"У нас сегодня праздник, мы наконец-то все вместе"
Больше полугода назад пятеро внуков томички Татьяны Косточкиной попали в детдом после того, как врач в детской поликлинике обнаружил синяк у одной из девочек. После долгих судов и апелляций дети возвращаются домой.
"Привет, дедушка! Ты что, побрился?" — кричит шестилетняя Лиза, выглядывая с крыльца Центра для детей, оставшихся без попечения родителей. Рядом с игрушками и скарбом в руках стоят ее младшая сестра Соня, братья Егор, Даниил и бабушка с большим целлофановым пакетом документов. Самый младший брат Ваня на руках у деда подставляет нос в ответ на дедово "дай картошку". Здесь на крыльце заканчивается их история неожиданной жизни в детдоме. С тех пор как в ноябре дети приехали сюда, прошло больше полугода.

- Да, чтобы вас не колоть, когда целовать будет, - отвечает за мужа Татьяна Косточкина.
В середине ноября прошлого года бабушке-опекуну сообщили из департамента образования, что девочкам дали места в детсаду. Татьяна сразу побежала в поликлинику, чтобы скорее оформить документы для зачисления в сад. В это время у четырехлетней Сони под глазом был синяк. Как девочка его получила, в семье уследить не смогли: по одной из версий – ударилась в тесной спальне, по другой – подралась со старшей сестрой за игрушку. Во время осмотра хирург заметил синяк и сообщил о нем в районный отдел опеки и попечительства.

«У девчонок тогда были мелкие синяки на теле, и у Сони был синяк под глазом. Как она сама мне объяснила, ударилась об стол в комнате. В больнице мне сказали, что информацию отправят в органы опеки. Я ответила, ну, передавайте, мне нечего было бояться. Не думала, что все так получится. Синяки у всех ребятишек всегда найдутся. Соня активная, везде лазает», - рассказывала Татьяна.

Но уже на следующий день в квартиру Косточкиных приехали органы опеки и сразу увезли детей.
***
Не думала, что все так получится. Синяки у всех ребятишек всегда найдутся
Объяснили бабушке, что внукам нужно просто пройти медэкспертизу, а после они вернутся домой. Вечером никто не появился, а внуков Татьяны Косточкиной определили в Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей (так сейчас называется детский дом – прим. ред.). Годовалый Ваня остался жить в Доме малютки. 18 ноября бабушка получила официальное распоряжение об отмене опеки.
Татьяна обходила все учреждения в попытках повлиять на ситуацию, но результата не было. Оставалась надежда, что когда придут результаты медосвидетельствования, внуки вернутся домой. В опеке были уверены, что детей действительно бьют.

"Говорят, якобы сначала мальчики признались, что баба, когда разозлится, всех бьет. Сами дети мне говорят, что этого не говорили. Потом они (органы опеки — прим. ред.) начали утверждать, что Даня, чтобы выгородить меня, взял вину на себя. Я думала, результаты придут и мне отдадут детей, но нет. Я в Томске уже все обошла, везде писала, не знаю, куда пойти. Я бы все продала, чтобы вернуть ребят", - говорила бабушка.

В редакцию ТВ2 с историей Косточкиных обратилась соседка Людмила Молокова в декабре. Они живут на одной лестничной клетке деревянной двухэтажки в переулке Тихом. Двор в целом небольшой, состоит из таких же двухэтажек, поэтому все друг друга знают. О семье соседи отзывались положительно и даже составили коллективное письмо. Когда мы разбирались с этой историей, звонили школьным учителям и в сам районный отдел опеки и попечительства. В школе, где учились старшие Даниил и Егор, говорили, что бабушка входит в родительский комитет, дети хорошо успевают в учебе и активные во внеклассной жизни, следов побоев никогда не замечали. В опеке ситуацию комментировать отказывались, но не отрицали, что за время опекунства в доме Татьяны были проверки соцслужб и они всегда проходили без нареканий.
Мы впервые встретились с Татьяной Косточкиной, похудевшей от всего происходившего на 30 килограммов, в декабре. Тогда бабушка уже решила идти в суд. Заявление подала под самый Новый год, поэтому первое заседание назначили сразу после долгих праздничных каникул, на 13 января. Внуки встречали 2020-й в детском доме.

