«Положил в Сибири – решил проблему»:
из Франции в Северск привезут «урановые хвосты»
Прямо сейчас «Росатом» решает, как перевезти из Франции в Северск несколько тысяч тонн радиоактивного вещества — обедненного гексафторида урана (ОГФУ). Компания уверяет, что это ценное и безопасное сырье, экологи же называют его ядерными отходами и пытаются остановить ввоз.
Слухи о том, что в Северск из Европы повезут «урановые хвосты», появлялись и раньше. «Продолжается очередная транспортировка обедненного гексафторида урана из Германии в Россию. Из Германии опасный груз поездом доставят в порт Амстердама, затем морем привезут в Россию, где снова перегрузят на поезд до Новоуральска (Свердловская область)», — сообщал сайт российского «Гринпис» в октябре 2019 года. Тогда же «зеленые» подали заявление в Генпрокуратуру и запустили петицию против ввоза в Россию 12 тысяч тонн «отходов ядерного производства», которую подписали 70 тысяч человек.

Ввоз остановить не удалось: 22 декабря десятое судно с гексафторидом немецкой компании Urenco разгрузилось в Петербурге. Отправилось не на «Сибирский химический комбинат» («СХК») в Северск, а в Новоуральск.
Погрузка «урановых хвостов» на борт судна «Михаил Дудин»
«Росатом» не сразу признал, что сделка по ввозу ОГФУ из Германии заключена. Лишь после того, как о договоре начали писать журналисты и экологи, компания пошла на диалог: начались заседания с участием атомщиков и экологов, было решено создать общественный контроль за перевозкой радиоактивного вещества и продумать пути его транспортировки в обход Санкт-Петербурга.

Позже Greenpeace узнал, что в мае 2018 года «Росатом» заключил контракт с французской компанией Electricite de France о переработке теперь уже в Северске на «СХК» нескольких тысяч тонн регенерированного урана — более токсичного вещества, чем ОГФУ, которое перед обогащением нужно будет очищать от ядовитых примесей. О контракте с французской компанией госкорпорация также не сообщала, достоверно известно о нем стало только после официального ответа «Сибирского химического комбината» («СХК») Росатома» на запрос Greenpeace. Детали контракта пока не известны: объемы поставок регенерированного урана, дату доставки вещества в Северск и доход от сделки госкорпорация назвать отказывается.

»
Что такое «урановые хвосты»?

То, что «зеленые» называют урановыми «хвостами», а ученые ОГФУ — это производные от обогащения урана. В природном уране есть два изотопа: уран-235 и уран-238. Изотопы, если говорить простым языком, — это атомы одного и того же химического элемента с одинаковым зарядом и разной массой. Топливом для атомных станций и начинкой для ядерных устройств служит, смесь урана-238 и урана-235, в кооторой концентрация последнего выше, чем в природном уране. В любом природном месторождении урана-235 не больше 0,7 %, тогда как урана-238 — примерно 99,3 %. Для атомных реакторов годится лишь уран с концентрацией изотопа уран-235 в 4-4,5 %, поэтому вещество нужно промышленно обогащать.

При разработке ядерного оружия придумали несколько способов обогащения урана. В СССР использовали центрифужный, при котором гексафторид урана нагревают до состояния газа и на высокой скорости вращают в центрифугах, разделяя на изотопы. При этом способе, обогащая уран-235 до концентрации в 4 %, мы получаем обедненный уран с меньшей концентрацией.

В России обедненный гексафторид урана хранится на четырех площадках: в Новоуральске, Северске, Зеленограде и Ангарске, открытый из этих городов лишь последний. В России объем ОГФУ, по встречающимся в открытом доступе данным, составляет чуть более миллиона тонн, «Гринпис» называет цифру 1 миллион 200 тысяч тонн.



«
Сырье или отход?
Согласно программе по безопасному обращению с ОГФУ, «Росатом» планирует ликвидировать весь обедненный гексафторид на территории России к 2080 году. Специалисты компании рассчитывают, что к 2024 году рост запасов обедненного гексафторида урана в стране получится остановить, а с 2027-го начать снижение объемов вещества. Для этого часть ОГФУ нужно будет дообогатить, часть пропустить через установку по обесфториванию, которая работает в Зеленогорске, и перевести в менее опасную форму. Какое-то количество вещества «Росатом» обещает пустить на топливо для реакторов на быстрых нейтронах и использовать как материал в создании самолетов, космических кораблей и оружия.

