Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. Письмо Жириновскому и Новый год под угрозой цунами. Новогодние истории от журналистов ТВ2
Истории

Письмо Жириновскому и Новый год под угрозой цунами. Новогодние истории от журналистов ТВ2

ТВ2 Татьяна Бемлер

У каждого из нас — свои новогодние истории. Кто-то помнит костюм, который мама с папой мастерили несколько ночей подряд, у кого-то в памяти шумные колядки по соседям, а некоторые вспоминают традиции, которые были в семье. 2 января – самое время вспомнить эти праздничные истории. В какое еще время можно узнать, кто из журналистов ТВ2 писал письмо Жириновскому вместо Деда Мороза, кто щеголял в костюме волка из натурального меха, а кто до сих пор хранит подарок от главного новогоднего волшебника у себя дома.

Юлия Корнева

— Мое детство, в котором я еще верила в Деда Мороза, прошло в небольшой деревушке в Казахстане в окружении леса. Поход в лес за елкой всегда происходил под покровом ночи.... Папа любил «нагнать» волшебного туману. Днём он втайне от меня находил самую пушистую елку, а ночью мы с санками по его следам отправлялись на ее «поиски». Однажды, когда мне было года четыре, под такой елкой я и обнаружила свидетельство существования Деда Мороза.

Автор:  Юлия Корнева
Автор:  Юлия Корнева

Мы жили в двухэтажке, где не было горячей воды и мыться ходили в общественную баню. Предпраздничная помывка была намечена на 31 декабря, а накануне мои родители распространили слух, что самых прилежных деток в этом году посетит сам Дед Мороз! Мы пошли в баню, на секунду притормозив на выходе во дворе, мама что-то забыла дома и поднялась на пару минут в квартиру... А после бани подходим к двери нашей квартиры, а она открыта! Хотя на самом деле, закрывали на ключ дверь в деревне крайне редко, только когда уезжали куда-нибудь. Интрига! Первая и единственная мысль: Он ко мне приходил! Я залетаю в зал, а рядом с елкой стоит стул, на котором лежит мешок с конфетами и шикарная детская пижамка... Кстати, импортная, как я отметила, разглядывая ее сегодня. И это в пору тотального дефицита. В общем, как оказалось, Дед Мороз приходил в тот год из моих друзей только ко мне. А остальным подарки под елку подкладывали родители... Эта пижамка – единственная вещь из моей детской одежды, что сохранилась. Позже ее несколько лет носила моя дочь. И она оказалась настолько крепкой, что может и еще одному поколению послужить.

Верить в Деда Мороза я перестала, просто повзрослев. А вот моя дочь – после того, как он не смог выполнить просьбу из ее последнего письма: подарить ей маленький домашний оранжевый ядерный реактор. Уж не помню, чем мы его заменили.

Роман Чертовских

— Было мне 9 лет. Пришел к бабушке с дедушкой, пил чай на кухне и заедал домашними варениками с картошкой. Стоявшее на холодильнике радио хрипело, бабушка и дед всегда держали его включенным. Внезапно из приемника донесся голос Владимира Жириновского: лидер ЛДПР поздравлял россиян с Новым годом и обещал исполнить детские желания в честь праздника. Предлагал написать ему письмо.

Автор:  Роман Чертовских
Автор:  Роман Чертовских

Я тогда мечтал о компьютере, который мама не могла мне купить на зарплату школьного учителя. Сели мы с бабушкой и дедушкой, написали Владимиру Жириновскому письмо. Мол, я - школьник из маленького алтайского города Бийска, семья неполная, малообеспеченная, денег нет, а компьютер ну очень нужен, для учебы. Честно писать о том, что компьютер нужен для игры в Diablo II и Warcraft III писать не стали. Ответ я ждал к Новому году. Не дождался, конечно, и к Рождеству весточки от Жириновского тоже не было. А весной, когда о нем все уже и забыли, пришло письмо.

