{{ currentDate }}
Добрые новости
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Главная Истории Собачье счастье: секреты дрессировки от Екатерины Фризоргер
Истории

Собачье счастье: секреты дрессировки от Екатерины Фризоргер

Виктория Мучник
ТВ2 Виктория Мучник
17.05.2021

Екатерина Фризоргер – человек в  кругах собачников известный. Она — судья первой категории Российской лиги кинологов и мастер спорта по кинологическим видам спорта. Как инструктор-дрессировщик, Екатерина подготовила множество выступлений собак, которые получили призовые места на соревнованиях разного уровня, в том числе и мирового. А уж сколько собак она научила просто прилично себя вести и слушаться хозяев за десять лет тренерской работы, и не сосчитаешь.

Фото:  Екатерина Фризоргер с бельгийской овчаркой малинуа по кличке Швепс
Автор:  Александр Сакалов

Мое заочное знакомство с Екатериной Фризоргер началось случайно — увидела в Фейсбуке танец с биглем по имени Китти. Сказать, что я была потрясена увиденным — ничего не сказать. Как хозяйка бигля, я знала, что представители этой породы хорошие охотники, но не очень-то послушны. Когда на курсах общей дрессировки я пропустила занятие по команде «ко мне», мой тренер мне сказала — не расстраивайтесь, бигля все равно нельзя обучить этой команде. На этом я решила поставить в дрессировке точку. Теперь выяснилось, что зря.

Курс ОКД я не закончила со своей собакой не только потому, что поверила на слово тренеру. На занятиях моя Кристи изображала, как она несчастна, с такой силой, что я сдалась. Решила не мучить собачку. Тогда я не подозревала, что собака может быть счастлива, выполняя немыслимые трюки и многочисленные команды. Чтобы узнать, как этого добиться, мы отправились на тренировку к Екатерине Фризоргер в кинологический клуб «Спринт».

— Екатерина, давайте начнем разговор с ярмарки тщеславия. Расскажите о своих достижениях. Чем можете похвастаться?

— Я мастер спорта по кинологическим видам спорта. Мною подготовлено достаточно большое количество разрядников по кинологическим видам спорта. Есть мастера спорта и кандидаты. С Илоной Треповой и Натальей Вершининой мы подготовили выступления для чемпионата мира и Европы по фристайлу. В 2019 году они вошли в состав сборной России, которая стала абсолютным чемпионом мира по танцам с собаками в Штутгарте (Германия), завоевав «золото» в обеих дисциплинах соревнований – «движение рядом под музыку» и «фристайл». Илона Трепова с ротвейлером Марусей тогда стала вице-чемпионами мира в личном зачете в дисциплине «фристайл», Наталья Вершинина с бордер-колли Люком стали 12-ми из 95 лучших спортсменов мира.

— А как можно стать мастером кинологического спорта? Что для этого нужно? 

— Здесь такие же правила, как и в других видах спорта – существуют чемпионаты области, чемпионаты России, кубок России. Есть разновидности кинологических видов спорта. Это может быть фристайл, может быть аджилити, может быть ОКД и ЗКС – это отечественные виды спорта.


— Аджилити? Что это за вид спорта такой?

— Это скоростное преодоление препятствий. Там выставляется трасса, препятствия надо преодолевать в определенной последовательности за максимально короткое время. Фристайл – это танцы с собаками – трюки под музыку. Композиция должна выглядеть гармонично, она должна соответствовать музыке, оценивается хореография, в том числе хозяина, проводника. Если про правила рассказывать, то там нюансов очень много.​

Автор:  Из личного архива Екатерины Фризоргер

— А как присваивается звание «мастер спорта»?

— Нужно выиграть на соревнованиях либо получить определенное количество баллов, чтобы в этих соревнованиях принимало участие определенное количество регионов, чтобы было определенное количество участников, чтобы конкуренция была высокая. Во фристайле есть еще и классы. Мы выходим на класс с лакомством, там самые новички выступают, которые только начинают. Потом есть класс «дебют» – тоже новички, но они уже без лакомства делают трюки. Если они набирают хорошие баллы, они переходят в класс «прогресс». Из «прогресса» они переходят в класс «мастера», и уже там происходит отбор на чемпионаты мира и Европы. 