Регенерированный уран, который привезут в Северск из Франции, госкорпорация называет «надежным, экологичным и рентабельным» источником вторсырья для производства ядерного топлива. Вещество будут очищать на «СХК» и передавать его обратно во Францию уже в виде ядерного топлива. При этом отходы, как следует из официального ответа ядерщиков Greenpeace, составят «доли процентов от общего объема таких отходов, образующихся при плановой работе комбината».
Доктора наук из Томского политехнического университета Леонид Рихванов и Геннадий Хандорин также считают обедненный гексафторид урана ценным сырьем. 88-летний Хандорин, разработавший и внедривший в производство переработку оружейного урана в топливо для АЭС, был гендиректором «СХК» с 1990 по 2000 год. Сейчас ученый работает в Политехе научным консультантом, участвует в работе Государственной экзаменационной комиссии и диссовете университета.

Геннадий Хандорин на встрече заслуженных пенсионеров атомной области
Фото: atomsib.ru
По мнению Геннадия Хандорина, при нынешних технологиях можно будет полностью задействовать и свой, и зарубежный ОГФУ: дообогатить его, загрузить в рекаторы на быстрых нейтронах и использовать как строительный материал, например, в космической промышленности. В том, что «СХК» сможет с выгодой для себя переработать обедненный гексафторид урана, уверен и гидроэколог Рихванов.
У нас центрифужный метод более развит, европейцы так хорошо не умеют обогащать уран, поэтому везут его к нам, — говорит Рихванов. — Раньше обедненный гексафторид урана на «СХК» везла Франция. В части вещества мы доводили концентрацию урана-235 до 0,7 % и отправляли обратно. Другая часть, более «бедная», оставалась в России. Это были наши сливки, потому что вещество можно было еще раз прогнать через центрифуги и обогатить. Думаю, в том ОГФУ, который сейчас везут из Германии, концентрация урана-235 примерно 0,2 %, российские центрифуги его выжмут.
По словам ученого, используется гексафторид и в авиастроении. На 147 странице книги Леонида Рихванова «Радиоактивные элементы в окружающей среде и проблемы экологии» даже приводится схема загрязнения ураном-238 при взрыве самолета над Шотландией.
С этой концепцией кардинально не согласен эксперт программы «Безопасность радиоактивных отходов» физик-ядерщик Андрей Ожаровский. Он считает ее лукавой, настаивает на том, что обедненный гексафторид урана имеет все признаки отхода: не дообогащается, не перерабатывается, не используется как строительный материал или топливо, а просто лежит мертвым грузом. По мнению эколога, не будет «Росатом» работать и с зарубежным гексафторидом — просто отправят вещество на хранение рядом с собственным.

«Если в завезенном ОГФУ осталось примерно 0,3 % концентрации, то поработать с ним можно: загрузить в наши центрифуги, потратить огромное количество энергии и обогатить, но всего лишь до концентрации природного. И опять-таки будут отходы, без них никак. Причем если при обогащении одной бочки природного урана мы получаем шесть бочек отхода, то при обогащении обедненного целых восемь. Есть ли в этом смысл?» — рассуждает эколог.

Ожаровский не сомневается, что для немецкой компании «URENCO» и других европейских компаний ОГФУ — это отход, за хранение которого нужно платить большие деньги. По расчетам немецкого исследователя ядерной промышленности Питера Диля, захоронение тысячи тонн обедненного гексафторида урана в Германии стоит поряллка 2,2 млн долларов. То есть захоронение 12 тысяч тонн "хвостов" обошлось бы Urenco в 26,4 млн долларов в год. Эта сумма, считает Диль, составляет примерно половину годового дохода компании от обогащения урана, поэтому хранение ОГФУ на своей площади фактически означает банкротство. В то же время, Greenpeace оценивает утилизацию одной тысячи тонн ОГФУ в четыре млн долларов, а значит, утилизация 12 тысяч тонн обедненного гексафторида будет стоить 48 миллионов долларов. Поэтому от вещества избавляются доступными способами, в том числе за счет экспорта в другие страны. Причем ни одна другая ядерная держава в таких объемах ОГФУ не принимает — только Россия. О том, сколько стоит хранение обедненного гексафторида урана в России, узнать не удалось — «Росатом» эти данные не раскрывает.
По расчетам немецкого исследователя ядерной промышленности Питера Диля, утилизация одной тысячи тонн обедненного гексафторида урана в Германии стоит порядка 2,2 млн долларов. То есть хранение 12 тысяч тонн "хвостов" обошлось бы Urenco в 26,4 млн долларов.
В России план избавления от гексафторида урана тоже есть, но «зеленые» считают его лишь прикрытием для ввоза ядерного отхода из-за рубежа. По закону, ввозить такие отходы в страну запрещено, но у вещества меняется статус, если есть план обращения с ним, включающий что-то, кроме хранения и захоронения. Такой, например, как проект «Росатома» по обращению с обедненным гексафторидом урана.

