{{ currentDate }}
Добрые новости
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Главная Истории «Пять лет прошло, я не помню»: как главный свидетель обвинения Ринат Аминов отвечал на вопросы адвокатов Кляйна
Истории

«Пять лет прошло, я не помню»: как главный свидетель обвинения Ринат Аминов отвечал на вопросы адвокатов Кляйна

Валентина Анкудинова
ТВ2 Валентина Анкудинова
03.06.2021

В Советском районном суде продолжается заседание по делу Ивану Кляйна. Показания вновь дает главный свидетель обвинения Ринат Аминов. Ранее он рассказал суду, что Кляйн незаконно запретил ему масштабное строительство в санитарно-защитной зоне​ около ОАО «Томское пиво», а также подробно описал свои отношения с арестованным мэром Томска. 

Строить на участке — можно

Заседание началось с того, что Ринат Аминов заявил, что отказывается отвечать на вопросы адвокатов Ивана Кляйна. Суд напомнил об ответственности за это. После пятиминутного перерыва Аминов согласился давать показания. Слово первой взяла Марина Вихлянцева. 

— Скажите, пожалуйста, какие изменения вносились в план застройки?


— Я не помню. Честно. Пять лет прошло, — говорит Аминов.


Адвокат Марина Вихлянцева уточняет, получал ли Аминов письмо от Роспотребнадзора. Он говорит, что, скорее всего, получал.


— То есть вы были проинформированы, что все земельные участки, которые вам принадлежали, относились к производственной зоне?


По словам Аминова, все акты, которыми установлены все санитарно-защитные зоны, незаконны, но акт Роспотребнадзора он не обжаловал.


— Этот вопрос и документ я считаю не относящимися к делу. Я не обжаловал, не считал нужным, так как там содержатся недостоверные сведения, — говорит Аминов.

Адвокат начинает спрашивать про планировку территории.


— Кто согласно данным письма являлся инициатором разработки проекта планировки?


— Кляйн Иван Григорьевич.


— Почему тогда в письме указано, что инициатором являетесь вы и это письмо нужно считать предложением к разработке проекта планировки?


— Это был как раз ответ на постановление с просьбой продолжить работу по изменению зоны. И в этом письме располагался путь моих юристов-консультантов, что нужно делать после изменения зоны — пойти на разработку проекта планировки. Скорее всего.


— И все же инициатором... — Марина Вихлянцева хочет задать вопрос, но Ринат Аминов ее перебивает.


— Инициатором наших встреч выступил Иван Григорьевич Кляйн, который на совещании дал немедленное указание подготовить постановление.


— Когда это было, уточните, пожалуйста.


— Не помню.


Представитель Аминова отмечает, что в рамках прошедшего заседания его доверитель подробно рассказывал про это. Судья просит Марину Вихлянцеву не «затягивать процесс и не задавать вопросы по документам, с содержанием которых все ознакомились».

— Имелся ли самостоятельный доступ к земельным участкам, которые были проданы «Томскому пиву»?


— Нет, честно не смотрел на кадастровую карту и не обращал внимания.


— А без кадастровой карты?


— А без кадарстровой карты я понимал, что Литвин просто так не прибежал бы через пять минут и не говорил «Продай нам земельный участок». Я немедленно выполнил требования — разделил земельный участок и передал его в собственность. Я не обращал внимания, был доступ или не был.


— Правильно ли я понимаю, что в период с 2016 года вами продавалось большое количество объектов по стоимости гораздо ниже кадастра?


— Ваша честь, я прошу снять вопрос как не относящийся к делу, — говорит представитель Аминова. Марина Вихлянцева возражает, так как на предыдущем заседании как раз много говорили о стоимости земельного участка.


— Суть претензий потерпевшего в том, что это не более, чем подарок, так как земли продали ниже кадастровой и рыночной цены, — говорит Марина Вихлянцева. Она хочет продолжить свою аргументацию, но ее перебивает прокурор.


— Продавал ли потерпевший иным лицам другие земельные участки, на каких условиях продавал: по заниженной цене или нет, и почему — не имеет никакого отношения к рассматриваемому делу.

Судья соглашается снять вопрос. Марина Вихлянцева спрашивает у Рината Аминова про обстоятельства покупки земель Томского радиотехнического завода. В ответ получает скупое «Да, покупал» и замечание за «формулировку наводящих вопросов».  

Я принял по договору уже практически разрушенное сооружение, часть объектов на территории вообще отсутствовали. Но наличие или отсутствие объектов недвижимости не имело роли при определении санитарно-защитной зоны, так как конкурсным управляющим было направлено письмо о том, что производственная деятельность на предприятии закончена», — говорит Аминов, отвечая на вопросы адвоката.

В ходе ответов на вопросы Аминов подчеркнул, что у прокуратуры больше нет претензий к переводу земельного участка на Мокрушина в зону общественного жилого назначения.