Началось оно со слов: «Дорогая Чертовских Романа». В ответе лидер ЛДПР писал, что таких школьниц, как я, в России много, и всем он выслать компьютеры не может. Но очень постарается сделать нашу жизнь лучше, особенно если станет президентом. Так я, еще будучи школьником, раз и навсегда разуверился в парламентских партиях и стал анархистом. Играть в Diablo II и Warcraft III еще пару лет пришлось в компьютерных залах, пока на Новый год в 2004-ом я не увидел дома большой стационарный компьютер. От мамы.

Виктор и Виктория Мучник

— Новый 2004-й год мы решили встретить на море. В Таиланд! – решили мы. Солнце, пальмы, песок, фрукты. Никакой селедки под шубой, заливной рыбы, курантов и президента. Поедем на Пхукет!

Так тогда, на исходе 2003 года, решили не мы одни. Когда пришли в туристическое бюро, путевок в Таиланд уже не было. Огорчились мы, конечно, немного. Взамен нам предложили китайский Хайнань. Ну ладно. Тоже море. Поедем туда.

Автор:  Виктор Мучник
Автор:  Виктор Мучник

До сих пор ту свою неторопливость с покупкой путевок вспоминаем с благодарностью. Натурально, Бог отвел. Тогда в 2004-м, как помните, случилось страшное цунами. Приди мы в турбюро пораньше – встречали бы семьей большую волну на патонгском пляже.

А так, поехали в Хайнань. Сразу после. Немного нервничали, понятно. Но – в одну воронку, два снаряда… В общем, поехали.

Самолет из Новосибирска задержался. Что-то там неисправно было. Все уже прошли регистрацию и всю ночь ожидали посадки. Шумели и плакали дети. Собравшийся на юга народ постепенно оголодал и ломанулся в кафе. Однако же ночью там не наблюдалось ничего съестного, кроме засохших булок и нескольких плиток шоколада. Тогда голодные отправились в дьюти-фри. Там рацион был тоже небогат. В общем, рейс затарился коньяком и красной икрой. Правда, икры было немного, а выпивки в достатке. В самолет многих загружали, натурально, полуживых. Но долетели как-то.

Автор:  Виктория Мучник
Автор:  Виктория Мучник

И вот Хайнань. После новосибирского морозца сразу влажная, пахнущая морем и экзотическими фруктами жара. Народ спешно рассовывал по чемоданам дубленки и норковые шубки и облачался в шорты и шлепанцы. Спросонья забывая порой избавиться от каких-то деталей зимнего туалета.

В гостинице, куда мы приехали, нас встретил трек из «Титаника». И он же сопровождал потом всю дорогу. Трек этот, учитывая цунами, был очень уместен. Мы и так-то, выходя на  океанский берег, нет-нет, да и поглядывали вдаль, туда, где линия горизонта. Не движется ли там чего необычного.

Вечером 31 декабря гостеприимные хозяева расставили по берегу океана пластиковые столики. Сервировали их разнообразными фруктами и прочими местными деликатесами. Повесили фонарики. На сцене образовался ансамбль, игравший какое-то новогоднее попурри с некоторым уходом в китайскую пентатонику. Все сидели, расслабленные, в ожидании полуночи и фейерверков. В шортах, в купальниках, в шлепанцах.

Меж тем с океана подуло. Сначала было даже приятно. Легкий свежий ветерок  освежал, разреживал тропическую жару. Однако же минут через пять он стал крепчать. Становилось все холоднее. Люди потянулись в гостиницу. И возвращались оттуда, кто в норковых манто, кто в накинутых на купальники дубленках. Меж тем ветер становился все сильнее.  Ветер, он, конечно, цунами не вызывает. Но вой его был тревожен и заставлял поглядывать на океан. Впрочем, уже было не видно ни зги. Темнота и вой ветра. Потом ветер стал срывать фонари, сносить пластиковую мебель. Группа на сцене героически пыталась наяривать что-то праздничное. Однако же народ потянулся в гостиницу. Там, в фойе, кто в шубах, кто в шарфах и даже шапках, мы и встретили новый 2004-й.

