ТВ2
В детдом за синяк
В Томске у бабушки-опекуна забрали пятерых внуков из-за синяка у одной из девочек
«Мне бабушка пишет в WhatsApp'е: «Всех забрали, позвони», — вспоминает 14-летний Даниил, который больше месяца с братом и двумя сестрами живет в детдоме. Самый младший годовалый брат в доме малютки. 15 ноября пятерых детей забрали у бабушки службы опеки. Причина — синяк у одной из девочек, который обнаружил на осмотре врач детской поликлиники.
Дома бьют?
Татьяне Косточкиной 52 года, девять лет она работает в томском университете охранницей. До середины ноября Татьяна с мужем и пятью внуками жила в «деревяшке» в переулке Тихий. Все пятеро — родные внуки Татьяны, дети ее дочери. Самому старшему — Даниилу недавно исполнилось 14, самому младшему Ване — год.
На фото: Татьяна Косточкина
В квартире у Косточкиных две комнаты. Прихожая, зал с компьютерным столом, диваном, детской кроваткой и стенкой. Спальня почти полностью занята парой двухъярусных кроватей и письменным столом. Обедают в семье в несколько подходов — сесть всем за один стол кухня не позволяет. Татьяна говорит, что расширение по закону им не положено, льгот нет. Если бы под опеку детей хотели взять чужие люди, то с таким метражом не вышло бы. Родным на это делают скидку.

На полке в доме Татьяны, где мы беседуем, стоят два бумажных попугая. «Это баба с дедой, так мальчишки сказали», — объясняет муж Татьяны Сергей. Попугаев смастерили Даниил с десятилетним Егором. Оба мальчика с самого детства живут с Татьяной. Мама детей, как говорит бабушка, их судьбой не интересуется, «ведет разгульный образ жизни». Отцы у всех разные. Даниил родился с пороком сердца, в раннем детстве пережил сложную операцию. Егору десять, бабушка забрала его под опеку в три месяца. Девочки и годовалый Ваня появились в семье полгода назад. До этого шестилетняя Лиза и четырехлетняя Соня жили с мамой, за это время несколько раз их забирали в приют и возвращали в дом. В декабре 2018 маму окончательно лишили родительских прав, и детей из приюта забрала бабушка. «Когда девочек привели домой, они ничего не умели. Ложку с вилкой их учили держать, одеваться», — вспоминает Татьяна. Годовалого Ваню забрали из Дома малютки шестимесячным.
Дома у Косточкиных
Старшие дети учились в школе, для девочек в ноябре бабушке удалось получить места в детском саду. Как только Татьяна узнала, что можно оформлять документы в сад, побежала с Соней и Лизой в поликлинику. У младшей девочки был синяк. Как она его получила в семье не уследили, сама Соня объясняет по-разному. По одной из версий — ударилась об стол в тесной спальне, по другой - подралась из-за игрушки с сестрой Лизой.

«14 ноября я с девочками пошла на медкомиссию. У девчонок были мелкие синяки на теле и у Сони был синяк под глазом. Как она сама мне сама объяснила, ударилась об стол в комнате. В больнице мне сказали, что информацию отправят в органы опеки. Я ответила, ну, передавайте, мне нечего было бояться. Не думала, что все так получится. Синяки у всех ребятишек всегда найдутся. Соня активная, везде лазает», — вспоминает Татьяна.
15 ноября домой к Косточкиным приехали органы опеки и увезли детей. По словам Татьяны, объяснили, что детям нужно просто пройти медэкспертизу. Татьяна с Сергеем остались ждать их возращения дома. «Сидим до пяти вечера, начали волноваться. Приехали узнавать в опеку, а дети в детдоме почему-то. «По факту избиения», — говорит Сергей. Самого маленького Ваню устроили в Дом ребенка. «Меня они заставляли признаться. Я отвечала, что мне не в чем, я не бью детей. Максимум могу по попе шлепнуть или поставить в угол. Даже старшему могу, если повод есть. Результаты экспертизы не показали, сказали, что в понедельник вызовут. Понедельник ждала, во вторник, в среду… Потом, 21 ноября, в часы приема поехала сама туда узнавать», — вспоминает Татьяна.
На фото: Муж Татьяны Косточкиной Сергей
В эти дни Татьяна обзванивала и объезжала все ведомства, которые могли бы помочь вернуть детей. Их, как она считает, забрали незаконно и обманом. «Должны были проводить экспертизы, прежде, чем забирать, как я позже выяснила. Должны были дать нам акт о том, что детей забирают. Мне ничего не дали. Да и забрали-то обманным путем. Сказали, что свозят и вернут», — объясняет Татьяна.

