Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Агентство новостей ТВ2
«Ребенок уже шевелился».
Аборты: кто вправе решать?
Детский омбудсмен Анна Кузнецова предложила сократить финансирование клиник, в которых проводятся аборты. Также омбудсмен выступила за ограничение продажи в аптеках препаратов для прерывания беременности. Ранее в РПЦ предложили ввести мораторий на аборты на время пандемии коронавируса (и давно предлагают вывести операцию по прерыванию беременности из системы ОМС). Некоторые общественные организации настаивали также на запрете абортов через соответствующую поправку в Конституции.

Государство борется за повышение рождаемости разными методами. Вот периодически и всплывают разговоры о запрете абортов и обязательном доабортном консультировании.

Как Томская область пытается сократить число абортов? И стоит ли государству в принципе вмешиваться в частную жизнь семьи?
«Мы же сами еще дети»
Анна (имя изменено) мечтала о детях в детстве, когда, как и многие девочки, играла в куклы.

«Мне казалось, что к 25 годам у меня обязательно будут и муж, и дом, и ребенок, но когда закончила университет, то стало ясно, что ничего этого не будет. Не сейчас. Я училась на маркетолога. Когда поступала, то казалось, что буду разрабатывать крутые бизнес-стратегии, заниматься раскруткой брендов и продвижением товаров, а когда выпустилась, то стало ясно, что в Новосибирске никому это не надо».

После университета Анна стала искать работу. За короткий срок проработала и кассиром, и бухгалтером, и официанткой. Даже предлагала установить пластиковые окна по телефону. Жила Анна не одна, а с молодым человеком.

«Сережа тоже постоянно нигде не работал. Мне позвонили знакомые и сказали, что есть место в «Пятерочке». Пошла туда. Волновалась, конечно, сильно. Меня взяли. А дальше, как в кино: осознала, что у меня задержка. Пошла в аптеку, купила тест: он показал, что результат положительный».

Анна рассказывает, что не хотела говорить своему молодому человеку о произошедшем, но в итоге не удержалась. Решение об аборте принималось быстро и было единогласным.
«Вчерашние студенты, ни денег, ни жилья. Мы же сами еще дети! И тут рожать», — объясняет решение девушка.
В больнице ее несколько раз пытались отговорить, но «вызывали только раздражение». Аборт Анна сделала. О своем поступке не жалеет, но вспоминать не любит.
У Людмилы (имя также изменено) уже была дочка и заканчивался декрет, когда она решила, что хочет работать в банке. Отправила резюме. Пригласили сначала в один, а потом в другой, и на хорошую должность. Спустя два месяца после смены работы Людмила узнала, что снова беременна.

«Я испугалась, что не смогу, и мы с мужем приняли решение сделать аборт. Был маленький срок, все прошло достаточно легко, без потерь для здоровья. Ходила в частную клинику, врач удивилась, что не рожаю. Плакала на приеме. Врач спросил: может, не надо? Потом выпила таблетку и через три часа была на работе. О поступке знают три человека в моей жизни».

Людмила говорит, что аборт — самая большая ошибка в ее жизни.

«Испугалась больше не того, что не смогу поднять этого ребенка, а того, что очень долго мечтала об этой работе и боялась ее потерять. До сих пор себя корю за это».

Сейчас у нее трое детей.
УЗИ на память и премия для гинекологов
В Томской области, как и в целом по России, уровень рождаемости снижается. В прошлом году родились больше 10,5 тысячи детей, что почти на тысячу меньше, чем в 2018-м.

Спад можно объяснить несколькими причинами, говорит замгубернатора Иван Деев. Сейчас чаще всего мамами становятся девочки, рожденные в 90-х годах, когда рождаемость сильно упала. Меняются и приоритеты молодых семей. Так, средний возраст рождения первенца сдвинулся с 24-25 лет до 28-32-х. По мировой статистике, женщина, у которой первый ребенок появляется в 29 лет, в 80 % случаев больше не рожает.

