«Выборы мэра — это большая ценность для Томска»

Илья Леонтьев — председатель комиссии по регламенту и правовым вопросам городской Думы, на которой сегодня обсуждалась инициатива  областного депутата  Игоря Чернышева об отмене прямых выборов мэра Томска. Накануне мы поговорили с депутатом из фракции партии «Единая Россия» о предстоящих выборах градоначальника, помощи врачам и о том, как сейчас живет гостиничный бизнес в Томске. Илья Леонтьев в настоящий момент является директором отеля и хостела «Момент» на 150 человек.

Илья Леонтьев
Илья Леонтьев
Фото: ТВ2

— В связи с неожиданным арестом мэра Ивана Кляйна нам в этом году предстоит, видимо, выбирать и нового градоначальника. Давайте сначала разберемся по регламенту этого вопроса. Вот сейчас суд временно отстранил Ивана Кляйна от занимаемой должности. Т.е. пока есть слово «временно», мы не можем назначать дату выборов нового мэра?


— Не можем. Пока не прекратились полномочия действующего мэра, мы не можем назначать дату выборов нового. Есть определенный перечень причин, по которым эти полномочия могут прекратиться. В том числе и вступление в законную силу обвинительного приговора суда. В 131-м федеральном законе о местном самоуправлении эти все причины перечислены.


— Если эта формула «временно» будет сохраняться год или два, три, то мы не можем назначать дату выборов нового мэра?


— Да. В законе нет такого, что если судебное разбирательство затянется, то можно прекратить полномочия. Только вступление в силу приговора.


— Комиссия по регламенту обсуждала инициативу областного депутата Игоря Чернышева об отмене прямых выборов мэра. Чернышев – областной депутат, объясните, пожалуйста, почему городские депутаты должны обсуждать его инициативу? При чем здесь областные депутаты вообще?


— Напомню, что Игорь Николаевич с этой инициативой выступил еще в августе этого года. Истории с арестом Ивана Кляйна еще не было. К нам обратился глава комиссии по правовым вопросам облдумы Дмитрий Лаптев. Это он направил в нашу Думу просьбу рассмотреть инициативу Чернышева, чтобы узнать мнение городских депутатов. Отменять или не отменять прямые выборы мэра Томска – это полномочия областных депутатов, а не городских. Просто существует такая политическая практика – спрашивать позицию муниципалитета.


— Позвольте, а зачем сейчас спрашивать позицию городских депутатов заранее, если даже еще не известно, когда закончатся полномочия Ивана Кляйна?


— Об этом мы можем только догадываться.


— Ваше личное мнение по этому вопросу: вы за выборы или за назначение?


— У меня очень четкая позиция по данному вопросу. Осталось не так много городов в России, где сохранились прямые выборы мэров, и мы должны это сохранить. Это большая ценность для нашего города. 


— А если будет такая ситуация, что городские депутаты все будут за прямые выборы мэра, а областные, среди которых большинство из партии «Единая Россия», будут за отмену. То, получается, что ваше мнение никакой роли не играет?


– Я уверен, что коллеги из области, среди которых действительно большинство из «Единой России», прислушаются к мнению городских депутатов. 

«Выборы мэра — это большая ценность для Томска»

— Давайте рассмотрим вариант, если областные депутаты все-таки отменят выборы мэра. Какая процедура дальше?


— Давайте я напомню все три варианта выборов мэра, какие существуют на сегодняшний день. Первый – это прямые выборы мэра, который сейчас у нас действует. Второй – это из числа депутатов гордумы, как раньше было в Северске. Мэр в этом случае может быть и как глава администрации города, так и председателем Думы, и тогда назначается сити-менеджер. Третий вариант – мэр выбирается из сторонних кандидатов. Собирается комиссия, которая состоит из депутатов гордумы и представителей губернатора Томской области, и она отбирает претендентов на этот пост. Далее не менее двух кандидатов отправляют на утверждение в гордуму. Это большой достаточно процесс. Там есть положение о конкурсе и так далее.


— А вы бы хотели быть мэром Томска?


