Угрожали изнасилованием: подробности избиения заключенного в томской колонии

Председатель региональной Общественной наблюдательной комиссии Иван Шевелев рассказал ТВ2: ему и его коллеге Александру Палтусову 10 мая поступила информация, что днем раньше, 9 мая, в колонии-поселении ЛИУ № 1 сотрудники ФСИН избили заключенного К. (полное его имя не раскрывается, как и фамилии сотрудников, так как идет следствие – прим. ред.). Заключенный находится в больнице в ожидании операции. По данному факту Следственный комитет возбудил уголовное дело. УФСИН пока официально от комментариев отказывается.

Угрожали изнасилованием: подробности избиения заключенного в томской колонии

«8 мая двое заключенных О. и К. работали в городе на объекте, — рассказал Иван Шевелев. —  Они имели право работать со свободными людьми. Заключенный К. был бригадиром, другой – обычный рабочий, его друг. Там их угостили спиртным. И вдвоем они очень хорошо выпили. Сотрудник УФСИН, который за ними должен был следить, вызвал подмогу, чтобы заключенных отвезти обратно в колонию, так как те были сильно пьяные. Их затолкали в автомобиль и сначала отвезли в наркодиспансер на Лебедева на медицинское освидетельствование. И уже в колонии поместили в ШИЗО. Во-первых, они совершили правонарушение, а во-вторых, они были в состоянии алкогольного опьянения. Тут, конечно, возникает первый вопрос, где был тот сотрудник, который должен был за ними следить? Почему он их обнаружил, когда заключенные уже были пьяные?


На следующий день они протрезвели. 9 мая оба были в здравом уме и в крепкой памяти. Утром первого заключенного О. сводили в штаб, где замначальника колонии рассказал ему о его дальнейших перспективах. Второго заключенного К., пострадавшего, только в пять часов привели в штаб для разговора. Вот что он нам рассказал. Его ввели в кабинет к замначальника и закрыли дверь на ключ. Они остались один на один. Сотрудник ФСИН начал его сразу бить и угрожать сексуальным насилием. По словам заключенного, сотрудник зажал его в углу и начал расстегивать ширинку. В это время К. напряг все силы, вырвался и шмыгнул в открытое окно. Он не сразу упал, немного задержался на подоконнике. После прыжка он почувствовал боль в пятках, на автомате перелетел на газон и несколько раз перевернулся. К счастью, в курилке было много других сотрудников, они подскочили к упавшему. В этот момент к заключенному снова подбежал избивавший его замначальника и стал пинками его возвращать в кабинет. Другие сотрудники колонии пытались его образумить и перестать бить К. И что надо срочно вызвать скорую. На это замечание замначальника приказал им притащить заключенного опять наверх. Как говорит пострадавший, он буквально дополз до второго этажа, часть пути его тащили сотрудники колонии. И в кабинете избиения и  угрозы сексуального насилия продолжились. В этот момент один из сотрудников колонии дозвонился руководителю ЛИУ и рассказал о том, что происходит. Начальник в свою очередь позвонил своему заму. Только после этого избиение и угрозы прекратились».

ЛИУ № 1 города Томска
ЛИУ № 1 города Томска
Фото: fsin-mag.ru

Как рассказал Иван Шевелев, пострадавшего повезли в травмпункт, где дежурный врач сразу посоветовал вызывать скорую, так как левая нога заключенного была полностью раздроблена. Правозащитник отметил, что на 14 мая у заключенного назначена операция.

Сотрудники УФСИН нам рассказали, что да, в пять часов вечера 9 мая заключенный был приглашен для разговора о его дальнейшей судьбе. Какая дальнейшая судьба? У заключенного К. до окончания срока оставалось десять месяцев в колонии-поселении. За его проступок его просто бы перевели обратно в исправительную колонию досиживать свой срок. И, как говорят в УФСИНе, замначальника колонии отвлекли, он закрыл дверь кабинета, и в этот момент заключенный выпрыгнул из окна ради побега. Ему это не удалось, потому как сломал ноги. Какая логика убегать человеку, когда ему осталось  всего десять месяцев? И потом, сотрудник не имел права оставлять в своем служебном кабинете осужденного одного, без охраны.

Иван Шевелев добавил, что заявление об избиении в Следственный комитет написала двоюродная сестра пострадавшего заключенного К. Она рассказала, что ее заставляли свое заявление забрать, но она отказалась.


«По словам К., к нему в больницу приходили из УФСИН и просили написать, что он сам сломал себе ноги, — говорит Иван Шевелев. – Поначалу мужчина согласился, но потом решил, что это дело нужно довести до конца. Добавлю, что свидетелем данного происшествия был один из осужденных. Он все слышал и видел».


Информацию об избиении донесли и томскому омбудсмену Елене Карташовой. Она вместе с руководителем ОНК Иваном Шевелевым  13 мая посетила пострадавшего заключенного в больнице. И рассказала ТВ2, что на пострадавшего заключенного сразу начали давить, чтобы он изменил показания. Сказал, что ноги он сломал сам. Мужчина сначала поддался на уговоры, но потом решил добиваться правды и наказать виновных.


«Мы побеседовали с заключенным один на один, — пояснила Елена Карташова. —  И он рассказал, что 9 мая в отношении него применялась физическая сила и высказывалась угроза совершения действий сексуального характера. Заключенный воспринял это как реальную угрозу и выпрыгнул в открытое окно служебного кабинета. Он также пояснил, что от него настойчиво требовали поменять свои показания в обмен на то, что ему не будут пересматривать режим заключения. Потом он передумал, решил, что будет идти до конца. Говорит, что он совершил преступление и за это отбывал наказание, и пусть те, кто совершил неправомерные действия в отношении него, тоже будут наказаны.  Сейчас свою проверку проводят органы прокуратуры и СК. Также служебную проверку проводит ФСИН. Так как, помимо того, что к заключенному применялась физическая сила, непонятно, как он вообще оказался в том помещении, где все это происходило. Я обязательно всю информацию, которую он мне рассказал, передам в Следственный комитет и буду внимательно следить за тем, какие решения будут приняты. Хочется надеяться, что следственные органы поступят непредвзято. Добавлю, что одна из фамилий сотрудников, которую в своих показаниях озвучил заключенный К., раньше встречалась в жалобах других заключенных из другой колонии. Тогда мы получили ответ, что информация не нашла своего объективного подтверждения. В этот раз та же фамилия звучит снова. Фамилия активного участника, скажем так. Главное, чтобы пострадавший заключенный не отказался от своих слов».


В свою очередь в пресс-службе УФСИН отказались комментировать случай, который произошел 9 мая. «Идет проверка. Мы комментариев не даем», — сказали в ведомстве.


Добавим, что в настоящее время Следственный комитет возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия или угрозой его применения).

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?