По ходатайству ответчика – администрации Ленинского района – судебные заседания сделали закрытыми. Бабушка пригласила в суд школьных учителей и психолога, соседей. Были проблемы с адвокатом. Первый защитник, которого бесплатно предоставила Татьяне одна из общественных родительских организаций, не смог представлять интересы Косточкиной, потому что вел процесс в другом городе. Татьяна никогда не сталкивалась с судебными процессами, поэтому не знала, как найти адвоката. Женщина рассказывает, что некоторые конторы пользовались состоянием и предлагали "гарантированный результат" за неподъемную сумму. Татьяна даже хотела начать сбор денег. Другие адвокаты опасались браться за дело, потому что "выиграть суд у государственных структур сложно".

Несколько судебных заседаний Татьяна прошла одна, без защитника. 31 января она выиграла последнее. Дальше оставалось только получить необходимые документы и забрать детей. Но районная администрация подала апелляцию. Как объяснили Татьяне юристы, это формальность, но госорганы зачастую обязаны ее выполнять. Суды по апелляции затормозились из-за пандемии. Заседания шли только по особо важным делам.
Татьяна на свидании с внуками в фойе детдома. На руках у Татьяны Лиза, рядом Даниил и Соня. Егор в этот момент был в школе. Свидания с Ваней в Доме малютке были запрещены
До пандемии Татьяна Косточкина старалась как можно чаще навещать внуков в детдоме. Старшие, 14-летний Даниил и 10-летний Егор, жили с Татьяной практически с рождения, в приютах никогда не были, росли семейными. Как рассказывали сами дети, переключиться на жизнь в новых условиях им было тяжело. "Здесь без родных тяжело, непривычно. Тут все по-другому. Честно скажу, я хочу прям очень сильно домой. Сегодня разговаривал с воспитательницей о том, что вообще больше не хочу здесь жить, потому что бесит все", - говорил журналисту ТВ2 старший Даниил в декабре.

Девочек - Лизу и Соню - Татьяна взяла под опеку не так давно. До этого они жили с мамой, службы опеки их периодически забирали в приют, потом возвращали в дом. Когда в декабре 2018-го мать окончательно лишили родительских прав, бабушка забрала девочек. Сейчас им было более привычно жить вне дома, чем братьям. В детдоме всех определили в одну группу. По словам старших, это облегчало жизнь.

Встречи с бабушкой и дедом проходили в фойе на первом этаже. К младшему годовалому Ване в Дом малютки бабушку сначала не пускали, говорили, что "это травмирует психику ребенка". Но Татьяне все-таки "с боем" удалось добиться встреч. Потом в детских учреждениях ввели карантин. Сначала по ОРВИ, а после и в связи с пандемией коронавируса. Все визиты отменились. Татьяна говорит, что пережить время без свиданий и неопределенность без судов было сложно. "Ну как ребята, конечно, хотят домой. 15 мая полгода будет. Тем более карантин у них уже два месяца", - писала бабушка.
***
"Здесь без родных тяжело, непривычно. Тут все по-другому. Честно скажу, я хочу прям очень сильно домой"
Но к середине мая в Томской области смягчили режим самоизоляции, и в пятницу, 22 мая, заседание по апелляции состоялось. Татьяна Косточкина выиграла суд. Оформлять документы и забирать детей дали добро на следующей неделе. 26 мая Татьяна уже со всеми бумагами ехала за внуками. Первым из Дома малютки забрали Ваню.
Отвечая на вопросы, дети теряются, смущают камеры и неожиданное внимание. Односложно отвечают, что этого дня, "конечно, ждали". Что "было тяжело", "скучали", "обвыклись, но так, не очень", "приятели немного появились", "стали другими, изменились, но не знают, как". С большей охотой начинают переносить пакеты с вещами в дедову Daewoo Nexia. Перемещать вещи от крыльца к багажнику им помогают другие воспитанники Центра, чтобы загрузить поклажу, образуется даже очередь. Соня переживает, как бы не забыть погрузить в машину мяч и мягкую игрушку. Здесь же, на крыльце, стоят воспитатели.
Сколько раз дети в схожих ситуациях попадали из семей в детдома, статистика не знает. Не знает и о том, как часто у дверей детских домов случаются такие сцены. Но переполох здесь дает понять, что это событие необычное.

"Я советую никому не сдаваться, идти в суд, идти вперед, не терять надежды", - говорит Татьяна Косточкина. В планах у нее подать в суд на отдел опеки Ленинского района, чтобы хотя бы формально компенсировать моральный ущерб детям. "А у нас сегодня праздник, мы наконец-то все вместе".
* * *
Автор: Елена Бронникова
Фото, видео: Александр Сакалов
Май, 2020

Начало этой истории можно прочитать здесь: "В детдом за синяк"

Рассказываем о том, что может коснуться каждого. ПОДДЕРЖИ ТВ2!