Автор:  из личного архива Екатерины Фризоргер

— По какому из кинологических видов вы мастер спорта?

— Я закрыла мастера, когда выступала в двоеборье, в современном двоеборье – послушание и защита.


— А с кем?

— С ротвейлером Мисей. Это моя собака, она сейчас уже на пенсии, ей 10,5 лет.


— Собаки так рано выходят на пенсию?

— Некоторые уже умирают в 10,5 лет. Вообще, спортивная служба не очень долгая. Лет до трех ты только готовишь собаку, а лет в 8 она уже на пенсию выходит.

— Как вы стали дрессировщицей? Я прочитала, что вы закончили психологический факультет ТГПУ.  Вы там психологию животных тоже изучали? 

— В тот момент меня вообще не интересовала наука о животных. Так получилось, что у нас дома не по моей инициативе появился ротвейлер. Тогда я вообще ничего не понимала в собаках. У меня был страх перед этим ротвейлером. Я не могла у него забрать косточку. Вот он лежит с косточкой, щеночек четырехмесячный, рычит, и я не могу пройти мимо. Я звонила своему молодому человеку и спрашивала: «Ты скоро приедешь с работы? Я боюсь косточку у собаки забрать». Я даже не подозревала, что у меня есть какие-то таланты, еще что-то. Т.е. я реально боялась собаку. В детстве у меня был пекинес, который меня постоянно кусал, такая маленькая агрессивная собачка была. Потом в какой-то момент у нас появился второй ротвейлер, и он оказался очень сложным. Я ходила с двумя ротвейлерами на дрессировку к томскому инструктору.


Второй ротвейлер был очень агрессивный – он нападал на собак, мог напасть на людей, и с ним я вообще не справлялась. Он был очень сложный пес. Было даже такое, что мы заходили в лифт, если в лифте проехала только что собака, он швырялся на стены лифта. С ним я ходила в Томске к разным инструкторам, но никак не получалось найти подход к нему. И тут мне заводчица посоветовала обратиться в другой город, в Красноярск, к тренеру, который  ротвейлерист. Я поехала в Красноярск, чтобы решать эту проблему. Там я поразилась, насколько все по-другому, насколько дрессировка ушла там вперед и какой совдеп у нас.


— Это какой год был?

— 11 лет назад, 2010. Красноярский тренер Виктория Болдырева меня поразила – она исправила поведение моей агрессивной собаки за три дня!


—За три дня?!

— Да, за три дня! Просто собака научилась слушаться, и другие собаки могли уже ей по ушам ходить. Кроме того, Виктория очень интересно все рассказывала, это человек, который умеет заражать. И я заразилась! Я когда увидела – Вау, это так классно, это так просто, позитивно, то решила, что тоже хочу этим заниматься. На тот период у нас в городе дрессировка вся строилась на механике. Под механическим воздействием я подразумеваю рывки поводком, строгие ошейники и так далее. Информацию до собаки доносили… 

Автор:  из личного архива Екатерины Фризоргер

 — Силой?

— Во многом да. Было поощрение, конечно, кормили собак, но очень много принуждения было. А когда я увидела в Красноярске, что можно вообще собаку не трогать руками и научить ее всему тому, чему учат и на механике, но при этом собака все выполняет с виляющим хвостом, собака счастлива, у нее горят глаза, у хозяина тоже позитивное ощущение во время тренировки, то меня это зацепило. В первую очередь меня зацепила не просто дрессировка в целом, а именно эта методика. Так получилось, что я на полгода осталась в Красноярске. Я как раз только закончила университет, была абсолютно свободна, еще нигде не работала.

— Вы остались учиться у Виктории Болдыревой?

