Психология
самоизоляции
Как не сойти с ума взаперти и сберечь отношения в семье
Последние тревожные недели для томичей были подытожены официально объявленным режимом самоизоляции. Вместо привычного рабочего графика остаться дома, не посещать общественные места, ограничить свои передвижения походами в ближайший продуктовый и короткими променадами по двору, носить маски и перчатки, — для многих это оказалось гораздо труднее, чем можно было предположить. Неопределенно долгое вынужденное пребывание в стенах собственного жилища и постоянное тесное взаимодействие с близкими — для большинства из нас стрессовая ситуация. Как влияет на нас самоизоляция, как сохранить здравый рассудок и хорошие взаимоотношения в семье, — рассказывают томские психологи Ася Митренина и Ольга Плешивцева.
Большинству из нас потребуется время на восстановление
Как можно объяснить с точки зрения психологии, почему люди с такой неохотой переходят на режим самоизоляции? Что мешает воспринимать необходимость этой жизненно важной меры?
Ася Митренина, психоаналитический психотерапевт:

—  Думаю, то же самое, что и обычно мешает человеку поступать в соответствии с доводами рассудка — его бессознательные желания, которые имеют огромную силу. К сожалению или к счастью, мы состоим не из одного только разума, и каждый знает, как непросто бывает себя уговорить на что-то однозначно полезное — занятия спортом, здоровое питание и т. д. Фрейд сравнивал устройство человеческой психики с наездником (сознательное), который пытается усмирить дикую лошадь (бессознательное), и это удается далеко не всегда. Знаете такую распространенную реакцию на испуг — зажмуриться, закрыть лицо руками? Здесь может происходить что-то подобное — попытка отменить неприятное событие, не замечая его. Возможно, что на самом деле люди напуганы и пытаются защитить себя, хотя выглядит все совсем наоборот. Они не столько гулять хотят, сколько чтобы всего этого коронавируса не было.



Какие процессы активизируются в психике человека, когда он вынужденно ограничен в передвижении пределами своего дома?
Ася Митренина:
Тут все очень индивидуально. Есть люди, для которых такой образ жизни отвечает их потребностям. В последние годы таких становится все больше — люди выбирают удаленную работу и ограничивают круг взаимодействия. От вынужденной изоляции страдают в большей степени те, чей темперамент требует постоянных перемен, у них сейчас как раз внутри происходит конфликт между сознательным и бессознательным. Еще можно говорить о разной реакции на стресс: для одних естественнее замереть, для других — бить, для третьих бежать. Сейчас замирать приходится всем, вне зависимости от того, что диктует инстинкт. Я бы в большей степени думала о воздействии длительного стресса, у каждого он сейчас свой, несмотря на внешне общие черты. Кто-то использует этот стресс для скачка в собственном развитии, но предположу, что это будут немногие. Большинству из нас потребуется время на восстановление.

Новых проблем не будет, но старые заиграют новыми красками
С какими психологическими проблемами, вероятнее всего, столкнется большинство семей в процессе пребывания на карантине?
Ольга Плешивцева, клинический психолог:
—  Наша жизнь складывается обычно так, что мы не проводим время внутри семьи круглосуточно. И у взрослых, и у детей есть своя отдельная жизнь, и она сейчас ломается. Какие трудности можно предположить? Конфликты, ссоры, истерики, повышенную тревожность и раздражительность, нарушение сна, аппетита.

Ася Митренина:
— Я думаю, что новых проблем не будет, но старые заиграют новыми красками. Как быть вместе с любимыми людьми и при этом сохранить пространство для себя? Как, следуя за личными интересами, не потерять хорошие отношения? Есть два основных страха, связанных с близостью: страх быть поглощенным, потерять себя в отношениях, и страх остаться в одиночестве, потерять весь мир. Проще говоря, находясь в одном доме с супругом и детьми, приходится заново выстраивать границы, а этот процесс редко проходит без конфликтов. За исключением случаев, когда кто-то решил принести себя в жертву, а это тоже скрытый конфликт.
Есть и еще одна проблема: люди часто не знают, как вместе проводить время. По выходным они ходят в развлекательные центры, а, сидя за одним столом, каждый смотрит в свой экран. Если представить себе такое кино, в котором люди вынужденно оказываются вместе взаперти — что там происходит? Они, наконец, начинают разговаривать друг с другом. Разговоры — прекрасная, но подчас опасная штука (для неопытных пользователей).