— Хотеть и мочь – это разные вещи. Наверное, мне было бы это интересно. Это вызов самому себе. Ты здесь живешь, ты небезразличен к тому, что происходит в твоем городе. С другой стороны, конечно, задаешь себе вопрос – сможешь или не сможешь? Это работа, которой не позавидуешь. Вызов интересный, а вот надо ли это мне в жизни, не уверен. Кроме того, еще не пришло время, чтобы обсуждать этот вопрос.


— Люди уже между собой говорят о претендентах и на пост мэра. В частности, называют имя Владимира Мазура, который когда-то работал в мэрии Томска, а сейчас трудится в администрации президента. А вы лично кого бы хотели видеть в этом кресле?


— Я могу фантазировать на этот счет, но считаю, что некорректно сейчас обсуждать этот вопрос, когда есть действующий мэр.

— А вашего друга Владимира Самокиша? Ваш коллега Василий Еремин считает, судя по его статье в МК, что замгубернатора Сергей Ильиных уже начал активно работать в этом направлении.


— Василий Васильевич любит делать прогнозы, но вот с воплощением их в реальность есть проблемы. Владимир Самокиш сам ответил на этот вопрос на канале «Томское время». Он сказал, что еще не время обсуждать выборы мэра, и я с ним полностью согласен. Любой политик сейчас ответит именно так. Хотя я считаю, что Владимир Игоревич силен и неравнодушен к городу Томску. Я смотрю на коллегу со стороны, и, если говорить языком пользователей сети Инстаграм, то все, что он делает, это круто.


— Раз мы уже вспомнили Владимира Самокиша, давайте поговорим об акции «Спасибо врачам», которую он начал. Я знаю, что вы тоже в ней участвуете. Могли бы вы назвать еще предпринимателей, которые в ней участвуют?


— Порядка двадцати бизнесменов присоединилось к акции, это точно. Эта акция началась как федеральный флешмоб, как некая моральная поддержка. Просто в Томске Владимир Самокиш перевел «спасибо» еще в плоскость реальной поддержки, маленьких радостей для врачей. Где-то это вода, где-то что-то к чаю и так далее. Он и меня этим заразил, я помогаю своей Тимирязевской больнице, которая находится в моем округе. «Ярче» участвует в этой акции, «Аграрная группа», ребята с ЮДИ что-то собирали. Мне кажется, что это очень важно, когда существуют разные формы поддержки врачей. Есть автоволонтеры департамента по молодежной политике, есть штаб поддержки врачей при «Единой России» и так далее. Это же нетрудно, найти пару часов и съездить отвезти продукты или воду в больницу. А вот подобной помощи врачам от оппозиционеров я не вижу. Надо, чтобы было много разных проектов поддержки.


— Наверное, у оппозиционеров просто нет денег на такую помощь. Все большие деньги в «Единой России».


Есть штаб автоволонтеров. Можно приехать взять заявку и отвезти медикаменты пенсионерам. Все. Здесь не нужны большие деньги. Безусловно, есть вопросы к власти и к нашему здравоохранению. Но есть общественный сектор, который тоже должен реагировать на общие проблемы, независимо от политических взглядов. 

«Выборы мэра — это большая ценность для Томска»
Фото: c личной страницы Instagram

— Вы просто передаете помощь или у вас есть возможность поговорить с врачами, узнать, что происходит на самом деле?


— В момент передачи или вообще? Конечно, у меня есть знакомые врачи, и мы общаемся.


— На вашей странице в фейсбуке я видела несколько обращений к вам как к депутату, что надо решать как-то проблему коллапса системы здравоохранения в Томске. У вас есть идеи, как можно решить проблему нехватки лекарств, мест в больницах и врачей?


— Как городской депутат, я ничем помочь не могу. Все здравоохранение выведено из муниципальных полномочий. Ни поликлиники, ни больницы не принадлежат городу. Это все областные и федеральные полномочия. Но, конечно, с врачами я общаюсь. Конечно, все очень тяжело, но сказать что врачи плачут или сдались, я не могу. Поэтому, пользуясь случаем, еще раз говорю спасибо врачам.