— Да, я осталась учиться, но она для тренеров не вела специальных занятий, она мне просто разрешала присутствовать на тренировках. А мне этого оказалось достаточно для того, чтобы все понять. Потом, конечно, я кинологическое образование получала, но это было потом, и это была, скажем так, формальность, потому что основа, она все-таки дается через практику, когда ты смотришь, как это делается. Если тебе это дано, то ты впитываешь, как губка. Ты начинаешь чувствовать, интуиция появляется какая-то. Полгода я там была, а на день рождения Виктория подарила мне своего щенка. Это была Мися, с которой мы занимались, от которой родилась Машка — чемпионка мира.

— У вас появился уже третий ротвейлер?

— К тому моменту получилось, что с молодым человеком, с которым мы жили, мы разошлись, у него собаки те остались. А я себе взяла этого щенка, привезла и с нуля начала строить базу именно на этой методике, которой научилась у Вики. Я по сей день продолжаю учиться. Так получилось, что я привезла эту новую методику в Томск, имею смелость это заявить. Сначала я столкнулась с огромным количеством критики: мне говорили, что это все «хрень собачья», что это не будет работать, что собака будет работать, пока ей это выгодно, и как только будет столкновение интересов, собака будет посылать хозяина. Да, у позитивных методов есть возможная проблема, если не балансировать — пока жрать хочет – она работает, жрать не хочет – не работает. Но если делать все грамотно, то этого не происходит. В общем, сначала мне все говорили,  что это все «фигня», никто в это не верил…


Но потом начали видеть на разных мероприятиях мою собаку. Я уже преподавать начала внаглую. Несколько учеников у меня было.


— Как частный тренер?

— Да, я продолжала. Было страшно – я не могла выложить свое объявление на открытом форуме, потому что сразу все накидывались. Я тогда выложила это на каком-то форуме мамочек — мама.ру, мое первое объявление. И те, кто вообще не в теме, они мне звонили и мы начинали заниматься. За какие-то копейки это все происходило. Потом начали выходить на какие-то соревнования. Люди увидели разницу – это были не зажатые собаки, с опущенными хвостиками, еле-еле передвигающиеся, а активные веселые собаки. И как-то помаленьку, плюс соцсети, и дело пошло. Пропаганда этих методов подействовала. На сегодня уже большая часть тренеров начали склоняться к другим методам дрессировки в той или иной мере. У кого-то остается все равно достаточно много механики, но при этом они научились сохранять состояние собаки на нужных драйвах — не гасят собачьи эмоции так сильно. Есть те, кто еще по старым методам продолжают работать, но их осталось мало. Сейчас в Томске более современный уровень.


— Есть ли какое-то название у этого типа дрессировки?

— Дрессировка положительными методами подкрепления.

Фото:  Ученица Екатерины Фризоргер Илона Трепова на занятиях по дрессировке с положительными методами подкрепления
Автор:  Александр Сакалов

— Еще кто-то работает в таком стиле или только частично? У вас это исключительно…

— Нет, не исключительно. У меня могут быть какие-то воздействия на собаку, но, как правило, это какие-то запущенные случаи. В случае агрессии я не сюсюкаюсь с собаками, потому что это опасно, это может плохо закончиться. Есть какие-то принципиальные моменты, на которые я не буду колбасой махать, но все равно принцип такой, что ты делаешь все возможное, чтобы объяснить собаке все по-хорошему. Ты тратишь достаточное время для того, чтобы у собаки была возможность усвоить материал. И только потом ты можешь начать чего-то требовать.


— Вы сказали про агрессию, что не будете сюсюкаться – это что значит? Прижать, показать, что ты главный, или что?

— Это все бывает по-разному, это зависит от породы собаки. Это лучше все обсуждать индивидуально. Я в принципе даю онлайн-консультации, но относительно агрессии никогда. Потому что такие вещи нельзя давать в теории, это надо брать и показывать руками, как это делается. Это очень сильно зависит от собаки. Какой-то собаке достаточно ее зафиксировать, взять за щеки и сказать: «Это что за хрень?». Достаточно наехать на нее, и она уже «Ок, я все поняла!». А с кем-то нужно продумывать специальный план работы.


— А что касается психологии – вы изучили психологию собак? Она нужна для того, чтобы дрессировать?

