Умрет ли цветочный бизнес в Томске
О чем переживают флористы и как спасают свой бизнес владельцы цветочных лавок
Розы, хризантемы и герберы не попали в список товаров первой необходимости в пандемию. В салоны вместо покупателей теперь ходят полицейские и выписывают штрафы. Как в эпоху коронавируса торгуют цветами в Томске, о чем переживают флористы и как спасают свой бизнес владельцы цветочных лавок?
Розы от Морозовой
Татьяна Морозова в Томске занимается цветами 23 года. У нее собственный салон и наработанная годами клиентская база. Она поставляет цветы в рестораны и салоны красоты в Томске, ее букеты заказывают в мэрии, обладминистрации и Думе.
С 1 апреля по постановлению губернатора Томской области Татьяна не могла торговать цветами из-за эпидемии коронавируса. Разрешалось работать только магазинам, которые торговали товарами первой необходимости.

Однако Татьяна Морозова нашла выход. Среди фарфоровых зайцев, коробок с лентами и букетов роз в салоне теперь стоят лопаты, грабли, лежит в мешках грунт и продаются семена. Начать продавать товары для сада и огорода — единственная лазейка для Морозовой, чтобы не закрывать магазин в условиях пандемии.
Татьяна Морозова
При регистрации в налоговой каждый предприниматель заполняет ОКВЭД — указывает виды экономической деятельности, которой будет заниматься. В режим самоизоляции продажу цветов запретили, а торговлю садово-огородными принадлежностями оставили. Когда Татьяна регистрировала свою предпринимательскую деятельность, то указала все виды продажи цветов, в том числе и товаров для сада. Поэтому во время нерабочих дней она могла торговать цветами совершенно законно.
Чтобы не получить штраф, Татьяне пришлось купить в салон товаров для сада на 15 тысяч рублей.

Во вторник днем, когда мы берем интервью у Морозовой, в салон заходит женщина лет 50, она заранее заказала корзину искусственных цветов на годовщину смерти матери. Повезет цветы на кладбище. Покупают цветы женам, парни своим девушкам, которые сидят на самоизоляции. С торговлей онлайн не очень получилось. Сайт у салона Розы от Морозовой был, но его закрыли за невостребованностью. По мнению Татьяны, к ней в салон идут за эксклюзивными букетами.

С 31 марта, когда в Томской области ввели режим самоизоляции, сократилось количество клиентов до трех человек в день, говорит Татьяна. До пандемии цветами торговали в зале два флориста, теперь один.

В салоне красная разметка, чтобы люди держали дистанцию полтора метра, флорист обрабатывает рабочую поверхность после каждого покупателя, работает в перчатках и маске.
Зарплаты у продавцов упали. До самоизоляции флористы получали около 40 тысяч рублей. Сейчас Татьяна столько платить не может, да и льгот у нее нет.

— Наши флористы потеряют работу, — рассказывает владелица салона. — Мы боремся с администрацией Томской области за единственное слово в документе — «цветы». За это время мы списали партию. Пришлось выбросить на помойку.

Гвоздики на 9 мая Татьяна Морозова заказала заранее. Но торжественные мероприятия перенесли, клиенты отказались от ранее заказанных цветов.

В отличие от других цветочных салонов, которые вынуждены платить аренду в период самоизоляции, у Татьяны собственное помещение, ей никто не диктует условия по арендной плате.

В штате — семь человек. Один из них — молодой отец, с ребенком дома сидит жена, другого дохода у людей нет.

— В Томске много цветочных магазинов. Их попросили закрыться, полиция начала ходить и проверять торговые точки. Нас в списке непродовольственных товаров нет — нас планируют штрафовать. А мы доставляем людям радость, наш бизнес на это рассчитан. Люди идут за цветами, когда хотят удивить, сделать приятное, поднять настроение.

Салон Татьяны проверяли, хотели выписать штраф и закрыть магазин, смотрели ОКВЭДы. «Полиция подготовлена, они спрашивают ОКВЭДы, семенами нам торговать можно, поэтому нас не закрывают. К нам приходил сержант полиции, требовал разрешение на торговлю цветами. Спрашивал, можем ли мы предоставлять ритуальные услуги, продавать искусственные цветы. Сотрудники Роспотребнадзора проверили наш салон. У нас есть разметка, средства дезинфекции для покупателей. Прошли даже посмотрели график уборки помещений. Администрация Кировского района говорит, что нам можно работать», — говорит Морозова.
Жанна и ее Донна Роза
Жанна Смирная называет себя динозавром в цветочном бизнесе Томска. Как и Татьяна Морозова, она начинала еще в девяностые. Продавала цветы с лотка на рынке. Кроме узбекской розы и розы из Сочи на ее прилавках ничего не было. Сейчас — цветочный салон.