Решение «Росатома» обесфторить ОГФУ и перевести в оксидную форму Ожаровский считает правильным: в таком виде гексафторид урана менее опасен химически, не летуч и близок к природной форме. Но при нынешних темпах обесфторивания, по расчетам эколога, накопленный в России ОГФУ будут обесфторивать больше 120 лет.
«Сейчас у нас в стране установка одна, и обесфторивает она 10 тысяч тонн ОГФУ в год. А у нас свои залежи есть и новые появляются, центрифуги ведь крутятся. И когда переведут они миллион тонн ОГФУ в оксидную форму — что с этим дальше делать? — рассуждает эколог. — Построить огромный могильник и закопать? Может быть, пусть строят, но это ведь денег стоит. Куда ни посмотри, а этот обедненный уран — отход. Только за счет дырок в законодательстве «Росатом» его транспортировку протащил».

Андрей Ожаровский
Впрочем, доктор наук Геннадий Хандорин считает, что в ближайшие годы этот процесс ускорится: появятся новые установки, французские или аналогичные по технологии, и новые способы обесфторивания ОГФУ. На «СХК», по словам физика, уже разработали технологию переработки гексафторида урана, при которой на выходе получаются два продукта: окись урана и фтористый водород.

Нынешний скандал со ввозом обедненного гексафторида урана в Россию не первый, вспоминает Андрей Ожаровский. ОГФУ импортировали в страну с 1990-х, а прекратили в 2009 году после масштабных протестов.

«И даже тогда, в 2009-м, у атомной отрасли было больше аргументов продолжать ввоз. Было ощущение до аварии на Фукусиме-1 в 2011 году, что атомная промышленность будет развиваться, — вспоминает эксперт. — Сейчас же есть ощущение, что к 2050 году останется не больше 20 % атомной энергетики в мире. Все на возобновляемые источники энергии потихоньку переходят».

В 2009 году глава «Росатома» Сергей Кириенко «признал аргумент экологов» о том, что контейнеры с ОГФУ, хранящиеся под открытым небом, могут разгерметизироваться в случае непредвиденной ситуации. Сильного землетрясения или падения самолета на склады, например.
Тогда корпорация решила прекратить ввоз «урановых хвостов» до тех пор, пока не отработает технологию перевода ОГФУ в химически безопасную форму.
Авария на АЭС Фукусима-1 — радиационная авария максимального, седьмого, уровня. Ее причиной стало сильнейшее в истории Японии землетрясение и последовавшее за ним цунами. В результате ядерной катастрофы погибли 44 человека, а сотни тысяч пришлось эвакуировать. Устранять последствия аварии правительство Японии будет еще десятки лет.
«Один год кайфа и сотни лет геморроя»
Глава энергетической программы российского Greenpeace Владимир Чупров согласен с экологом Андреем Ожаровским и полагает, что этот контракт — также способ Франции избавиться от бесполезного вещества, за хранение которого нужно платить огромные деньги. России же этот договор принесет минимум прибыли и множество проблем.

«Что такое регенерат? Регенерат — это тот же обедненный уран, но только в форме оксидов и прошедший через ядерный реактор, — пояснил Чупров. — В нем есть нежелательные изотопы урана: 232, 234 и 236. Регенерат более токсичный, «грязный», просто так его, как природный уран, в руки не возьмешь. К тому же этот уран — нагрузка. Использовать его дорого, а если не использовать, то нужно захоранивать, как ядерные отходы, для Electricite de France это головная боль. Два года назад или раньше «Росатом» согласился очистить этот регенерат в России, обогатить и вернуть ценную часть обратно. А все остальное оставить у нас в стране».
Сублиматный завод «СХК», на котором перерабатывают обедненный гексафторид урана и регенерированный уран
В 80-90 годы в Северске уже перерабатывали французский ОГФУ, вспоминает Чупров. Тогда обогащенную часть вещества также отправляли обратно, а бедную оставляли себе. Сейчас так поступают с гексафторидом из Германии в Новоуральске. История с французским регенерированным ураном, по мнению эколога, хуже, потому что перед обогащением этот ОГФУ нужно будет очищать. При очистке регенерата образуются жидкие, твердые отходы и аэрозоли трех степеней активности: низкой, высокой и средней. Высокоактивные отходы по договору будут остекловывать, что будет со средними и низкими — непонятно, но скорее всего, их будут закачивать под землю. При таком способе избавления от отходов есть риск выхода аэрозолей на поверхность и отравления отходами подземных вод. К тому же всегда существует вероятность взрыва, при котором взорвется и ОГФУ.

