Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. Василий Шипилов: Чем дальше, тем будет больше маразм крепчать
Истории

Василий Шипилов: Чем дальше, тем будет больше маразм крепчать

ТВ2 Виктория Мучник

Выборы прошли, голоса подсчитаны, победители названы. Настало время разбора полетов. Почему партия власти победила, правы ли были те, кто остался дома на диване, почему оппозиция не может выставить единого кандидата против Единой России. Об этом мы поговорили в Инста-эфире ТВ2 с кандидатом в депутаты Госдумы РФ от КПРФ Василием Шипиловым. На одномандатном избирательном округе №181 (Томский) он занял третье место – 28 388 голосов. Действующий депутат Госдумы Алексей Диденко (ЛДПР) набрал 35 075 голосов, а Илья Леонтьев («Единая Россия«) – 34 475 голосов

Василий Шипилов

– Василий, как ты сам оценивал свои шансы, когда пошел в Госдуму? 50 на 50, 70 на 30 или тебе вообще была не важна победа, а был важен процесс участия в выборах?

–  Вообще, я все лето планировал провести на даче. У меня было много распланировано, мне надо снести старую баню, построить новую. Когда мне начали звонить из разных политических групп в Томске – пойдем, пойдем, пойдем, я все отнекивался, говорил - нет ребята... Потом, когда позвонили сначала с Москвы, потом наше местное Томское отделение КПРФ, естественно, для меня это стало интригой. Почему интригой? Потому что в воздухе витает напряженность колоссальная. Это даже не местные проблемы – коммуналка, текущие трубы, все что угодно, о чем мы с вами каждый день пишем. А витало колоссальное недовольство федеральной властью, властью Владимира Владимировича, абсурдными проштампованными законами. Я приехал к Наталье Барышниковой (лидер фракции КПРФ в облдуме – прим. ред.), мы составили с ней длительный, серьезный разговор. Мои отношения с коммунистической партией – это отдельная тема. Я был исключен из партии два раза, третий раз сам ушел. Хотя в 14 лет первый раз туда пришел. 10 лет я не был никак связан с КПРФ. Мы сели, поговорили, мне предложили: пойдем и в Закдуму, и по спискам. Я говорю, Наталья Геннадьевна, если вы меня видите в компании, то я не хотел бы размазывать силы и растекаться. История с областным законодательным собранием, она для меня не является приоритетной. 

– То есть, тебе хотелось на федеральном уровне бороться с несправедливостью?

– Да, потому что поставьте вы завтра губернатором или спикером коммуниста – принципиально от этого ничего не изменится, потому что все равно останется та же самая процедура – бюджет копеечный, все высасывает  Москва, и вы завтра станете плохими. То есть, надо менять политику сверху. Причем, к своим 36 годам я уже что-то понимаю в этой жизни и два слова связать могу. Если доверяете – я могу идти представлять партию, представлять регион именно по одномандатному округу. Самое смешное, что определил я себе округ 182 – это мой родной, четвертый, центральный, поселок Зональный, где я живу, это где я каждый день работаю. В последний день, в день съезда, ну там, процедурно как это дело происходило, значит, вот мы с Сергеем Губой заспорили – кто, куда должен пойти. Конечно, в итоге Сережа меня убедил, и я оказался на 181, причем я сильно не хотел идти против Диденко, понимая все подводные камни. Причем в тот момент еще предполагалось, что пойдет Владимир Казимирович Кравченко. Я понимал, что два достаточно сильных, уважаемых соперника и мне надо будет как-то экспрессию включать. Потом выяснилось, что шесть действующих депутатов Думы города Томска, коммунистов, находятся на моем округе. Когда посмотрел по персоналиям кто идет в Закдуму от КПРФ в этот раз, выяснилось, что там 70% сильнейших беспартийных кандидатов – Максим Лучшев, Паша Юденко, Макс Забелин …

Команда КПРФ

– Да, неплохая команда, но давай вернемся к моему вопросу как ты оценивал свои шансы на старте кампании?

– В чудо же всегда хочется верить. Мне казалось, что народная волна протеста может вынести, и чем черт не шутит. Я шел до конца, не обращая внимания ни на что. «Умное голосование» меня сбило с толку буквально на полдня (УГ поддержало на этом округе кандидата от ЛДПР Алексея Диденко). То есть я сел, замер, у меня опустились руки и все остальное.

– Кстати, про «Умное голосование», были ли какие-то предложения от Алексея Диденко, которого рекомендовали коллеги Алексея Навального? Уйти с дистанции или призвать за него?

– Не было. Мы с ним в начале кампании поговорили. Мы откровенно и жестко поговорили в самом начале. После этого контактов не было, никто ничего не предлагал. Технически уже более того невозможно было что-то сделать. Даже если бы я публично о чем-то заявил, то математика уже не работает так, что там перетекают куда-то голоса.