Отдельно стоит вопрос об отношениях в семье на фоне рисков для здоровья. Хотя, по сути, он состоит из тех же прояснений границ: могу ли я позаботиться о близких, если они не хотят? Как попросить о помощи, если отношения сложные?
Можно ли прогнозировать обострения психических заболеваний (депрессий, например)?
Ася Митренина:
—  Это вопрос, скорее, к психиатрам. Здравый смысл подсказывает, что все мы обладаем разной степенью устойчивости к жизненным испытаниям. Тот, кто болеет, более уязвим. Вопрос в том, что нам с этим делать. Бояться еще больше, потому что можно столкнуться с внезапной агрессией неконтролирующих себя людей? Или быть более внимательными к тем, кто рядом с нами, и проявить больше заботы по отношению к тем, кто нуждается в защите больше, чем другие?
Ребенку любого возраста нужно рассказывать, что происходит
После перехода на режим самоизоляции многие взрослые в растерянности и напуганы. Как организовать семейный быт с детьми, чтобы турбулентность, царящая вокруг, минимально травмировала детей?
Ольга Плешивцева, клинический психолог:
—  Первое о чем следует позаботиться — эмоциональное состояние взрослых. В данном случае работает правило: «кислородную маску сначала себе, потом ребенку». Это значит, что взрослый уже знает, что ему помогает: медитация, вязание, рисование, любимое творчество, встреча с психотерапевтом, душ, чай, аромат, книга, фильм…

Дети разного возраста по-разному реагируют на тревожную обстановку и некоторую дезориентацию родителей. Следует ли убеждать себя и детей, что все нормально, все наладится (заниматься эдаким самовнушением), или открыто выражать свое беспокойство и вербализировать свои страхи? Зависит ли ответ на этот вопрос от возраста ребенка?
Ольга Плешивцева:
— Говорить о своих страхах детям следует. Они и так видят изменения, которые происходят в жизни. Но ещё более важно рассказывать и показывать, как родители, семья с этими страхами справляются. Если родители купили непривычно много продуктов, нужно объяснить почему.
Если родители перестали водить ребёнка к бабушкам/дедушкам, тоже надо объяснять.
Ребенку любого возраста нужно рассказывать, что происходит, каким образом будет жить семья. Соответственно, томские дети должны знать, что такое самоизоляция, что она предполагает, что можно делать, а что нет. Если мы говорим о Москве, то ребенок должен понимать, что такое режим всеобщей изоляции.
Ольга Плешивцева:

— Важно просто сформулировать объяснения и ответы на вопросы ребёнка. Нагруженные причастными и деепричастными оборотами предложения часто непонятны. Ребёнку трудно осмыслить происходящее.

Глубина страхов не зависит от возраста. Все сейчас сталкиваются с человеческой уязвленностью, страхом смерти и неопределенностью.