Эксперт считает, что не будет пользы от завоза регенерированного урана и в экономическом смысле. По расчетам эколога, процесс очистки и обогащения ОГФУ займет несколько месяцев, новых рабочих мест и существенных прибылей для региона не принесет.
«Атомщики сейчас говорят про созданные рабочие места и центрифуги, которые денег для «СХК» накрутят. Но объем у этого контракта не такой, чтобы загибающийся комбинат спасти. На сколько загрузят центрифуги, на месяцы, на год, может? А отходы у нас на сотни лет останутся. Один год кайфа и сотни лет геморроя. Мы знаем, за сколько «Росатом» будет покупать сырье — по 60 центов за кило. Это цена туалетной бумаги, чисто символические деньги. Есть спотовые цены, по которым примерно можно понять, сколько «Росатом» получит за переработку ввозимого урана: примерно по четыре доллара за килограмм, не такие уж и большие деньги для госкорпорации. За гроши Франция и Германия избавляются от отходов, за которые нужно платить миллионы евро. Положил в Сибири — решил проблему».

Владимир Чупров. Автор фото: Кирилл Затрутин
«Есть спотовые цены, по которым примерно можно понять, сколько «Росатом» получит за переработку ввозимого урана: примерно по четыре доллара за килограмм, не такие уж и большие деньги для госкорпорации. За гроши Франция и Германия избавляются от отходов, за которые нужно платить миллионы евро. Положил в Сибири — решил проблему».
Редакция ТВ2 пыталась узнать, как долго будет продолжаться процесс переработки регенерированного урана, на "СХК" и потребует ли это создания новых рабочих мест. В пресс-службе комбината на этот вопрос ответили: "Процесс по переработке регенерированного урана в АО "СХК" предполагает создание новых рабочих мест".

На вопрос о том, как будут обращаться с отходами от очистки вещества, атомщики ответили: "СХК планирует создать новую установку, на ее создание потребуется несколько лет. Новые технологические решения в части отверждения образующихся отходов позволят исключить глубинную закачку жидких радиоактивных отходов".
Бассейн с радиоактивными отходами на территории «СХК»
Крыши не светятся
«Росатом» уверяет, что никакой опасности обедненный гексафторид урана не представляет. Как и во всем мире, в России вещество хранят в толстостенных стальных контейнерах на открытых складах. Хранится ОГФУ в кристаллическом состоянии, что, пишут атомщики в ответе на запрос ТВ2, "исключает возможность его утечки".

"Кроме того, в случае разгерметизации при контакте гексафторида с влагой из атмосферного воздуха на поверхности материала быстро образуется твердый слой уранилфторида UO2F2, который блокирует дальнейшее протекание реакции и распространение гексафторида урана, - пишет пресс-служба "СХК". - Согласно расчетам ученых, гипотетическое повреждение контейнера может привести к химическому загрязнению площадки в радиусе нескольких метров вокруг контейнера. Таким образом, для населения даже такие аварии не будут представлять опасности".

