«Выборы и трибунал»: пошел второй месяц протестов в Беларуси после «победы» Лукашенко

9 сентября пошел второй месяц массовых протестов белорусов против итогов президентских выборов. 9 августа в соседней стране выбирали президента. 26 лет подряд эту должность занимал Александр Лукашенко — Конституция, измененная им в 2004 году, позволяет одному и тому же лицу избираться на президентский пост неограниченное количество раз. Официальные итоги выборов — более 80 % голосов в пользу «батьки» — спровоцировали массовый выход людей на улицы по всей стране: по результатам независимых экзит-полов уверенную победу должна была одержать соперница Лукашенко Светлана Тихановская.

Женщины на Марше Солидарности. Тогда еще женщин не задерживали
Женщины на Марше Солидарности. Тогда еще женщин не задерживали
Фото: belsat.eu

Мирные протесты подавлялись с демонстративной жестокостью — в Сети появилось множество свидетельств о случаях избиения, насилия и пропаже людей. Светлану Тихановскую, которая на следующий день после выборов пошла в ЦИК опротестовывать результаты, вывезли в Литву. 17 августа в Беларуси был создан Координационный совет оппозиции, куда вошли представители избирательных штабов Тихановской, Бабарико и интеллигенция. Цель КС — провести новые выборы и обеспечить мирный трансфер власти.  Сейчас из семи человек президиума Координационного совета на свободе и в Беларуси осталась лишь Нобелевский лауреат по литературе Светлана Алексиевич.


О том, что происходит в соседней стране после 32 дней протестов — об итальянских забастовках, антироссийских настроениях, точечных санкциях и юморе — мы поговорили с белорусскими коллегами.

Любовь Лунева, корреспондент канала «Белсат»:

Связаться с Любовью Луневой нам в этот раз удалось при помощи мессенджеров — месяц назад записать комментарий коллеги можно было только по телефону, интернет в соседней стране не работал. Во время разговора Любовь находилась в центре Минска, записывала Vox populi — опрос о происходящих событиях. Одной из главных тем накануне был арест Марии Колесниковой — члена Координационного совета, соратницы Светланы Тихановской и координатора штаба арестованного в июне кандидата в президенты Виктора Бабарико. Колесникову похитили в центре Минска 7 августа и попытались насильно выдворить из страны. Чтобы не допустить этого, женщина порвала на границе свой паспорт. Сейчас Мария Колесникова находится под арестом. Ее обвиняют в призывах к захвату власти. 8 сентября в Минске жестко разогнали акцию в поддержку Марии Колесниковой, на которой было много женщин с детьми. Вот что рассказала нам Любовь Лунева.

Фото: взято из социальной сети Фейсбук
Фото: взято из социальной сети Фейсбук
Фото: Любовь Лунева

О поддержке Марии Колесниковой

Сегодня с утра (9 сентября — прим.) на месте вчерашнего брутального разгона женской акции в поддержку Марии Колесниковой появились портреты этой мужественной женщины. Наш народ моментально откликается на все, что происходит — с чувством юмора, потому что, как вы понимаете, ничего другого не остается из-за полнейшего правового беспредела. Люди вспомнили популярную песню Укупника: «Я на тебе никогда не женюсь, лучше я съем перед ЗАГСом свой паспорт...». Они ее переделали и появились плакаты: «Я из страны никогда не сбегу, лучше порву на границе свой паспорт!». Так люди с юмором поддерживают действия Марии Колесниковой, которая не дала вывезти себя на Украину таким вот образом. Насколько мы знаем, она — руководитель штаба Бабарико — сейчас задержана и находится в Мозыре в погранотряде, это как раз последняя точка перед украинской границей.

Мария Колесникова
Мария Колесникова
Фото: belsat.eu

О текущей ситуации

На самом деле ситуация в стране сложилась очень непростая, потому что люди без опознавательных знаков, в какой-то непонятной форме, в балаклавах на голове просто хватают, задерживают, кидают людей в автозаки, в какие-то машины — люди исчезают, родственники не могут их найти. Сегодня большинство народа, можно сказать, находится в оппозиции. И необязательно быть каким-то активным участником уличных акций, достаточно выскочить в магазин за хлебом и попасть в автозак. Тюрьмы переполнены, людей некуда девать, их отвозят даже в Слуцк на территорию здания ЛТП (лечебно-трудового профилактория — прим.). Подходит любое место, где есть хоть какая-то стража.