Полина Диденко

— Сколько я себя помню, всегда именно Новый год был моим любимым праздником. Учитывая, что в году есть еще и личный праздник — день рождения, долго задавалась вопросом — почему полюбила именно Новый год? Только когда переехала за три тысячи километров от родителей — поняла. Я всегда очень любила находиться в кругу близких, мне нравятся семейные застолья, шумные посиделки, домашнее веселье и странные безумные (сейчас бы сказали — кринжовые) танцы. Затем — длинные выходные, когда не нужно никуда идти и ничего делать. Только лежать на диване, смотреть по телевизору «классику Нового года» и доедать прошлогодние вкусности. Для ребенка, папа которого всегда работал вахтовым методом, семейные праздники были особым счастьем.

Автор:  Полина Диденко
Автор:  Полина Диденко

До моих семи лет мама не работала, уделяя мне максимум времени. Помимо множества всего замечательного — к каждому Новому году она вручную, не имея швейной машинки и навыков швеи, шила для меня объективно классные костюмы. Притом чаще всего — из того, что было дома. Вы, конечно, можете возразить, что всем шили костюмы вручную. А я отвечу: я родилась всего лишь в 1999 году, мое детство пришлось на нулевые, когда купить ребенку новогодний костюм не было проблемой от слова «вообще». Тем более на Севере. Этим для меня и ценны мои детские новогодние праздники и тепло маминых талантливых рук, которое я чувствовала через стежки новогодних костюмов.

Автор:  Полина Диденко
Автор:  Полина Диденко

В четыре года я была ночкой — это или маленькая ночь, или какая-то волшебница ночи. Это был мой любимый костюм. Почему? До сих пор не понимаю, за что я его так любила: то ли за простоту и легкость, то ли за большую красивую Луну на лбу (крепилась она к ободку с помощью запчасти от моей пластиковой мозаики). В пять лет я была Снежной королевой. Для этого костюма папа с другом-сварщиком на работе сварили для меня шикарную корону. Потом родители всю ночь обматывали ее синей мишурой. А в шесть я стала Белоснежкой. Как мне кажется, по сложности это был самый трудоемкий костюм с платьем сложного кроя и маленькими красными бантиками на туфлях, которые мама сделала из платья, ставшего мне маленьким. И такой же наряд сшила для моей куклы. В семь лет я была Русалочкой с хвостом, расшитым пайетками, в восемь пришла на школьную елку в костюме гейши, сшитом из наших тяжелых зеленых штор, а в девять — нарядилась Жар-птицей. Этот костюм мама собрала только с помощью бумаги и степлера.  Последним стал костюм пчелки. Это был четвертый класс. На школьную елку в новогоднем наряде тогда пришла только я одна из всей параллели. Видимо, именно в 10 лет дети становятся слишком серьезными, чтобы переодеваться в снежинок, принцесс, зайчиков и Бэтменов. Скука!

Я искренне хотела бы до сих пор встречать каждый Новый год в костюмах, сшитых золотыми руками моей талантливой мамы. Это круто! Это красиво! Это весело! Да здравствует креатив!

Лидия Симакова

Автор:  Лидия Симакова
Автор:  Лидия Симакова

— С Дедом Морозом у меня с детства были сложные отношения. Мама рассказывала, что когда я была маленькая, очень его боялась. Даже года в три-четыре маме приходилось постоянно держать меня на руках, чтобы во время новогодних утренников я никуда не убегала. Когда я стала старше, то поняла, что Дед Мороз и Снегурочка не такие уж и плохие. И приносят подарки. Тогда я уже начала им писать разные письма, приглашать в гости на чай. Мама же старалась каждый год спрятать подарок где-нибудь в квартире, чтобы я его искала в новогоднюю ночь. В итоге я верила, что Дед Мороз приходит ко мне в новогоднюю ночь вплоть до третьего класса.

