«Связь с Пентагоном не подтвердилась». Как ведутся «шпионские» дела в России

Бывшего журналиста «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивана Сафронов обвиняют в государственной измене. Накануне следователи предъявили Сафронову обвинение. По версии ФСБ, журналист передавал сведения о российской «оборонке» спецслужбам Чехии. Иван Сафронов настаивает на том, что закон не нарушал. 


В чем особенность «шпионских» статей? Кто был фигурантом подобных дел в Сибири? 

«Связь с Пентагоном не подтвердилась». Как ведутся «шпионские» дела в России
Фото: Иван Сафронов в суде

«Никаких доказательств нет»

Ст. 275 Уголовного кодекса (по которой обвиняют Сафронова) предусматривает срок от 12 до 20 лет. С 2012 года статью УК расширили: добавили формулировки «иные случаи», «иная помощь», а словосочетание «внешняя безопасность» России заменили просто на «безопасность». Раньше формулировка была иной: под госизменой понималось содействие иностранным государствам или организациям «в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности» России.


После внесения изменений в УК ежегодное число осужденных за госизмену, шпионаж и разглашение гостайны стало расти. Если в 2009-2011 годах приговоров было от 10 до 20 в год, то в прошлом году по этим составам вынесли более 60 приговоров, пишет «Медиазона». 

«Связь с Пентагоном не подтвердилась». Как ведутся «шпионские» дела в России

«10-15 лет назад мы слышали о таких вещах, но это было скорее исключением из практики. Но даже если исходить из дел моих клиентов, то только я за последние 6-7 лет вел 15 дел», — комментирует ТВ2 адвокат «Правозащиты Открытки» Олег Елисеев.


Сейчас он входит в число адвокатов, которые защищают Ивана Сафронова. 

«Статья 275 устроена очень интересно, — говорит Олег Елисеев. — Государственная измена — это выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Но есть и вторая формулировка — «либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации». То есть, фактически никто не застрахован от разглашения государственных сведений».

Дело в том, что в открытом доступе нет сведений о том, какая информация относится к гостайне. Приводится лишь примерный и очень обтекаемый список. 


«Любой журналист, который пишет об условном полете чего-нибудь куда-нибудь, может стать фигурантом дела. Откройте закон о гостайне. К ней могут относиться и сведения в области экономики, науки и техники. То есть любой материал о достижениях в конструкторской сфере, сфере науки и технологии, можно расценивать, как разглашение. Здесь можно привлечь и журналистов, и ученых, и финансистов. Так что перечень огромный и абсолютно непрозрачный», — отмечает Елисеев.. 

Юристы однозначно говорят: правовая база нуждается в доработке. Для начала, нужно хотя бы регламентировать, в чем именно заключается «национальная безопасность России».

«Услышал к примеру какой-то ученый по работе, по службе какую-то информацию. Начал работать с ней, поехал на международную конференцию, его уже могут обвинить. Но это абсурдно, это неправильно и не выдерживает никакой критики. И обвинения, говорю про тех, кого защищал я, тоже не выдерживают никакой критики. Очень редкие случаи, когда мы в материалах можем видеть информацию о том, что определенное лицо в данный промежуток времени совершило то-то, и это подтверждается объективными доказательствами. Но в деле того же Сафронова — несколько листочков, в которых не содержится абсолютно никакой доказательной базы».
Олег Елисеев
Олег Елисеев

«Сафронов заключен под стражу на основании материалов ФСБ, в которых не отражены основания, по которым можно говорить о причастности Сафронова к совершению преступления. Никаких доказательств нет. Человека закрыли на основании чьих-то домыслов. К сожалению, такая практика складывается, но мы не можем считать ее правосудной», — подчеркивает Олег Елисеев.

Шпионы в Сибири: работа на американцев и китайцев

О шпионских делах и делах, которые касаются разглашения государственной тайны в Томской области, информация появляется редко. Один из последних случаев произошел в 2018 года. Тогда томский чиновник получил год условно за разглашение государственной тайны. 


По информации ФСБ, в январе 2018 года служащий передал секретные сведения гражданам, не имеющим допуска. Признаков «государственной измены» и «шпионажа» в действиях чиновника не выявлено. В ходе суда чиновник раскаялся и полностью признал вину. 

Однако в Сибири случались и более громкие «шпионские» дела.

В марте 2006 года заведующему лабораторией кинетики процессов горения новосибирского Института химической кинетики и горения (ИХКГ) Сибирского отделения РАН Олегу Коробейничеву было предъявлено обвинение в разглашении государственной тайны.


Следователи ФСБ предполагали, что ученый разгласил гостайну в одной из работ, подготовленных по американскому гранту, а также передавал в научно-исследовательский центр Минобороны США секретную информацию о разрабатываемых в РФ новых видах твердого ракетного топлива. 

«Никакого заказа я не выполнял. Я работал по гранту. Темы исследований в данном случае определяет сам ученый, и получение зарубежного гранта означает не заказ, а признание высокого уровня этих работ, — рассказывал Коробейничев в интервью «Российской газете». — Грант лаборатории кинетики процессов горения, которую я возглавлял, был действительно предоставлен Исследовательским управлением армии США. Оно поддерживает не только военные проекты, но и проведение фундаментальных исследований в смежных областях знаний, результаты которых потом открыто публикуются. И наш институт, и многие другие российские ученые сотрудничают с этой организацией с 1996 года. Все началось с изучения проблемы уничтожения химического оружия. Десятки ученых благодаря этому сотрудничеству получали гранты, ездили на международные конференции, и никто этого не запрещал».
Олег Коробейничев
Олег Коробейничев

В защиту профессора выступили академики РАН Юрий Цветков и Юрий Молин, руководитель ИХКГ СО РАН Сергей Дзюба.