Когда силовики разогнали, схватили и кинули за решетку айтишников в парке высоких технологий, которые просто встали вдоль магистрали — несколько человек с национальными флагами и плакатами против насилия — конечно, вы понимаете, что айтишники должны были как-то среагировать. И вот они среагировали. Появился меморандум, в котором они обратились к силовикам: пока вы учились бить людей, мы учились писать программы, вы объявили нам войну, значит, вы получите ответ — все ваши карты, все ваши действия, вся ваша личная переписка, все будет установлено. Сейчас белорусы стали срывать балаклавы, маски у тех, кто нападает — и нападающие закрывают свои лица и тут же убегают. Идентифицировали одного, идентифицировали другого, написали, кто где работает, показали свадебные фотографии — и это стало работать. То есть силовики сейчас больше всего бояться показать свое лицо — кто же участвовал в этих разбойных нападениях.

В общем, в стране абсолютно нездоровая атмосфера. И даже приезжий человек поймет, что в белорусской столице сегодня что-то не так. Потому что город вроде стоит, вроде все нормально, но городской пейзаж — это автозаки, какие-то, как бабушки говорят, «маршрутки без номеров», милицейские бусы без номеров, люди в непонятной форме. И эта атмосфера, она, конечно, сразу же передается. Как только человек выйдет с вокзала — он это ощутит сразу же. В такой обстановке живет не только столица. В областных городах жесточайше подавляются протесты людей. Но они не стихают, они набирают все большую силу. И дошло до того, что люди в телеграм-каналах начали переговариваться о том, что необходимо создавать какие-то отряды самообороны, потому что люди в балаклавах вне закона. Раз они не представляются, одеты в какие-то тренировочные костюмы, с балаклавами на голове — непонятно кто. Мало того, они еще и вооружены не милицейскими дубинками, а бейсбольными битами и деревянными палками. То есть их рассматривать можно как бандитов и защищать свою жизнь. В общем, чем это все закончится, пока неизвестно. В городе можно наблюдать очень много людей, которые в гипсе — многие страдают от таких действий. Могут брутально кинуть, ударить — то есть больницы тоже переполнены, не только тюрьмы. И это противостояние продолжается — вчера был месяц. Сегодня пошел первый день второго месяца. Что будет дальше — ждем.

«Выборы и трибунал»: пошел второй месяц протестов в Беларуси после «победы» Лукашенко
Фото: Tut.by

О Евросоюзе и России

Евросоюз, как мы понимаем, пока что ограничивается формулировками типа — «мы озабочены ситуацией с правами человека в Беларуси», но дальше этого ничего не идет. Дело в том, что у ЕС нет никаких механизмов воздействия на Беларусь, потому что Беларусь не является членом никаких организаций в ЕС, даже статуса приглашенного не имеет в ОБСЕ. Единственное, сейчас будут вводиться точечные санкции в отношении 31 бизнесмена, чего у нас никогда не было. Были санкции в отношении предприятий, а теперь в отношении конкретных лиц. Лукашенко, кстати, в этом списке 31 бизнесмена нет. Возможно, эти санкции как-то повлияют, потому что с его стороны реакция была очень нервная. Вплоть до того, что мы не будем пользоваться портами в Клайпеде. Кроме того, Польша, Литва и Латвия открыли гуманитарные коридоры, они берут людей на оздоровление — тех, кто нуждается в лечении. И просто предоставляют людям, кого преследуют, возможность выехать от этого беспредела. А других механизмов, повторюсь, воздействия на Беларусь у ЕС нет.


Что касается российского фактора. Единственный друг Лукашенко на сегодняшний день — это Владимир Путин. Как сказал мой коллега из российского СМИ, он почувствовал, что в Беларуси есть уже какой-то рост антироссийских настроений. Естественно, заявления Путина, что он поддерживает Лукашенко, поздравление его вместе с патриархом Кириллом с элегантной победой, понимая, что никакой победы не было, что 80 % — это наглый плевок в лицо всего народа, это, конечно же, вызывает такую реакцию. Еще все боялись — Путин же сказал, что готов ввести войска в случае необходимости. Кстати, на территорию Беларуси вчера (8 сентября — прим.) прибыли военные из России и Сербии, как бы на учения (как пишут, Сербия накануне отказалась от участия в учениях под давлением ЕС — прим.). Это очень сильно напрягло общественность, люди стали делать перепосты этой новости. Также были замечены и автобусы из России, в которых сидели только мужчины спортивного телосложения. Это тоже обсуждается людьми в соцсетях… Белорусы примеряют на себя украинский сценарий. Больше всего, конечно, опасаются «вежливых зеленых человечков». Но пока до этого вроде еще не дошло.