— Конечно! Нужно понимать основы. Но если говорить про мое образование, у меня с образованием получилось очень интересное – я четыре года училась на специального психолога – это психолог, который работает с детьми с психологическими и физиологическими отклонения. А потом на пятом курсе я перевелась из филиала университета имени Шолохова в ТГПУ и  сдавала всю разницу в программе. Это практически два высших образования по количеству предметов, которые я сдала. Психология для детей с отклонениями очень много мне дала как раз именно для работы с собаками.


— Они похожи? Что у людей отклонения, что у собак, так получается?

— Да, есть очень много схожего, когда ты работаешь над улучшением поведения, можно найти много сходства методов. А образование в ТГПУ мне больше помогает в работе с людьми. Мне на самом деле, когда я преподаю, с людьми намного сложнее, чем  с собаками. С собаками все просто, мне по крайней мере. Я иногда интуитивно что-то чувствую – я что-то сделала, у меня получилось на раз-два. Но потом нужно подумать, как это объяснить хозяину собаки, потому что я сделала это неосознанно, само так пошло. С людьми, да, это тонкости, когда ты видишь тип человека, на кого-то лучше «поднаехать», поругаться, а с кем-то ни в коем случае нельзя быть строгим.

Фото:  На тренировке в кинологическом клубе "Спринт"
Автор:  Александр Сакалов

— Есть мнение, что когда люди обращаются с проблемами у собаки, например, агрессией, то проблему нужно решать в первую очередь у хозяина. Это так?

— Однозначно. Я сейчас не говорю о людях, которые берут взрослых проблемных собак, и не беру в расчет собак с врожденными патологиями нервной системы. Но ведь очень много абсолютно нормальных собак, без отклонений, но их просто неправильно воспитали. Их сделали такими, потому что попустительствовали, потому что не обучали или неправильно обучали собаку. Люди часто неосознанно подкрепляют нежелательное поведение. Обучение – это не только когда вы рассказываете собаке, что вот так правильно, и подкрепляете ее, а в то же время когда вы игнорируете какое-то собачье поведение.


Предположим, собака рванула, потащила вас на поводке, потянула, и вы за ней пошли. Вы ее не обучали в этот момент, ничего не сообщали, вы просто за ней пошли. А она уже сделала вывод – раз я потянула, дошла до этого дерева, на которое хотела пописать, у меня получилось туда попасть, значит, мои методы работают! Значит, для того чтобы попасть к дереву, нужно потянуть хозяина!  Вы вроде бы ничему не обучали в этот момент собаку, но собака сама обучилась.


То же самое с агрессией – бывает, что неопытные собаковладельцы не видят каких-то сигналов, которые показывает собака, делает что-то неприятное. Предположим, протирали уши собаке,  у собаки в этот момент чуть приподнялась губа, дернула она ею, человек этого  не увидел. А собака, возможно, думала через секунду уже атаковать или зарычать, но человек этого не почувствовал, убрал руку, потому что он просто перестал протирать уши. А собака запомнила, что когда у меня было это намерение агрессивное, когда я дернула губой, человек убрал руку. В следующий раз, если человек не уберет руку, она уже попробует ее прикусить.


Несколько таких совпадений, которые человек даже не проанализировал, не понял, и собаки начинают уже кусать. И тут вдруг человек звонит инструктору и говорит: «Меня собака внезапно укусила!». Так не бывает! Всегда есть какие-то звоночки. Агрессия, когда собака кусает хозяина или другого человека – это верхушка айсберга. Как правило, если собака себе такое позволяет, это говорит о том, что у нее в принципе в быту нет никаких правил. Гайки нужно начинать закручивать с азов, а не с агрессии.

Фото:  Трюк «Зайка»
Автор:  Александр Сакалов

— Собаки понимают человеческий язык?

— Они очень хорошо эмоции понимают. Больше эмоции, интонации. Они запоминают определенные команды, слова, сигналы. Если смотреть видеоролики по дрессировке хороших дрессировщиков, то перевод не нужен – там все понятно. Любому человеку будет понятно, что делает проводник. Потому что, когда собаке доносится информация, там важно не слово, важен контраст эмоций.

— Работаете ли вы с собаками как психолог? Обращаются ли к вам, если у собаки есть психологические проблемы? Если обращаются, то с какими чаще?

