«Представляете, ребенка нет, семи лет... Просто убили»
Четыре года назад в Томске забили первоклассника. Подозреваемую — мать — присяжные оправдали. Убийца не найден до сих пор.
Строго 18+

7 февраля 2020 года на могиле первоклассника Андрея З. не было видно ни цветов, ни игрушек, ни следов посетителей. Несколько дней шел сильный снегопад, который замел и подходы к могиле, и саму могилу, скрыв даже имя мальчика, которого здесь похоронили четыре года назад.

7-летний Андрей погиб 7 февраля 2016 года от «тупой сочетанной травмы различных частей тела и органов». Умирающего мальчика в больницу привезли две женщины — его мать Дарья Мальцева и ее подруга Светлана Крылова. Они обе были тем вечером в доме, где убили ребенка. Вину за случившееся изначально взяла на себя мать. Но спустя сутки от признательных показаний отказалась. Через полтора года суд присяжных Дарью Мальцеву оправдал. Дело, о котором писал омбудсмен Павел Астахов и брал под личный контроль губернатор Сергей Жвачкин, вернулось на новое расследование. Убийца до сих пор не найден.
«Не менее 25 ударов руками, детской скакалкой, поясными ремнями...»
Дарья Мальцева и адвокат Евгений Филиппов на суде 3 июля 2017 года
Три года назад в суде зачитывали обвинение Дарье Мальцевой. Из материалов дела присяжные узнали, что с 28 января по 6 февраля 2016 года Мальцева, «недовольная поведением своего семилетнего сына», кричала на него матом, била руками, детской скакалкой, молотком и чем еще под руку попалось. Результатом стала закрытая черепно-мозговая травма ребенка, рваные раны на его ногах, более 100 кровоподтеков на спине и конечностях и 27 ссадин на кистях рук и ногах.

А 7 февраля мать решила лишить ребенка жизни, говорилось в обвинительном заключении. Она снова нанесла «не менее 25 ударов руками, детской скакалкой, поясными ремнями и иными тупыми твердыми предметами по голове, шее, телу, верхним и нижним конечностям, несколько раз ударила его головой об пол...».

Список повреждений содержал 83 пункта. Они слились в травму головы, кровоизлияния в мозг и ушиб легких. Мальчик истек кровью и умер 7 февраля 2016 года в 23.00.
«Нехорошая квартира»
Дом на Татарской, 7/1, февраль 2016 года
Внимание к трагедии в Томске привлек детский омбудсмен Павел Астахов, который 9 февраля 2016 года написал твит:
О том, что в этот же день Дарья Мальцева от признательных показаний отказалась, стало известно позже. Как и о том, что на месте преступления вечером 7 февраля были и другие люди.

Через несколько дней после трагедии в редакцию ТВ2 позвонили жильцы дома по ул. Крылова, 14. Попросили о встрече и выразили сомнение в официальной версии произошедшего. Они рассказали, что Дарья Мальцева с ребенком проживала не одна, а вместе с подругой Светланой и ее малолетней дочерью. К ним регулярно приезжал гражданский муж Светланы — Андрей Н. (связаться с ним до сих пор не получилось).

Компания часто меняла места жительства. И везде возникали конфликты с соседями. По вине Крыловой, говорят жильцы. Так, на Крылова, 14, где Светлана купила квартиру весной 2014 года, на ее агрессивное поведение жаловались Лидия Дворецкая («набросилась на меня сзади и начала пинать»), Татьяна Чухно («стукнула бутылкой... и я лечила эту руку») и Марина Шикалина (последняя после «наезда на машине» с Крыловой судилась, но по встречным искам суд оправдал обеих).
Сразу же после переезда женщин в ноябре 2015 года в квартиру на Татарской, 7/1 (где убили мальчика) у них произошел конфликт с соседом по двору. На условиях анонимности мужчина рассказал ТВ2, что дамы завалили вход в его гараж, он возмутился, но скандалить не стал. И очень удивился, что вечером к нему приехала полиция — по жалобе Светланы на оскорбления и побои. Но у мужчины во время разговора с женщинами работал авторегистратор, который зафиксировал, что диалог шел без повышенных тонов и драки.

Соседи Мальцевой и Крыловой по Татарской утверждали, что видели ночью их детей, гуляющих на улице. И даже обращались в органы опеки: рассказывали про синяки на лице семилетнего Андрея. В опеке потом говорили, что в квартиру приходили, но проблем не заметили.
«Неблагополучия с нашей стороны мы не видели, — говорила в интервью каналу «Продвижение» в феврале 2016 года Регина Каричева, начальник районного отдела опеки и попечительства. — Потому что семья не состояла у нас на учете».

