Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области

Начальник департамента лесного хозяйства Артем Конев ответил на запрос ТВ2 по «санитарным» рубкам в Карегодском госзаказнике Молчановского района Томской области. Признаемся, такого честного ответа от чиновника мы не получали никогда. Артем Конев приравнял санитарные рубки в лесу к таким стихийным бедствиям, как «повреждение вредными организмами, ветер, пожар». Именно так! Черным по белому.

Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области
Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области

А вот эти штабеля деловой древесины, которые мы видели своими глазами, согласно версии департамента, оказывается, были заготовлены не в Карегодском заказнике, а приобретены на основании договора купли-продажи древесины от 19.04.2020 № И19/04-20 у ИП Червоткин А.В. Т.е. территория заказника использовалась просто как место складирования. «На территории вышеуказанных участков заготовка деловой древесины не ведется», – утверждает Артем Конев. Ниже приводим ответ на запрос полностью.

Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области
Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области

Судя по ответу начальника департамента лесного хозяйства Томской области А. С. Конева, дело может оказаться гораздо более криминальным, чем можно было предположить ранее, считает руководитель лесного отдела Гринписа в России Алексей Ярошенко.


Артем Конев утверждает, что на участках, где проведены сплошные санитарные рубки на территории заказника в кварталах 17 и 18 урочища «Обско-Чулымское» Суйгинского участкового лесничества Молчановского лесничества «деловая древесина, сложенная в штабели на участке в объеме 3449 кбм, по информации представителя ООО «Интелстрой», приобретена на основании договора купли-продажи древесины от 19.04.2020 № И19/04-20, заключенного между ИП Червоткин А.В. и ООО «Интелстрой».


«По данным ЕГАИС учета древесины и сделок с ней, лесной участок, арендуемый ИП Червоткиным А.В. для заготовки древесины, действительно граничит с Карегодским заказником и конкретно с кварталом 18, и между Червоткиным А.В. и ООО «Интелстрой» действительно была заключена сделка по продаже древесины в объеме 3550 кубометров (это единственная такая сделка, отраженная в ЕГАИС). Вот только дата заключения сделки по данным ЕГАИС – 27 июля 2020 года! Кроме того, дорога, ведущая к санрубкам в кварталах 17 и 18 со стороны арендного участка ИП Червоткин А.В. – тупиковая, и везти туда три с половиной тысячи кубометров древесины для временного хранения было бы незачем», — прокомментировал предоставленную Артемом Коневым информацию эксперт Гринписа.


По мнению Алексея Ярошенко, таким образом, во время обследования проведенных в кварталах 17 и 18 в Карегодском заказнике сплошных санитарных рубок, о которых мы рассказывали 6 июля 2020 года (а снимали 23 июня), никакая деловая древесина, принадлежавшая ИП Червоткину, никаким законным способом появиться не могла – учтенная в ЕГАИС сделка еще не была заключена. Использование заказника для устройства промежуточного склада древесины, заготовленной на сопредельной территории, тоже никак не вписывается в его режим, отмечает Ярошенко.

Снимок от 23.06.2020
Снимок от 23.06.2020

«Если, как пишет в своем ответе господин Конев, официально на этих санрубках «заготовка деловой древесины не велась» (а на снимках ТВ2 хорошо видно, что это именно деловая древесина), то, возможно, государство не досчиталось, по меньшей мере, многих сотен тысяч, а то и миллионов, рублей (за счет разницы в таксовой стоимости деловой и дровяной древесины). А это значит, что проверять всю эту историю нужно уже не только на предмет законности самих рубок, но и на предмет соблюдения охраняемых законом имущественных интересов Российской Федерации», – считает эксперт Гринписа.

Снимок от 24.07.2020
Снимок от 24.07.2020
Фото: ТВ2

Но и это еще не все! Господин Конев нам сообщает, что «очистка лесосеки от порубочных остатков осуществляется одновременно с заготовкой древесины способом сбора в кучи и валы с оставлением их на месте для дальнейшего перегнивания и для подкормки диких животных в зимний период». Такая забота о животных зоологического заказника, конечно, могла бы послужить оправданием сплошных санитарных рубок, если бы не одно но.

Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области

В акте лесопатологического обследования говорится, что конечная цель санитарной рубки – сжигание поврежденных сухостойных и буреломных деревьев.

По мнению независимого эксперта по лесному хозяйству Никиты Дебкова, своим комментарием начальник департамента лесного хозяйства Артем Конев фактически признал, что никакой угрозы распространения вредителей нет, поскольку сжигания порубочных остатков не будет производиться. С пожарной точки зрения, по мнению Дебкова, эффект от санитарной рубки тоже неочевидный  — кучи просохнут и дальше будет сохраняться опасность возникновения пожара.

Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области
Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области
Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области
Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области
Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области
Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области
Санитарные рубки как стихийное бедствие: ответ главы департамента лесного хозяйства Томской области

Сотрудник экологического центра «Стриж» Евгений Мурзаханов отмечает, что в акте указано о необходимости сжигания порубочных остатков, а согласно ответу департамента их оставят в том числе, для подкормки животных.


«Интересно правда, кого они собираются таким образом кормить? В основном на месте, как мы убедились, произрастала сосна. Но лосям и тем же глухарям нужны не высохшие порубочные остатки, а живая хвоя. Особенно в зимний период. Или может департамент имел ввиду других животных? Например, разных представителей этномофауны? Которые действительно размножаться на неубранных порубочных остатках и станут прекрасным кормом для разных представителей воробьинообразных. А те в свою очередь объектом питания мелких хищников? Ну, и далее по трофической цепи. Теперь уж пусть лучше сжигают эти кучи, все равно прекрасные сосновые гривы уже вырублены», — поделился он мнением.

Редакция ТВ2 благодарит начальника департамента лесного хозяйства Артема Конева за этот не очень быстрый (месяц), но честный ответ.

Напомним, о том, что под видом сплошной санитарной рубки на особо охраняемой природной территории фактически идет заготовка деловой древесины, ТВ2 сообщил сотрудник экологического центра «Стриж» Евгений Мурзаханов. Вместе с независимым лесопатологом (имя не называем по договоренности с экспертом) съемочная группа ТВ2 отправилась 23 июня 2020 года в Карегодский заказник. Информация подтвердилась. Ниже  видеодоказательство.

Буквально на следующий день после публикации в заказник выехала представительная комиссия: директор филиала ФБУ «Рослесзащита»–«Центр защиты леса Томской области» А. В. Чемоданов, заместитель прокурора Молчановского района Е. А. Гуслов, заместитель начальника отдела охраны департамента лесного хозяйства Томской области М. Н. Егоров, заместитель начальника отдела воспроизводства лесов департамента лесного хозяйства С. М. Денисенко, главный специалист комитета государственного контроля лесного и пожарного надзора департамента лесного хозяйства С. Ю. Власов. Никаких нарушений комиссия не выявила, кроме того, что после сплошной санитарной рубки компания «ИнтелСтрой» не убрала за собой порубочные остатки и «не собрала их в кучи для последующего сжигания в пожаробезопасный период». 


Через месяц мы решили снова съездить в заказник, но уже усиленным составом: с экспертом Гринписа по особо охраняемым природным территориям Михаилом Крейндлиным, независимым экспертом по лесному хозяйству Никитой Дебковым и журналистом «Новой газеты» Иваном Жилиным.


Оказалось, что лесорубы нашего визита ждали. Они разрушили мост через небольшую лесную речушку, чтобы мы не смогли проехать на территорию «санитарных» рубок. Пешком нам  пришлось бы идти несколько часов и обследовать площадь в несколько десятков гектаров было бы гораздо сложнее. Но они недооценили наши силы. Дорога была восстановлена, лесопатологические исследования проведены. По их итогам можно сказать, что около 75 % деревьев являлись живыми на момент рубки. Следом за нами в Карегодский заказник отправилась следующая представительная комиссия. Подождем, что скажет она.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?