«Я начинала с торговли красной розой, — говорит Жанна Смирная, — Хорошо, если попадется пачка алых роз и гвоздика. А осенью продавала хризантему с шариками — весь ассортимент. Ни о какой зелени и флористике речи и не шло. Если ты где-то блестящий пакетик для цветов с зеркалкой нашел, это было счастьем. Постепенно мы вышли на голландский и эквадорский аукционы. Изменился ассортимент. Сочи что нам могли предложить? Розочку летом, тюльпанчики и мимозу весной. Сейчас они стараются что-то вырастить, но мощности не те.
Жанна Смирная
Жанна называет цветы скоропортящимся валютным товаром. Она сократила поставки цветов почти на половину. Но цены в салонах пока не поднимают, могут продать даже один цветок.

— Раньше я лилию продавала по 150 рублей, а теперь я ее получаю от поставщика за эти деньги, — говорит Жанна Смирная. — После того как евро стал стоить 80 рублей, иногда берем цветок просто для ассортимента на витрине, чтобы было, чем удивлять людей.
У Жанны работают 4 человека, она их называет самородками. У салона Жанны нет интернет-магазина, заказ можно сделать по телефону и оформить доставку.

«Мы не находимся в торговых центрах, где постоянный поток людей. К нам приходят люди специально за букетом, они звонят заранее или заказывают доставку. Прошли те тучные времена нулевых, когда в цветочном толпились люди, — сетует Жанна Смирная. — В пандемию одежду продавать можно, свечи, а цветы в этот список разрешенных товаров не вошли. Я не понимаю, почему нас не внесли в этот список. Большинство арендуют небольшие помещения в торговых центрах, торгуют только цветами. И кто эти люди? Матери, молодые девчонки. Кто держит эти точки? Точно не те, кто хочет сережки себе новые купить, зарабатывают на поддержание штанов и кусок хлеба семье».

Жанна не понимает, почему она должна продавать грунт и садовые принадлежности в своем цветочном салоне в центре города.

«Это единственный вариант без нарушения правил. Мы должны потратить деньги на товар, который у нас никто никогда не купит. К нам не ходят за этим товаром, он у нас простоит мертвым грузом, потому что есть специализированные садовые центры. Мы микробизнес, подушки безопасности ни у кого нет. Если нам не дадут работать, будет полный провал в финансах».
Флорист Ирина
Флорист Ирина К. въехала в новую квартиру перед Новым годом, взяв ипотеку. И теперь держится за голову. Как она будет ее выплачивать — по 25 тысяч в месяц?
Ирина работает флористом 12 лет. У нее семья: муж и 11-летний ребенок.

— Мы еще проживем месяц-два на накопления, — сетует Ирина. — В этом месяце я получу меньше, чем размер ежемесячного платежа по ипотеке. Сейчас сократились рабочие смены. Раньше мы работали 2 через 2 дня. Сейчас у нас выходит приблизительно 8 смен в месяц. 1200 рублей мы получаем за смену и плюс процент с продаж.
Елена и ее точка в ТЦ
Фото предоставлено Еленой Килиной
Елена Килина из Северска закрыла цветочную лавку в торговом центре после предупреждения полиции. У нее нет в ОКВЭДах пункта о розничной торговле садово-огородными принадлежностями. Елена осталась в убытке на 50 тысяч рублей. Дистанционно работать она не может, не те объемы, нет интернет-магазина. Аренду собственники помещения подняли: до пандемии Елена платила 700 рублей за квадратный метр, сейчас должна отдавать две тысячи. Поддержки от государства не ждет. Она должна поставщикам цветов 14 500 рублей, и те настоятельно просят вернуть долг.
Откуда цветы попадают в Томск
В Голландии действуют аукционы, куда привозят цветы из Испании, Франции, Эквадора, Кении, Марокко. Цветы выставляют на торговые площадки на интернет-сайтах. И продавцы со всего мира скупают цветы на этих аукционах. Чем больше покупаешь, тем меньше цена, рассказывают владельцы салонов.

