Пожертвования упали, операции перенесли
Как помочь в период пандемии тем, кто в этом нуждается
Сорвались операции у детей за границей на неопределенный срок, снизились сборы пожертвований в благотворительных фондах, отменились занятия по реабилитации с педагогами, не все подопечные по состоянию здоровья могут заниматься онлайн. Руководители благотворительных фондов и НКО боятся, что из-за пандемии возникнет недостаток медицинского оборудования и лекарств.

У зоозащитников висят долги в ветклиниках, из-за режима самоизоляции волонтерам непросто ухаживать за животными на передержке. Рассказываем, как томичи могут помочь НКО пережить пандемию.
Когда границы закрыты и операции детей перенесли
КАК ИЗМЕНИЛАСЬ ЖИЗНЬ ТОМСКОГО БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО»
КОГДА ГРАНИЦЫ ЗАКРЫТЫ И ОПЕРАЦИИ ДЕТЕЙ ПЕРЕНЕСЛИ
КАК ИЗМЕНИЛАСЬ ЖИЗНЬ ТОМСКОГО БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО»
С введением режима самоизоляции в Томской области работа фонда изменилась кардинально, рассказали ТВ2 сотрудники "Обыкновенного чуда". Некоторые проекты пришлось закрыть.

"Прекратились индивидуальные занятия в Чудо-доме с социальным педагогом и логопедом. Отменены массаж и занятия адаптивной физкультурой. Прекращены все тренировки в рамках проекта "Я выбираю чудо-спорт". Все бассейны и спортивные комплексы закрыты. Онлайн занятия не всегда возможны: у детей разное состояние здоровья и тренерам и педагогам очень важен живой контакт", — отметили в фонде.

Работу по сбору адресной помощи детям с тяжелыми заболеваниями сотрудники фонда ведут удаленно, соблюдая режим самоизоляции и приспосабливаясь к изменяющимся условиям. Платежи снизились, и команда фонда делает все возможное, чтобы блоги детей пополнялись.

У подопечных фонда «Обыкновенное чудо» сорвались поездки за границу.

«Сердце нашей Лерочки очень маленькое, и оно не растет»
11-месячная Лера Ардышева в начале апреля должна была лететь в Индию на консультацию по поводу пересадки сердца. У Леры Ардышевой врожденный порок сердца.
Лера родилась в мае. Ее мама Елена говорит, что беременность протекала без осложнений. Врачей настораживали шумы в сердце у девочки, но первое обследование исключило порок. Однако при повторном стало ясно, что у ребенка 3 степень порока сердца.
Лера Ардышева
«Вы неоперабельны! Возможна внезапная смерть вашего ребенка!» — это самое ужасное, что мне довелось услышать за всю мою жизнь, — пишет мама девочки Елена. — Сердце нашей Лерочки очень маленькое, и оно не растет — аорта и клапан сужены, операцию сделать нельзя. Мою дочку может спасти только трансплантация. Но в нашей стране детская трансплантация запрещена законом. Все дети из России еще недавно ездили на трансплантацию в европейские страны, но сейчас Европа столкнулась с дефицитом донорских органов и помогает только своим гражданам. Теперь наша надежда — это трансплантация в Индии».

Стоимость перелета и консультации оценивается в 800 тысяч рублей. Сейчас собрана только половина стоимости. Границы с Индией закрыты, консультацию отложили на неопределенный срок. Сбор средств продолжается на сайте, томичи могут помочь, перейдя по ссылке.

«Чтобы Ваня слышал мир»

Семилетнему Ване Чупрынину из Мельниково Томской области в начале апреля должны были провести операцию по восстановлению слуха и ушной раковины в американской клинике.В России успешных операций по открытию слухового прохода нет и помочь нам никто не сможет, — пишет мама Вани. — Нам рассказали, что мы сможем сделать пластику уха, но в подростковом возрасте и только из реберного хряща, а там уж как оно приживется — неизвестно…

Ваня Чупрынин
В Америке в клинике Global Hearing врачи за одну комбинированную операцию смогут вернуть слух и ухо мальчику. Врачи американской клиники уже дали высокие шансы на восстановление слуха.

Деньги на операцию для Вани и средства на дополнительные расходы собрали. Но из-за пандемии коронавируса поездку перенесли на осень.

У пятилетней Лизы Москалевой с ДЦП запланирован курс реабилитации в Институте кондуктивной педагогики в Будапеште. Счет в евро остался прежним, а вот в рублях изменился. Помочь Лизе можно, перейдя по ссылке.
Лиза Москалева
Как можно помочь фонду в период самоизоляции

"Обыкновенное чудо" развивает цифровую благотворительность – онлайн-платежи и QR-код помощи. Вы можете помочь фонду, просто вступив в группы в социальных сетях:

Еще вариант - перечислять в фонд благотворительные мили. Авиакомпания S7 сейчас начисляет мили тем, кто сидит дома. Этими милями тоже можно поделиться с фондом, чтобы дети могли летать на лечение и реабилитацию.
ВИЧ-сервисное НКО
Рита Логинова
Новосибирск
ВИЧ-СЕРВИСНОЕ НКО
Рита Логинова
Новосибирск
«Гуманитарный проект» — это организация, которая работает в сфере профилактики ВИЧ-инфекции и гепатита. Они бесплатно тестируют людей на ВИЧ и гепатит, а также и консультируют ВИЧ-позитивных. В условиях режима самоизоляции все сотрудники решили работать удаленно.

