под контроля. Чтобы не допустить паники, вы предлагали губернатору и его подчиненным в режиме онлайн отвечать на вопросы томичей. С момента вашего обращения что-то изменилось? Есть какая-то реакция «белого дома»?​


— После этого обращения у меня была достаточно длительная беседа с замгубернатора Сергеем Ильиных о том, как выстроить работу по информированию и разъяснительной работе. Просто на сегодняшний день основная проблема, которая встала в коммуникации с томичами, – это то, что с ними не разговаривают, им не объясняют тот или иной поступок. Либо говорят уже постфактум, как это случилось с роддомом № 4. Если будем работать на опережение, спустимся с вершины горы к людям и будем говорить с ними человеческим языком, то половина проблем и социального недовольства будет снята.


Мой разговор закончился тем, что было предложено проводить два еженедельных эфира, где специалисты, а не чиновники будут отвечать на вопросы томичей. Какие меры принимаются, как действовать в той или иной ситуации, какие есть недопонимания.


— И? Появились прямые эфиры, мэр и губернатор выступили перед томичами и ответили на их вопросы?


— Прошел эфир с заместителем губернатора Людмилой Огородовой, посвященный вопросам образования. Но это больше академические разъяснения, а люди хотят просто слышать те ответы, на те проблемы, с которыми они сталкиваются. Мне в соцсети приходят просто сотни сообщений о том, почему горячая линия не отвечает, почему в одной очереди сидят больные и здоровые, спрашивают, когда нужно посещать больницы, а когда нет. Мы же сегодня, на минуточку, говорим о цифровой стране. И сегодня все эти проблемы можно решить, не выходя из одного кабинета. Можно анализы отправлять по электронной почте, как это делают все лаборатории. Можно делать прямой эфир между врачом и пациентом, для этого не нужно нагнетать обстановку и делать миллионное количество выездов.


И я как раз хотела поговорить о том, почему этого не делается. У меня был разговор по телефону с Иваном Кляйном, и мы начинаем друг друга слышать. Я не люблю слово «чиновник», сама столкнулась с регламентом, чиновничьим языком… но сегодня нужно эту грань между чиновниками и людьми максимально стереть. В такой ситуации неопределенности нужно находить другой способ общения. К черту все регламенты, к черту протоколы. Нужно включить человека и сделать так, как это будет удобно для людей.


В инстаграме спрашивают, а где взять врачей?


— Я сейчас буду говорить, как обыкновенный человек понимает ситуацию. Да, врач болеет. Да, он должен находиться дома, в изоляции. Но, если он не прикован к постели, если он болеет бессимптомно, то он может давать консультации, которые сегодня необходимы. Понимаете, мы просто не используем личностные качества людей, которые могут привести к положительным результатам. Это как во время войны, когда генералы плевали на протоколы и принимали решения по ситуации. И сегодня, я считаю, что нужно принимать решения именно так.


— Сейчас поступает огромное количество вопросов о штрафах за хождение без масок. В Сети появилось видео, где на девушку заводят протокол о неповиновении полиции за то, что она отказалась надевать маску.


— Я не успела глаза открыть, как мне посыпались сообщения про это. Некоторых людей за неношение маски даже забирают в СИЗО. Я сама не могу понять логику и хочу донести способ решения проблемы до людей, которые принимают решения. В Москве, а я сейчас там больше бываю, чем в Томске,  ты заходишь в любое учреждение, торговый центр, кинотеатр, тебе дают маску, обрабатывают руки и никаких денег не берут. А как это происходит у нас? Человека без маски пропустили, он идет по торговому центру, набирает полную корзину продуктов, и только на кассе ему задают вопрос, а где маска. И тут же появляется полиция, начинается составление протокола. Скажите, где логика? Давайте все-таки выйдем с предложением к сетям обеспечивать на входе всех средствами индивидуальной защиты. Я думаю, что они сделать это в состоянии, потому что сегодня торговые центры меньше всего пострадавший от коронавируса бизнес.


— Антимасочники заваливают вопросами, на каком основании...