25 мая 2007 года следственный отдел УФСБ по Новосибирской обл. прекратил уголовное дело в отношении Коробейничева, так как секретная связь ученого с Пентагоном не подтвердилась.

«Неквалифицированные люди взялись не за свое дело. Экспертизу научных работ поручили военным, которые очень далеки от этой проблематики и не читают научную литературу. Основанием для возбуждения уголовного дела послужили заключения экспертов-офицеров из организации Министерства обороны РФ, один из которых имел специальность инженер-электромеханик. В дальнейшем, кстати, следователь обращался в это же учреждение с предложением выполнить судебную экспертизу — они отказались, сославшись на то, что у них нет специалистов, обладающих достаточными знаниями в области физики и химии горения твердых топлив», — отмечал Коробейничев в том же интервью.
Олег Коробейничев
Олег Коробейничев

После завершения процесса Олег Коробейничев продолжил свою работу. В 2018 года Владимир Путин наградил ученого медалью ордена «За заслуги перед отечеством» II степени.

За шесть лет до дела Коробейничева в шпионаже обвинили руководителя теплофизического центра Красноярского государственного технического университета (КГТУ; в 2006 году вошел в состав Сибирского федерального университета) Валентина Данилова

В мае 2000 года следственный отдел Управления ФСБ России по Красноярскому краю возбудил уголовное дело о госизмене в отношении Данилова. По версии ФСБ, ученый с декабря 1998 по октябрь 1999 года шпионил в пользу Китая.


По версии ФСБ, Данилов передавал представителям Ланьчжоуского института физики Китайской академии космических технологий секретные сведения о системах защиты российских космических аппаратов от солнечного излучения. Ученый утверждал, что все переданные КНР материалы были давно рассекречены.

Валентин Данилов с адвокатом у здания суда
Валентин Данилов с адвокатом у здания суда
Фото: www.facebook.com/valentinvdanilov

В феврале 2001 года его арестовали. Валентину Данилову предъявили еще одно обвинение, на этот раз по статье «Мошенничество» (якобы он присвоил 466 тыс. руб. из заключенного КГТУ контракта на выполнение работ со Всекитайской экспортно-импортной компанией точного машиностроения).


В 2003 году ученого оправдали присяжные. Однако прокуратура опротестовала вердикт, и приговор был отменен. 24 ноября 2004 года Данилов был признан виновным в госизмене и приговорен к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима. В июне 2005 года Верховный суд РФ сократил ему срок на год — до 13 лет. 24 ноября 2012 года Валентина Данилова освободили условно-досрочно. 

«Наиболее подходящего кандидата в шпионы нет»

«Команда 29» — одна из правозащитных организаций, которая защищает фигурантов «шпионских дел». Именно они первыми рассказали про сочинскую продавщицу Оксану Севастиди, которая отправила смс знакомому в Грузию о танках в Сочи и стала госизменницей. Сейчас руководитель «Команды 29» Иван Павлов входит в группу адвокатов, которые курируют дело Ивана Сафронова.

«Нет никакого наиболее подходящего кандидата в «шпионы« и «госизменники», — говорил Павлов ранее в интервью ТВ2. — Да, часто фигурантами этих дел становятся ученые и военные — просто потому, что в силу своего рода занятий являются легкой мишенью для спецслужб. Но не меньше среди осужденных и лиц гражданских профессий: от топ-менеджеров крупных компаний до домохозяек. После суда «шпионы» чаще всего отправляются в колонию, некоторым осужденным везет — их могут обменять в рамках международного обмена заключенными. Шпионские дела часто вызывают резонанс, в том числе и на международном уровне: за освобождение многих задержанных, тем более если они граждане иностранных государств, выступают политики и простые граждане».
Иван Павлов
Иван Павлов

Павлов отмечал, что дела, связанные с государственной тайной, ведутся в максимально закрытом режиме.


«Закрывают документы, адвокатов заставляют получать допуск к гостайне, проводят судебные заседания в закрытом режиме. Связано это с тем, что в открытую выстраивать образ врага очень сложно — люди увидят, кого обвиняют в страшных преступлениях, и просто не поверят. Поэтому выгоднее их прятать, показывая только тщательно отобранные фрагменты, но и это не слишком-то убеждает публику», — подчеркивал он.

Адвокат считает, что атмосфера закрытости создает предпосылки для создания следственного или судебного произвола.

«Общество должны иметь какие-то рычаги, чтобы хоть как-то получать информацию о таких делах, обеспечивать общественный контроль. <...> Глобальный мир — это мир, прежде всего, информационный. Объем общения за последние десять лет увеличились многократно. А подходы к оценке этого мнения в России не изменились совершенно. Если раньше, в Советском союзе, любой контакт с иностранцами подлежал особому вниманию со стороны КГБ, то такой же подход остался и сейчас. Только служба стала называться по-другому. Можно в принципе взять любой контакт с иностранцами, разобрать его по косточкам, пригласить экспертов, которые обязательно найдут государственную тайну. Такая опасность в России существует из-за того, что наше законодательство достаточное резиновое», — отмечал Павлов.
Иван Павлов
Иван Павлов

Читайте также:


«Тыкать палочкой в Левиафана может любой»


ПОДДЕРЖИ ТВ2! Мы рассказываем о том, что действительно важно.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?