«Представление прокуратуры было отозвано в связи с тем, что причины, указанные в представлении, были несущественными. Справка из Министерства культуры поступила, данный вопрос был снят. Соответственно, земельный участок с назначением «общественно-жилая зона» стал легитимным и на сегодня является пригодным для проектирования и строительства жилья», — сказал Ринат Аминов.


— За какую цену вы продали земельный участок?


— Вопрос снимается!


Вихлянцева отмечает, что Аминов заявил гражданский иск. Начинается перепалка адвокатов. Судья подчеркивает, что мнение сторон не является доказательством, и призывает уважать друг друга в рамках процесса.


Представитель Аминова подчеркивает, что Аминов на прошлом заседании пояснял, чем обосновывается иск. Аминов не отвечает на вопрос, считая, что данная информация является коммерческой тайной.

Лично Кляйн причинил мне вред, давая распоряжения сотрудникам администрации, «Томского пива», Галине Ивановне Кляйн, — говорит Аминов в конце. Судья отмечает, что это личная позиция потерпевшего.

«Признаю, что ошибочно думал»

Следующей вопросы Ринату Аминову задает Лариса Шейфер. Она спрашивает, была ли у него возможность использовать земельный участок, имелись ли к нему проходы и проезды.


Аминов говорит, что он планировал через этот земельный участок присоединиться к теплотрассе, часть которой проходила через земельный участок.


«На момент хозяйственной деятельности считал его коридором для подключения к тепломагистрали, — поясняет свидетель. Он добавляет, что были ли к участку проходы и проезды, для него не имело значения.

В ходе ответа вспыхивает очередная перепелка. Лариса Шейфер просит объявить замечание Дамиру Исхакову, так как, по ее мнению, он наталкивает на ответы. Судья в очередной раз предлагает всем успокоиться.


— Скажите, вы считали, что это единственный коридор для подключения к тепломагистрали. Именно поэтому вы хотели изъять трубу и просили разрешения проехать.


— Мы с Литвиным запустили процесс купли-продажи. Он прибежал с кадастровым инженером делить один земельный участок. Я понимал, что данный земельный участок с тепломагистралью мне придется отчуждать «Томскому пиву», соответственно, написал письмо Галине Кляйн с просьбой допустить работников на территорию «Томского пива». Нас не пускали на земельный участок и не пускали забрать нашу же трубу. Вот насколько ценно было нахождение земельного участка поблизости от «Томского пива».


— В связи с чем в прошлом судебном заседании вы утверждали, что именно Литвин формировал оба земельных участка? — спрашивает Шейфер.


— Я после последнего заседания задумался. Признаю, что ошибочно думал, что там было два или три земельных участка. Действительно, один участок выпал. А Литвин занимался разделением участка у железной дороги.


Аминов подчеркивает, что говорит то, что ему удается вспомнить с 2016 года. В частности, он вспоминает, что ранее уже работал с Вячеславом Литвиным — юрист «Томского пива» консультировался у него в 2013 году при покупке склада. 

Лариса Шейфер вспоминает, что на прошлом заседании Ринат Аминов говорил, что у него могут возникнуть проблемы, если он откажется от сделки. Она просит уточнить, что именно Аминов имел в виду.


— Действительно, Литвин пришел ко мне в офис и в прямой речи заявил, что «Томское пиво» когда-то этот земельный участок уже покупало. Но не смогло заключить договор. «Томское пиво» один раз уже заплатило около 400 тысяч рублей. Соответственно, эта сумма была согласована, и Литвин предложил мне согласиться за меньшую сумму. Я говорю: Слава, что так мало. Он ответил, что от этой ошибки зависит его судьба юриста и что эта цифра, с которой я должен согласиться, — вновь рассказывает Аминов.


На ряд уточняющих вопросов Аминов ответить не может. «Не помню. 2016 год. Помню только то, что мне важно».


Далее адвокат просит вновь уточнить, из чего складывается сумма гражданского иска потерпевшего. «3 миллиона — обоснование, 8 миллионов — разработка проекта», — отвечает Аминов. Лариса Шейфер в ходе вопросов просить уточнить, какие именно, на взгляд Аминова, противоправные действия совершил Иван Кляйн. Он не хочет отвечать на данный вопрос.

В ходе заседания Аминов вновь вспоминает обстоятельства встреч с Иваном Кляйном. Однако точные даты назвать не может. Говоря о санитарно-защитной зоне, Аминов говорит, что на момент приобретения участка она не существовала.


— Я обратился в областной суд на основании отсутствия в решении Думы от 2007 года каких-либо сведений о наличии санитарно-защитной зоны ОАО «Томское пиво», — говорит он. — Никакой зоны с 2007 года не было, все, что рисовали на муниципальных документах, оказалось просто профанацией.


Лариса Шейфер замечает, что Аминов обратился в суд по вопросу санитарно-защитной зоны Томского радиотехнического завода.


— Я пошел в суд, в первую очередь, чтобы разблокировать строительство, — подчеркивает потерпевший.