Александр Сакалов

– Моя любимая история – про новогодний костюм. Без них тогда на елки не ходили. Практически все мальчишки одевались в мушкетеров или пиратов. Но мне они казались глупыми. И я тогда сказал, что не хочу быть как все, а хочу быть волком. Мой отец-кавказец очень сильно этому обрадовался. Рядом была меховая фабрика, которая занималась пошивом шапок и шуб. Там оставалось много кусочков меха. И отец заказал из этих кусочков мне костюм – натуральный волк из натурального меха.  Мне было очень жарко, но это было очень эффектно. Оно того стоило, ведь и в маленьком кишлаке, где я тогда жил, понты никто не отменял. Поэтому я потел в этом костюме, но забирал все возможные призы на елках.

Автор:  Александр Сакалов
Автор:  Александр Сакалов

Мой младший брат Виталька всегда ходил за мной хвостиком. Все подарки, которые делали мне, всегда дублировали ему тоже. Чтобы было не обидно, потому что он всегда ревел. И когда мне сшили костюм волка, ему также из кусочков меха, только белого, сшили костюм зайчика, потому что на все утренники он всегда ходил со мной рядом. Меховые волк и заяц – это было так мило.

Татьяна Бемлер

Автор:  Татьяна Бемлер
Автор:  Татьяна Бемлер

– Новогодние утренники младшего возраста я запомнила тем, что всегда чувствовала себя королевой, потому что костюмы мои были самыми красивыми: мама ночами крахмалила платья из марли и ситца, вышивала на них снежинки дождиком, а папа мастерил короны из проволоки и обтягивал их мишурой. Я была Снежинкой, Снежной королевой, Ромашкой, Красной Шапочкой.

Но самые веселые карнавалы устраивались уже в старших классах и во время студенчества.

Автор:  Татьяна Бемлер
Автор:  Татьяна Бемлер

Я жила в маленьком казахстанском городке, на самой окраине. На нашем переулке было 6 частных домов. Все мы очень дружили: мальчишки и девчонки разных возрастов. И перед старым Новым годом – всегда колядовали.

За день стаскивали кучу старых вещей, масок и прочих ненужных штук в один из домов и ближе к вечеру начинали наряжаться. Дележка одежды и выбор образов проходили очень весело: на вес золота были старые полушубки, валенки и цветастые бабушкины платки, девчонки дрались за шаровары и бороды, мальчишки – за юбки и румяна.

Автор:  Татьяна Бемлер
Автор:  Татьяна Бемлер

Еще веселее было бродить с песнями по улице и заходить к соседям на огонек. Любимым занятием всех мальчишек было кричать: «Сеем-сеем, посеваем, с Новым годом поздравляем!» и осыпать дом зерном или рисом. Промолчу, как «радовались» этому хозяйки, но никто не ругался. Все смеялись, угощали шумную компанию, выдавали нам с собой вкусностей, и мы шли дальше. Часто уходили за пределы своего переулка. А потом возвращались домой, угощались подарками и хохотали полночи, вспоминая колядки. Это было классное время. Уверена, что все наши ребята, которые сейчас живут в разных городах и странах, его помнят до сих пор.

Юлия Фаллер

Автор:  Юлия Фаллер
Автор:  Юлия Фаллер

— Этому Санте 25 лет. Его мне привез дедушка из Сингапура. В 1990-е у дедушки были деловые поездки в разные страны. Я не помню, чтобы мы вместе проводили время, потому что он много работал, у него была новая семья и дочь старше меня на три года. Но он всегда дарил мне необычные для того времени подарки. У меня была музыкальная свинка из Германии, дубленка из Америки и купальник из Австралии. В четыре года я вообще с трудом понимала, что такое купальник, думала, что ванная, которую нужно на себя надевать и купаться. Дедушки давно нет, а Санта остался как добрая память. Каждый год Санта со мной встречает Новый год.