— Конечно, это обычная часть работы. Набирается группа, в эту группу приходят шесть собак, и все шесть собак будут разные. Так же, как в школу приходят – все разные. Кто-то будет гиперактивный, у кого-то будет дефицит внимания, у кого-то будет заторможенное восприятие, заторможенная реакция. Кто-то за куском будет идти резко, быстро, уверенно, а кто-то будет думать – куда пошел, ему нужно время – собака флегматичная такая. Трусость, тревожность, фобия, навязчивые действия (кто-то за хвостом гоняется), вокализация (кто-то лает, орет, скулит), кто-то прыгает на кого-то, кто-то боится, кто-то наоборот, хочет поздороваться. Все абсолютно разные, у всех свои особенности.


— Я как раз хотела спросить у вас о лайфхаках, которые помогут хозяевам решить проблемы своих питомцев. Например, что делать, если собака лает на прохожих и вы хотите от этого избавиться?

— Первое, когда мы работаем с собаками, это, наверное, постулат, у собаки должна быть хорошая пищевая мотивация, выраженная. Некоторые говорят: «У моей собаки от природы плохая пищевая мотивация!». Я на этот момент всегда говорю: «Ваша собака же кушает, какает?». Отвечают: «Ну, да!». Я тогда говорю: «Как тогда у нее может быть плохая пищевая мотивация?». У собаки должна быть хорошая пищевая мотивация. Если у собаки плохая пищевая мотивация, то нам будет сложно на позитиве что-либо сделать. Нам нечем будет собаке платить за хорошее поведение. А позитивная дрессировка строится на том, что ты делаешь то, что мне нужно, и получаешь за это зарплату в виде еды либо игрушки. Но собака должна хотеть этот мотивационный объект. Если собака сытая, объелась или у нее лишний вес…

Фото:  На тренировке у Екатерины Фризоргер
Автор:  Александр Сакалов

— То есть первое условие дрессировки – собака должна быть голодной, так?

— Не голодной. Собака просто не должна есть перед тренировкой хотя бы за четыре часа до того, как вы идете заниматься. Потому что, когда она поела, то вы вытащите вашу колбасу, а она «да я только что ее ела, зачем мне эта колбаса, мне хочется ту собачку догнать!» Первое правило – собака должна иметь пищевую мотивацию, так будет правильно сказать. Потому что для кого-то нужно будет, чтоб щенок был голодным слегка, а для кого-то будет достаточно, чтобы прошел между кормлениями нормальный промежуток времени, тогда будет мотивация. Например, еда на прогулке, если у собаки есть проблема с поведением, должна быть ей интереснее, чем другие раздражители. Соответственно, если ваша собака лает в сторону прохожих, предположим, то первое, что мы должны сделать – это переключить собаку на себя. Еще большая ошибка, когда человек начинает переключать собаку на себя, когда она уже кидается, у нее уже планка упала, она уже лает. По-хорошему вмешиваться нужно раньше, до того, как собака проявила нежелательное поведение.


— Это как?

— Вот она только увидела что-то… Вы уже погуляли с собакой 2-3- раза, вы должны быть наблюдательны, смотреть, что заинтересовывает вашу собаку, отслеживать ее реакцию. Если вы знаете, что она может среагировать на прохожего, вы сами увидели прохожего – не нужно дожидаться, что ваша собака на него кинется, и потом ее ругать, переключать на себя. Вы увидели прохожего, уже говорите: «Смотри, у меня есть еда!» Она еще не успела ему ничего сказать, а вы говорите: «У меня есть лакомство!» Собачка такая «О, здорово!» И вы начинаете ее водить за этим кусочком, кормить, как из пулемета, сначала. Таким образом, вы показываете, что, когда ты видишь прохожего, на него нужно не швыряться, а бегом бежать ко мне, потому что, как только идет прохожий, я как с пулемета выдаю колбасу, это отличный шанс получить вкусняшки, которые просто так из миски не даются. И помаленечку собака начинает связывать – идет прохожий, нужно идти к хозяину, зачем на него лаять. У нее восприятие прохожего меняется – это не объект опасности, а объект, который предвещает вкусняшки.