Иван Деев
заместитель губернатора Томской области по социальной политике
«85 % респондентов говорят, что сейчас на первом месте перед ними — образование и карьера. Второй момент — закредитованность молодых людей на разного рода мелкие приобретения — телефоны, планшеты, ноутбуки. 45 % говорят, что в этом возрасте они по-прежнему финансово зависят от своей семьи», — рассказывал Иван Деев на пресс-конференции, посвященной итогам 2019 года.
Чтобы как-то повлиять на ситуацию, власти региона пытаются снизить количество абортов в регионе. В роддомах появилось доабортное консультирование. Иван Деев говорит, что повышение его эффективности на 10 % поможет сохранить около 700 младенцев. Эффективность доабортных консультаций в прошлом году составила 12 %, среднероссийский уровень — 15,7 %. Власти хотят увеличить ее до 22-25 %.
«Изменился протокол доабортного консультирования. Федерация дополнительно сделала четвертый талон в роддом, по которому женщина может оплатить услуги психолога, если нуждается. Он составляет порядка тысячи рублей, — объяснял Иван Деев. — Также мы будем предлагать женщинам запись ультразвукового исследования на мобильный телефон. Обратили внимание, что эта услуга востребована и те, кто это делает, сохраняют ребятишек. Женщина сможет в период тишины, который отводится по закону перед принятием решения об аборте, использовать запись».

Иван Деев
заместитель губернатора Томской области по социальной политике
Включился в работу и департамент соцзащиты. Теперь на приемах медсестры могут рассказать о мерах соцподдержки, которые могут получить женщины.

«Также вместе с департаментом образования делаем буклет, состоящий из фрагментов писем школьников, которые они делали ко Дню матери: «Мама, спасибо, что ты меня родила!». На наш взгляд, это будет один из полезных факторов в плане воздействия на принятие решения», — отмечал Деев.

Он добавил, что еще одной мерой являются премии, которые получают акушеры-гинекологи, медсестры и врачи УЗИ, которые проводят такие консультации.

С 2010 по 2019 год число абортов сократилось на 24 %. В прошлом году доабортное консультирование посетили три тысячи женщин. 270 из них сохранили жизнь нерожденному ребенку.
История абортов в России
СССР в 1920 году узаконил аборты первым в мире . В 1925 году на 1000 жителей крупных городов приходилось, примерно, шесть случаев искусственного прерывания беременности. Однако уже в 1926 году в России полностью запретили аборты для впервые забеременевших женщин, а также делавших эту операцию менее полугода назад.

С 1930 года операция по искусственному прерыванию беременности стала платной. В 1936 году аборты вновь были запрещены под страхом уголовной ответственности. Теперь их производили только по медицинским показаниям.

Инициаторы запрета надеялись, что в результате удастся увеличить численность населения. Однако практически сразу появились подпольные аборты и стали важной сферой теневой экономики. Нередко их проводили люди без медицинского образования, в результате женщины становились бесплодными а иногда и погибали.

Закон о запрете абортов действовал в СССР до 1955 года. Затем руководство страны разрешило проведение абортов в стенах специализированных медицинских учреждений. Аборт на дому по-прежнему оставался уголовно наказуемым. Врачу в этом случае грозило тюремное заключение до одного года, а в случае смерти пациентки — до восьми лет.

Сохранение спроса на незаконные аборты объяснялось просто: после аборта женщина должна была некоторое время находиться в больнице, по выходе из которой она получала листок нетрудоспособности, где в графе «диагноз» стояло слово «аборт». Поскольку далеко не все женщины жаждали обнародовать подробности своей личной жизни, многие предпочитали обращаться к частнику.

С 1980-х начали увеличивать сроки проведения абортов — до 24 недель и до 28, если есть особые социальные показания (инвалидность 1–2-й групп у мужа, смерть мужа во время беременности жены, расторжение брака, пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы, наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав, многодетность, беременность в результате изнасилования).

В 1989 году разрешили амбулаторное прерывание беременности на ее ранних сроках путем вакуум — аспирации, по-другому — мини-аборт. Начали проводить медикаментозный аборт.

В 1996 году предельный срок для искусственного прерывания беременности был сокращен до 22 недель (таковы и нормы ВОЗ), а перечень социальных показаний расширен. Показаниями к аборту стали считаться: отсутствие жилья, статус беженца или переселенца, безработица, доход семьи ниже прожиточного минимума, установленного в данном регионе, незамужество.

