Путем католических мучениц
В эту субботу томские католики совершили паломничество в Харск к могилам блаженных сестер Олимпии и Лаврентии. «Несмотря на коронавирус», до Харска в этом году доехало 50 человек.
На могиле умерших в сибирской ссылке монахинь Олимпии и Лаврентии томские католики собираются ежегодно с 2009 года. Помолиться в Харск приезжает до 150 человек. К мученицам за веру едут из Германии, Украины и разных городов России. Перед поездкой настоятель томского католического храма отец Войтек сетовал, что из-за пандемии до Харска в этом году доберутся не многие. Автобусов, которые до этого заказывала община, не будет, придется ехать на своих машинах. Но несмотря на опасения священника, посетить могилы сестер приехало полсотни паломников.
В католическом храме на Воскресенской горе прихожане собрались в шесть утра на утреннюю молитву. Через полчаса они уже готовы были выезжать. Бывшее село Харск находится в Молчановском районе Томской области. До могил сестер около 300 км. Из них шесть паломники пройдут пешком.
отец Войтек
Добраться до Харска можно на могочинском пароме через Обь. Путь занимает около шести-семи часов.

– В этом году мало народу, – рассказывает отец Войтек, оглядывая машины на пароме. – Обычно приезжает человек 150-160. У нас только от храма пять маршрутных автобусов отходят, также люди добираются и на собственных машинах. Всегда к нам приезжали большие группы из Кемерова, Куйбышева, сестры конгрегации святого Иосифа из Прокопьевска. Часто приезжали из Германии.

В этом году мы никого не приглашали из-за пандемии. Раньше гости ночевали у нас, мы все вместе готовили, для нас это было крупным объединяющим событием. Некоторые прихожане приглашали гостей к себе на квартиры, такая мобилизация всех нас. В этом году ограниченный мини-вариант паломничества.

Сестры конгрегации святого Иосифа из Прокопьевска в этом году все-таки приехали. Когда мы подъезжали к паромной переправе, они уже ждали нас на другом берегу. Именно к этому ордену в советские годы относились блаженные сестры Лаврентия и Олимпия.
Сестры-монахини Греко-католической церкви были сосланы в Сибирь в 1950 году из украинского города Хиров. Всего в Сибирь тогда сослали десять монахинь из конгрегации святого Иосифа. Из-за тяжелых условий, заболев туберкулезом еще в дороге (везли на товарняках), сестры Лаврентия и Олимпия умерли в Харске в 1952 году.

В 2001 году Папа Иван Павел II, будучи на Украине, причислил сестер к лику блаженных. В этот же год монахини конгрегации святого Иосифа поехали искать могилы блаженных сестер в Харск. Показать им место захоронения смог житель соседней деревни Сулзат, у родителей которого сестры когда-то жили. В 2005 году католики провели эксгумацию и большую часть мощей увезли в Украину, на родину блаженных. Паломничество в Харск стали совершать с 2009 года.
– На Украину приехал Папа Иван Павел II и сказал, что нужно искать святых своей конгрегации. Мы очень растерялись тогда, но нам подсказали, что нужно искать среди ссыльных. Но мы этой информации не знали, все скрывалось от нас. Другие сестры в советские годы боялись, их преследовали за переписку с ссыльными. В итоге мы узнали, что десять сестер были сосланы в Сибирь. Три погибли: Олимпия, Лаврентия и Маргарета (сестра Магарета Миджак погибла в 1956 году в Старокузнецке Кемеровской области — прим. редакции).
Сестра Павла искала могилу сестер в 2001 году. В паломничестве участвует каждый год.
От Могочина до Харска ведет песчаная дорога, много ям. В этот раз дождя не было, но местами была грязь. Католики вспоминают, что за все годы паломничества дождь застал их всего один раз, но закончился, как только они пошли пешком. Хорошую погоду в этот день паломники приписывают чуду.
От Харска остановились в шести километрах, переехав реку Пуданга. Здесь можно было пообедать – еду паломники брали с собой. В годы без пандемии прихожан ожидала общая трапеза.
– Кажется, что все это было в прошлой жизни, – рассказывает отец Войтек про «эру перед коронавирусом». – Сейчас у нас совсем закрыт приходской дом. В храме мы все в масках, обрабатываем руки, не проводим мероприятий. Раньше у нас постоянно были чаепития, готовили пироги, в приходском доме собиралось много людей. Сейчас всего это нет, но везде так, во всем мире.

Летом в костеле ежегодно проводят фестиваль имени святого Игнатия Лойолы, где собирается по 150 человек. В этом году католики хотели пригласить на фестиваль музыкальные группы, но пришлось отменить.
– Я буду идти в конце за всеми, если кто-то хочет исповедоваться, – пояснил отец Войтек собравшимся. – Чтобы не терять времени, будем начинать... Напоминаю, у нас сегодня паломничество, не нужно разговаривать громко... Я все понимаю, и если будет какой-то гриб больше нас самих – нужно будет его взять. Но все-таки мы пришли сюда вместе молиться, а не за грибами.