– Я хочу, кстати, зачитать цитату из телеграм-канала «Томскполит»: «Нужно признать, что Единая Россия в Томске виртуозно использовала на госдумовской кампании амбиции двух кандидатов от КПРФ, которые сами оттянули на себя половину всех протестных голосов, что позволило двум кандидатам от Единой России без особого труда обойти основных конкурентов. Это было красиво». Вы согласны, что вам удалось оттянуть голоса у Алексея Диденко?    

– А тут вопрос, он у меня оттянул или я у него оттянул? Когда я наконец-то под конец кампании попал в Северск, проехался по районам, то понял, что сверх-большой поддержки у Алексея Николаевича нет. Когда ты пять лет не появляешься там, когда от тебя КПД нулевой, когда к тебе обращаются люди с конкретными претензиями, вопросами, а в ответ получают: извините мы кредитов не даем, то антирейтинг начинает расти. А «Умное голосование» в этот раз оказалось глупым. Лично мне оно сильно помешало. 

– Ну да, вот тут Виталий Чижков пишет: «Голосовал по УГ, честно говоря, очень хотел отдать за вас голос».

– Я сегодня тезисно пытался с утра, с холодной головой написать, для меня что Леонтьев, что Диденко – часть системы. Илья Леонтьев  этого не стесняется, а Алексей Диденко – это такой же винтик этой системы, который встроен в администрацию президента. Ну какой же он оппозиционер, откровенно говоря? Помните, как специально под Алексея Диденко этот округ зачищали в 2016 году?

– Да.

– Для меня главный критерий – отношение к действующему президенту… Вот я четко для себя и для избирателей смог сформулировать свое отношение. Я устал от Владимира Владимировича, я устал от этой камарильи, простите меня, я устал от этих псевдопобед. Так вот, любой кандидат, который начнет мне рассказывать, что Единая Россия плохая, а Владимир Владимирович хороший – он априори является частью системы. Что Галина Григорьевна Немцева, уж простите меня, не прошла этот тест, потому что она и ее партия говорит: нет, Владимира Владимировича можно позволить, нужно позволить… Ребят, будьте последовательны, тогда скажите, что вы - часть этой системы. Не бывает царь хороший – бояре плохие. Вот лично мое мировоззрение…

– Вас спрашивают: «Василий, Вы серьезно верите в результаты голосования?»

 – Я? Нет. Абсолютно нет. Я же видел, как эти три дня шло голосование… Причем я верю в то, что на 99% того, что происходило было честным на самих участках, а вот все, что происходило за месяц, за два, за три, за полгода – было нечестным. Получив пощечину в прошлые выборы, власть, конечно, готовилась сверх активно. Причем я видел спокойствие чиновников, они понимали, что они победят.

– Вот вас спрашивают, частью какой системы вы являетесь?

–  А в том-то и прелесть – никакой. Вот абсолютно никакой. Мне не нравится Геннадий Андреевич, я об этом честно говорю

– Зюганов?

– Да. Если бы Зюганова поменяли, ушла бы хотя бы эпоха постоянного проигрыша. То есть Геннадий Андреевич у большинства россиян, при всем моем уважении, ассоциируется с постоянным падением рейтинга. Рейтинга, доверия… не знаю, ну поставьте молодого. Если Бондаренко сверхактивен, то поставьте Афонина. Любое новое лицо оно все равно заставляет как-то по-новому относиться к партии. Кстати, когда Юрий Афонин в этот раз прилетел в Томск с Грудининым, слушайте, я удивился. Я с ним знаком 15-20 лет, но я никогда не мог бы подумать, что такой рост может произойти у человека …

Юрий Афонин и Павел Грудинин в Томске

– Еще к вопросу о голосовании, Елена Ульянова написала: «Накануне первого дня голосования всех сотрудников правоохранительных органов, МЧС, судей, обязали взять открепительные удостоверения, чтобы они проголосовали на ближайших к работе участках. В Томской области было выдано 20 000 таких удостоверений, цифры небывалые». Вот мне интересно твое мнение, вот эти 20 000 они могли изменить политический расклад?

– Елена Захаровна переписала это с моего заявления, потому что я первый обратился к Памфиловой. Иначе как цирком – это невозможно было назвать. У меня много друзей работает в налоговой, в МЧС, в судах … Поэтому я знаю, как людей, начиная от сантехников до судей заставляли брать эти открепительные. Что они этим сделали? Мне звонит человек, говорит, слушай, я в Октябрьском, но меня прикрепили в Советский район. Мне не дают бюллетень, где можно за тебя голосовать. Я звоню в Избирком, говорю, слушайте, он может второй раз поехать проголосовать? Мне на голубом глазу отвечают – не может, он уже воспользовался своим правом. Когда они к вечеру поняли, что они не только у меня отнимают голоса, но и у своих одномандатников тоже, у них паника внутри началась. Но бюджетники шли и портили в большинстве своем бюллетени, а перед начальством отчитывались, что голосовали как надо.

– Еще спрашивают, почему нельзя было создать коалицию – единую оппозицию для Единой России? У меня тоже такой вопрос, в принципе это возможно, чтобы договориться трем-четырем оппозиционным партиям и выставить одного кандидата против Единой России?   