Российское законодательство об абортах до сих пор считается одним из самых либеральных в мире. Сейчас согласно «Основам законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 года, каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве.

Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям — при сроке беременности до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины — независимо от срока беременности.
В 2018 году около 35 % россиян не одобряли искусственное прерывание беременности, а уменьшение количества абортов входит в Концепцию демографической политики РФ до 2025 года.
«Кроме меня, у нее никого нет»
Надежде 23 года. Отец разбился, когда Наде было всего девять месяцев, мать начала пить, умерла, когда девочке было 14 лет. Воспитывала Надю сначала одна бабушка, а затем вторая.

Надя закончила школу с двумя четверками, поступила в Томский государственный архитектурно-строительный университет. Училась хорошо и была старостой, но на втором курсе произошел конфликт. Девушка обсуждала с одногруппниками, какой подарок лучше купить преподавателю на день рождения, но так как голос у нее громкий, то проходящей мимо преподавательнице показалось, что Надя кричит на окружающих.

«Я ей сказала, что она ситуацию не знает и лезет. Та ответила… В общем, она как-то оскорбила меня, я достала телефон, стала снимать и попросила повторить, что было сказано. Она и говорит: «Бойся по темным улицам ходить». Я была в шоке, думала, вот так и пришла учиться в вышку», — рассказывает Надя.

Девушка пожаловалась на кафедру и ректору. Пожаловалась и в прокуратуру, где дело закрыли спустя два месяца. 30 декабря, в разгар зимней сессии, Надя узнала, что ее отчисляют. Девушка говорит, что экзамены были сданы, сведения об этом стояли в зачетках, но не в ведомостях.

«Устроилась на работу в зоомагазин. Поработала и решила открыть свой в интернете. Посчитала, получалась, что выгодно. Но тут узнала, что беременна. И получается, какой зоомагазин? Там корм — двадцать килограммов, грузчиков нет, все самой надо поднимать. Думала сделать аборт, так как жить дальше как-то надо», — говорит Надежда.

Отец ребенка от ситуации сразу открестился. Мол, случайная связь. Тогда одна из знакомых посоветовала девушке обратиться в фонд «Маленькая мама». Здесь Надю выслушали и поддержали: помогли и одеждой, и пеленками, даже фрукты-соки давали.
«Родила, и все. Смотрю на фотографии и вижу себя. Когда беременной ходишь, то не осознаешь, а когда родишь, то понимаешь, что несешь ответственность за другую жизнь, что у нее, кроме меня, никого нет».
«Младенец — это дар Небес»
В Русской Православной Церкви всячески поддерживают идею запрета абортов и последовательно выступает за вывод аборта из полиса ОМС. В епархии уверены, все аборты, которые совершаются не по медицинским показаниям — грех. Да, и в случае, если на аборт направляет врач, женщине потом следует «исполнить личное покаянное молитвенное правило, которое определяется священником, принимающим исповедь».

В 2017 году в Томске появился при церкви появился проект «Младенец — это дар Небес». Только за первый год в рамках работы проекта решили сохранить детей 50 мам. Курирует проект — психотерапевт роддома № 4, кандидат медицинских наук Татьяна Никифорова.

«Есть представление о личности и отдельное понятие греха аборта, я не смешиваю два этих понятия. Я не обвиняю женщин. Но грех осуждаю. Если женщина решается сохранить ребенка, несмотря на трудную жизненную ситуацию, то тогда и помощь приходит. Для этого мы создали проект «Младенец — дар Небес», внутри службы помощи семье «Поможем вместе», где, помимо психологической помощи, женщинам предлагается социальная, юридическая, духовная», — говорила Татьяна Никифирова в интервью, опубликованном в официальном паблике проекта ВКонтакте.

На консультациях Татьяна нередко вспоминает, что в Вифлееме по приказу царя Ирода было 14 тысяч невинно убитых детей. В кабинете у Татьяны хранятся иконы, привезенные ею из паломничества на Святую Землю: «Плачь Господа по нерожденным детям» и «Вифлеемские младенцы-мученики».

По данным РПЦ, за последние 5,5 лет благодаря психологическому консультированию и помощи от аборта в целом по России сохранили жизнь более 12,5 тысяч детских жизней, а более 110 тысяч нуждающихся семей получили помощь.