— Вы помогаете врачам как бизнесмен, не так давно вы открыли гостиницу в районе Томска I под названием «Момент». Где-то я видела, что в соцсетях вы хвастались, что у вас самая современная гостиница в городе. Как вы выживаете, когда идет спад туризма во время пандемии?


— Было все плохо, и в какой-то степени это все продолжается, если говорить об естественном трафике гостей нашего города. Количество рейсов и направлений сократилось, командировочных все меньше и меньше, но с другой стороны, появилось такое направление для нас, как «буфер». Это когда газовики, нефтяники – в общем, вахтовики, перед отправкой на месторождения должны две недели жить в буферной зоне. Обсерватором это некорректно называть, это буфер. И я могу сказать, что большие гостиницы в Томске, наверное, начиная с мая, живут за счет этого буфера. Гостиницы премиального класса потихоньку начинают возвращаться к обычной жизни, а вот хостелы и средний сегмент, им, конечно, придется еще долго восстанавливаться после простоя.

«Выборы мэра — это большая ценность для Томска»
«Выборы мэра — это большая ценность для Томска»
«Выборы мэра — это большая ценность для Томска»
«Выборы мэра — это большая ценность для Томска»
«Выборы мэра — это большая ценность для Томска»
«Выборы мэра — это большая ценность для Томска»

— Как человек, который занимается гостиничным бизнесом, вы лично заинтересованы в непрерывном потоке туристов в наш город. Как вы считаете, на что нужно делать ставку Томску, чтобы стать привлекательным для туристов?


— Город форумов. Мне нравится эта идея. Несколько лет назад она витала в кабинетах разных уровней власти, но мне кажется, что она не получила продолжения. Учитывая наш вузовский потенциал, когда мы должны постоянно проводить конференции, семинары, то для приема гостей должна быть соответствующая инфраструктура.


— А есть ли у Томска какие-то свои преимущества с точки зрения внутреннего туризма? Я про деревянную архитектуру, в частности…Она может быть тем, что привлечет в наш город людей? 

— Массово? Я не уверен. Я говорю сейчас как представитель гостиничного бизнеса. Когда еще не было ковида и люди ехали, спрашиваешь: «А вы куда приехали, зачем приехали?». Иногда было удивительно. Человек из Якутии летит в Москву, потом в Томск – ради деревянного зодчества. Действительно так. Но это единичные случаи. Сказать, что у нас есть поток, ориентированный на деревянное зодчество, я не могу.

— Может быть, мы плохо раскручиваем?


— Да, возможно. Разумеется, его надо, во-первых, сохранять и, во-вторых, вкладываться в раскрутку. Когда, например, обсуждается история сокращения бюджетных расходов на СМИ, мне кажется, надо обсуждать не сокращение, а фокус. На что тратить. Рассказывать, как мы что-то закапываем-раскапываем? Это надо, конечно. Но фокусироваться на наших конкурентных преимуществах, соглашусь с вами, надо это делать безусловно. Это большие затраты – раскрутка.


— Вопрос по Левобережью. Оно входит в ваш округ, кстати. Тут вот заммэра Алексей Макаров заявил, что Томску не нужен третий мост. Мол, Красноярск двумя обходится. Слегка просчитался, правда. В Красноярске шесть мостов. Что думаете? Нужен – не нужен третий мост?


— Насколько я понял Макарова, он за расширение существующих мостов, в том числе Коммунального…


— Ну, вот я, прочитавши это, ехала по Коммунальному мосту и не понимала, как его можно серьезно расширить…


— Я  тоже не понимаю. Мост есть в генеральном плане.


— И вот он предложил убрать из генплана Томска.

— Разумеется, совершенно непонятно, когда мы его построим. Однако это не отменяет того, что он должен быть в нашем градостроительном документе. В генплане.

Левобережная дорога
Левобережная дорога

— Сроки строительства зависят от лоббистских усилий губернаторов. Кресс пробил Левобережную дорогу в свое время.


— И депутатов. Вопрос привлечения денег стоит. Учитывая бюджетное устройство, мы находимся в конкурентной  борьбе за федеральные  и областные деньги.


—​ Давайте позицию обозначим. Вы – за мост?