Автор:  Юлия Фаллер
Автор:  Юлия Фаллер

Лариса Муравьева

— А я расскажу новогодние байки.

Все слышали анекдот: 

— Жена у меня зануда, жуть.

— Почему?

— У всех праздник, все радуются, 1 Мая отмечают. А она ноет и ноет — вынеси елку, да вынеси елку.

Это — про нас с мужем история. В первый год совместной жизни (20+ лет назад) решили, что Новый год будем отмечать всегда с настоящими елками — чтобы хвоей пахли, настроение праздничное создавали. Но затащить дерево домой — полбеды. Гораздо сложнее его спустя пару недель из дома вытащить — елка, как правило, осыпается, устилая свой последний путь по лестничным пролетам равномерным слоем хвои. Которую, по идее, неплохо бы за собой убрать. Перспектива казалась настолько неинтересной, что пока собирались с духом, елку на балкон выставили. И забыли про нее. Вспомнили 8 мая. Гопники у подъезда были в восторге: «Гы-ы, с Новым годом, чувак!». Будь у них тогда смартфоны, муж точно стал бы звездой тик-тока за лучшую экранизацию анекдота.

Автор:  Лариса Муравьева
Автор:  Лариса Муравьева

***

Как-то муж вычитал в интернете верный рецепт продления жизни елки. Чтобы стояла дольше и осыпаться начала позже, надо насыпать в подставку с водой сахар. Пропорцию уже не помню, но муж подсластил жизнь елке от души. Через несколько дней по квартире начал распространяться аромат свежей бражки. И становился все крепче. В общем, так нам и не удалось выяснить, работает ли этот эликсир долголетия. Забродившую елку пришлось спешно эвакуировать из дома.

Автор:  Лариса Муравьева
Автор:  Лариса Муравьева

***

Из свежего. Прихожу как-то домой с работы в конце декабря, а ребенок квартиру декорирует. Украшает елочными шариками кактусы, торшеры и прочие выступающие поверхности. Решили с мужем, что, несмотря на рабочие завалы, елку все-таки надо покупать чуть раньше, чем за день до Нового года.

Автор:  Лариса Муравьева
Автор:  Лариса Муравьева

Елена Бронникова

У меня в памяти почему-то не осталось цельного воспоминания о каком-то конкретном детском Новом годе, зато помню с каждого по горсточке: запахи, эмоции, ощущения.

Автор:  Елена Бронникова
Автор:  Елена Бронникова

Часть детства мы с родителями жили в Бурятии и на Новый год всегда готовили бурятское национальное блюдо — позы (буузы). Обычно буряты готовят его к восточному новому году — Сагалгаану (Белому месяцу) в феврале, но нам, русским, это не мешало адаптировать традицию:) К 10 вечера 31го в доме всегда ароматно пахло позами, именно этот запах для меня сейчас ассоциируется с Новым годом, также как лето стопроцентно пахнет огурцом и укропом. А сами позы в детстве мне казались домиками, из трубы у которых валит дым.

Перед Новым годом мы с отцом ходили на сопку за сосенкой, ее ставили вместо ели дома. Конечно, были грешны и рубили все это с собственной санкции. У отца для похода в лес был смешной полушубок, шапка-ушанка и синие дутики с надписью «Alaska», кажется, тогда в Забайкалье каждый второй в них ходил. В сопку мы лезли ползком через снег, а обратно с хохотом скатывались на попе или кубарем. Снег был везде - в валенках, под шубой, в варежках, слегка поджигал кожу, пока не таял, но я чувствовала себя максимально счастливой.