«Помимо государственных мер, церковь и общественные организации открыли за последние семь лет 74 новых приюта для женщин, сегодня также работают 209 наших центров гуманитарной помощи от Калининграда до Петропавловска-Камчатского», — говорила руководитель направления профилактики абортов Синодального отдела по благотворительности, директора «Дома для мамы» православной службы «Милосердие» и исполнительного директора программы «Спаси жизнь» Мария Студеникина.
«На женщину давит государство»
Рождение ребенка должно быть максимально осознанным, считает феминистка и студентка Томского базового медицинского колледжа София Назарова. К доабортным консультациям она относится неоднозначно. Говорит, что многое зависит от специалиста и патетики, с которой эти консультации проводятся.

«Доабортное консультирование — тяжелый вопрос. Зачастую на женщину давит государство, заставляет рожать в любой ситуации. А доабортное консультирование должно строиться по другой схеме. Да, есть ситуации, когда женщина не понимает, что могут быть какие-то риски, в том числе и медицинские, не понимает, как происходит аборт. Поэтому, конечно, на консультациях должны грамотно объяснять последствия, которые могут возникнуть в определенном проценте случаев, приводить статистику, но не запугивать», — говорит София Назарова.
«Ни в коем случае не должно быть религиозных проповедей, давления на пациентку. Просто женщине следует сказать, что в некоторых ситуациях могут возникнуть риски выкидышей, невынашиваний последующих беременностей».
Девушка отмечает, что аборт — это достаточно сложная тема и в правовом, и в этическом, и в моральном аспектах.

София Назарова
томская феминистка
«Человек должен иметь право поступать со своим телом и своей жизнью так, как хочется самому человеку, — говорит София. — Ситуации в жизни бывают разные, и я склонна считать, что лучше всего заводить ребенка, когда есть осознанное желание это сделать. Средства защиты не всегда дают стопроцентный результат, и иногда ребенок действительно нежеланный. Если родители не хотят этого ребенка, то наиболее хороший выход — сделать аборт. Сколько было случаев послеродовой депрессии, когда ребенка выбрасывали в мусорный бак, например. Или встречаются ситуации, когда женщины рожают и оставляют малыша на попечении государства. Для меня бездомные дети или дети, живущие в пьющих семьях, — наибольшая опасность.Также девушку могут банально изнасиловать или, не дай Бог, она может забеременеть в 13-14 лет. В такой ситуации заставлять ребенка рожать детей, на мой взгляд, жестоко! Поэтому у женщины и должно быть право на аборт».
Делают аборты и по медицинским показаниям.

«Иногда уже даже на первом скрининге понятно, что ребенок развивается с патологиями, и у человека должно быть право решать — будет или нет он давать жизнь такому ребенку. Ведь не у всех есть возможности, средства, силы, психологические ресурсы на то, чтобы его растить. Да, есть много примеров, когда родители вытягивают такого ребенка. Но я не обвиняю людей, которые выбирают иной путь. В некоторых случаях он наиболее гуманный. Возьмем крайний пример. У женщины онкологическое заболевание, и в этот момент она узнает, что беременна. Я считаю, что абсолютное право у женщины сделать аборт. Здоровье матери должно быть на первом месте. Если мать умрет, а ребенок останется жив, то никому хорошо от этого не будет. В медицине прежде всего спасают мать, и только если она пишет соответствующую бумагу с просьбой сохранить жизнь ребенка, то тогда могут бросить все силы на спасение именно малыша».

В современном мире, когда женщины также работают, делают карьеру, в декрете может сидеть и мужчина. Однако сейчас на таких мужчин общество реагирует неоднозначно. Им сложнее договориться на работе о декрете, сложнее преодолеть стереотипы.
«Многие говорят о том, что беременность положительно влияет на здоровье женщины, что организм омолаживается. Как медик, я скажу, что это достаточно спорное утверждение. В большинстве случаев беременность и роды наносят определенный ущерб здоровью матери. Это авитаминоз, поражение костей, волос, ногтей. Бывают осложнения и после родов. И вот эту информацию нужно грамотно доносить, не пугать, а рассказывать о последствиях и о том, как можно их избежать. Моя «любимая» фраза, когда речь заходит об абортах: «Дал Бог зайку, даст и лужайку». Нередко ее произносят, стараясь отговорить девушку или женщину от прерывания беременности».

