Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. В рамках полномочий? Что происходит в суде над мэром Томска Иваном Кляйном
Истории

В рамках полномочий? Что происходит в суде над мэром Томска Иваном Кляйном

ТВ2 Валентина Анкудинова

В Советском районном суде продолжается рассмотрение дела арестованного мэра Томска Ивана Кляйна. На этой неделе допрашивали очередных свидетелей, среди которых сотрудники мэрии и Роспотребнадзора. На прошлой же в суде давали показания, в том числе, бывший заместитель мэра Александр Цымбалюк и экс-депутат Думы Томска Лариса Сорокова. Рассказываем, о чем шла речь в суде. 

Автор:  Валерий Доронин

«Дважды голосовал»

Александр Цымбалюк с 2014 по ноябрь 2017 года занимал в администрации Томска должность заммэра — начальника аппарата мэрии. Именно он в начале 2017-го подписал постановление об отказе в изменении территориальной зоны земельного участка на улице Мокрушина.

Напомним, ранее владелец земельного участка Ринат Аминов просил изменить территориальную зону участка земли бывшего Радиозавода, чтобы построить там жилой квартал. По версии следствия, Иван Кляйн, отказал в изменении вида территориальной зоны участка, исходя из интересов «Томского пива». Сам же мэр настаивает на том, что принял это решение, исходя из интересов жителей микрорайона. 

Александр Цымбалюк, выступая в суде, рассказал, что тогда, в начале 2017 года, мнения двух ключевых департаментов мэрии — правового и архитектурного — на просьбу Аминова об изменении зоны разделились. Правовой департамент просил согласовать изменение территориальной зоны, а департамент архитектуры и градостроительства — в этом отказать.

«Административным регламентом закреплена функция, что если два органа не могут найти согласованное решение, то решение может принять либо первый заместитель мэра, либо заммэра — руководитель аппарата. Аргументы департамента архитектуры были следующие: пока существует санитарно-защитная зона на территории и не решен вопрос о ее снятии, документ о смене зоны подписан быть не может. А аргументы правового департамента были в том, что есть положительное решение комиссии по землепользованию. Поскольку департамент архитектуры является в этом вопросе отраслевым органом, я посчитал, что его аргументы более весомы. С этим мнением и пошел к мэру, который и принял решение отклонить проект постановления о смене зоны».

Автор:  Валерий Доронин, пресс-служба мэрии Томска. Иван Кляйн и Александр Цымбалюк. 2017 год

Цымбалюк объясняет: к решению Комиссии по землепользованию и застройке он не прислушался, потому что в ее состав входили не только архитекторы, в то время, как специалисты департамента архитектуры и строительства более компетентны. Говорил Александр Цымбалюк и еще об том, что если Радиотехнический завод прекратил свою деятельность, то это не означает снятие санитарной зоны. Ранее об этом же в суде говорила и глава регионального Роспотребнадзора Ольга Пичугина. Позднее о том, что в 2016 году не было установленного порядка прекращения существования нормативной СЗЗ, скажет и главврач «Центра гигиены и эпидемиологии в Томской области» Александр Шихин.

«Это не значит, что наличие установленной санитарной зоны не является препятствием для строительства.  Есть процедура по устранению санитарных зон, которая в обязательном порядке должна была быть соблюдена. Однако на тот момент процедура не была законодательно прописана. Собственник сам должен был доказать, что его земельный участок и расположенные на нем объекты не представляют опасности для окружающих», — рассказывал Цымбалюк. 

Автор:  Валерий Доронин, пресс-служба мэрии Томска. Совещание в мэрии. 2016 год

Говоря о своем отношении к Ивану Кляйну, Цымбалюк замечает, что «дважды за этого человека голосовал». Он также подтверждает, что Кляйн был на работе с восьми утра и до позднего вечера. Взаимодействовал Цымбалюк и с «Томским пивом», но все вопросы он решал с директором завода Галиной Кляйн. 

«Мэрия может  предоставить льготы только по земельному налогу или снизить аренду арендованного муниципального имущества — возможности муниципалитета сильно ограничены. Ни о чем подобном в отношении «Томского пива» мне неизвестно и  Дума города Томска подобных решений не принимала», — так отвечает Цымбалюк по поводу каких-то дополнительных преференций для завода. При этом он подчеркивает, что ежегодно завод выделял около 20-25 млн рублей.

«Это просто моя оценка, точно сказать не могу. Но предприятие жертвовало на дорогостоящие готовые объекты, это точно: это площадь Ново-Соборная, это площадь у «Томских товаров», не говоря о множестве детских площадок, которые были построены», — отмечает Цымбалюк.