«Проект работает при поддержке крупных доноров и грантов, которые поддерживают определенные проекты. Все наши крупные доноры с пониманием относятся к текущей ситуации. И если ситуация оказывает определенное воздействие на реализацию определенного проекта, то наши доноры готовы двигаться и подстраиваться под нее. Если какие-то проекты не смогут быть реализованы в срок, то мы сообщаем об этом донору и договариваемся о других сроках. Так как мы ВИЧ-сервисная организация, что мы оказываем такие услуги, как тестирование, сопровождение людей из ВИЧ-уязвимых групп, так и встречи с партнерами из других НКО. Очные встречи пока подвисли. Приходится что-то сдвигать, учитывая, что эпидемия коронавирусной инфекции сейчас развивается и нужно беречь людей и не собираться».
Рита Логинова
Рита Логинова отмечает, что организация, занимающаяся консультацией и сопровождением людей, живущих с ВИЧ, или людей из уязвимых групп, не может без сильной онлайн-составляющей. Многие консультанты НКО и раньше консультировали удаленно. В настоящий момент налажена горячая линия.

«И если раньше уязвимых людей мы могли найти в клубах или в отдаленных микрорайонах Новосибирска, используя тест-мобиль, то в условиях эпидемии мы предлагаем людям оставлять заявки на наборы для самотестирования. Мы будем отправлять их по оставленным нам в заявке контактам. Это не просто так, что человек самостоятельно тестируется, а потом пропадает. Нет, это будет полноценное онлайн-сопровождение. Консультант будет проходить онлайн-тест с человеком и рассказывать, что делать дальше. Также мы будет снабжать людей профилактическими наборами, которые помогут защитить и их, и их близких. Сейчас в соцсетях мы публикуем информацию, как получить АРВ-терапию в условиях самоизоляции. И кому будет нужно, наши волонтеры будут доставлять необходимые лекарства. Руководитель «Гуманитарного проекта» Денис Камалдинов недавно сказал: мы давно работаем с вирусами и понимаем, что они не прощают легкомысленного к ним отношения. Ситуация, конечно, сложная. Сейчас все озабочены пандемией коронавируса, хотя от этого эпидемия ВИЧ совсем не останавливается. И важно не упустить это пласт помощи, который мы оказываем людям, и умудриться предоставлять услуги дальше».

Рита Логинова говорит, что даже в условиях пандемии коронавируса организация продолжает свою просветительскую работу. В соцсетях публикуются все рекомендации профильных специалистов о связи коронавируса и ВИЧ. Ведь сейчас, продолжает Рита, особенно важно людям с положительным ВИЧ-статусом говорить о том, насколько необходимо принимать ретровирусную терапию, поскольку именно терапия делает их менее уязвимыми к любым инфекциям.

«Главная рекомендация всем, что живет с ВИЧ — постараться встать на учет в региональных центрах СПИДа и начать получать терапию. Наверное, сейчас это сложнее, чем до эпидемии коронавируса. Но, насколько нам известно, в центрах и больницах до сих пор принимают вновь выявленных клиентов с ВИЧ и пациентов. И выдают АРВ-терапию в штатном режиме».
«За март и апрель животных никто не приютил»
Что говорят зоозащитники в Томске
«ЗА МАРТ И АПРЕЛЬ ЖИВОТНЫХ НИКТО НЕ ПРИЮТИЛ»
Что говорят зоозащитники в Томске
Режим самоизоляции в Томской области повлиял и на работу зоозащитных организаций. Пожертвования упали, стало меньше волонтеров, появились долги в ветклиниках. Всего в пунктах передержки зоозащитной организации «Содружество» на попечении около 70 животных. Волонтеров, которые ухаживают за животными, стало 10 человек. Всем им дают спецпропуска, что они могут передвигаться по городу.