Грузовые самолеты летят из Амстердама в Сибирь. Розу в Томск везут из Эквадора через Нидерланды неделю. Заказывают обычно цветы за 2 недели.

«Мы не можем отказаться от цветов, а ситуация из-за коронавируса нестабильная. Цветы в Томск из Голландии летят «на воде», — говорит Татьяна Морозова. — Приходит контейнер с цветами в коробках. Цветы летят в специальном растворе с хризаллами, так они дольше хранятся. Хризантемы летят в обычных коробках. Раньше проблем с доставкой не было, весь груз приходил вовремя. 4-5 дней летели из Голландии в Томск. Сейчас цветы едут в Томск «на перекладных». Цветы везли на китайских самолетах. Потом они перестали летать, мы перешли на фуры. Транспортные расходы на перевозку выросли. Раньше была четкая поставка, теперь цветы добираются с перебоями».

Российских цветов на всех продавцов не хватает, считает Морозова. В Сибири не могут вырастить хороший цветок, слишком дорого он обходится из-за холода. Сочи и Краснодарский край не закрывают все потребности цветочного рынка. К тому же во время коронавируса Краснодарский край закрыл границы. Стоят военные. Карантин в Краснодарском крае действует до 23 мая. Для передвижения личного и коммерческого транспорта по всему Краснодарскому краю необходим специальный пропуск красного цвета. Специальный пропуск могут получить только те предприятия, организации и индивидуальные предприниматели, которые ведут деятельность в одной из сфер, продолжающих функционировать в условиях карантина. Цветы в эту сферу не попали.
Письма Мишустину
Гильдия флористов России написала обращения к главе правительства Мишустину и губернаторам практически в каждый регион. По словам вице-президента гильдии флористов, цветы разрешили продавать в Магаданской области, на Камчатке, в Алтайском крае и Калининградской области.

«Шоковая остановка спроса и запрет на работу в период режима самоизоляции привели к снижению выручки на 90 % и уничтожению всех запасов свежесрезанных цветов, — обращаются флористы к Мишустину. — Цветы являются скоропортящимся товаром. Их утилизируют через короткий промежуток времени. Представители цветочного бизнеса не успели скорректировать объем закупок. В цветах используется принцип "бери или плати". Иными словами, от существующего заказа можно отказаться, но нельзя отказаться от финансовых обязательств по нему. Таким образом, все цветочные предприятия имеют цветочную задолженность перед поставщиками за цветы, которые утилизировали, возможности рассчитаться по этим обязательствам у них нет, продажи остановлены. Резкий рост задолженности по кредитам и снижение выручки приведет к полной остановке деятельности и ликвидации предприятий».

— Цветочный бизнес в России умирает, но мы не сидели сложа руки, создали оперштаб, — говорит вице-президент гильдии флористов России Алена Чудопал. — У нас в отрасли работают женщины, они потеряют работу. Цветы — скоропорт, их нельзя заморозить. Сейчас их списывают и выбрасывают. Цветочные магазины, которые закрылись, уже не откроются. Одна-две поставки цветов окажутся на улице, и бизнеса нет. Мы доставляем цветы бесконтактно до дома с использованием средств индивидуальной защиты. Какие-то поставки цветов остались, их количество сократилось. Одна их крупных сетей продажи цветов закрылась, к ним пришли с проверкой полицейские и выписали штраф.

Алена Чудопал поставляет букеты в Законодательное собрание Красноярского края. В период самоизоляции им тоже нужны букеты на единичные случаи. Она делает букеты для губернатора Красноярского края Александра Усса. Алена со своими коллегами просят внести цветы в перечень отраслей, пострадавших от коронавируса. Определить меры поддержки, перенести сроки уплаты налогов, страховых взносов, снизить ставки по налогам.

Татьяна Морозова от имени флористов отправила письмо на имя губернатора Томской области Сергея Жвачкина. Просят добавить цветы в список непродовольственных товаров первой необходимости. В администрации Томской области в этой просьбе отказали, ссылаясь на указ президента о нерабочих днях и на постановление правительства, где сказано, что цветы в перечень непродовольственных товаров первой необходимости не входят.

Текст и фото: Юлия Фаллер
Редактор: Олеся Герасименко

ПОДДЕРЖИ ТВ2!