София Назарова
томская феминистка
«Навязывание другим своей позиции в этой области — преступление. Семьи сталкиваются с безденежьем, ссорятся, разводятся, детей не получается обеспечить. Происходит полное разочарование. Просто многие забывают, что рождение ребенка — это ответственность за жизнь другого человека на долгие и долгие годы. И этот шаг требует максимальной осознанности».
Аборты в мире: «черный протест» и вечная дискуссия
Согласно статистике в почти 70% стран разрешены аборты для сохранения физического и психического здоровья женщины. Аборты после изнасилований разрешены в приблизительно 60% стран, и более 30% стран разрешают аборты по социальным или экономическим причинам (плохие финансовые условия, инвалидность и т.п.).

Полный запрет на аборты действует в Ватикане, Сальвадоре, Никарагуа, Мальте, Филиппинах.

В Объединенных Арабских Эмиратах аборты запрещены на государственном уровне (за исключением тех случаев, когда есть угроза жизни беременной женщины, или когда плод развивается с патологиями, несовместимыми с жизнью будущего ребенка). Максимальное наказание за аборт в ОАЭ - 100 ударов плетью и 5 лет тюрьмы.

Помимо этих стран строгие ограничения на аборты действуют в Аргентине, Бразилии, Колумбии, Чили, Мексике, Венесуэле, Парагвае и ряде других государств.

Аборты - непростая тема и в Европе. Так в соответствии с польским законодательством, прекращение беременности является законным только в случае угрозы жизни матери. В марте 2018 года в рамках акции «Черный понедельник» больше 50 тысяч человек вышли на улицы страны, чтобы выразить протест в отношении планов правительства о дальнейшем ужесточении законов об абортах. 200 неправительственных организаций также подписали публичное обращение к польским властям – в нем говорилось, что их планы «поставят под угрозу здоровье и жизнь женщин и нарушат международные обязательства Польши в области прав человека».

Не прекращается дискуссия о запрете абортов и в США. В мае 2019 года в штате Алабама был принят законопроект, практически полностью запрещающий аборты – в том числе для жертв изнасилований и инцестов. Как только документ вступит в силу, врачам, согласившимся помочь женщинам прервать беременность, будет грозить наказание вплоть до 99 лет тюремного заключения. Законопроект вызвал широкий общественный резонанс. Против его принятия выступали правозащитники, феминистки, звезды Голливуда, например, Мила Йовович. Президент США Дональд Трамп отметил, что одобряет ограничение числа абортов.
А кадры кто?
Психотерапевт Максим Пасюков рассказывает, что многие из женщин, которые обращаются за поддержкой, в прошлом прерывали беременность.

«Большинство из тех, с кем мне приходится общаться, пережили этот опыт пять-десять-пятнадцать лет назад. И сейчас испытывают много противоречивых чувств. Часто встречается чувство вины, сожаления. Встречаются даже тогда, когда это решение было разумным, взвешенным и не вызывало сомнений. Разные люди переживают ситуацию по-разному. Некоторые отрицают внутренние переживания, эмоции, связанные с абортом. Эти эмоции продолжают жить в несколько трансформированном виде, проявляясь в таких ситуациях, когда и подумать об этом невозможно. И зачастую без профессиональной помощи увидеть корни этой проблемы очень сложно», — объясняет Максим Пасюков.

По словам Пасюкова, подобные переживания касаются не только женщин, но и мужчин.

«Традиционно считается, что мужчины меньше переживают и их это не касается. Зачастую же они переживают потому, что лишены возможности повлиять на ситуацию. Бывают разные случаи, например, когда женщина настроена на аборт, а мужчина не может ее разубедить в этом».

Этически проблема абортов не решена во всем мире однозначно. Но в разных странах есть и схожие черты. Например, чаще всего женщина, которая приняла решение сделать аборт, находится в ситуации психологического прессинга или давления.
«Прессинг может быть от отца ребенка, может быть от родителей, которые настаивают на аборте, мол, вот, в подоле принесла, или от подруг, которые говорят, что ты с ума сошла, не рискуй здоровьем. Чаще всего оказывается, женщины, которые идут на аборт, на самом деле могли мало с кем этот вопрос обсудить. Поэтому, конечно, в цивилизованном мире рекомендуется посещение психолога перед подобными решениями», — говорит Максим Пасюков.