«Да вы все просто завидуете им, потому что они живут шикарно, у них такой кожаный диван», — так соседка Лидия Дворецкая пересказывала слова представителя соцопеки после посещения квартиры на Крылова, 14.
Сосед, чей гараж в ноябре завалили новоселы, решил установить на своем доме камеру, чтобы фиксировать происходящее во дворе на случай новых разборок.

Благодаря его камере известно, что вечером в день трагедии в доме на Татарской, 7/1 Дарья Мальцева находилась со Светланой Крыловой, а также к ним ненадолго приезжал Андрей Н.

«Упал с лестницы, ***, постоянно эта ***, ну не хочет он жить, хоть убей, ***»
Согласно документам, представленным в суде, вызов на станцию скорой помощи с Татарской, 7/1 поступил 7 февраля 2016 года в 22.29. Поводом вызова указан несчастный случай — «падение с высоты»: «упал с лестницы, высота 5 метров, не дышит, возраст 7 лет». Врачи пациента дома не обнаружили. Почти сразу после вызова, в 22.32, женщины вынесли ребенка из дома и уехали с ним на автомобиле.
Как ребенка привезли врачам, зафиксировали камеры наблюдения в больнице на Кошевого. По словам гособвинителя, которая знакомила с содержанием видеозаписей суд, в 22.40 в приемную, где находятся трое медработников, вбегают две женщины — Крылова и Мальцева. У одной из них на руках ребенок, опрокинутый головой вниз через руку. На затылке ребенка темные пятна. Крылова и Мальцева кричат: «Возьми пацана, быстрей! Куда ложить? Не дышит пацан, быстрее!». Далее за кадром слышен крик Крыловой: «Упал с лестницы, ***, постоянно эта ***, ну не хочет он жить, хоть убей его, ***».

В 22.41 врач и медбратья выносят ребенка с криками: «В реанимацию, быстро». Мальцева и Крылова находятся вдвоем в кабинете, плачут. Крылова кричит: «Дайте валерьянки, я же говорила, Даша, не издевайся, пожалуйста». В 22.42 им дают стакан воды и таблетку. В 22.42 за кадром слышен истерический плач и слова женщины: «Это какой-то маразм, просто маразм». «Я не думала, что так произойдет», — говорит, по версии следствия, Мальцева (сама Мальцева утверждает, что это не ее слова).

В 22.46 Крылова говорит: «Как же, вот дурак, вот дурак...». Берет у доктора нашатырь и подносит под нос Мальцевой: «Я тебя прошу, пожалуйста, успокойся». Истерический плач за кадром: «Что делать нам?!». Крылова подходит к стойке регистратуры. Медсестра спрашивает фамилию ребенка, Крылова называет. Медсестра уточняет, где нашли ребенка. Крылова говорит: «Мы его нашли на лестнице». В это время Мальцева выходит в дверь, ведущую в холл. Крылова выбегает за ней. Из двери, расположенной слева от камеры, выходит врач и говорит: «Криминал по ходу, привезли ребенка с кровоподтеками». Заканчивается видеозапись в 22.58.


«Будет желание - отдашь»
38-летняя Светлана Крылова познакомилась с 32-летней Дарьей Мальцевой в педколледже в нулевых. Учились вместе, несмотря на пятилетнюю разницу в возрасте. Вместе заочно закончили педуниверситет в 2015 году. Отношения с Мальцевой на суде Крылова охарактеризовала как «нормальные, дружеские», «считала подругой». Вместе недолго поработали учителями в одной из томских школ. Других отметок в трудовых книжках на тот момент не было. Но деньги были: подруги часто меняли жилье, Крылова ездила на внедорожниках. «Были мужчины, которые помогали материально», - говорила потом Мальцева. Замужем женщины не были. Светлана была крестной у сына Дарьи, Дарья - у дочери Светланы (у детей была пятилетняя разница в возрасте).
Дарья Мальцева
Как говорила на суде Дарья Мальцева, Андрей родился в 2008 году: был незапланированным ребенком, но беременность решили сохранить. Несколько месяцев родители мальчика жили вместе, потом расстались. В три года мальчик пошел в детский сад, по словам матери, охотно оставался там на полный день.

С какого-то момента Дарья со Светланой начали проживать вместе. Сначала на квартирах, которые снимала и покупала Крылова. С конца лета 2015 года стали жить в квартире на улице Войкова, которую купили на имя Мальцевой с сыном.

По словам Мальцевой, новой квартире требовался капитальный ремонт и Крылова из дружеских побуждений предложила помочь.
«Начали делать ремонт, деньги Крылова мне давала, ездили за стройматериалами, она их оплачивала, она сама встречалась с ремонтниками. И рассчитывалась» (из допроса подсудимой Мальцевой).

— Я давала деньги по собственному желанию. По своей воле, никто меня не заставлял. Никаких бумажных отношений не было...