По дороге к Харску и могилам сестер паломники шли без остановок, читали молитвы, пели песни про блаженных сестер и... собирали грибы. По бокам дороги в лесу все было усеяно лисичками.
Андрей Рыбацкий ездит в паломничество каждый год. К католичеству пришел в 1991 году, почти сразу после вуза. Вспоминает, когда начинал ходить в храм, еще не были заделаны дырки от снятого купола планетария (он размещался в костеле в советские годы).
– Вместе с женой, пока ехали в Харск, обсуждали: зачем мы все-таки сюда едем? Со стороны может показаться, что едем что-то попросить, здоровья, иных благ. Но жена сегодня сказала, что, возможно, мы едем брать пример с этих женщин... Это мы сейчас сидим в тепле, с едой, а они тогда были в совсем других условиях, жили здесь в холоде и голоде, но при этом вокруг них собирались люди. К ним тянулись люди.

Андрей отмечает, что после каждого паломничества что-то в жизни начинает меняться. Но что именно, говорить отказался – личное.
– Благодарим за то, что, несмотря на пандемию, господь позволил нам прийти к могилам блаженных сестер. Позволил, чтобы принести не грибы (отец Войтек посмотрел на всех и взял паузу), позволил нам принести интенции...

Интенции – это просьбы, с которыми через святых паломник обращается к Богу. Сначала монахини зачитали просьбы тех, кто не смог прийти в этом году к могилам. У сестер Лаврентии и Олимпии просили о мире во всем мире, здоровье близких, о личном счастье, чтобы муж бросил пить и о многом другом.
Служба шла час. После нее отец Войтек обработал руки антисептиком, а сестра Марина – руки паломников. Святое причастие в этот раз принимали «на руки», католики сами доносили его до уст.
Игорь Чезганов в Харск вместе с другими католиками ездит уже восьмой раз. Он хорист томского католического храма. Католиком Игорь стал еще в школе, когда ему было 16 лет.

— Я просто изучал историю, и стало интересно, что такое католицизм. Уже потом узнал, что у нас есть католики в Томске. Мы вместе с мамой решили туда сходить. Сначала католиками стали я с мамой, а на следующий год папа с сестрой.

Я считаю, что они привнесли свет в эту тайгу, рассказывает сестра Павла. Люди, которые жили в Харске, вспоминали, что сестры проявили себя необычными, любвеобильными людьми. В Сулзате (село по дороге в Харск) живет семья Машиных Геннадий и Надежда. Сестры в те годы жили у родителей Геннадия, он тогда был еще подростком.

Сестра Павла посоветовала нам съездить в Сулзат. Именно Геннадий в годы поиска захоронений показал ей могилы Лаврентии и Олимпии.

По словам монахини, сестер изначально в селе никто не принимал, потому что Лаврентия болела туберкулезом и кашляла кровью. В итоге над ними сжалилась бабушка Геннадия Акулина и пустила их в дом.
По дороге в Могочино мы заехали в Сулзат.

– Мне тогда было 13 лет, — рассказывает Геннадий Машин. — Сколько было сестер, уже не скажу, по-моему, человек шесть. Другие монахини работали на подсобном хозяйстве, копали картошку. Сестры Лаврентия и Олимпия болели туберкулезом и работать не могли, почти все время лежали. Изначально они неподалеку отсюда в Смолокуровке жили, но оттуда их прогнали местные жители.

По словам Геннадия, монахини были рукодельницами. Одна из шести, постарше, хорошо шила, к ней ходили из села заказывать шубы.

– Помню, сестры просили на гармошке поиграть, они под нее начинали петь. По-своему, по-украински.

Геннадий посетовал, что не удалось в этом году пройти с католиками до могил сестер. Он до сих пор периодически созванивается с сестрой Павлой. По его словам, она обещала заехать к нему и в этом году.
Жена Геннадия Надежда тоже помнит сестер.

— Почему-то их боялись. Хотя они были хорошими людьми, никому ничего плохого не делали. Ругательных слов я от них ни разу не слышала. Помню, мы женились, и одна из сестер мне венок сделала красивый из цветов.

Уже после смерти сестер Лаврентии и Олимпии другие монахини купили себе отдельный дом. «Молились они постоянно, а внутри дома все было заставлено иконами», добавляет Геннадий Машин.
Из Могочино мы уезжали на последнем пароме.
– Смысл паломничества в том, что люди смотрят на этих сестер и хотят следовать их примеру, – рассказывает отец Войтек. – Зачем я иду шесть километров пешком, зачем еду 300 километров на машине – не за каким-то чудом. Людям нужны такие места, в которых что-то случилось особенное, а здесь были святость и доброта, которые мы до сих пор вспоминаем. Нам нужны такие места. Так у всех. Для неверующих это может быть футболка, которую надевал Лионель Месси. Хотя, признаюсь, я тоже его фан...
Текст, фото студента Школы межэтнической журналистики в Томске Александра Мазурова; фото, видео: Всеволод Назаров
Октябрь 2020

ПОДДЕРЖИ ТВ2! Мы пишем о том, что важно.