— Мне тоже такие пишут. Встал вопрос, могу ли я прикрыть лицо шарфом, например. Замгубернатора Иван Деев прокомментировал, что это тоже средство защиты. Я считаю, что люди должны уважать других людей. Я сама долгое время не носила маску, мне не комфортно и тяжело дышать в ней. Я начинаю задыхаться, это психосоматика, наверное. Но, когда я понимаю, что ситуация сегодня достаточно серьезная, я из уважения к людям, которые окружают меня, которые боятся заразиться, соблюдаю масочный режим. Поэтому для того, чтобы не провоцировать людей, маски нужно просто выдавать людям. И тогда не будет конфликтов. Более того, могу сказать, что в Москве это делают с улыбкой, ненавязчиво, в полуигровой форме, и человек просто не может ее не взять и не надеть. Давайте будем относиться друг к другу по-человечески.


— Вопрос, который попросили нас задать вам более 10 человек, касается перепрофилирования роддома № 4. 40 000 томичей просили сохранить это медучреждение и подписали петицию, а роддом все равно отдают под ковид-госпиталь. Наталья в инстаграме задает вопрос, что именно вы как женщина готовы сделать в знак солидарности, для того чтобы 4-й роддом функционировал в прямом своем назначении?


— Когда было объявлено о перепрофилировании, ко мне тоже обратились подписчики в соцсетях. Я, будучи в отпуске, направила свое обращение к губернатору, где выразила мнение, что оснащенный роддом после ремонта нельзя отдавать под ковид-госпиталь. Тогда мы его отстояли. Кстати, отмечу, что на мой депутатский запрос ответа так и не пришло. Меня удивляет наша власть, которую обязывают в течение 30 дней отвечать на обращения и все тянут с ответами до последнего, несмотря на тяжелую ситуацию.


Сейчас, когда эпидемиологическая ситуация в Томске не просто катастрофическая, а на самом деле очень серьезная, количества коек не хватает, у меня возникает рациональный вопрос: «А что будет с людьми, которых невозможно определить в стационар?». И здесь, если ставить на чашу весов, я за людей, которые болеют коронавирусом. Если это учреждение по оборудованию, по месторасположению больше всего подходит под ковидный госпиталь, то, видимо, придется из двух зол выбирать меньшее. Когда стоит вопрос о жизни человека, наверное, все-таки будет так правильно. Хотя многие мамочки меня, наверное, сейчас неправильно поймут. Мамочки, я тоже за вас, правда. 


Мне сложно судить, почему нарушен канал коммуникации, почему люди не могут дозвониться на горячие линии. Я с большим уважением отношусь к Ивану Дееву, с которым нахожусь в общении практически в режиме онлайн. Мне пишут, например, что скорая не едет, человек задыхается, я в любое время дня и ночи отправляю это сообщение Ивану Анатольевичу, и он в течение пяти минут, в час ночи, в два часа ночи отвечает. Но это мой человеческий ресурс, к которому я не могу прибегать постоянно. Поэтому и надо с людьми разговаривать. Я очень хочу, чтобы то обращение к губернатору и мэру, которое я опубликовала, было услышано.

— В редакцию ТВ2 жалуются томичи на нехватку лекарств от коронавируса. Антибиотики остались всего в 6 аптеках города. Похожая ситуация во многих городах Сибири. К вам как к депутату уже обращались с такой проблемой? Понятно, что это не функция городской Думы напрямую решать этот вопрос, но как-то поразбираться в нем не планируете? Вы же возглавляете комитет по социальной политике. 


— Я вам больше хочу сказать, что они и в Москве исчезли. Более того, раскуплены все витамины. Уже и это становится в дефиците. Есть контролирующие органы, которые должны регулировать эту ситуацию, не дать развиться панике. Вспомните, как было с продуктами, когда только появился ковид. Все полетели в магазины закупать гречку. По сути, сейчас та же самая ситуация.


— Проблемы с нехваткой лекарств некоторые связывают с необходимостью наносить маркировку. Губернатор Кузбасса, где тоже есть проблемы с лекарствами, обратился к президенту с просьбой временно отменить маркировку, чтобы ускорить поступление лекарств на прилавки аптек.