— Да, конечно. Третий мост нужен. И Левобережная дорога нужна. Кто бы что ни говорил. Артерии такие нужны.


— Вернемся к аресту мэра. Вы подписались за смягчение меры пресечения Ивану Кляйну. Почему?

— Да, подписался. Моя позиция такая. Есть следствие некое. Я туда не лезу. Однако суть предъявленных претензий, как мне кажется, не совсем соответствует мере пресечения. Я говорю о возможности, например, домашнего ареста. В бюджет никто не залазил, насильственных действий нет, а кроме того, есть потенциал человека, который кое-что сделал для города. Именно поэтому я подписал письмо с ходатайством о смягчении меры пресечения.


— Насколько мне известно, после сбора подписей о смягчении меры пресечения возле здания Кировского суда депутаты Максим Забелин и Владимир Самокиш получили предупреждения. Между тем, ваш однопартиец Дмитрий Вяткин внес в Госдуму законопроект, предусматривающий ужесточение санкций за неповиновение полицейским, штрафы организаторам митингов за сокрытие финансирования, томские депутаты-коммунисты накануне вышли с пикетами против внесения этих поправок, мне интересна ваша позиция. Вы поддерживаете коллегу Вяткина в том, что нужно ужесточать законодательство  в этой части?

— Я не знаю мотив. Слышал про это, но надо смотреть, почему человек выходит с этой законодательной инициативой. У любой законодательной инициативы должна быть аргументация. Я понимаю что первое режет ухо. И выходят спасители демократии – коммунисты. В чем я сомневаюсь. Поэтому суть этой инициативы не знаю.

«Выборы мэра — это большая ценность для Томска»
«Выборы мэра — это большая ценность для Томска»

— Но тем не менее, вы же знаете, что за акции могут наказывать необоснованно, как Ксению Фадееву или Андрея Фатеева?


— Да и я был в Советском РОВД за акции.


— Вас лично за акцию наказывали?


— Мы с моим знакомым Романом Романовым проводили акцию «Выйти из сумрака», и нас взяли…


— Долго просидели?


— Недолго. Полночи. Потом пришло понимание, что многие вещи уличные можно делать абсолютно в рамках закона. Да, согласовывать сложно…


— Штабу Навального или нам в свое время просто не согласовывали… Все места были заняты НОДом. Просто не согласовывают. И вариантов никаких нет. И так уж все было жестко. Сейчас еще ужесточают. Вам лично не кажутся эти меры избыточными?


— Дискуссионная история. Однако в продвинутых демократиях применяют наказания в виде реальных сроков. Попробуйте выйдите в Берлине или Нью-Йорке.


— Ой…


— Погодите-погодите. Я вижу новость и на нее реагирую. Это моя интерпретация некоторых вещей. Уголовное наказание в других странах можно получить на года за неправильное проведение уличных акций. Поэтому надо изучать мотивы.


— По-моему, мотив понятен: убрать людей совсем с улиц, чтобы никто не протестовал.


— Что значит убрать? Я за то, чтобы услышать. Если у него мотив – убрать с улицы – то нет. Но, может быть, речь про общественную безопасность. Давайте вместе будем обсуждать, насколько это глупо. Или не глупо.


— Что касается Германии, я недавно несколько раз там была. В Берлине на каждом углу какие-то акции. Одни против одного протестуют, другие против другого. Никто не мешает.


— Но при условии, что  ты соблюдаешь некоторую процессуальность.


— Разумеется, вам в «Единой России», или в меньшей мере коммунистам, или «Справедливой  России» согласовывать акции не составляет труда. А Штабу Навального, к примеру, невозможно.

— И депутатами они, скажите, не становятся… Вообще, партия – это сложный механизм. И в партии проходят в жизни разные периоды. И ты можешь быть не всегда согласен. Это нормально. Если вы думаете, что есть гитлерюгенд в ЕР, то это не так. Совершенно другой мир. Идут жесточайшие внутрипартийные дискуссии по разным поводам. Не всегда публичные, правда. Я, например, стою за более активное освоение разных каналов коммуникации. Часть коллег этого не разделяет. Кто-то считает неэффективным, кто-то темной зоной. Я за общение.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?