Что такое коронавирус, тоже следует объяснить, тем более сейчас уже появляются специально для детей созданные книги (испанская психолог Мануэла Молина нарисовала), мультфильмы и ролики.
Вряд ли во время самоизоляции у ребёнка будут силы и возможности выучить японский
Многие взрослые, кто смог, перешли на дистанционный формат работы, который во многом разрушил границы между семейным и рабочим пространством. Чем занять детей, пока работаешь дома? Есть ли альтернатива гаджетам, или нужно уже смириться с тем, что они единственное спасение?
После каникул дети выходят на дистанционное обучение. Как помочь ребенку организовать учебу?
Ольга Плешивцева:
—  Дистанционное образование — ещё один стрессовый фактор, так как никто ещё не умеет работать в онлайн-формате: и учителям, и детям потребуется время научиться это делать. Родителей будут активно привлекать в процесс обучения. Важно помнить, что сейчас задача получения знаний не самая необходимая. Сейчас необходимо сориентироваться, как жить, как заработать деньги на жизнь. Поэтому помогать учиться ребёнку следует по мере своих возможностей: есть возможность — прекрасно, нет — оставьте эту задачу на более спокойное время. Родителям нужно смириться, что скорее всего ребёнок не всё освоит в школьной программе.
Вместо банальных советов
Помимо набивших оскомину призывов оставаться на позитиве, обучаться онлайн и смотреть сериалы, какие практические рекомендации можно дать для поддержания себя в стабильном психическом состоянии на самоизоляции?
Ася Митренина:
—  Я не очень верю в призывы и рекомендации. Выскажу, скорее, свое личное размышление, которое может кому-то отозваться, а кому-то нет. Мне кажется важным думать и разговаривать. Помните как в «Гарри Поттере» — «тот, кого нельзя называть»? То, что не названо, имеет большую власть. Когда мы понимаем, какие чувства испытываем, с чем связаны наши сегодняшние тревоги, когда нам есть с кем обсудить это, мы становимся свободнее. И что еще важно — забота о других. О родителях, даже о таких, которые были не лучшими родителями. О пожилых людях по соседству. О тех, кто нуждается в заботе. Это очень успокаивает, особенно если это делать тихо.
Как помочь ребенку справиться со стрессом в самоизоляции?
Ольга Плешивцева:

— Я бы посоветовала следующее:

1. Установить подходящий для семьи режим дня.
Просыпаться и засыпать примерно в одно и тоже время. Определить время для приёма пищи: завтрак, обед, ужин и перекусы. Решить, кто и когда готовит (готовить придётся больше, потому что дети в обычной жизни несколько раз едят в детском саду или школе). Если ваши дети могут помочь в приготовлении еды, важно делить с ними эту обязанность. Детям важно подтверждать свою полезность.



2. Организовать рабочие места для работающих взрослых и обговорить правила со всеми членами семьи: когда и кто работает, как вы сообщаете, что заняты. В этом могут помочь записки на двери, таблички, что «вход запрещен», «тихо, идёт совещание».

3. Упорядочить досуг ребёнка.
Важно провести ревизию способностей ребёнка. Что он может делать самостоятельно? Играть, читать, смотреть мультики, мыть посуду, выносить мусор.В каких делах ребёнку требуется помощь взрослого?Уборка, настольные игры, чтение.

Если ребёнок старше, то нужно знать, сколько он может не мешать взрослому. Это можно узнать только опытным путем. Самыми трудными будут 7−10 дней. Дальше следует сориентироваться по досугу: мультфильмы, аудиосказка, лепка, рисование и что-то ещё. Ребёнку необходимо помочь найти, сохранить ссылки: даже взрослому легко потеряться в бесчисленном потоке курсов, мастер-классов, театральных постановок, концертов. Ребёнку нужен гид

4. Обеспечить физическую активность.
Она необходима и взрослому, и ребёнку. Что делать? То, что любите и тогда, когда вам хочется. Определить это время можете только вы.

5. Наладить альтернативные каналы общения.
Умеет ли ребёнок пользоваться гаджетами? Звонить друзьям? Общаться в различных мессенджерах, устраивать встречи с друзьями в Zoom? Сюжетные игры дошкольников в WhatsApp — это новая реальность. Важно, чтобы ребёнок умел пользоваться разными приложениями.

Рекомендации носят общий характер, важно помнить, что ориентироваться следует на себя и на свою ситуацию. Чтобы выстроить новый уклад потребуется время. Дайте его себе.


Пандемия, помимо угрозы здоровью и экономических потрясений, приносит неосязаемые убытки. Возможно, чуть больше внимания друг к другу поможет их минимизировать. Так или иначе, самоизоляция позволяет нам с новых сторон узнать себя и близких, и каждому, кто намерен пережить испытания в здравом рассудке, придется стать немного психологом.
Автор: Маргарита Некратова,
апрель 2020 г.