— Нужно гулять с собаками с полными карманами еды?

— Да. Первые полгода, если человек хочет самостоятельно что-то сделать, первые полгода должны быть полные карманы еды, и нужно быть уверенными, что до конца прогулки этой еды хватит. Потому что бывает, что в начале прогулки всю еду скормили, идут обратно и тут какая-то непредвиденная ситуация, переключить уже не на что. Если закончилась еда, значит, должна быть игрушка. Есть собаки, которые не очень любят играть, их нужно этому учить.


— Собачка сгрызла ваши любимые туфли. Как ей объяснить, что так больше делать не надо?

— Пресекать действия можно только в момент действия. Если вы застали вашу собаку с туфлей в зубах – вот в этот момент можно сказать: «Ай-яй-яй, это брать нельзя!» И тут же показать в этот момент, т.е. собака же развлекается, вы показываете – «вместо этого ты можешь развлекаться с этим предметом» и показываете, с чем она может развлекаться. Если вы пришли домой с работы и видите, что квартира подготовлена к ремонту, то, в принципе, можно ничего собаке не говорить. Вы можете поплакать, выпить валерьянки.


— То есть тыкать ее мордой в испорченные вещи…

— Бесполезно. Она не свяжет это. Здесь нужно, когда щенок растет, это же делают чаще всего молодые собаки, если вы уходите из дома, то дома разбрасывать как можно больше игрушек, безопасных, которых собака не нажрется. Разбрасывать игрушки. Очень хорошо подходят KONG, которые можно заряжать паштетом, лакомством каким-то. Это сложно вытащить из игрушки, т.е. это не 30 секунд.


— Такие продаются?

— Да. В интернете очень много, в зоомагазинах. Туда забиваются лакомства, вкусняшки, собака, пока вас нет дома, занимается тем, что вытаскивает их. Еще надо понимать, что чаще всего собака не пакостит все пять часов, пока вас нет дома. Она очень много спит. Она не все время пакостит. Должно быть дома много всего, чем собака может законно себя развлечь. В крайних случаях, когда человек уходит на два-три часа, не очень долго, у него еще молодая собака, ее можно оставлять в клетке. Но к клетке нужно заранее приучить: не так, что вы поставили клетку, заперли, тогда у собаки будет стресс, она не поймет, что это. Нужно сначала приучить собаку к тому, что клетка – это твой домик, что в клетке тебе даются вкусняшки, ты там можешь отдыхать. Клетку нужно связать с позитивом, с местом отдыха, косточку могут дать или еще что-то. Когда собака клетку полюбит, то, уходя из дома, если вы уходите не на десять часов, на короткое время, на два-три часа, можете спокойно закрыть.

Фото:  Трюк «Поклон»

— На целый день нельзя оставлять собаку в клетке почему?

— Если вас нет десять часов, то собаке же надо размяться, походить, еще что-то. Если у вас молодая собака и у вас есть возможность с каким-то промежутком домой приезжать и ее выгуливать, то, в принципе, можно. Но при условии наличия хорошего выгула. Обязательно утром-вечером хорошие прогулки должны быть. И так же для молодых собак, для щенков, клетка очень хорошо помогает, приучает щенка терпеть. Они быстрее привыкают к тому, что, пока я в клетке, я терплю, под себя не хожу. А потом хозяин сразу вытаскивает из клетки и идет на прогулку. Собака быстрее приучается к чистоплотности.

— Давайте с полезными советами закончим и перейдем к танцам с собаками. Как давно появился этот кинологический вид спорта в нашем городе?

— Это молодой вид спорта в России, и один из его родоначальников – это Полина Ильина.  Можно сказать, что фристайл в Томске тоже начался с нее. Это тренер, который приехал в Томск и и дал какие-то первые знания нашему городу. На тот момент у нас в Томске было несколько танцующих, так скажем, пар. Но это было на невысоком уровне. Т.е. что-то было, но не развивалось. У нас даже какая-то пара выезжала на чемпионат России. В общем, он был, фристайл в городе, но можно сказать, что его и не было. Это, я бы сказала, были не столько танцы, сколько трюки под музыку. Что-то люди пробовали. Потом мы начали этим заниматься. Сначала все шло не так просто.