Автор:  Елена Бронникова
Автор:  Елена Бронникова

Как-то раз отец решил поздравить меня и изобразить Деда Мороза. Костюма у него не было, поэтому он вывернул на оранжевую изнанку парку-аляску, вместо бороды у него вроде была вата, я уже была не то, чтобы маленькая. Поэтому узнала его в первую секунду, а остальные пять минут казались фарсом. Потом все вместе посмеялись, что главное - старался. К слову, Дед Мороз с подарком ко мне обычно приходил не ночью под елку, а влетал в форточку на 9 этаже. Я весь вечер в нее выглядывала, но чтобы чудо свершилось, надо было обязательно затаиться на время в другой комнате, чтобы не спугнуть летающего деда. А ещё хорошо помню новый год 98-99го, после дефолта. Я понятия не имела, что значит это слово, которое везде произносят, но могла наглядно догадываться. На отцовском заводе тогда зарплату выдавали тремя видами одинаковых пуховиков для мужчин, женщин и детей, полгорода ходили, как в униформе. Маме в школе зарплату давали какими-то мелкими процентами. И вот у нас на новогоднем столе в тот раз стояла отварная картошка и салат из квашеной капусты с луком. И все. По телевизору все также были речи и куранты. Но, что самое интересное, то ли я тогда была близка к дзену, то ли это все детство, но тот праздник не казался мне хуже или лучше других, я просто не оценивала в этих категориях, не грустила без вкусностей, также безусловно любила родителей и чувствовала то самое новогоднее чудо.

Наталья Тарасова

– Я – дитя девяностых: родилась в 80е, но осознанное детство пришлось уже на 90е. Время было интересное. Сначала не было практически ничегошеньки, а потом вдруг на головы неискушенных жителей бывшего союза хлынуло все! Кто-то терял все, кто-то резко делал состояние. Открывались границы, появлялись новые возможности, резко обрывались старые. Лихое, страшное, но удивительное время.

И вот в декабре 1993 мой папа едет в зарубежную командировку – работники нефтяной отрасли России отправляются обмениваться опытом с коллегами из США. Я не берусь даже судить, насколько это было круто для самого папы, который родился в деревне Кожевниково Томской области в советское время и вдруг оказаться в краю небоскребов, но для меня и моей сестры было огромной гордостью, что его отправили в такую интересную командировку. Он вернулся практически перед Новым 1994 годом. И, конечно, привез нам кучу интересных рассказов и подарков. В основном, что-то из одежды и какие-то немыслимые сладости, те, что сегодня мы можем встретить в любом захолустном магазине, но тогда это было потрясающе! Потому что мы, хоть и жили прилично по тем временам, избалованы отнюдь не были.

И вот наступает Новый год, под елочку мы садим мягкую игрушку Санта-Клауса, которого папа привез из Америки, бьют куранты, мы поздравляем друг друга и, когда наступает время подарков, выясняется, что американский Дед Мороз нам что-то приготовил. Это было удивительно, ведь мы думали, что все американские подарочки нам уже вручили несколько дней назад. В мешочке Санты лежали две маленькие коробочки для меня и моей сестры, в которых были золотые цепочки с аккуратными, простыми крестиками. Сказать, что это было шикарно – ничего не сказать. Шикарно и очень ответственно. Мне было десять лет, но я уже тогда понимала, что это редкий подарок в доме, где не особо много лишних денег, и смысл этого подарка абсолютно точно в самоотдаче и любви, ведь он, должно быть, стоит дорого, а практической пользы в нем нет. Папа помог мне надеть крестик и сказал, что это настоящее золото и нужно бережно относиться к этому подарку. А я, хоть и была впечатлена масштабом подарка, ответила: «Самое главное, что крестик, а не золото».