Позже женщина получила получила официальное распоряжение об отмене опеки, подписанное 18-м ноября. С тех пор Татьяна похудела на 30 килограммов. «Раньше полненькая была, теперь вся исхудала. Не ест толком, спать не может, плачет постоянно», — говорит Сергей.

В опеке, по словам Татьяны, уверены, что детей били. В Следственном комитете на момент выхода материала по факту побоев дел возбуждено не было. Сама женщина говорит, что если бы действительно била, вряд ли повела бы в поликлинику с синяками, дожидалась бы заживления. «Говорят, якобы сначала мальчики признались, что баба, когда разозлится, она нас всех бьет. Сами дети мне говорят, что этого не было. Потом они (органы опеки — прим. ред.) начали утверждать, что Даня, чтобы выгородить меня, взял вину на себя. «Я думала, результаты придут и мне отдадут детей, но нет. Я в Томске уже все обошла, везде писала, не знаю, куда пойти. Я бы все продала, чтобы вернуть ребят», — рассказывает Татьяна.
Татьяна с внуками на свидании в детдоме
Старшему внуку Татьяны Даниилу 14 лет, почти с самого рождения он находится под опекой у бабушки. За эти годы семья проходила проверки соцслужб, с претензиями никогда не сталкивалась. Говорит, отношения ладились и с куратором семьи от отдела опеки Владимиром Боевым.
«Я вот Даньку вырастила, ни разу не было нареканий. Мальчишки все росли активные, Егорка постоянно крутился, синяки были на каждом позвоночке, и никогда ничего», — недоумевает Татьяна.
Фото из семейного архива. На первом: Даниил с Ваней. На втором дети с прабабушкой
Когда о случившемся узнали соседи, решили помочь. Написали коллективную характеристику на Татьяну и ее семью, подписи оставил весь двор (документ есть в редакции). Дома по соседству небольшие, деревянные двухэтажки, поэтому все друг друга знают. Людмила Молокова живет с Татьяной на одной лестничной площадке, говорит, что слышит все, что происходит в квартире Косточкиных.

«Я живу за стенкой. Хоть вечером, хоть утром слышу. Ребятишек купают, с ними общаются. Ни разу не слышала, чтобы она голос-то повышала, а уж бить детей, так тем более. Старший мальчишка исключительный - вежливый, аккуратненький всегда. Егор и песни тут пел, или как зальется хохотать. Когда во дворе тепло было, маленький Ванечка выходил на улицу играть со старшими, с дедом. Бабушка у них и друг, и товарищ, и мама. Да, тесновато в доме, конечно, места мало, но жили в любви и заботе", - рассказывает соседка Людмила.
Дом, где живут Косточкины
Старшие внуки Татьяны до последних событий учились в школе №2. Здесь о семье тоже отзываются положительно. Классный руководитель Даниила рассказывает, что бабушка входила в родительский комитет и всегда участвовала в школьных делах.

"С Татьяной Александровной знакома два года, замечательная женщина, всегда отзывчива, присутствует на всех собраниях, Даниил участвует во всех конкурсах, замечательный ребенок, отзывчивый. Татьяна Александровна всегда помогала в организации праздников, школьных мероприятий, была в родительском комитете. Я бы ничего плохого не сказала про эту семью. Семья благополучная, никогда не замечали никаких побоев», — Екатерина Рихтер, классный руководитель Даниила.

Сейчас помочь вернуть детей домой Татьяне Косточкиной может только суд, куда она подала заявление на отмену распоряжения о снятии опеки. Заседание назначили на 13 января.

"Я не знаю, как мне дождаться этого суда. Это здесь столько дней и еще 13 в январе. Я в воскресенье не знаю, что делать, с ума схожу, потому что к ним нельзя, - сетует Татьяна. - А сейчас будет 10 выходных. Я вот единственное знаю, что если мне детей не вернут, я не смогу так жить".
Новый год в детдоме
Каждый день в часы приема "Центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей" на Тверской Данил, Егор, Лиза и Соня ждут бабушку на свидание. С маленьким Ваней, который находится в Доме малютки, видеться запретили. Татьяне объяснили, что это может "травмировать ребенка". "Когда его туда привезли, он двое суток плакал и отказывался от еды", - говорит Татьяна.