— Мы – это кто?

— У меня была школа, которая называлась «Вундер дог». Мы начали делать первые попытки. Сейчас, когда я смотрю, то понимаю, что все это было достаточно примитивно. И мы с этим примитивом выходили на соревнования и начинали что-то двигать. С не очень подготовленными собаками, с кривыми танцами, но мы начали выходить, начали ежегодные семинары проводить. От семинара к семинару мы очень серьезно росли. То, что девчонки отобрались вообще на Европу и мир, лет пять назад мне казалось, что это вообще заумная фантазия. Казалось, есть там вот в Москве, в Питере крутые. И есть наш городок, где все запущено, так скажем. Получилось, мы  просто занимались тем, что нам нравится, кайфовали, приглашали Полину ежегодно. Она приезжала к нам, наверное, лет восемь подряд. И с каждым семинаром мы становились  все лучше.  И так, шаг за шагом, дошло до того, что раз, и отобрались на чемпионат мира.

— Как оцениваются танцы с собаками? Что тут важно? Имеет ли значение количество трюков? 

— Да, количество трюков, которое отражается на баллах: один простой трюк стоит 0.1 балла, один сложный трюк – 0.2 балла, оригинальные элементы стоят тоже 0.2 балла.


— Что такое простой трюк и что такое сложный трюк?

— Трюки – это элементы дрессировочные, которые не входят в стандартную программу обучения. Не знаю, как правильно подобрать формулировку. Всякие приколюшки.


— Это не сидеть-лежать, грубо говоря.

— Да,  это не служебные команды, а как раз-таки более развлекательные: «Зайка», «Стыдно», «Поклон» и прочее. Но в танец могут входить, конечно же, служебные какие-то команды, типа движение рядом, чтобы собака сделала сидеть-лежать, чтобы собака апортировала что-то, принесла. Это может быть. Но в основном это все-таки более развлекательный набор команд. Как раз-таки танец не должен быть трюками под музыку. Каждый элемент должен плавно перетекать в другой. Все в связке. Нет резких перестроений, нет резких перестановок. Одно в другое, другое в третье, третье в пятое. Такая получается цепочка. Это тоже оценивается, и это очень важно. Если перестроения будут какими-то резкими, неудобными для собаки, если они будут создавать ощущение заминки, то это, естественно, будет отражаться в графе общее впечатление, там будет соответствующая оценка.



— Во время танца я ни разу не видела, чтобы дали собаке еду. За что она выполняет команды?

— Это постепенное созревание пары, построение взаимоотношений. Помимо поощрения-наказания, есть еще социальная связь между хозяином и собакой. Как и у людей, эти отношения выстраиваются. Практически «Дом 2». Кто кого послал, кто не послал, кто был груб, кто был не груб, обратил ли внимание, проговорил ты что-то собаке. Собаке должно быть важно, что вы о ней думаете. Нравится вам, что она делает, или не нравится. Психологически это должно быть ей важно. Если для нее это важно, то тогда, когда у вас нет в руках еды, она будет стараться что-то сделать для того, чтобы вас не огорчить, для того, чтобы вас, наоборот, порадовать. Собаке становится важна ваша оценка ее работы, а не момент поощрения. Безусловно, исходно это все строится на подкреплении. Справился – очень много даем эмоций и к эмоциям вдобавок конфета, образно, колбаса, мясо, какое-то лакомство. Эмоции + поощрения, эмоции + поощрения. Постепенно у собаки связывается, что это что-то общее, неразрывное.