— Это тоже не выход. Представляете, с чем мы тогда можем столкнуться. Вдруг мы найдем антибиотик, в котором будет растолченный мел. Я не специалист, и сейчас мы просто разговариваем на обывательском уровне.


— Кроме того, что вы возглавили комитет по социальной политике, вы еще и вошли в комитет по градостроительству и присутствовали на его заседании. Из ответов представителя мэрии Алексея Макарова вы поняли, почему так просто у нас можно снести историческое здание в центре Томска?


— Я так понимаю, что это не первый и, видимо, не последний случай. Я до сих пор не понимаю, как можно в центре города снести здание, не получив разрешения на снос. Это же серьезнейшая процедура, тем более когда очевидно, что здание — часть исторического Томска. Я задала вопрос по наличию Генплана развития Томска и до конца не поняла, насколько он актуален. Да, мне сказали, что есть Генплан 2007 года. Я всегда привожу в пример город Минск, где Генплан был принят в 1949-м и действует до сих пор. Я не совсем поняла, как в Томске могли принять в 2007 году, если через 13 лет его нужно переделывать и пересматривать, вкладывать в это новые средства? 


Почему я вошла в этот комитет? Просто во время предвыборной кампании посетила все наши «волшебные» микрорайоны, начиная с Черемошников, заканчивая Степановкой. Это большая боль. Я пришла в некий шок. Те бараки, которые существуют, в которых до сих пор живут люди, в принципе недопустимы в цивилизованном обществе. Для меня сейчас большая задача в этом навести порядок. У меня есть предложение для депутатов, правда, я его еще не озвучивала, чтобы мы прошли некий квест: провели сутки в доме, где нет отопления, канализации. Это называется проверено на себе. Я думаю, что после такого квеста мы зашевелимся быстрее.


— Вы довольно-таки долго отсутствовали в Томске. Когда вернулись, что приятно и что неприятно удивило?


— Мне очень сильно бросилось в глаза равнодушие томичей. Раньше с кем бы ты ни заговорил, чтобы ты ни предложил, ты находил понимание и поддержку. Сегодня, когда ты только начинаешь говорить о каких-то перспективах, то получаешь в ответ, что это невозможно, что нужно спуститься с небес на землю. Это равнодушие и внутреннее недоверие ко всему меня приводят в состояние какого-то шока.


— Выборы председателя Думы Томска наделали много шума. Волнуют людей до сих пор. В инстаграме вас спрашивают, за кого голосовали как председателя Думы, Фадееву или Акатаева? 


— Друзья мои, я голосовала за Чингиса Акатаева. Я не голосовала за «Единую Россию» и хочу сказать, что все, что происходит в партии власти, меня категорически не устраивает. Я крайне разочарована, хотя ЕР 2000 года и сегодняшнего — это две большие разницы. Я голосовала за Чингиса Акатаева как за очень компромиссное решение, за опыт, который складывался десятилетиями. И сейчас, глядя на то, как Чингис Маметович работает, я абсолютно не жалею, что сделала этот выбор. Если бы был кто-то между ними, между Ксенией Фадеевой и Акатаевым, то кто знает, какой бы выбор я сделала. Но, к сожалению, доверить город молодым ребятам, даже с очень жесткой и, казалось бы, конструктивной позицией… Мой опыт не позволил этого сделать.


Так что, коллеги, можете распять меня, можете во мне усомниться…


На самом деле я могла бы поддержать оппозицию, если бы в ней был единый сильный лидер. Кстати, я себя предлагала как компромиссное решение и теперь думаю: «Спасибо, что никто не поддержал кандидатуру в моем лице». Я бы не смогла быть настолько осведомленной и компетентной, насколько сейчас Чингис.


— Щиты у вас во время выборной кампании были многозначительные. «Если не мы, то они». Они – это, кажется, какие-то плохие люди. А кто они конкретно? Возьметесь уточнить задним числом?


— Это был такой двойной слоган. Чтобы люди не были немы. А против... я была исключительно против депутатов, тех, кто представлял власть в гордуме. Против «Единой России» как партии власти.


— А, кстати, про «Партию Роста». Вот тут в программе «Партии Роста» вычитала, что партия категорически против того, чтобы какое бы то ни было должностное лицо занимало свой пост более двух сроков подряд. 