— Вы рассчитывали, что Мальцева вернет вам деньги, если да, то в какой сумме?

— Я не рассчитывала. Не ждала, не надеялась. Говорила уже, что она мне сказала: «Я столько денег должна, когда, как рассчитываться, не знаю...». Я говорю — сегодня я тебе помогаю, завтра ты мне поможешь (из допроса свидетеля Крыловой).
Дарья говорила, что отдавала деньги частями — по 20, 30, 50 тысяч рублей.

К этому моменту женщины проживали вместе не первый год. Поначалу, со слов Мальцевой, отношения были «нормальными», потом начали возникать конфликты — Светлана считала Дарью с Андреем слишком «медлительными», у детей из-за разницы в возрасте не совпадали графики.

1 июля 2015 года у Дарьи был день рождения, отмечать его она не хотела («обстановка была не та»).
«Скандал начался из-за того, что Светлана устроила нам такой праздник большой, а я недовольная осталась. Потом вечером ей Андрей под руку попался. Книжку читал сначала, потом сели ужинать. А у Андрея после того, когда начали вместе жить, начались такие проблемы — он когда ел, его тошнило. Не часто, но бывало. Вообще немного ел. Я его не заставляла доедать. А Крылова говорила — сколько положили, столько и нужно съесть. Его в очередной раз стошнило, я пошла к раковине за тряпкой и в этот момент я услышала... <...> грохот, и Андрей — он от Крыловой на расстоянии на полу лежит. И что он плачет... И держался за голову... Мы с Крыловой начали драться. «Зачем так сделала?» — «Он не понимает по-другому». И что он издевается таким образом надо мной и над ней...» (из допроса подсудимой Мальцевой).
На следующий день в больнице у мальчика диагностировали сотрясение. Мать сказала, что он упал с велосипеда. На вопрос, почему не сказала правду, Мальцева ответила, что Крылова попросила прощения и пообещала, что больше такого не повторится.
«Игрушки пропали 1 сентября»
Отношения между подругами стали портиться, по словам Крыловой, после того, как Андрей пошел в школу. Мальцева определила сына в интернат в связи «с устройством личной жизни». И «начала его воспитывать» при помощи «криков и ругани». Причиной, по мнению Крыловой, была слабая успеваемость мальчика, а также неприятные ситуации, в которые он попадал. В интернате у Андрея начали пропадать вещи — сначала зубные щетки и пасты, потом одежда. Надо было тратиться на приобретение новых.

По словам Мальцевой, отдать ребенка в интернат она решила из-за того, что отношения с Крыловой начали ухудшаться («могла из-за мелочей впасть в легкую агрессию»), а еще диплом в педуниверситете надо было защищать. В интернате же и образование, и круглосуточные воспитатели, и в любое время забрать можно. Но начали возникать проблемы с пропажей вещей. А тут как раз Крылова нашла вариант с квартирой на Татарской («центр города, многоквартирный дом, но в то же время отдельный вход, соседей мало, тут же вышли — свежий воздух...»).
В отремонтированной квартире на Войкова женщины прожили пару месяцев. После чего продали. И купили квартиру в деревянном доме на Татарской. Переехали туда в ноябре 2015 года вместе с детьми. Светлана с дочерью поселилась на первом этаже в основном здании дома, Дарья с сыном — на втором этаже в пристройке. Так решили, по словам Крыловой, потому что «мы помладше, чтобы по лестнице не бегать».

Крылова на допросе рассказывала, что за все платила она. Покупала продукты, детские вещи, в том числе и Андрею: велосипеды, футбольную экипировку. Сама записала его в школу при ФК «Томь». Дарью этим никогда не попрекала, говорила на допросах, что это «был близкий, родной человек», Мальцеву успокаивала: «Будет желание — отдашь». Подруга, по словам Крыловой, держала ребенка в строгости — лишила дня рождения, Нового года и игрушек. «Игрушки все пропали 1 сентября... потому что она сказала, что детство у него закончилось», — поясняла она следователям.
«Он молча плакал»
Андрей пошел в новую школу рядом с новым домом. Однажды сорвал урок, прищемив руку партой. Мальцева «на словах» объяснила Андрею, что баловаться в школе плохо, и в качестве наказания отменила ему праздник на день рождения: «Он понял, конечно. Сначала грустный ходил. Но все было нормально. <...> Мама приезжала, посидели, попили чаю. Такого праздника, как обычно, не было».

А еще через несколько дней Андрей вновь попал в больницу с сотрясением мозга. По словам Мальцевой на суде, Крылова «поторопила» одевавшегося на втором этаже мальчика и он скатился с лестницы. Из допроса подсудимой Мальцевой:
— Вы такую ситуацию описали: Крылова неоднократно к вашему ребенку насилие применяла. Как вы реагировали на эти ситуации?