Выборы и трибунал

Белорусы понимают, что в этой ситуации приходится рассчитывать только на свои силы. Главное требование народа по-прежнему — требуем отставки Лукашенко, мирной передачи власти, повторных выборов и немедленного освобождения всех политзаключенных. Естественно, Лукашенко вчера (8 сентября — прим.) ответил на пресс-конференции, на встрече с Симоньян, что он не собирается уходить, и он не уйдет ни при каких условиях. Поэтому мы сейчас заметим, что слово «диалог», на котором сначала настаивали митингующие, вообще ушло из лозунгов на улице. Люди понимают, что в принципе не с кем вести разговор, потому что никто народ слушать не собирается. С народом разговаривают языком силы. Все эти люди, которые скрывают свои должности, звания, фамилии, нападают на людей, пытаются посеять панику, но протест 31 день держался — сегодня 32 день, не стихает. Сейчас я нахожусь в центре города, сигналят машины, какие-то люди в штатском туда побежали, потому что кто-то стоит с флагами, кто-то стоит с цветами, все понимают, что эта акция означает: «Мы против насилия. Мы требуем прекратить насилие в стране. Мы требуем установить закон и порядок».


Координационный совет существует де-факто. Де-юре, конечно, нет, потому что давно уже ни партий, ничего вообще, в этой стране не регистрируют. Но Павел Латушко вынужден был уехать — он сказал, что под давлением КГБ. Мария Колесникова пока находится на территории Беларуси, ее пытались вывезти на Украину. Вывезли несколько членов — Ольгу Ковалькову в Польшу, до этого попала в Литву по такой же схеме и Светлана Тихановская — кандидат, который набрал больше всего голосов. Поэтому деятельность Координационного совета не то чтобы парализована… Тут есть особенность того, что происходит. Она отличается тем, что нет лидеров. Все выступления народа носят исключительно стихийный характер. Единственное, что на протяжении всех акций ни разу не прозвучало ни одного экономического лозунга. Хотя в стране крайне тяжелая экономическая ситуация. Даже рабочие, которые выходили, выдвигали только политические требования. Требовали выборы и трибунал. Расследования фактов преступления против народа.

«Трибунал» —  это звучит сегодня из каждого окна. Люди вывешивают национальные флаги. Созданы специальные команды — снимать флаги. Люди смеются, выкладывают в сеть, как это выглядит. Дома вешают флаги, вызывают пожарных, МЧСники лезут снимать. Был случай, когда МЧСник вместо того, чтобы снять флаг, который висел между высотками, его расправил. И его задержали. И теперь пишут — МЧС, ОСВОД — вы наши герои. Когда силовики с дубинками распылили газ, люди бежали от них и прыгали в реку Свислочь, и ОСВОД — спасатели — увидели, что люди нуждаются в помощи, подъехали на моторных лодках и взяли их к себе на борт. Так вот, их тоже всех задержали и посадили. То есть спасателей посадили за то, что они спасали людей. Вот такая ситуация у нас сегодня. Поэтому КС замысливался, чтобы создать какую-то координацию, но как носило все стихийный характер, так и продолжает носить.

Итальянские забастовки

Рабочие присоединяются по воскресеньям к Маршу единства так называемому. Чтобы рабочие сейчас выходили всей сменой и шли — такого нет. Но на многих предприятиях тянется так называемая «итальянская забастовка». Когда люди приходят, проходят через проходную, но план не выполняют. Легкий саботаж. Шахтеры в Солигорске на Беларуськалии тоже держат итальянскую забастовку — не выдают продукцию в том объеме, который был запланирован. Сколько это будет продолжаться, пока не известно, но рабочих страшно запугивают. На них давят. Посадили представителя стачкома тракторного завода. И, конечно, пошли сейчас комитетчики по заводам, они выискивают лидеров протестных. Потому что заводы — это все-таки страшная сила. Если выйдут рабочие — а они уже выходили, рабочие БЕЛАЗа… Пока что они тоже приходят на работу и держат итальянскую забастовку. Но вот последние события, когда разогнали женщин, брутально тащили их за волосы, конечно, обсуждают все. И непонятно, какая будет реакция — насилие порождает ответную реакцию. Рабочие тоже требовали остановить насилие — это главные лозунги. Когда вчера разгоняли женскую акцию, общежитие Стройтреста находится на проспекте Машерова, повыскакивали строители на балкон и кричали нецензурными выражениями в адрес этих силовиков — непонятных людей в балаклавах, что это последнее дело — избивать молодых девушек и женщин.