Максим Пасюков
врач-психиатр, психотерапевт, психоаналитический психотерапевт
Обращаться за помощью он рекомендует к абсолютно нейтральному, незаинтересованному лицу.

«Гинекологи в большинстве случаев советуют сохранить ребенка, так как знают, как бывает потом сложно забеременеть. Если есть люди, которые готовы за вас все решить и вас в чем-то осуждают, все равно нужно обсудить все с человеком эмоционально нейтральным, который готов посмотреть на все со стороны и не включаться в переживания. Чтобы его взгляд был максимально объективным», — подчеркивает Пасюков.

Однако есть вопросы к подготовке кадров.

Максим Пасюков
врач-психиатр, психотерапевт, психоаналитический психотерапевт
«Вопрос специалистов стоит остро, особенно в России. Потому что каждый год совсем разными организациями, начиная от пединститутов и заканчивая техническими или политехническими, штампуется огромное количество психологов. Не всегда их уровень подготовки соответствует тем тонким задачам, которые они должны выполнять. Поэтому прежде чем обратиться к специалисту, нужно узнать о нем подробнее или прибегнуть к проверенному способу, сарафанному радио, и пойти к тому, кто ранее консультировал друзей или знакомых. К сожалению, риск нарваться на непрофессионала высок».
Должно ли государство вмешиваться в аборты? Максим Пасюков считает, что целесообразнее расширять меры поддержки, нежели вводить ограничения.
«Понятно, что если бы женщина, которая не стоит на ногах, была уверена, что государство поможет ей вырастить, воспитать ребенка, то решиться на его рождение намного проще. Но опыт показывает, что любые запретительные меры работают хуже, чем поддерживающие. Просто запретить аборты — это значит перевести бизнес в тень и сделать его криминальным. Это было во многих странах и всегда заканчивалось повышенным риском смертей молодых женщин».
«Поила молоком с йодом, чтобы вызвать выкидыш»
Специалист по социальной работе Раиса Пимонова работает в кризисном центре «Маленькая мама» несколько лет. Она одна из первых знакомится с девушками, пытается понять, как им можно помочь.
«К нам обычно приходят девушки, которые приняли решение сохранить беременность, чтобы мы помогли им — дали вещи, памперсы, питание. Конечно, в практике были случаи, когда к нам приходили девочки, чаще всего несовершеннолетние, которые говорили, что хотят сохранить ребенка, но вынуждены прервать беременность, так как и с деньгами плохо, и жилья нет. Если такое происходит, то привлекаем психолога, который пытается убедить девочку, что проблемы решаемы, что фонд поможет. Было много случаев, когда девочки принимают решение сохранить беременность и дальше счастливы с ребенком».
Одна из таких девушек — Ольга (имя изменено). На прерывании беременности настаивала мама девушки.

«Я забеременела в двенадцать. Срок был шесть месяцев, когда моя мать настояла на аборте. Ребенок был уже живой, шевелился… Мама и молоком с йодом меня поила, еще какие-то травы давала. Но он все равно был здоров. Тогда она пошла к врачам и настояла на том, чтобы мне сделали преждевременные роды. Вторым ребенком я забеременела назло ей. Через три месяца мама опять пошла по врачам. Я не соглашалась на аборт, с парнем — отцом ребенка — мы бегали по всему городу, затягивали срок».

Сейчас старшей дочери Ольги шесть лет. Она живет с бабушкой и двумя детьми. На вопрос про отца детей отвечает коротко: мол, казалось, что это любовь. Молодой человек ушел от Ольги, когда родилась вторая дочь.

Сама Оля доучилась до девятого класса, сейчас работает продавцом. Денег в принципе хватает.
«Когда родила в первый раз, то мама мне ничего не сказала. Посидела со мной рядом, поплакала, сказала, что тяжело будет. Но ничего, вырастила».
Автор: Валентина Анкудинова, Агентство новостей ТВ2

Апрель-июнь, 2020 год
Рассказываем о том, что может коснуться каждого. ПОДДЕРЖИ ТВ2!