— Где это вы такое прочитали?


— В программе вашей партии...


— Два года?


— Два срока.


— А-а... Я согласна с этим. Должна быть сменяемость власти.


— А как быть с первым должностным лицом в государстве – президент, судя по всему, намерен до 2036-го задержаться. Как вы к этому относитесь?


— Дай Бог здоровья нашему президенту. Если вы меня спросите по Конституции, то я голосовала против очень многих поправок.


— Так ведь мы голосовали за все поправки одним чохом. Вы проголосовали против внесения изменений в Конституцию?


— Я имею в виду, что мы это обсуждали в партии и лично я проголосовала против.


— Спрашивают про льготы на проезд для школьников.


— Хороший вопрос. У меня вообще есть идея о создании единой социальной карты, которая даст льготу определенной категории населения. Мы говорим не только о школьниках, студентах, людях пенсионного возраста. Если мы подготовимся и решим вопрос о том, каким категориям положена льгота, то все можно будет зашить в эту единую социальную карту.


— На градостроительном комитете вы спрашивали о судьбе военного городка училища связи...


— Я навела все справки. РПЦ принадлежит одно здание, которое находится внутри. То, что находится по периметру дороги, им не принадлежит. Я хочу обратиться в администрацию. Там же до трагедии один шаг: при любом сильном порыве ветра стекло может быть выбито и попасть на пешеходную часть. Неужели так сложно найти средства, чтобы специальными сетками обнести здание? Это сделали с одной стороны, где школа «Перспектива». То есть нет логического завершения. И так во многом в Томске.

Я вообще считаю, что бесхозные здания нужно отдавать бизнесу, если у города нет средств на их восстановление. Что сидеть! То же самое с Домом офицеров было. Его отдали, но он 20 лет стоял бесхозным, немым укором для всех нас. А я помню, как мы туда на танцы бегали.

И таких зданий по городу большое количество.

— Сегодня стало известно, что Сергей Жвачкин оставил на посту омбудсмена Валерия Падерина, за отставку которого выступал ваш соратник по «Партии Роста» Борис Титов. Вы встречались с бизнесменами, можете пояснить, что не так с Падериным?


— Это не в моей компетенции. Мы понимаем, что Борис Юрьевич Титов — лидер партии, а я его заместитель. А все, что касается омбудсменства — это другая история. Я просто была свидетелем происходящего и могу говорить от себя. На самом деле от томского бизнеса поступало множество обращений, что Валерий Падерин не справляется. Конечно, возможно было согласовать смену омбудсмена, но губернатором было принято другое решение. Было проведено совещание, на котором присутствовал как бы бизнес и где выразили поддержку Падерину. Я могу сказать одно: меня на этом совещании не было, но я знаю, что там было большое количество чиновников и людей, не имеющих отношения к бизнесу. Я думаю, что последуют другие действия, которые будут направлены на защиту тех томских предпринимателей, которые в этом нуждаются.

— Сегодня вы провели первое заседание комитета по социальной политике. Какие, на ваш взгляд, важные проблемы были подняты, что будете решать в первую очередь?

— Самый основной вопрос сейчас — это, конечно, бюджет. Проект бюджета на заседании мы одобрили, но вопросы по нему, конечно, есть. Основные вопросы касаются образования. Это недостаток детских садов, школ, вопрос перевода детей на односменную учебу. По культуре встает вопрос работы учреждений в ситуации коронавируса.

Мы должны понимать, что мы все входим в другую эпоху. И чем быстрее мозг переформатируется, тем будет лучше. Потому что идет большая психологическая нагрузка, которая может привести людей к худшим последствиям, чем те, которые возможны при коронавирусе. Выросло число суицидов, обострились психологические проблемы… А для того чтобы свести такие негативные последствия к минимуму, с людьми нужно разговаривать. Мы с этого начали, и этим хотелось бы закончить. Давайте будем со всеми говорить. Мой лозунг, который когда-то произнес великий педагог Александр Осмолов: «Сегодня Россия проходит проверку на человечность». Я считаю, что мы все сейчас должны пройти эту проверку. И тогда у нас все будет хорошо.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?