— Когда на Андрея ругалась и руку поднимала, я его, конечно, защищала. Но она физически меня сильнее. У нас и драки были. Когда я понимала, что мы ничего сделать не можем, мы просто с Андреем одевались и на улицу уходили. Время дать, чтобы она успокоилась.

Квартира на Татарской на кого записана?

На Андрее и на мне <...>.

— В этих условиях, когда квартира ваша, почему не могли выгнать Крылову в этой ситуации?

— Я на тот момент денег должна ей была. Большую сумму. И я чувствовала себя должной и обязанной. И были моменты, когда было все нормально — когда она успокаивалась, периодически принимала успокоительные. <...> Когда скандалили, я говорила «Ты понимаешь, что это подсудное дело?». Она мне говорила, что она-то выкрутится, если я скажу, что она Андрею причиняла побои. Потому что у нее знакомств много в различных структурах. Что адвокат очень хороший. Я не могла не верить этим словам, потому что все дела, которые заводились, доходили до суда, о побоях Крыловой, они не заканчивались ничем…
В свою очередь Крылова на суде утверждала, что именно Мальцева занималась рукоприкладством. Могла отвесить подзатыльник или отшлепать скакалкой. Мальчик реагировал «молча»: «Чтобы он плакал, я не видела». Женщина уверяет, что «орала» на подругу, делала замечания, что это не метод, на что Мальцева отвечала: «Сами разберемся». На вопрос, пыталась ли она защитить Андрея, вступиться за него, Крылова ответила: «Ну, я проводила с ней беседы». С декабря 2015 года напряжение между матерью и сыном, по словам Крыловой, стало нарастать: она видела синяки на лице, руках и пальцах мальчика. Диалог из допроса:
— Молотком она ему долбила по рукам. <...> Я говорю: «Что делаешь?». Выхватила молоток, бросила под лестницу. Говорит, мол, меня уже задолбало, что он руки свои, как это — ковыряют заусенцы, ногти...

— Это Мальцева сказала, что ее это задолбало?

— Да <...>.

— Как Андрей реагировал на эти действия?

— Молча плакал.
«Нового года не будет»
На допросе Крылова говорила, что «где-то с декабря мы стали искать другое место жительства, потому что было очень напряженно...». 31 декабря 2015 года Мальцева с ребенком ушли из дома. Почти на сутки. Потом вернулись. Какие-либо ссоры или конфликты накануне Крылова отрицала.

По словам Мальцевой, перед Новым годом на Татарской, 7/1 готовились к празднику. Поставили на первом этаже елку. Развесили гирлянды. В это время Крылова продавала свою машину. 31 декабря, в последний рабочий день перед новогодними каникулами, она планировала до 12 закончить оформление документов в Предтеченске и успеть съездить в Новосибирск за новой машиной. Но что-то затянулось, и новосибирский продавец предложил сделку отложить — мол, все равно не успеем.
Крылова, со слов Мальцевой, приехала «злая». Сказала, что Нового года ни у кого не будет. Начала разбирать елку. Сказала Мальцевой снять гирлянду с барной стойки. И когда Дарья залезла на стул, толкнула ее.
В травмпункте, куда Мальцева приехала с сыном, ей сказали, что у нее ушиб позвоночника. Домой решили не возвращаться. Поехали в гостиницу. Отключили телефон. Когда включили, узнали от Крыловой, что их ищет полиция. И вернулись домой. После этого ухода, по словам Дарьи, Светлана «стала агрессивнее». Часто попрекала деньгами. Насчитала долг в миллион. Мальцева не соглашалась — по ее подсчетам, подруге она была должна около 500 тысяч. Напряжение росло. На Андрее злость вымещали все чаще.
Школа № 12
Школу Андрей перестал посещать после январских каникул, так как «был весь сине-зеленый», говорила на суде Крылова.

По ее словам, в воскресенье, 7 февраля 2016 года, они с дочерью проснулись, позавтракали. Потом дочку забрал отец и увез в гости к своим родственникам. Крылова в своей комнате сидела в интернете и искала варианты квартир, куда можно было съехать: «Не успели мы маленько...». Отмечала, что все это время в квартире была тишина. В районе обеда поехала за близким другом М., который помогал ей в строительстве дома. Отсутствовала 1,5-2 часа. Приехали на Татарскую вместе с ним около 16. Около 18 или 20 повезла М. обратно.

