«У нас не пандемия, а мусоромия»

В Томске оштрафовали мужчину с умственной отсталостью за нарушение режима самоизоляции. Как теперь отменить штраф? 

Женька, как ребенок. Видели, у нас там детвора на велосипедах катается, так он их предводитель. 

Евгений Филюшин
Фото: Юлия Фаллер

29-летний Евгений Филюшин получил штраф за нарушение режима самоизоляции. У него инвалидность второй группы. Врачи поставили ему диагноз  еще в детстве — «умственная отсталость легкой степени». 


Евгения остановили полицейские в центре Томска, когда он возвращался из магазина домой, отвели в отдел и составили протокол. Евгений все бумаги подписал. Решение Кировского районного суда его родители получили по почте и схватились за голову. Что делать, если оштрафовали человека, который имеет ментальные нарушения? Как нарушены его права? Об этом в материале ТВ2.   

Евгений передвигается по Томску только по навигатору
Евгений передвигается по Томску только по навигатору
Фото: Юлия Фаллер

Домик для Жени

Деревня Зоркальцево. Сидим в теплице, переоборудованной в летний домик. В домике живут найденные в коробке на мусорке котята. Евгений Филюшин вместе с матерью Татьяной Юрковой специально переделали теплицу под комнату отдыха в огороде. Парень живет в деревне вместе с матерью и отчимом. Иногда ездит в Томск к старшему брату. Евгений передвигается по навигатору, иначе не ориентируется в городе. В магазин ходит тоже с телефоном, звонит матери по WhatsApp, они вместе выбирают продукты.  В цифрах и ценах Евгений не ориентируется из-за особенностей развития. 

«У нас не пандемия, а мусоромия»
Фото: Юлия Фаллер

Евгений Филюшин 11 апреля гостил у брата в Томске,  пошел в магазин за продуктами, на обратном пути его остановили полицейские. Парень сбился с пути и оказался не рядом с домом. Толком объяснить журналисту ТВ2, почему так вышло, Евгений не смог. 


— Они (полицейские, прим. ТВ2) меня остановили, попросили показать документы, — говорит Евгений. — В паспорте была справка об инвалидности… Когда меня задержали, я начал звонить родственникам... Они не хотели ни с кем разговаривать. Повели меня в участок.  Сходил за продуктами… 

«У нас не пандемия, а мусоромия»
Фото: Юлия Фаллер

Диагноз «умственная отсталость легкой степени» Евгению поставили в третьем классе. Мама Жени, учитель начальных классов с двадцатилетним опытом работы Татьяна Юркова, переехала в Северск из деревни Борзуновка Кожевниковского района к родственникам, чтобы отдать мальчика в школу-интернат № 195. 

Татьяна Юркова
Татьяна Юркова
Фото: Юлия Фаллер

Женя получил травму при родах, — рассказывает Татьяна Юркова.  — С самого детства у него были отклонения: он поздно пошел, не держал голову, у него было приличное расходящее косоглазие. Чтобы исправить косогласие, знаете, сколько килограммов пшенки мы перебрали? Раздвигали по зернышку в сторону пальчиком. По великому блату в деревне доставали лекарство, ездили на процедуры в город. Он оставался на второй год в школе, сидел на последней парте никому не нужный, потом перешел на индивидуальное обучение. Тогда я решила переехать в город. В деревне не было никаких перспектив, кроме стопки. Нужно было его социализировать. Женя может жить самостоятельно. Он умеет готовить, стирать. Женщины его любят, он и дрова наколет, и снег сбросит. На его имя открыт вклад в банке, на который я перечисляю деньги. Он ими сможет пользоваться, когда я уйду. 

«У нас не пандемия, а мусоромия»
Фото: Юлия Фаллер

Евгений получает от государства пенсию по инвалидности в размере 19 тысяч рублей. Работы у Евгения нет, как и профессии. После школы пытался подрабатывать дворником, «мусорщиком» и колол дрова. Может починить велосипед, сделать собственноручно зарядку для телефона. Сейчас в деревне помогает по дому и работает в огороде. Умеет вырезать по дереву, но инструментов нет. «Ножи можно и самому сделать, чтобы деньги не тратить», — говорит Евгений. 


Дети-инвалиды никому не нужны, кроме родителей, отмечает мама Жени. По ее словам, никто не берет на работу  инвалидов. Родители хотят устроить парня на профессиональные обучающие курсы. Чтобы он смог подрабатывать руками, когда их не станет. В Томске Евгений играет в компьютер, с удовольствием смотрит сериалы анимэ. 

«У нас не пандемия, а мусоромия»
Фото: Юлия Фаллер

Евгений со своим заболеванием был женат, но развелся. Сейчас встречается с девушкой, она родом из Северска. Из-за режима самоизоляции они не видятся. Общаются по телефону и переписываются. Он проверяет сообщения на телефоне, его девушка Настя, с которой он встречается уже год, не отвечает на его сообщения и не берет трубку. Из телефона играет музыка вместо гудков. Настя специально на меня музыку поставила, говорит Женя. Переживает и идет курить.

Женя не агрессивный, помогает маме по дому, — говорит отчим Евгения Анатолий. — Он встречается с девушкой, у нее тоже есть особенности развития. Когда они оставались в городе, ей стало плохо, Женя не растерялся, вызвал скорую. Он вообще по жизни трудяга. Может сам приготовить еду. Бог ум не дал, а силами и здоровьем наградил. Женька, как ребенок. Видели, у нас там детвора на велосипедах катается, так он их предводитель. 