Новоуральцев, кажется, не слишком беспокоит соседство с радиоактивным веществами. Судя по комментариям под постами про ОГФУ в соцсетях и словам тех, с кем удалось поговорить журналисту ТВ2, большинство жителей города относятся к деятельности комбината нейтрально.
Я отношусь к ввозу урановых хвостов спокойно, так как знаю, что уровень радиации в нашем городе в пределах нормы, — ответила жительница Новоуральска Анна Молодожен. — Журналисты местной газеты "Нейва" несколько раз проводили рейды по городу с дозиметром. К тому же хвосты (ОГФУ) завозили в Новоуральск и раньше, до 2009 года. Гексафторид урана — это сырье, необходимое для продолжения работы комбината. Мифы о том, что в нашем городе «крыши светятся», я слышала от неместных. На самом деле крыши не светятся — могу стопроцентно заявить.
Проходная Уральского электрохимического комбината
«Мифы о том, что в нашем городе «крыши светятся», я слышала от неместных. На самом деле крыши не светятся — могу стопроцентно заявить».
Но физик и эколог Ожаровский предостерегает жителей ядерных городов: ОГФУ - это опасная химическая форма вещества, и случаи разгерметизации контейнеров, в которых оно хранится, бывали. Разгерметизируются не сами контейнеры, у них толщина стенок полтора сантиметра, текут места креплений и краны, дряхлеющие от старости. В «Концепции обращения с обеденным гексафторидом урана» за 2001 год Минатом упоминает «несколько сот случаев нарушения герметичности емкостей, трещины на корпусе и свищи в сварных соединениях». О рисках утечки вещества упоминает в ежегодных расчетах и Ростехнадзор.

«В случае катастрофы краны могут сорваться. Тогда начнется выброс гексафторида урана в атмосферу, где он среагирует с влагой воздуха и превратится в плавиковую кислоту. Эта кислота легче воздуха, и если разгерметизация случится в ясный день при небольшой влажности, то вещество просто уйдет в атмосферу, и зона поражения ограничится сотнями метров. Но надо учитывать, что бывают туманы. Худший сценарий — катастрофа при стопроцентной влажности. В таком случае ОГФУ сядет на капельки воды и получится не туман, а плавиковая кислота. Кислота эта смертельно опасна — вызывает отек легких и разнестись может на расстояние до 30 километров. К тому же ОГФУ радиоактивен».

Чупров добавляет, что отходы в виде аэрозолей, которые получаются при очистке регенерированного урана, могут выйти на поверхность, а закачанные под землю - отравить грунтовые воды.
На фото слева - склад ОГФУ на территории УЭК, справа - хранилище "урановых хвостов" в Северске
Крупные аварии на ядерных производствах на территории России уже случались. Например, за 29 лет до чернобыльской аварии взорвалось хранилище радиоактивных отходов в закрытом городе Челябинск-40. Отравленное облако тогда накрыло территорию площадью в 20 тысяч квадратных метров, часть из нее остается отравленной до сих пор. По официальным данным, в результате аварии пострадали более тысячи военнослужащих, а 63 солдата получили облучение от 10 до 50 рентген - доза не смертельная, но способная нанести вред здоровью. Около 10 тысяч человек пришлось эвакуировать и переселять из близких к городу деревень.

6 апреля 1993 года авария произошла совсем рядом с Томском: на «СХК» взорвался один из аппаратов по экстракции урана и плутония.
Когда прибыли на место, был шок, потому что полздания просто не было, — вспоминал пожарный Олег Власюк. — Развалилось по вертикали почти пополам: одна часть выстояла, а другая лежала прямо на дороге. Горела кровля, дым шел со стороны ворот железнодорожного въезда. Нам была поставлена задача идти туда, там горел большой мусорный бак.
Томичам тогда повезло с погодой: ветер дул в другую сторону от города, был ветер и снег. Однако радиоактивное облако накрыло деревню Георгиевка, она находится совсем неподалеку от Северска и в 18 километрах от Томска. По официальным данным, облако прошло мимо соседней с ней Наумовки, но ее жители считают, что власти и атомщики скрывают правду. Наумовцы уверены, что их тоже задело радиацией, из-за чего резко среди жителей деревни выросло число онкозаболеваний.
Всего при аварии, по официальным данным, облучило 1946 человек, из них 1920 — ликвидаторы аварии.
Известно и о менее серьезных происшествиях. Например, в концепции Минатома по обращению с ОГФУ 2001 года говорится про «несколько сот случаев самопроизвольного нарушения герметичности емкостей». Недавно Greenpeace запрашивал «Росатом» о случаях разгерметизации контейнеров с ОГФУ, но корпорация сослалась, что это данные для служебного пользования, и оглашать их отказалась.

«Утечки на предприятиях были, люди дышали веществом. Серьезного вреда здоровью не было, но я тут выступаю в роли алармиста, — говорит Ожаровский. — До аварии в Чернобыле людей, говоривших о том, что реактор может взорваться, воспринимали как дурачков. Мы же сейчас говорим, что заинтересованы в рассмотрении самых негативных вариантов, потому что платить за ликвидации аварий приходится нам».
Автор: Роман Чертовских

22. 04. 2020

Мы пишем о том, что важно. ПОДДЕРЖИ ТВ2!