Когда вернулась, в доме было тихо, темно и накурено. К ней, по ее словам, спустилась Мальцева. Выпили виски. Дарья была злая — якобы Андрей сказал ей, что хотел бы «жить со Светулей». «Он никогда меня так не называл», — подчеркнула на суде Светлана. Крылова предложила скинуть снег с козырька и почистить перед домом. Примерно в это же время Н. привез дочь. Завел в дом и практически сразу уехал. Крылова дала дочери «печеньку с молоком», уложила спать и сама уснула вместе с ней. На вопрос защитника Мальцевой «Сколько примерно спали, помните?» ответила: «Думаю, часа полтора-два». Сквозь сон Светлана Крылова «услышала какой-то грохот».
«Как кто-то куда-то упал, или как это назвать. Или стукнулся. Я на автомате взяла пульт, потихонечку мультики поставила. Включила ночник. Вышла, дверь только закрывать в комнату, Мальцева сверху крикнула, что Андрей не дышит. Ну я туда... Все — ребенок лежит ногами к балкону. Я: «Андрей, Андрей, что случилось?». На нее всяко по-разному, «вызывай скорую!»... Она: «Я не могу дозвониться...». Я тут же за своим телефоном...».

По словам Крыловой, на ее вопрос, что случилось, Мальцева ответила, что мальчик упал с лестницы. Крылова вызвала скорую. Но дожидаться ее не стали. Крылова унесла ребенка в машину, и в больницу поехали сами. В машине Крылова, по ее словам, сказала Мальцевой: «Тебя посадят». Мальцева, якобы, ответила: «Не посадят, я скажу, что с лестницы упал». На что Крылова ей возразила: «С лестницы, конечно, упасть можно, но надо раз 500 с нее упасть, чтобы до такого состояния себя довести».
Судя по записи c камеры видеонаблюдения на Татарской, Н. уехал в 21.59, избитого мальчика повезли в больницу в 22.32. То есть укладывание дочки, сон, избиение Андрея – все это происходит, если следовать логике Светланы Крыловой, в течение получаса.
«Семь лет проспали»
Версия Дарьи Мальцевой о событиях 7 февраля 2016 года звучит по-другому. По ее словам, конфликт с Крыловой у них с сыном начался с утра — из-за того, что не встали по будильнику:
«Нам с Андреем надо было вставать пораньше. Потому что, по мнению Светланы, Андрей ничего не умел — ни читать, ни писать, ни разговаривать, как нужно. Она говорила, что мы семь лет свои проспали. И нам нужно было как можно раньше вставать и как можно позже ложиться, чтобы как можно больше времени проводить в занятиях. В работе над собой» (из интервью Дарьи Мальцевой ТВ2 от 7 июля 2017 года).
После того как Н. забрал дочь, все было «спокойно». Сын был наверху. В обед приехал друг Крыловой — М. Вечером Крылова собралась отвозить М., но поскольку, по словам Мальцевой, «выпила», попросила подругу съездить вместе с ними. Андрей остался дома. Когда возвращались, Крылова с Мальцевой поссорились — из-за нового телефона Дарьи.

Домой, по словам Мальцевой, вернулись в заведенном состоянии после шести вечера. Через какое-то время Крылова попросила Андрея принести книгу и скакалку. Он сказал, что не нашел.
«Крылова побежала наверх, и я слышала, что Андрей упал — я обернулась, он на площадке на лестничной. <...> И она его бьет кулаком... Я... стала ее отталкивать, но она толкнула меня — там стоял шкаф недалеко, и я ударилась. Сколько времени прошло, я не знаю. Я потом увидела, что Андрей лежит между коридором и ванной, что у нее в руках поварешка и она ей бьет по голове и по лицу. Потом я Андрея в ванну взяла и начала ему футболку снимать. <...> Я начала его душем споласкивать. Она увидела на ковре кровь, начала кричать, что иди убирай, что ковер испортили. Я Андрею сказала, чтобы он лицо пока умывал, пошла с тряпкой. Пока я была там, Крылова вошла в ванную и <...> закрылась там с Андреем. Я слышала, что вода лилась, удары твердые и Андрей кричал — «Светуля, не бей меня, пожалуйста». Она сказала ему не называть ее Светулей, ее разозлило это....» (из допроса подсудимой Мальцевой).
Мальцева утверждала, что попасть в закрытую на щеколду ванную не могла. Также не смогла она подняться и на второй этаж, куда Крылова вынесла завернутого в полотенце мальчика («сказала, что если я туда пойду, она меня тоже убьет... не стала туда идти, потому что она очень злая была»). Женщины вышли на улицу, Крылова сказала, что надо разъезжаться. Потом Крылова отправила Мальцеву на балкон скинуть снег с козырька («Андрей на полу, мне показалось, что он дышал. Я ему сказала, что я сейчас все сделаю, мы оденемся и уйдем»). После этого Дарья спустилась вниз, видела, как приехал Н. с дочерью, слышала, как он ругался со Светланой. Когда Н. уехал, Мальцева, по ее словам, зашла в дом, поднялась на второй этаж и увидела, как Крылова одевает Андрея. Из допроса подсудимой Мальцевой:
— Андрей в каком состоянии был?

