Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Истории

В приюте...

ТВ2 Лидия Симакова

Приют городского центра социальной адаптации на Иркутском тракте —  крыша и пища для оставшихся без дома на каждый день. Что уже важно. Особенно зимой. Однако работающие здесь  юристы и социальные работники пытаются помочь и с социальной адаптацией , если это возможно: кому-то нужно восстановить документы и найти работу, кому-то нужна путевка в дом престарелых или интернат. 

Автор:  Симакова Лидия

Помещение, в котором живут постояльцы центра, похоже и на больницу, и на гостиницу. В каждой комнате двухъярусные кровати, тумбочка и несколько стульев. Отдельно — кухня, душ и комната отдыха, где можно посмотреть телевизор или почитать. Разговорить постояльцев приюта  сложно. Кто-то сразу, увидев камеру, уходит в свою комнату, кто-то закрывает лицо руками. Не хотят рассказать свою историю даже анонимно. На диктофон. Повторяют примерно одно: «моя история будет неинтересна, обычные жизненные обстоятельства, как у всех». Однако несколько человек все же согласились на разговор.  Рассказали о том, как они здесь оказались .

Сергей, заболел туберкулезом, сотрудники центра помогли ему оформить путевку в интернат


«В 2009 году сильно переболел туберкулезом. Люди, которые заболевают серьезными болезнями, сталкиваются, не сколько с материальными проблемами, сколько с психологическими. Общение родственниками и друзьями сходит на нет. Вот и я весь последний год провел в больнице. Я не могу дышать, поэтому обратился в центр социальной адаптации, чтобы мне помогли сделать путевку в интернат. Потому что я понял, что надежды больше на государство, чем на родных и близких. <…> Заболел глупо, не следил за своим здоровьем, часто простывал. Потом мне поставили диагноз – туберкулез. Сперва не поверил, запустил, пил какие-то таблетки непостоянно. Потом попал все-таки в больницу, вытащили меня врачи с того света. У меня была семья, даже дети есть, я работал на разных предприятиях электромонтером, зарабатывал прилично.

Автор:  Симакова Лидия

Но когда ты заболеваешь, ты чувствуешь, что никому не нужен. После лечения в больнице я еще год восстанавливался. Да, со мной семья общается, разговаривает. А часто говорят, что ты сам себя до такого состояния довел. Ты сам себя запустил, а теперь ищешь поддержки. У меня характер не очень хороший, если начинают говорить что-то плохое, я сразу ухожу в сторону. Поэтому лучшее для меня — это жить в интернате».

Мария, передвигается на коляске, сменила уже несколько интернатов. Сейчас ожидает отправки в очередной интернат.

Автор:  Олег Мутовкин

«Недолго я жила на улице, все больше по больницам из-за проблем с ногами. По интернатам много ездила, с 2000 года, почти во всех в области побывала. Условия в интернатах везде одинаковые, но я из них уходила исключительно по собственным соображениям. Вот, например, как-то летом я была в интернате в Шегарке, жила в комнате одна, вязала на заказ. Директор дал отпуск и я поехала в Томск. После отпуска вернулась, а мою комнату уже заняли мужчины. Я написала заявление и уехала. Сейчас опять путевку жду в следующий интернат. <...> Жилья у меня никогда не было. Семья жила при церкви, я была самой младшей из восьми детей. У меня много родни, но я ни к кому не обращаюсь. Все в годах, старше меня. Зачем они все нужны в 62 года, я сама по себе. Все далеко живут, только старший брат живет рядом, в Лоскутове, но я с ним не общаюсь.


Игорь, пьяным заснул в неотапливаемом вагончике и обморозил пальцы обоих ног.

Автор:  Симакова Лидия

«В центре я проживаю уже два месяца, обморозил пальцы на ногах, попал в больницу. Так как приезжий, работу потерял. Стал никому не нужен, денег оплачивать жилье тоже не было. Узнал, что тут можно пожить какое-то время. 

Обморожение получил просто: перебрал с алкоголем, заснул в строительном вагончике. Когда засыпал, на улице было минус пять, когда проснулся — минус тридцать пять. Снял обувь, носки и увидел, что все пальцы синие. Обратился к медикам, пальцы мне ампутировали.

Теперь тут в центре, накормлен, в тепле. Особо двигаться мне сейчас нельзя, хожу только до столовой и туалета. <…> В Томске я уже 13 лет, приехал сюда из Якутии погостить к другу. Потом нашел работу, девушку, так и остался. Сейчас хотелось бы, чтобы все побыстрее зажило и я смог выйти на работу».


По словам директора приюта Татьяны Титовой, таких историй много. Кто-то людей попадает сюда из-за асоциального образа жизни,  алкоголя и наркотиков. Есть и те, кто оказался на улице из-за стечения жизненных обстоятельств: мошенничества при продаже или обмене квартиры или конфликта с родственниками.

«Мы работаем в двух направлениях: если человек, обратившийся к нам, может работать, то восстанавливаем при необходимости документы, консультируем по вопросам трудоустройства и жизнеустройства, — рассказывает Татьяна Титова. — Дожидаемся, когда человек устроится на работу и потом он переселяется либо в нашу социальную гостиницу, либо находит себе жилье самостоятельно. Срок пребывания в центре социальной адаптации разный. У каждого своя ситуация, своя история, с каждым сотрудники работают по индивидуальной программе. В ней прописывается каждый шаг сотрудника, составляется договор на обслуживание. Что касается пожилых и ослабленных людей, то тут помимо восстановления документов, человека госпитализируют, содействуют в оформлении группы инвалидности и пенсии. Затем ему предлагается путевка в дом-интернат».


В основном в приюте мужчины, средний возраст которых 45-60 лет. Людей находят на остановках, в подъездах, иногда привозят из полиции и больниц. Кто-то приходит сам. Бывает случаи, когда люди, после того, как переночевали в приюте, отказываются от дальнейшей помощи и уходят. Ведь в центре – правило: никакого алкоголя и наркотиков. Многие не выдерживают такого режима и уходят, но всегда потом возвращаются.


Приют работает в Томске уже восемь лет. Тысячи людей были его посетителями, и за всеми ими скрывается боль, отчаяние и судьба человека. Сотрудники центра стараются помочь всем, без исключения: еда и чистая постель достанутся любому. Пустых кроватей в центре не бывает почти никогда.

Поддержи ТВ2!