Автор:  Валерий Доронин, пресс-служба мэрии Томска. Чествование "Мецената года". 2017 год

«Мы людям не мешали»

Про то, как устанавливаются санитарно-защитные зоны подробно объяснял главврач «Центра гигиены и эпидемиологии в Томской области» Александр Шихин. В целом, санитарно-защитные зоны бывают двух типов: нормативные и установленные. Нормативная зона завит от присвоенного класса опасности той или иной производственной деятельности, а установленная формируется исходя из исследований какого-либо объекта. Но несмотря на то, что нормативная СЗЗ накладывает определенные ограничения на использование земельного участка, сегодня в СанПиНе понятия нормативной санитарно-защитной зоны нет.

Согласно закону, проект СЗЗ должны разрабатывать наиболее опасные производства, отнесенные к 1-му и 2-му  классу опасности. У предприятий 3-го, 4-го и 5-го класса опасности такой обязанности не было. По нормам Радиотехнический завод отнесли к объектам четвертого класса опасности, его санитарно-защитная зона была в 100 метров.

«Томскому пиву» установили третий класс опасности. Ситуацию осложняло то, что рядом с территорией «Томского пива» имелась жилая застройка, которая попадала в нормативную СЗЗ. 

«Роспотребнадзор пытался вменить нам деятельность, которая на той площадке не осуществлялась. Мы, как законопослушное предприятие сразу приступили к разработке проекта санитарно-защитной зоны, потому что после присвоения 3-го класса мы должны были либо расселить дом, который находится в 170 метрах от нашего предприятия, либо разработать проект санитарно-защитной зоны, тем самым доказать, что наше предприятие не наносит урона окружающей среде и людям», — объясняет инженер по охране окружающей среды завода Надежда Чулкова.

Как подтвердил Шихин, негативного влияния на близлежащую жилую застройку деятельность «Томского пива» не оказывала. Однако несмотря на заключение экспертизы «Центра гигиены», согласовать изменения с Роспотребнадзором было непросто.

«Мы получили положительное заключение от «Центра гигиены и эпидемиологии», пошли с ним в Роспотребнадзор и получили отрицательное решение: нас опять пытались убедить, что у нас 3-й класс опасности, ссылаясь на неправильные пункты действовавшего СанПИНа. Мы стали это оспаривать, велась официальная переписка с Роспотребнадзором. Мы сделали повторную экспертизу, получили положительное заключение и повторно направили документы в Роспотребнадзор, но опять получили отрицательное заключение, правда на этот раз была техническая ошибка проектировщика», — рассказывает Чулкова.

В итоге, с третьего раза новая санитарно-защитная зона была согласована: «Томскому пиву» присвоили 4-й класс опасности с санитарно-защитной зоной в 100 метров.

«Томское пиво» — законопослушное предприятие.  У нас всегда разрабатывается все необходимая документация. Просто раньше проект СЗЗ не требовался. У нас всегда был актуальный проект предельно-допустимых выбросов, согласно которому никаких опасных выбросов у нас не было. Мы доказывали этот факт регулярно — раз в 5 лет. Мы людям не мешали, все контролировали, получали разрешения на выбросы. Я не знаю, на основании чего Роспотребнадзор сделал вывод о том, что наше предприятие относится к 3-ему классу опасности», — говорит Чулкова.

По ее словам, доказать то, что завод не относится к третьему классу опасности — было вопросом принципа. При этом специалист подчеркивает, что о Ринате Аминове и его планах ей стало известно в связи с уголовным делом, участок Аминова не является смежным «Томскому пиву» и вид его застройки никак не влияет на деятельность предприятия.

«Если наше предприятие не  относится к 3-му классу опасности, то жилая застройка на соседнем участке не создает нам никаких проблем. Я не знаю о каких-либо планах по развитию данной производственной площадки, что могло бы повлиять на уровень шума и выбросы. Наоборот, мы построили газовую котельную и сократили выбросы», — отмечает она.

«Я сказала Аминову, что проект меня не устраивает»

Одним из ключевых свидетелей, показания которой заслушали 23 сентября, стала Лариса Сорокова. В 2015-2020 году она была депутатом Думы города Томска. В настоящее время она работает в школе, а также занимает должность председателя ТОС «Мокрушинский».

В суде Лариса Сорокова пояснила, что знает Аминова давно: он учился в школе, в которой она преподавала, вместе с ее дочерью, но после выпуска с ним не пересекалась вплоть до 2016 года. Именно тогда Ринат Аминов обратился к ней с эскизным проектом микрорайона, чтобы получить ее мнение как председателя ТОС.