Бумажка в паспорте с адресом

«У нас не пандемия, а мусоромия»
Фото: Юлия Фаллер

В паспорте у Евгения всегда лежит бумажка «Инвалид второй группы» с адресом, где он живет в Томске, и всеми телефонами близких.

 
«На каком основании задержали Женю и доставили его в участок? — спрашивает отчим Анатолий. — Женя шел из магазина с пакетом продуктов в руках. У него на лбу написано, что он не от мира сего. Он не ориентируется во времени, он ходит по навигатору. Я разговаривал с сотрудниками Кировского РОВД по телефону, когда на Женю составляли протокол. Они не имели права на него составлять протокол, а он не понимал, что он подписывает».


— Да, я подписал протокол, — мотает головой Евгений.  В протоколе, который находится в распоряжении редакции ТВ2, говорится, что Евгений Филюшин временно не работает.


«11 апреля около клиники «Стоматология», расположенной на Ленина, 47, обнаружено, что Евгений Филюшин не выполнил правила поведения при введении режима повышенной готовности и не выполнил свою обязанность не покидать место проживания в Северске,  поселок Самусь», — говорится в тексте протокола. 

Инвалид второй группы не смог объяснить полицейским, что он живет в Томске у брата. Как выяснилось, по прописке в семье никто не проживает. Собственно, так живут многие в России. Чаще всего адрес проживания не совпадает с пропиской. 


Евгения Филюшина оштрафовали по статье 20.6.1 ч. 1 КоАП РФ. Судья Кировского района Алексей Карпов в постановлении указал, что Евгения задержали 1 мая, а не 11 апреля. Сделав ошибку. Заседание прошло без Евгения, так как его якобы уведомили, но он сам не явился. 


«Евгений Филюшин режим самоизоляции не соблюдал, так как не было желания»,  — из постановления суда. Судья не нашел смягчающих обстоятельств, кроме «имущественного положения», и назначил штраф в размере четырех тысяч рублей. В постановлении суда не сказано, что у Евгения Филюшина инвалидность с детства. Формально он должен оплатить штраф, так как мужчина дееспособный. После случившегося родители Евгения думают, как оформить недееспособность и обжаловать решение суда. 


«Во-первых, не было надобности в оформлении недееспособности, — говорит мама Жени. — Живем в деревне, Женя послушный и спокойный. Готовлю его к самостоятельной жизни, учу его не подписывать непонятные ему документы. Взрослый же человек. Я не оформляла недееспособность из-за долгого переоформления опекунства. Вдруг со мной что-то случится, как он будет жить? На что? Сейчас он сам получает пенсию на почте. А после случившегося я думаю, как оформить недееспособность». 


В России недееспособность оформляется через суд. Какие документы нужны при подаче документов в суд, смотрите по ссылке. При этом, если бы Евгений был недееспособный, то штраф за нарушение режима самоизоляции получил бы его опекун. 

Получили штраф: что делать? 

«У нас не пандемия, а мусоромия»
Фото: Юлия Фаллер

— Нам не нужна компенсация. У сотрудников полиции есть присяга о защите граждан, а это не защита, — говорит отчим Евгения Анатолий. — Это хуже опричнины. Я хочу добиться справедливости. Когда мы об этом узнали, сразу обратились к уполномоченному по правам человека. А сколько таких случаев, когда люди не пойдут отстаивать свои права. У нас не пандемия, а мусоромия. Этим опричникам вожжи отпустили, и что они хотят, то и делают. Это же беспредел. Полицейский задержал больного человека, инвалида. Эти люди недостойны погоны носить.


— Если бы у Жени никого не было, никто и не стал бы заниматься этим вопросом,  — рассказывает мама Татьяна Юркова. — Судебные приставы списали бы штраф с пенсии, как обычно это происходит. Юридической грамотности у населения нет. Написать заявление об отмене постановления суда не всякий сможет. А этот майор, который задержал моего ребенка, наверняка он тоже родитель. У него, скорее всего, здоровые и умные дети. А мне тяжело достались мои дети. У меня первые два ребенка умерли в родах, даже свидетельство о смерти на руки не дали.


Чтобы защитить свои права и отменить решение суда,  родители Евгения обратились к Елене Карташовой. Омбудсмен по правам человека вместе с юристами подготовили апелляционную жалобу. Елена Карташова надеется на восстановление прав Евгения и будет следить за ходом дела. 


«Родные мужчины с инвалидностью полагают, что  такая ситуация произошла из-за некорректных действий сотрудников полиции, так как они не учли, что перед ними не совсем здоровый человек, — по информации пресс-службы омбудсмена. — Права Евгения были нарушены, выявлено несколько оснований для обжалования в апелляционной инстанции постановления о назначении штрафа».

«У нас не пандемия, а мусоромия»
Фото: Юлия Фаллер

Евгений во время встречи с журналистом слушал маму, выполнял просьбы. Помогал ей накрыть на стол, чтобы угостить деревенским домашним вареньем из столового сервиза, приготовленным для особых случаев. Родители Жени надеются на справедливость и отмену штрафа. Материальная компенсация им не нужна. Суд по их делу состоится 19 июня. 


Мы отправили официальный запрос в УМВД по Томской области. Ответ пока не пришел. Со слов отчима Евгения, на днях к ним в деревню приезжал начальник Кировского ОМВД Андрей Стороженко и извинился за действия своих сотрудников. 

«У нас не пандемия, а мусоромия»
Фото: Юлия Фаллер

Рассказываем о том, что может коснуться каждого. ПОДДЕРЖИ ТВ2!

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?