Большая ошибка начинающих проводников, что они, когда подкрепляют, они просто выдают еду и молчат при этом: «Хорошо, на, ешь». В итоге потом, когда человек убирает еду, между ними ничего не остается. Он говорит сидеть-лежать-стоять, собака сделала  команды и говорит: «А где колбаса? Что, нет ничего? Я тогда пошел, потому что нас больше ничего не связывает в работе». Работа была построена на взятках. А если связывать поощрения с социалкой, если, когда вы недовольны, собаке об этом сообщать и добиваться, чтобы она исправляла, показать, какая вы довольная, а не просто давать кусок еды, а давать эмоции, гладить, радоваться, то она может работать и без пищевого подкрепления. Очень важны искрение эмоции, потому что собаки чувствуют, когда вы врете. Если вы «Ой, какая молодец!», а сами думаете «что попало сделала», собака это будет чувствовать. Если это будут искренние эмоции, связанные с подкреплением положительным, то тогда достаточно слов во время выступления, например, если это выступление по фристайлу. Во фристайле можно говорить слово «хорошо» или «нет», это будет очень сильно собаке в ринге помогать. Для нее это будет важно. И в конце танца вы скажете «Это было супер, ура!», вы прыгаете, собака тоже рядом прыгает, просто потому что вы команда и вы справились с задачей.


Собаки очень расстраиваются, когда хозяин делает ошибку, бывает в танцах – хозяин сказал не ту команду, еще что-то, все полетело, по собаке прям видно «Ну, что ты?!» Но начинается все с еды и эмоций.


Фото:  Наталья Вершинина с бордер-колли Люком

— Что такое простые трюки, а что такое сложные трюки?

— Простые – это то, что может освоить любой новичок практически – «Змейки», «Зайка». Еще сложность элементов зависит от породы, потому что для какой-то собаки прыгать через ногу – это очень легко, а для какой-то, допустим, более массивной, это уже будет посложнее. И сделать высокий, энергичный, эффектный прыжок для кого-то легко, для кого-то более сложно. Естественно, судья должен хорошо разбираться в строении, породах собак и хорошо понимать – сложно это для собаки или нет. И учитывать породные особенности, потому что у каждой есть свои наклонности. Допустим, смотреть в указанном направлении. Вы сказали, к примеру, «посмотреть вперед» бордер-колли, которая предназначена для пастьбы, им это легко дается, взять и посмотреть. Это заложено природой. А для какой-то другой породы это будет сложно, потому что ей это не свойственно, потому что она предназначена для чего-то другого.


— А что такое сложные трюки?


— Высылы. Высылы вперед, высылы вправо, влево, т.е. когда собака вообще не смотрит на хозяина и двигается в заданном направлении по голосу и при этом не читает знаков, которые делаются руками. Это сложно. Все, что касается большого расстояния от хозяина – это сложно. Если молодая собака в классе «дебют» сделает зайку возле хозяина – это будет простой элемент. А если она сделает зайку на расстоянии 15 метров и без помощи руки, т.е. когда нет жеста явного, просто по голосу выполнит – это будет более сложный элемент.


— Сколько трюков может запомнить одна собака?

— Мы не считали, но очень много. Причем там какие-то команды есть, нюансы, которые очень похожи – собака дифференцирует вправо или влево прокрутиться. Собака должна по голосу знать, что это я вправо прокручусь, а это влево.


— Т.е. вы не проводили такой экспериментальный подсчет – сколько одна собака может запомнить команд?

— Мы не проводили, потому что знаем, что все, что нам нужно – собака будет делать, сколько бы мы ни попросили. На самом деле проблема больше не в том, сколько собака может запомнить, а будет ли у хозяина столько времени, чтобы ее учить.


— И в конце хотела вас попросить раскрыть секрет трюка «Стыдно».

— Там все просто – сначала приклеивают скотч или на нос, или на лоб собаке. Можно резиночку надеть на морду. Собаке это не очень нравится, она начинает лапой смахивать. И в момент, когда она смахивает, мы в дрессировке используем кликеры, они издают звук щелчка, щелчок используется в момент правильного действия. И вот в момент, когда собака снимает и лапой касается морды, в этот момент звучит щелчок кликера, и после дается лакомство. Какое-то время собака его снимает, и за счет щелчка она понимает, что звук кликера – это еда, и делает соприкосновение лапы с мордой. Ну и потом скотча нет уже, резиночки нет, а собака по команде начинает делать трюк «Стыдно».

Фото:  Трюк «Стыдно»
Поддержи ТВ2!