«Выборы и трибунал»: пошел второй месяц протестов в Беларуси после «победы» Лукашенко
Фото: belsat.eu

Журналисты под прицелом

Возбуждено дело по факту массовых беспорядков. Журналисты под прицелом, потому что силовики ничего умнее не придумали, как обвинить журналистов в том, что это якобы они координируют и направляют колонну во время движения. Несколько наших коллег попали за решетку. Свидетелями опять же выступают люди в балаклавах — причем у них у всех одна и та же фамилия Ковалев. Поэтому люди откликаются и пишут — «Ковалевых к ответу!».

Змицер Лукашук, спецкорреспондент «Европейского радио для Беларуси»

Фото: из социальной сети Фейсбук
Фото: из социальной сети Фейсбук
Фото: Змицер Лукашук

— Что сейчас происходит в Минске?


— Буквально сегодня (9 сентября – прим. ред.) был задержан еще один член Координационного совета – Максим Знак. Получается, что кроме Светланы Алексиевич, которая, собственно, и не принимала активного участия в работе этого Совета, на свободе в Беларуси больше никого из президиума не осталось. Ольга Ковалькова, Павел Латушко выкинуты из Беларуси, Максим Знак , Сергей Дылевский и Мария Колесникова – задержаны.


Накануне (7 сентября – прим.ред.) прошел очередной Марш Солидарности, такой Женский марш Солидарности с Марией Колесниковой. Вышло много женщин, так как протест позиционировался как акцию в поддержку Марии Колесниковой. Были жесткие задержания. И если раньше, во время женских маршей девчат практически не задерживали, выхватывали только мужчин из колонны, то вчера без разбору винтили всех. И достаточно жестоко. По последним данным правозащитного движения «Вясна» вчера задержали 40 человек.

«Выборы и трибунал»: пошел второй месяц протестов в Беларуси после «победы» Лукашенко
Фото: фото Евгения Ерчака / EPA

— Почему Мария Колесникова осталась в Беларуси? Она могла тоже уехать?

— Она изначально, и даже нам в интервью, говорила, что она не при каких условиях и угрозах уезжать из Беларуси не планировала. Она так и говорила, что если  Светлану Тихановскую  было чем напугать, муж в тюрьме, дети, то у нее ни семьи, ни детей. Меня нечем прижать, отмечала она, и поэтому я буду до конца. И если верить тому, что рассказывают ее соратники, которых выгоняли из Беларуси вместе с ней, то она до конца придерживается своего решения. Что ей грозит, пока непонятно, потому что официальных сообщений о том, что ей предъявляют, пока нет. Единственное, что как член Координационного Совета, она может идти по заведенному уголовному делу в отношении них – попытке захвата власти.  (Прим.ред. - стало известно о том, что Мария Колесникова - подозреваемая по уголовному делу по статье  361 УК РБ («Публичные призывы к захвату государственной власти, или насильственному изменению конституционного строя Республики Беларусь»)

— Были также сообщения, что на акциях протеста задерживали студентов разных вузов. И достаточно жесткие задержания. Есть ли реакция руководство вузов, Минобразования на эти задержания?


— Реакция руководства вузов такая, что, мол, образование вне политики. Хотите участвовать в протестах, участвуйте отдельно. И нечего в здании вуза акции устраивать. И как я ранее замечал, сложилась такая парадоксальная ситуация, когда в отдельных вузах сама администрация вуза вызывала ОМОН для задержания своих студентов. Которые просто собирались в холле и пели песни.

— В первые дни протестов, когда массовые задержания шли вместе с жесткими избиениями задержанных. Как сейчас силовики обращаются с задержанными?


— Информации о том беспределе, который творился как в РОВД, так и в ЦИП на Окрестина в первые дни нет.  Но жесткие задержания продолжаются.


— Люди продолжают выражать солидарность с протестующими?


— Да, люди поддерживают. Вчера, 7 сентября, когда всех задержанных отвезли в РОВД, то родственники задержанных сразу приехали туда. И люди привозили им чай и теплые пледы. Показательным актом солидарности стал один случай. После воскресной акции люди бежали от ОМОНа и пытаясь избежать задержания, забежали в кафе. Владельцы кафе приняли их, закрыли заведение, а силовики, переодетые гопниками, или гопники, переодетые силовиками, разбили входные двери и витрины. И задержали людей.