– Нет. Многие мне звонили, говорили, Василий, мы вот, тебя поддерживаем, но ты же понимаешь, мы сняться не можем. Это партийная дисциплина, партийные амбиции… То есть мы там с Еленой Ульяновой созванивались по 20 раз на дню, она говорит: «Вась, ну я бы рада, но не могу, ты же понимаешь. Я как смогу, так подставлю плечо. Технически - это невозможно». И это всегда играет на руку действующей власти, это всегда разрывает голоса. Именно поэтому я давно вне партии, мне так легче, я понимаю, что я не обременен какими-то указаниями – это говори, это не говори, это можно, это не можно, трогай, не трогай. То есть я понимаю, что система, которую кукловоды из Кремля в администрации президента проектировали и заставляют действовать, она действует по всей стране и безукоризненно. Если сложить все голоса всех оппонентов, мы в одни ворота выносим и Леонтьева, и Соломатину. Но, к сожалению, структуры сделаны таким образом, что все работает на руку Кремля.

– Это могло бы не сработать на руку Кремля, будь у нас явка повыше. Как  ты думаешь, почему люди не пошли? Всего 40% — больше половины жителей Томской области не участвовали в выборах.

– Во-первых, Томская область – это не Кемеровская область. У нас анекдот есть, что в Кемеровской области прописано два миллиона человек, голосует - четыре с половиной. Это конечно шутка. Томская область всегда еле-еле преодолевала порог в 45-50%, это прям пик был для нас. В Томской области всегда апатия преобладает. У нас не произошло условного Навального в этот раз. То есть у нас никого не отравили, у нас никого не сбили, не подожгли, не выпустили сверхмощного антикоррупционного фильма… Не хватило мотивации, не хватило, чтобы пришло дополнительных 10-15%. Плюс эта сушка, это модное слово от политтехнологов. Сушили явку. Я не знаю, сколько миллионов денег они спустили на кампанию. Запустили утку о том, что Навальный предлагает приходить портить бюллетени. Это было в качестве рекламы абсолютно во всех соцсетях. Потом якобы Навальный предложил игнорировать, вообще никуда не ходить, там еще кто-то что-то куда-то предложил, то есть это вбрасывалось… Плюс грязные технологии – они отбивают желание идти на выборы. То есть сушка дает возможность властям, либо группам влияния привести свой ядерный электорат под угрозой увольнения, под любой другой угрозой, проконтролировать это все дело, как они проголосовали и оставить апатичными дома основную часть избирателей. Это в совокупности и повлияло на результаты.

– Тем не менее я хочу спросить, наверняка ты думал об этом, вот если тебя избирают в Госдуму, какие законодательные инициативы ты бы хотел провести в первую очередь?

– Первое, отмена абсолютно всех проштампованных законов, которые за последнюю пятилетку были приняты без обсуждения. В первую очередь - это Конституция. То есть благие дела, которые нам представляли, которые будут вноситься, собственно изменения в Конституцию, были вызваны одной причиной – это поправка про обнуление президента, поправка Терешковой. Неограниченная власть одного человека, группы лиц, порождает неизбежную коррупцию и парализацию всей вертикали и горизонтали, чего хотите. Остальные поправки могут носить какой-то позитивный характер, хотя я тоже не понимаю, что там в них позитивного, жили без них, без этих поправок и не тужили, вдруг без обсуждения приняли. Отмена пенсионной реформы. Не доживает среднестатистический мужик в Томской области до выхода на пенсию. Это издевательство и обычное лицемерие, причем самое смешное, должного экономического эффекта от этого никто не получил. Третье, с чего бы я начал – это национализация. Вы можете ко мне относиться как угодно, я все равно уверен, что вся нефть и газ, весь сырьевой и минеральный комплекс должны находиться в руках государства. Нам сейчас преподносят что Газпром и Роснефть - народное достояние. Слушайте, это такая филькина грамота и обманка для населения. Когда предприятие через 25 прокладок продает конечному потребителю сырье, то основная маржа остается не тут, в кубышке у государства, а вот у этих вот непонятных посредников. Конечно, это обман населения. Все остальное - услуги, все что хотите, нужно оставить частными. И главное, что ждало общество от этих выборов – это оттепель. Ослабьте гайки, ну дайте людям вздохнуть. Дайте им новое лицо, новые мысли, дайте хотя бы немножечко пережить, потому что я, честно,  устал не столько от наших региональных политиков, мы тут сами как-нибудь разберемся, а от вот этих вот вечных побед одного человека. Мне кажется, именно этого сейчас не хватает и Госдума могла запросто за один-два месяца снять этот негатив. Владимир Владимирович засиделся. Надо было уходить после 2014 года. Найти себе преемника помоложе, покрасивее, это все равно сняло бы вот это напряжение. Чем дальше, тем будет больше маразм крепчать – это мое мнение.

 

Поддержи ТВ2!