В Россию ввезут 12 тысяч тонн радиоактивных «урановых хвостов». Что это такое и чем они опасны?

12 тысяч тонн опасных продуктов ядерного производства — «урановых хвостов» — ввезут в Россию по договору с немецкой компанией «URENCO», заявляет «Гринпис». По данным организации, эшелоны с «урановыми хвостами» уже едут по железным дорогам страны. Северск — в списке из четырех городов, где эти эшелоны могут разгрузить.

Физик-ядерщик, эксперт программы «Безопасность радиоактивных отходов» и член Российского социально-экологического союза Андрей Ожаровский объяснил ТВ2, что такое «урановые хвосты», почему их опасно везти по железной дороге и что будет в случае разгерметизации контейнера с этим грузом. 

В Россию ввезут 12 тысяч тонн радиоактивных «урановых хвостов». Что это такое и чем они опасны?

Что такое «урановые хвосты»?

«Урановые хвосты» — это отходы от обогащения урана. В природном уране содержатся два основных изотопа: 238 и 235. Чтобы уран стал топливом для атомных станций и тем более начинкой для ядерных устройств, нужна более высокая концентрация 235 изотопа, чем в природном уране.

Когда разрабатывалось ядерное оружие, придумали несколько способов обогащения. Например, центрифужный, которым уран обогащают и в Северске. Этот способ требует, чтобы уран был газом, а он в природе металл. Поэтому используют гексафторид урана, который при температуре выше 50°C превращается в газ. Этот газ еще немного подогревают и вращают в центрифугах — так происходит разделение изотопов.

Отходы при этом процессе — не дефект технологии, а неизбежность. Если мы получаем обогащенный до 4 % уран-235, то как отход получаем и обедненный уран с меньшей концентрацией. И чем выше концентрация изотопа в обогащенном веществе, тем ниже в обедненном. 

Состав на станции Шарья. «Гринпис» утверждает, что так везут «урановые хвосты»
Состав на станции Шарья. «Гринпис» утверждает, что так везут «урановые хвосты»
Фото: «Гринпис»

Можно ли снова обогатить обедненный гексафторид урана?

Если в обедненном гексафториде урана (ОГФУ) остается примерно 0,3 % концентрации, то его можно вновь обогатить: загрузить в центрифуги намного большего размера, потратить кучу энергии и довести его до концентрации природного. Но мы вновь получим отходы. Причем если при обогащении природного урана мы на бочку продукта получаем шесть бочек отхода, то при обогащении обедненного — восемь.

Контракт «Росатома» с немецким отделением компании «URENCO» на ввоз в Россию 12 тысяч тонн обедненного гексафторида урана вызывает большую озабоченность. За годы «холодной войны» и после в России накопилось 1,2 миллиона тонн ОГФУ. Лежит он там же, где и производится: в Новоуральске, Ангарске, Зеленогорске и Северске. Комбинаты в этих городах обогащают уран и производят отходы. В Северске, по косвенным оценкам, более 180 тысяч тонн этого вещества.

Да, теоретически можно загрузить завезенный гексафторид урана в наши центрифуги, потратить огромное количество энергии и произвести что-то, что можно потом продать. Но в чем смысл, если у нас и так есть 1,2 миллиона тонн ОГФУ? Для «URENCO» это отходы, которые очень дорого хранить в Германии. 

Площадки складирования «урановых хвостов» в Северске
Площадки складирования «урановых хвостов» в Северске

Обедненный гексафторид урана опасен?

ОГФУ — опасная химическая форма вещества. Разгерметизация контейнеров, в которых он хранится, случалась. Текут не сами контейнеры – у них стальные стены в 1,5 сантиметра толщиной, это хорошая защита. Но у контейнеров есть фланцы и краны — вот где уязвимые места. Будь контейнеры капсулами, они могли бы лежать под присмотром сотни лет, но вот фланцы и краны разрушаются от старости, протекают. Причем контейнеры перевозят по железной дороге, несчастный случай может произойти легко.