На следующий день, мало того, что был организован сбор средств для установки нового стекла, люди целый день стояли в очереди в это кафе. Они специально шли в кафе, чтобы заказать кофе или булочку, и таким образом поддержать кафе. Несмотря на дождь, люди стояли в часовой очереди. А дождь в Минске шел целый день. И к этой очереди приходили люди с зонтами и дождевиками, чтобы поддержать тех, кто стоял в очереди. У нас даже шутка такая пошла, что белорусы самоорганизовались и приносили чай, кофе и зонты тем, кто стоял в очереди, чтобы заказать себе кофе.

— Среди силовиков, как было уже сказано, стали появляться люди в штатском и в зеленой форме. Что говорят по этому поводу в Минске? Не это ли пресловутые «зеленые человечки» из России?


— Люди в штатском работают не первый год на акциях протеста. Мы их называли «тихарями». Другой вопрос, что сейчас их появилось очень много. Раньше работа «тихарей» заключалась в том, что они снимали акции протеста, чтобы позже приехать на микроавтобусах и задерживать участников. Сейчас новая фаза их работы, они приходят в гражданской одежде, в основном в спортивных костюмах, в бронежилетах и с милицейскими дубинками. Скорее всего, это все свои. Их опознали как сотрудников отдела по борьбе с организованной преступностью. Насчет зеленой формы, то, как пишут сейчас сами силовики, то им постоянно приходят угрозы, поэтому они сами оделись в форму без любых знаков отличия. Чтобы их было труднее идентифицировать.


Пока свидетельств о том, что при задержаниях присутствуют российские силовики, нет.

Жесткое задержание протестующих в Минске
Жесткое задержание протестующих в Минске
Фото: Tut.by

— После жестких задержаний и избиений, многие бывшие и нынешние сотрудники милиции и военнослужащие проявляли солидарность и отказывались от наград и даже увольнялись. А что сейчас?


— Скорее всего, те, у кого были какие-то сомнения, особенно после первых дней протеста с зашкаливающейся жестокостью, люди уходили и остались те, кто с этим согласен.  Сейчас новых свидетельств об уходе или увольнении практически не появляется. Кто хотел, тот уже ушел. Первых дней, первых фактов жестокости хватило для принятия решения.


 — Ранее вы говорили, что у белорусского протеста нет лидеров, скажите, у Марии Колесниковой есть шансы возглавить его?


— Есть у меня сомнения. Она заявляла то ли «Дождю», то ли еще кому-то из российских СМИ, что она готова взять на себя роль лидера. Я не думаю, что на данный момент у нее это получится. У людей настолько высока самоорганизация, что люди в спальных районах где-то на окраинах Минска договариваются районами и домами: куда и куда они выходят на акцию солидарности. И что они будут делать. Кто-то идет в центр, а кому-то достаточно выйти в цепь солидарности у себя на районе. И это решение принимается самостоятельно. За этот месяц люди так привыкли самоорганизовываться, что им не нужен уже лидер. Все происходит само по себе.


— А как белорусское общество среагировало на появление Александра Лукашенко с автоматом? На появление некой записи с якобы отравлением Алексея Навального?


— Ничего, кроме смеха, это не вызывает. Постоянные мемы про «крепкого орешка Лукашенко». Вспоминают песню белорусских музыкантов «Мы два польских шпиона: Лелек и Болек» и так далее. Люди говорят, что могли бы и сказки придумать более оригинальные. А то нас за законченных идиотов считают.

— Александр Лукашенко явно ждет от протестующих эскалации конфликта. Танки, армия и так далее. Останется ли протест мирным?


— Да. Несмотря на то, что настроения, особенно, так скажем, среди простых людей, которых достали силовики в штатском. Дошло до того, что когда вечером люди во дворах собираются, чтобы посидеть, поговорить и песни попеть, то приходят силовики и на камеру снимают. Среди людей, насколько я знаю, ходят разговоры о том, чтобы «навалять им по рогам». Что они тут крутятся, чужаки. Но люди понимают, что все эти действия направлены на то, чтобы спровоцировать людей на какую агрессию. И это станет поводом для более жесткого ответа. Тут же милицию обидели. И все прекрасно, что только мирный протест, ибо закусили удила и готовы кровь пролить.

Материал подготовили Лариса Муравьева и Лидия Симакова.

Рассказываем о том, что важно. ПОДДЕРЖИ ТВ2!

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?