«Ситуация, как и везде, не очень позитивная, — рассказали ТВ2 в зоозащитной организации. — Пожертвования упали на фоне отсутствия возможности жертвовать у людей. Из-за карантинных мер и так невеликому числу волонтеров ухаживать за животными тоже непросто. Сейчас начинаем сборы на оплату аренды, коммунальных платежей, закупку корма на сумму более 50 000. Висят долги в ветклиниках в размере 20 000 рублей. И, учитывая сложившуюся ситуацию, продление карантина, экономический фон, мы переживаем, сможем ли собрать необходимые суммы. Мы не называем адрес передержки ради безопасности животных. Собак выгуливаем на своей огороженной территории. У нас на попечении примерно 70 животных. Большая их часть находится в пункте передержки, остальные по домашним передержкам. Мы в большинстве случаев сначала проводим собеседование дистанционно, а затем уже приглашаем людей познакомиться с животным поближе, задать вопросы, беседуем более предметно и конструктивно. За март и апрель животных никто не приютил, только новые появились. Нам нужна помощь в оплате долгов, нужны люди для ухода за животными, которые каждый день нуждаются в еде и лекарствах.

Помочь можно по ссылке.
«Я опасаюсь возможной смерти из-за неоказания помощи»
БФ «Кислород»
Помощь больным муковисцидозом, Майя Сонина
«Я ОПАСАЮСЬ ВОЗМОЖНОЙ СМЕРТИ ИЗ-ЗА НЕОКАЗАНИЯ ПОМОЩИ»
БФ «Кислород»
Помощь больным муковисцидозом, Майя Сонина
По мнению руководителя благотворительного фонда помощи больным муковисцидозом «Кислород» Майи Сониной, из-за пандемии их подопечные могут остаться без необходимого оборудования. Причина в том, что это оборудование используется для лечения пациентов с коронавирусом. Передвижение по стране ограничено. Подопечные фонда из регионов могут остаться вообще без помощи. А это равноценно смерти.
РУКОВОДИТЕЛЬ БФ «КИСЛОРОД» МАЙЯ СОНИНА
«Я опасаюсь возможной смерти из-за неоказания помощи, так как все сейчас обеспокоены пациентами с коронавирусом. И сейчас на врачей ложится двойная нагрузка. Мало того, что они работают в «красной зоне», так еще будут как-то пытаться консультировать пациентов удаленно. Но это будет не телемедицина, потому что это слишком дорого и этого никогда не было, да и никто не оплатит. Консультируют в основном через WhatsАpp, Skype и так далее.

Еще я боюсь форс-мажорных ситуаций из-за ограничения передвижения. Пока такого не было, но вполне можно ожидать. Очередной крик о помощи «Вытащите нас отсюда», как это было раньше, и мы ничего сделать не сможем. Ни медицина катастроф, ни МЧС вряд ли будут способствовать, потому что сейчас они заняты не этим. Да, у нас остались пациенты, ожидающие пересадку легких, остались иногородние пациенты на съемных квартирах в Москве. И им какую-то помощь могут еще оказать. А что будет с тяжелыми пациентами в регионах, я пока не знаю. Есть реальные опасения, что хронические больные будут отодвинуты на второй план. Клиники закрываются: кто на карантин, кто перепрофилируется. И врачи-специалисты перепрофилируются на Covid. Врачей будет не хватать».

Майя Сонина говорит о том, что их подопечные могут столкнуться с нехваткой аппаратов Bipap, которые используют и для пациентов с муковисцидозом, и с коронавирусом.

«Я думаю, что купить его будет сложно. Еще и кислородные концентраты, которые тоже нужны при лечении этих заболеваний. Наши партнеры, у которых мы покупаем со скидкой респираторную технику, молодцы. Они говорили, что к ним обращаются богатые люди с просьбами купить кислородные концентраты на всякий случай. Но партнеры наши держат оборону и пока говорят: нет. Ну, и стараются держать цены. За это им спасибо. Добавлю, что пока все наши партнеры, с которыми мы работали до пандемии, от нас не ушли. И надеюсь, что ничего не изменится. Хотя, возможно, будут перебои с поставками. И с волонтерами напряженная ситуация. Как и везде сейчас. Одни опасаются, другие заняты другими вещами. Более актуальными, более модными».

Майя Сонина добавила, что им удается пока контролировать ситуацию с пожертвованиями. Сначала, правда, пожертвования упали, но потом выровнялись. Фонд «Кислород» существует не на корпоративных донорах, а на частных пожертвованиях людей, которые давно уже помогают фонду существовать.

«Пока фонд оплачивает самые необходимые расходы: съемные квартиры наших очередников, которые ждут пересадки легких. До конца года финансово фонд продержится на том, что есть сейчас. А как мы дальше будем выкручиваться, покажет время. Стратегии тут уже не работают, поскольку любая стратегия может обломиться в самый неподходящий момент. Мы в этом уже смогли убедиться. Поэтому тут работает только тактика. Будем работать по мере поступления проблем. Все наши сотрудники работают. Один сейчас ездит по Москве и передает бесконтактным способом нашим подопечным лекарства и продукты. И никого я сокращать не хочу, потому что тогда наш фонд развалится».
Материал сделан при поддержке читателей ТВ2. Мы пишем о том, что важно.
Авторы: Юлия Фаллер, Лидия Симакова
Апрель, 2020 года
Авторы: Юлия Фаллер, Лидия Симакова
Апрель, 2020 года