В случае катастрофы краны могут сорваться. Тогда начнется выброс гексафторида урана в атмосферу, где он среагирует с влагой воздуха и превратится в плавиковую кислоту. Эта кислота легче воздуха, и если разгерметизация случится в ясный день при небольшой влажности, то вещество просто уйдет в атмосферу и зона поражения ограничится сотнями метров. Но надо учитывать, что бывают туманы. Худший сценарий — катастрофа при стопроцентной влажности. В таком случае ОГФУ сядет на капельки воды и получится не туман, а кислота. Кислота эта смертельно опасна — вызывает отек легких и разнестись может на расстояние до 30 километров. К тому же ОГФУ радиоактивен. 

Погрузка «урановых хвостов» на борт судна «Михаил Дудин»
Погрузка «урановых хвостов» на борт судна «Михаил Дудин»
Фото: «Гринпис»

ОГФУ можно как-то использовать?

Об одном варианте использования ОГФУ мы уже говорили — его можно вновь обогащать. Представители «Росатома» говорят, что обедненный гексафторид урана можно использовать в авиастроении, космической индустрии и других сферах.

В Америке, которая тоже обогащает уран и имеет схожие проблемы, ОГФУ переводили в металлическую форму и пытались использовать в авиастроении и военной сфере. Плотность у ОГФУ огромная, поэтому в маленьком объеме вещества огромная масса. Используя это свойство, из вещества делали противовесы для шасси боингов, но давно уже перестали. 

Самое громкое применение ОГФУ — это бронебойные подкалиберные снаряды, которыми дырявили танки Саддама Хусейна и бомбили Югославию. За счет огромной плотности снаряды пробивали броню, да еще и горели. Нежелательные последствия — радиоактивное загрязнение вокруг. Есть множество исследований в Ираке и Сербии по последствиям применения обедненного урана в качестве сердечников для бронебойных снарядов. Фотографии страшные: дефекты у младенцев, мутации в природе, растущие риски смертельных болезней. Еще раз повторю: обедненный гексафторид урана — опасное радиоактивное вещество.

Можно ли сделать ОГФУ безопасным?

У «Росатома» есть программа по избавлению от обедненного гексафторида урана — корпорация планирует переводить его в обесфторенную форму с помощью специальных установок. Если из урана убрать фтор, он переходит в оксидную форму, не летучую и близкую к природной. Радиоактивные свойства урана даже в такой форме остаются, но хранить его гораздо проще. А вынутый фтор можно отправлять на производство плавиковой кислоты.

Жаль, что российских установок по обесфториванию пока нет. Производят их во Франции, и сейчас у нас в стране работает лишь одна такая установка. Стоит она в Зеленогорске и переводит в оксидную форму около 10 тонн ОГФУ в год. 

Газовые центрифуги на электрохимическом заводе в Зеленогорске
Газовые центрифуги на электрохимическом заводе в Зеленогорске
Фото: РИА Новости

Уже известно, где в России будут складировать этот обедненный гексафторид урана?

Когда стало известно, что эшелоны с ОГФУ уходят из немецкого города Гронау, местные активисты узнали, куда он отправляется. Сделали запрос депутатам, а депутаты запросили у правительства страны. В ответе есть только Новоуральск, других городов, в том числе Северска, нет. Это хорошая новость. Мы попросили «Росатом» подтвердить или опровергнуть эту информацию, но ответа до сих не получили. До 2009 года «урановые хвосты» в Северск везли, а что по новому контракту — пока непонятно.

В Россию ввезут 12 тысяч тонн радиоактивных «урановых хвостов». Что это такое и чем они опасны?

11 декабря АН ТВ2 отправило официальный запрос в Топливную компанию Росатома «ТВЭЛ» о том, как хранится уже имеющийся в Северске ОГФУ и будут ли завозить на СХК обедненный гексафторид урана из Германии. В пресс-службе компании ответили, что запрос находится на согласовании, и пообещали прислать ответ в понедельник, 30 декабря. 

Поддержи ТВ2! Мы пишем о том, что происходит, а не о том, что прикажут писать.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?