— Андрей избит был сильно. Я понимала, что что-то происходит, но не могла понять, что именно... <...> В какой-то момент она его откинула, сказала, что он ее укусил. И у нее вот здесь пятно крови было на кофте. У Крыловой. Потом она его на диван перенесла. И пошла вниз. Я к Андрею подошла и поняла, что он очень тяжело дышит. Хрипит. <...> Я ей крикнула, чтобы она вызвала скорую, потому что Андрей не дышит. Она снизу крикнула: «Не дышит, и слава Богу».
По словам Мальцевой, пока ехали в больницу, Крылова нервничала и говорила, что будет лучше и быстрее все закончится, если Мальцева возьмет вину на себя. Как потом Мальцева говорила в интервью ТВ2, она пошла на это, потому что чувствовала вину за свое бездействие, и даже намеревалась в тюремной камере свести счеты с жизнью. Да и подруги своей боялась.
«Она все рассказала о себе»
Снег, который чистили у дома – важная деталь истории. Благодаря видеокамере, известно время, когда это происходило – с 21.30 около 20 минут. В версии Мальцевой подруга избила ее сына до чистки снега. В версии Крыловой избиение произошло после уборки снега. В интервале между 22 и 22.30. Следствие не сумело представить убедительных для суда доказательств относительно времени избиения Андрея. Соответственно и осталось непонятным, кто, Крылова или Мальцева, врал на суде о том, что произошло той ночью в доме на Татарской.
«Изначально я описывала события, которые я видела, которые я помнила, которые она делала, но от своего лица. Да, следователи задавали вопросы. Я на них отвечала. А потом щелчок произошел. Если можно так выразиться. Я очень долго собиралась с силами — мне было страшно сказать, что это сделала Крылова Света. Но я это сказала. Самое интересное, что я себя потом ругала за то, что так сказала. Потому что получается, что я ее сдала. Вот так психологически был настроен мой мозг» (из интервью Дарьи Мальцевой ТВ2 от 7 июля 2017 года).
Крылова же утверждала, что все, что описывала Мальцева на суде, она делала с мальчиком сама. Только потом приписала эти действия подруге — «отзеркалила»:
«Я понимаю только одно: раз человек настолько, в мельчайших подробностях, каждое число — она помнит все числа, все времена, кто был в чем, где, когда и почему, я такие детали подробности не знаю — я так понимаю, что человек рассказывает, «отзеркаливая». Вот и все. С себя снимая, переводя на меня» (из допроса свидетеля Крыловой).
После того как Крылова с Мальцевой привезли мальчика в больницу и отдали врачам, Крылова вернулась на Татарскую к своему ребенку. Дочь, по ее словам, спала. Крылова переоделась, пошла в ванну и увидела, что там работает стиральная машинка («[Мальцева] все бегала туда-сюда с тряпками, с ведрами, включала воду, когда мы спать ложились...»). Подождала, когда машинка достирает, развесила вещи. Потом поехала в больницу. Там узнала, что Андрей умер.
По словам Мальцевой, приехавшие в больницу сотрудники полиции не стали настаивать на том, чтобы Крылова проехала вместе с ними, и отпустили ее домой.
«Понятно, что все сразу подошли ко мне — и следователи, и опека. Ну, меня отпустили домой, сказали, раз у вас там ребенок — езжайте. Меня единственное следователь спрашивала: «Вы там останетесь жить?». Я говорю: «Навряд ли я теперь там останусь жить». «А куда вы пойдете?». «Значит, пойду к родителям, и все». Приехала домой, как села, так и сидела. Пришла толпа народа вместе с Дашей, начали все собирать, писать, светить...» (из допроса свидетеля Крыловой).
С тех пор Крылова, которая проходила по делу свидетелем, с Мальцевой виделась и общалась только на очных ставках. Тот факт, что Мальцева, которая изначально взяла вину на себя, уже на вторые сутки после случившегося отказалась от признательных показаний и назвала убийцей ее, Крылова на суде прокомментировала так: «Больше оговаривать некого».

На суде Мальцева признала, что 7 февраля вечером и сама давала ребенку подзатыльник, когда тот отказывался отвечать на вопросы Крыловой. На вопрос гособвинителя: что мешало в критической ситуации, когда Андрея избивали, вызвать полицию, скорую, позвать на помощь соседей, Мальцева ответила, что находилась «в прострации» и «механически исполняла» то, что ей говорили. Диалог из допроса подсудимой Мальцевой:
— Почему Н. [когда он привез дочь] не сказали — посмотри, что она с моим ребенком сделала — за руку поднять его, показать?

— Я не знаю, почему я боялась сказать.

— А сейчас почему не боитесь? Что изменилось?