"Дети уже больше месяца там, мальчишки у нас вообще домашние, нигде, кроме дома не жили. Девочек забрали недавно, они привычные ко всему этому, но они все равно просятся домой. Езжу каждый день, если меня куда-то не вызывают. Часы приема с четырех до шести. Не могу дома одна сидеть. Мы все ходили вместе везде, гуляли. Мне тяжело без них, им без меня", - говорит Татьяна.

Встречи проходят на диванах в фойе детского дома. Данил с Егором ждут бабушку заранее, девочки бегут за братьями. При встрече обнимаются и обмениваются новостями. 14 лет Даниилу исполнилось уже после того, как его забрали из дома. Сейчас вместе с воспитателями детдома оформляет паспорт. После того, как его и брата забрали из дома, место учебы тоже пришлось менять. От этого дети выпали из учебного процесса на две недели. Теперь, говорят, тяжело привыкать к новой обстановке и нагонять программу. Кроме учебы дети готовятся в Новому году, который в этом году встретят не дома, вместе с другими воспитанниками ходят на репетиции, украшают помещения детдома.
Бабушка на свидании с внуками в детдоме
"Дома не обижали. С бабушкой живу с самого детства. Домой очень хочу, - стесняясь начинает разговор Данил. - В детдоме без родных тяжело, непривычно. Тут все по-другому. Честно скажу, я хочу прям очень сильно домой. Сегодня разговаривал с воспитательницей, о том, что вообще больше не хочу здесь жить, потому что бесит все".

Егор говорить стесняется, прижимается к бабушке, жалуется на конфликты в школе и видно, что вот-вот заплачет. Бабушка успокаивает его, убеждает его терпеть, чтобы не спровоцировать дополнительные вопросы от опеки. Девочки - Лиза и Соня играют в классики на квадратах кафеля фойе, поочередно залазят на руки то к бабушке, то к деду. Татьяна объясняет, что им оказываться в приютах стало привычно во время жизни с мамой, когда их периодически забирали из семьи.

Даниил говорит, что после приезда в детдом, его опрашивал полицейский - инспектор по делам несовершеннолетних. "Я им рассказал, как все было в начале. Что мы жили у бабы с братом, потом мать лишили родительских прав, девочки были в приюте, а Ваня в доме малютки, мы их забрали к себе. В начале было сложновато, потому что нас стало пятеро. Как-то девочки подрались из-за игрушек. Они пошли в поликлинику с бабушкой. Зашли в кабинет. У девочек спрашивали, что у вас за синяки. Соня соврала врачу и на вопрос, бьют ли ее родители, сказала "да". Просто задан был прямой вопрос: "Тебя бабушка бьет?". Ребенку четыре года, может сказать все что угодно. На самом деле не было никогда такого, просто никогда", - пересказывает Даниил, что говорил на опросе.

В разговоре с журналистом все дети говорят, что дома их никогда не били. Четырехлетняя Соня рассказывает, что ударилась и посадила синяк.
В отделе опеки и попечительства Ленинского района давать официальные комментарии отказались, сославшись на то, что скоро будет суд, на котором будет возможность все выяснить и решить споры. Со своей стороны органы опеки отправили письма в Следственный комитет и полицию, чтобы провели проверку. Говорят, детей приняли решения забрать из семьи на основании результатов экспертизы, но и их не комментируют. "Я сейчас не готова сказать, как конкретно написано в заключении, судмедэкспертиза была по заявлению полиции", - говорит Наталия Морозова, замглавы администрации Ленинского района по социальным вопросам.

В администрации подтверждают, что за годы опеки к Татьяне Косточкиной претензий не было.

"Периодически семьи все проверяются, замечены до этого не были. Нам поступило обращение из поликлиники, мы выехали с внеплановой проверкой, увезли детей на СМЭ и издали свой акт об отстранении (от опекунства - прим. ред.). Из поликлиники по поводу семьи раньше не обращались", - говорит Наталия Морозова.

29 декабря Данил и Егор вместе с другими воспитанникам центра для детей, оставшихся без попечения родителей, уехали в загородный лагерь. Там они встретят Новый год и проведут каникулы. Девочки останутся на праздники в детдоме, маленький Ваня тоже.
* * *
Иногда нам приходится рассказывать непраздничные истории даже в канун Нового года. Но это важно. Поддержи ТВ2!


Текст, фото: Елена Бронникова
30 декабря 2019