Автор:  Наталья Тарасова
Автор:  Наталья Тарасова

Я была ребенком, который понимал рациональное, но мыслил в каком-то своем ключе. Символическое для меня было важнее материального. Идея и ее энергия важнее деталей формы. Впрочем, я до сих пор думаю также: идейное содержание первичнее формы. Позже эти крестики, купленные в США, изготовленные, если верить гравировке на бейле, в Италии, были освещены в православном храме Томска. Такой вот частный пример глобализации. Назвать меня религиозной можно с огромной натяжкой, я далека от церкви и ее ритуалов, хоть и воспитана в идеалах христианской морали. И вообще, в каноны православия вписываюсь с трудом, чего уж лукавить. Но мой крестик, мой самый памятный новогодний подарок, до сих пор со мной, уже 28 лет. Во-первых, потому, что для меня он символ любви, заботы и семейного тепла – ценностей, безусловно, христианских, но также и моих личных. И, конечно же, потому, что дорогой для меня человек попросил относиться к этому новогоднему подарку бережно.

Валентина Анкудинова

— До окончания школы я жила в небольшом поселке на севере Иркутской области. Впрочем, десять-пятнадцать лет назад Балахнинский казался мне намного больше. Мы жили на последней улице, и в минутах десяти от нашего дома начинался настоящий таежный лес. В декабре дед доставал свои лыжи, брал в руки топор, и в нашем доме появлялась елка. Обычно, я не знала день, в который это происходило. Просто возвращалась вечером из школы и сада, елка уже стоит, а рядом с ней чемодан с игрушками. Все игрушки были старыми, советскими. Старым был и Дед Мороз. В какой-то из годов мы с мамой (в основном мама, конечно) его обновили: подкрасили и подклеили. Я пожертвовала ему шапку от пупса. Спустя несколько лет пупс потеряется, а вот его шапка по-прежнему будет на месте.

Автор:  Валентина Анкудинова
Автор:  Валентина Анкудинова

Наряжали елку мы всей семьей. Я старалась вешать, как можно меньше игрушек, представляющих собой овощи. Ведь с ними потом было намного интереснее играть в куклы: можно было и в «готовке» использовать, и на «огороде выращивать», и много, что еще. Для подарков под елку мы ставили валенки. Самый большой был, конечно, у деда. Помню, как-то раз я не смогла его нащупать с первого раза, подумала, что мне ничего не подарили и расстроилась. Но все закончилось хорошо.

Еще в новогодние каникулы мы обязательно топили печку. Бабушка готовила на ней суп, а так как печка была за стеной моей спальни, мне было особенно классно. Сейчас почему-то кажется, что новогодние каникулы класса до пятого были какими-то очень длинными. К нам обязательно приезжали родственники из Бодайбо (город в 30 километрах от поселка), с ними приезжала и моя двоюродная сестра. И вот тогда начиналось настоящее веселье: мы носились по дому, играли в «найди клад», а еще устраивали домашние концерты. Особенным хитом была песня «Куда уходит лето», так как зима для нас была бесконечной, а лето каким-то уж коротким.

И, конечно, телевизор. Только никакой «Иронии судьбы». Деду этот фильм никогда не нравился (мол, что смотреть на пьяниц), поэтому мы смотрели по утрам на индейцев. Ох, Гойко Митич. Как же я плакала, когда в «Белых волках» тебя убили... Сейчас, кстати, я эти фильмы иногда пересматриваю. Сестра моего увлечения никогда не разделяла, а для меня это какая-то связь с детством.

Автор:  Валентина Анкудинова
Автор:  Валентина Анкудинова

Корону для костюма Снежинки несколько часов клеил дед. На фото плохо видно, но она была серебристой, с яркими желто-голубыми вставками. А мой последний новогодний костюм, сделанный — это березка. Его я надела в шестом классе. Хотя вру: в 11 классе я была Дедом Морозом. Как отличнице, мне дали мешок с шоколадками и поручили раздать школьникам.

Со школьными шоколадками была история интереснее, кстати. Это было перед моим днём рождения, а он у меня летом. Приходит мама и приносит четыре шоколадки: «Это тебе подарок от Деда Мороза». Потом вспомнили, что в декабре, когда их раздавали всем детям, я болела, и учительница убрала их в тумбочку, да и забыла про них. Поэтому новогодний подарок нашел меня только летом. Но на вкусе это никак не сказалось.

Поддержи ТВ2!