В показаниях заходит речь про Вадима Сидоркина. Это полный тезка бывшего судьи Ленинского районного суда Томска. Именно Сидоркин возглавлял томское ЗАО «Центральный рынок». Тот принадлежал Аминову до ликвидации в 2012 году.


— После того как он ушел в отставку с поста судьи, я пригласил его к себе — он меня консультировал по гражданско-правовым вопросам, — поясняет Аминов.

Аминов, Подгорная и Касперович

Вопросы начинает задавать адвокат Андрей Гривцов.


— Какие у вас отношения были со свидетелями обвинения Анной Подгорной и Павлом Подгорным в 2016-2017 году? — интересуется защитник.


— С Подгорной у меня никаких отношений не было, я также ее расценивал как лицо, которым руководил Иван Григорьевич. Я ее расценивал как лицо, несущее мне вред. Я понимал, что все ее действия зависели от Ивана Григорьевича, — отвечает Аминов. Он добавляет, что с Подгорным консультировался по вопросам строительства. 

Фото:  Павел Подгорный

Гривцов также просит конкретизировать, какие именно действия, которые совершил Иван Кляйн, выходят за пределы его полномочий.


Прокурор и представитель Аминова просят суд снять этот вопрос.


— Интересы моего доверителя защищает государство, он не обязан давать какие-либо пояснения по этому поводу, — говорит Дамир Исхаков.


Судья снимает вопрос. Прокурор просит снять и вопрос про то, какой объем расходов Аминов планировал потратить на жилую застройку. Аминов отвечает, что планировал вложить в строительство 5 миллиардов рублей. По словам потерпевшего, эти деньги у него были.


—  Кто установил санитарно-защитную зону Томского радиотехнического завода в 2007 году? — спрашивает Гривцов.


— Никто ее не устанавливал, — отвечает Аминов.


— Что вы тогда оспаривали? — задает следующий вопрос адвокат, но потерпевший уклоняется от прямого ответа.

Появляется возможность задать вопросы и у Ивана Кляйна. Он просит сказать, сколько замечаний к проекту строительства было выявлено. По словам Аминова, замечаний было 32, но до Градсовета он все устранил, кроме санитарной зоны «Томского пива».

Марина Вихлянцева просит конкретизировать у Рината Аминова, какое отношение сейчас он имеет к данному участку. Аминов отказывается, ссылаясь на коммерческую тайну. По данным Россреестра, 5 ноября 2020 года у земли появились новые собственники — АО «Полярис» и АО «Антей». 

«Существенные противоречия»

После  небольшого перерыва прокурор просит огласить показания Аминова, данные в ходе предварительного следствия. По его словам, сейчас в словах свидетеля имеются существенные противоречия.

Прокурор начинает зачитывать протокол допроса потерпевшего. Из документа следует, что в марте-апреле 2016 года Аминов встретился с Литвиным по вопросу продажи «Томскому пиву» земельных участков, который пояснил потерпевшему, что действует от имени Кляйна. По словам Аминова, в случае продажи земельных участков Кляйн должен был оказать ему содействие в изменении вида территориальной зоны по улице Мокрушина, 11. 


В ходе допроса Аминов рассказал, что продал участки по заниженной стоимости, так как рассчитывал на дальнейшую помощь Кляйна. Поэтому постановление администрации об отказе в изменении вида территориальной зоны его удивило. 


В апреле 2017 года он снова встретился с Кляйном. В ходе встречи они обсудили планы по поводу изменения вида территориальной зоны. По словам потерпевшего, мэр предложил ему разработать проект планировки территории в обмен на изменение вида территориальной зоны земельного участка по Мокрушина, 11. Свидетель также утверждает, что Кляйн просил его отозвать исковое заявление, поданное им ранее в арбитражный суд.


Прокурор спрашивает у Аминова, подтверждает ли он данные в ходе предварительного следствия показания. Свидетель отвечает утвердительно, также он подтверждает свои слова о том, что Литвин во время их встречи по поводу продажи участков действовал от имени Кляйна. По словам Аминова, противоречия в показаниях относительно встреч с Литвиным и Кляйном связаны с тем, что они происходили несколько лет назад.

Еще раз заявляю, что акценты на хронологию я не делал и не хочу делать, — подчеркивает он.

— Какие именно сотрудники администрации предложили вам встретиться с Иваном Кляйном? — спрашивает у Аминова адвокат Вихлянцева. Он отвечает, что не помнит, но «считает, что все сотрудники администрации причинили ему вред».

Адвокат интересуется, почему в суде Аминов ничего не говорил о «достигнутых с Кляйном договоренностях», в отличие от показаний, данных на предварительном следствии.


— Все, что я говорил, я подразумевал Кляйна Ивана Григорьевича, — отвечает Ринат Аминов.

Его допрос закончен. В ходе следующего заседания суд будет исследовать письменные доказательства по делу.


Читайте по теме:

Поддержи ТВ2!