— А изменилось то, что она убила Андрея и сидит улыбается. Не чувствует своей вины и не несет ответственность за то, что она сделала.
На вопрос гособвинителя, согласна ли она с показаниями Мальцевой, Крылова, ходившая на суд в темных очках и парике, ответила, что согласна:

— Я согласна. Она все рассказала о себе. Я с этим целиком и полностью согласна. Много новых подробностей, нюансов услышала.

— Вы считаете, что все, что она рассказывала о вас, она сама делала?

— Да.
Преступление без наказания
Адвокат Евгений Филиппов и Дарья Мальцева
Следствие и суд по «делу Дарьи Мальцевой» заняли 16 месяцев. По мнению защитника Евгения Филиппова, следствие допустило несколько серьезных ошибок на первоначальном этапе сбора доказательств: «Следователь, не установив личность Светланы Крыловой и ее возможную осведомленность об обстоятельствах совершенного преступления, отпускает ее одну на место, где произошло преступление, под предлогом, что у нее остался там маленький ребенок. Следователь ее отпускает, несмотря на то, что это — место преступления. Светлана Крылова уезжает, через какое-то время возвращается в больницу. Примерно в 01.00 8 февраля все вместе приезжают на осмотр места происшествия — там все помыто с чистящими средствами, в машинке стираются вещи, сушатся полотенца...» (из интервью Евгения Филиппова ТВ2 от 23.12.2016).
По словам Филиппова, на видеозаписи из больницы видно, что на одежде Крыловой, в которой она привезла мальчика, было пятно бурого цвета. Но на экспертизу взяли другие вещи. По словам адвоката, оперативники даже не заходили в комнату, где жила Крылова (на схеме к протоколу осмотра места происшествия этой комнаты даже нет).

Еще одна претензия защиты: прежде чем Мальцеву доставили в ИВС, с ней в течение ночи 8 февраля, дня 8 февраля и до утра 9 февраля произвели полтора десятка следственных действий. В частности, проверку показаний на месте ночью 9 числа, когда она и отказалась от признания вины. «Закон запрещает следственные действия с 22.00 до 6.00. То есть получается, что фактически все доказательства, которые были собраны следствием 8 и 9 февраля — а это самые главные доказательства — по идее, надо признать недопустимыми. А тогда от дела просто ничего не останется. Есть только показания свидетеля — а она присутствовала там же, заинтересованное лицо, может и оговорить» (из интервью Евгения Филиппова ТВ2 от 23.12.2016).
Недопустимые доказательства и были исключены. Заслушав остатки материалов дела, коллегия присяжных решила, что причастность Мальцевой к убийству не доказана. 3 июля 2017 года приговором Томского областного суда ее оправдали.
Суд да дело № 2016/303
Прокуратура пыталась обжаловать приговор в Верховном суде. В частности, гособвинитель ссылалась на то, что списки присяжных «были составлены в большей части в алфавитном порядке», что, по мнению автора апелляции, свидетельствовало о неслучайной выборке кандидатов. Кроме того, публикации в СМИ, касающиеся «дела Мальцевой», были способны вызвать у присяжных «предубеждение к правоохранительным органам, к следствию, сформировать у них мнение о непричастности Мальцевой к преступлению».

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ, проверив материалы дела, нарушений уголовно-процессуального закона не выявила. 19 октября 2017 года Верховный суд апелляционное представление гособвинителя оставил без удовлетворения, оправдательный приговор — без изменения. А уголовное дело постановил вернуть следователям.

Спустя четыре года после трагедии следствие по делу № 2016/303 приостановлено «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности».
Адвокат Евгений Филиппов
По словам адвоката Дарьи Мальцевой Евгения Филиппова, следственные действия по делу периодически приостанавливаются и возобновляются. И так может продолжаться долго — срок давности по особо тяжким преступлениям составляет 15 лет.