«Аминов обратился ко мне, чтобы я посмотрела проект и высказала свои соображения. Я сразу высказала замечание, что в проекте нет школы (она была пунктиром нарисована в том месте, где уже есть застройка), и пока в районе очень сложно с транспортной доступностью. А потом, 1 ноября 2016 года, я выступила на Думе, где попросила мэра и депутатов обратить самое пристальное внимание на этот проект, учитывая, что там нет ни школы, ни парковок», — рассказывает в суде Сорокова.

По словам Сороковой, главная проблема микрорайона — транспортная. ГИБДД запретила движение по Заводской и Континентальной, а долгожданный «прокол» в районе 76-го километра проблему пробок не решил.

«Я видела основание для отказа в смене зоны: это отсутствие транспортной доступности и санитарно-защитная зона радиотехнического завода. Меня следователь спрашивал: «Вам не кажется абсурдным, что завода нет, а зона есть?» На бытовом уровне — да, вроде бы нелогично, но когда я поняла, что это целая процедура – снятие санитарно-защитной зоны, то мэр по-другому и не мог поступить», — заключает она, добавляя, что жители микрорайона благодарны Кляйну, поддерживают его и передают приветы.

Дошли и до второго дела

24 сентября началось рассмотрение второго эпизода обвинения, которое связано с выделением участка земли под застройку дочери Ивана Кляйна. По версии следствия, в 2015 году Иван Кляйн дал незаконное указание начальнику департамента архитектуры и градостроительства городской администрации предоставить земельный участок в областном центре его дочери без проведения торгов, и земельный участок был выкуплен ниже рыночной стоимости.

Ранее адвокаты отмечали, что без конкурса было предоставлено минимум 11 участков, а прокуратура эти действия не опротестовывала. По словам бывшего работника департамента правового обеспечения, Евгения Семерука, после внесения изменений в Земельный кодекс 1 марта 2015 года работа комиссии мэрии по предоставлению земельных участков была необязательной. 

«Через аукцион определяется рыночная цена участка. Участок должен быть сформирован, затраты на формирование участка несёт муниципалитет, — говорит свидетель.  — Формирование земельного участка включает в себя утверждение схемы участка, кадастровые работы, постановку на кадастровый учет. Если поступила только одна заявка, то принимается решение о предоставлении участка по этой заявке. Если больше одного заявителя, то проводятся торги. Если выставлен участок на торги, но нет ни одной заявки, то торги признаются не состоявшимися. Если есть один участник, то  этому участнику предоставляется участок», — объясняет Семерук.

Наталья и Светлана Кляйн у здания суда

То, что с 2015 года появилась упрощенная система предоставления земельных участков подтверждает и председатель комитета градостроительства департамента архитектуры и градостроительства администрации Томска Наталья Шаншашвили, которая давала показания в четверг 30 сентября. Ранее она работала в администрации Ленинского района города — в 2015 году была главным специалистом отдела контроля застройки и землепользования района.

По ее словам, за час члены комиссии должны были обсудить около 40-70 участков. 

«Комиссия рассматривала огромное количество заявок, так каждую неделю. Это все невозможно запомнить. Все заявки просмотреть невозможно. Участок был в Октябрьском районе, а я представляла Ленинский», — говорит она. 

Суд смущает то, что заявление Светланы Кляйн было зарегистрировано 13 мая, а согласно протоколу Комиссии, рассмотрели его 12 мая. Однако пока опрошенные свидетели ясности в этот вопрос не добавили. Все они говорят, что объем документов был очень большой, поэтому каких-то деталей они не помнят. 

По мнению адвокатов Ивана Кляйна, показания свидетелей подтверждают именно те  факты, на которых выстроена защита: мэр Томска действовал в рамках своих полномочий, а его решение об отклонении заявления Аминова было обосновано интересами жителей Томска.

«В прошлую пятницу, 24 сентября, были допрошены первые свидетели по второму эпизоду обвинения. По версии следствия, мэр Кляйн превысил свои полномочия для того, чтобы предоставить дочери земельный участок в обход конкурентных процедур. Вероятно, очень скоро томичи станут не только специалистами по санитарно-защитным зонам, но и экспертами в вопросах земельного законодательства в части выделения земельных участков для индивидуального жилого строительства.  Что ж, мы только «за» повышение правовой грамотности.  Тем более, чем больше томичей  разберется  в этих вопросах, тем очевиднее станет невиновность нашего подзащитного», — комментирует Лариса Шейфер.

Автор:  Валерий Доронин
Поддержи ТВ2!