«В конце лета 2019 года звонил следователь, у них там группа есть целая, которая по этому делу работает, — говорит Евгений Филиппов. — Пытались вызвать меня на допрос. То есть там даже не знали, что я защитником был и меня допрашивать нельзя. В общем, там [в Следственном комитете] хаос какой-то творится».
В 2019 году Дарья Мальцева подавала ходатайство о признании ее потерпевшей — ей отказали. Но допрашивали в качестве свидетеля, обыскивали, осматривали место происшествия, изымали телефон. «Сослались на то, что на данный момент мой процессуальный статус не установлен еще до конца, — говорит Дарья Мальцева. — Хотя логично, что после двух судов я не могу являться подозреваемой или обвиняемой — только свидетелем или потерпевшей. Два варианта. И также объяснили это тем, что <...> проводится проверка по причастности меня к другим преступлениям по отношению к Андрюш... к моему сыну».
Светлана Крылова, которая по-прежнему проходит по делу в качестве свидетеля, общения с прессой избегает. Ее адвокат Наталья Фомченкова убеждена в непричастности своей клиентки к преступлению. А также в том, что следствие шло по верному пути. Но, по мнению Натальи, сыграл свою роль человеческий фактор — в момент рассмотрения дела судом присяжных общественное мнение было сформировано и, возможно, присяжные «проявили жалость и мягкосердечие». Если бы дело рассматривал квалифицированный судья, приговор Дарье Мальцевой был бы обвинительным, считает адвокат Крыловой: «Давайте называть это так юридически — произошла трагедия. Другого сейчас юридическая формулировка не позволит — потому что обвиняемое лицо оправдано».
Адвокат Наталья Фомченкова
По словам Натальи Фомченковой, Светлана Крылова глубоко переживает трагедию и больше года носила траур. Через адвоката Светлана Крылова попросила передать журналистам, что она «переживает невосполнимую утрату, просто продолжает жить». «Андрея из земли не откопать. До сих пор чувствует вину за то, что не предотвратила эту трагедию. Грустно от того, что Даша не раскаялась. Не прочувствовала. Не была в морге. Не была на похоронах». Все эти слова написаны на бумаге. Рукой адвоката.
Впервые на могилу Андрея Дарья Мальцева смогла прийти летом 2017-го. После того как присяжные вынесли оправдательный вердикт и ее выпустили на свободу прямо из зала суда.
«Представляете, ребенка нет, семи лет... Просто убили»
После суда по «делу Дарьи Мальцевой» бывшие подруги нашли себе официальную работу. Дарья устроилась администратором в клуб. Светлана — регистратором в поликлинику (позже уволилась из-за жалоб посетителей). Обе женщины сменили фамилии. Вышли замуж и занимаются семьей.

В феврале томич Михаил Зильберман опубликовал видеообращение к Следственному комитету. Отец забитого четыре года назад до смерти первоклассника хочет знать: понесет ли когда-нибудь наказание убийца его сына?
Михаил Зильберман живет и работает в Томске. Ни с одной, ни с другой «свидетельницей» по делу, по которому он проходит потерпевшим, контактов не имеет. И в то, что убийство его сына будет когда-либо расследовано, уже почти не верит:
«К судьям вопросов нету. А к следователям... <...> Ну это же абсурд на самом деле. Какой был резонанс, и все сошло на нет! Ребенка нет — представляете, ребенка нет 7 лет! Просто убили. Доказано судом и следствием, что было два человека на месте преступления. Следствие где-то хорошо сработало, где-то плохо — вопрос к следствию, почему улики были уничтожены, как такое могло произойти?»
По мнению Михаила, виноваты в смерти Андрея обе женщины — и та, что била, и та, что позволяла бить. Вину за случившееся с себя отец мальчика тоже не снимает:

«Я же должен был предчувствовать эту ситуацию... Я же его спрашивал: «Андрей, тебя кто-нибудь обижает?». «Нет, папа, нет». С улыбкой говорит мне — «нет». Ни в саду, ни дома. Андрюшка же вежливый был, культурный — «спасибо», «доброе утро», «спокойной ночи». Я думаю, как она его воспитывает хорошо... У меня глаз радовался, когда смотрел на него — опрятный, чистенький. Я мыл его сам, когда к бабушке приезжали с ночевкой. По-отечески осмотрел, чтобы ссадин не было — переживаешь за ребенка все равно автоматически — ни единой царапинки, все нормально. Как я должен был догадаться? Никак. Вина есть моя, что рос не у меня, конечно...».

Видимо, после того, как Андрей пошел в школу, с отцом они виделись редко: ведь и мать, и ее подруга на допросах говорили, что последние месяцы жизни ребенок ходил в синяках.

Михаил считает, что если только не случится явка с повинной, дело будет «висеть», а потом закроется. Несмотря на общественный резонанс, который вызвала эта трагедия четыре года назад. Пикетировать СК или обращаться за помощью на федеральные каналы Михаил Зильберман не готов.
«Там, где Андрей похоронен, машина в забор влетела, чуть ограду не снесла — сантиметр остался до оградки. Несколько раз ходил к начальнику кладбища, просил забор переделать — одно, второе заявление написал. И ничего не делается. Сам отодвинул, перевязал, чтобы не упала...»
— Вместе с Дарьей за могилой ухаживаете?
— Я не пересекаюсь с ней никогда.
— Присутствие чувствуется?
— Бывает, что кто-то бывает. Может, она... Прихожу — никого нет, могу один посидеть, со своими родственниками посидеть.
— Часто?
— Часто не получается, есть специальные дни. Вот завтра, по идее, надо, но там сугробы — в прошлом году был — копать-не перекопать, не пробраться...
Автор: Лариса Муравьева
Март 2020


ПОДДЕРЖИ ТВ2!
Мы пишем о том, что важно