{{ currentDate }}
Добрые новости
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Главная Истории «Показать траекторию человеческой судьбы». В Томске представили проект новой постоянной экспозиции музея НКВД
Истории

«Показать траекторию человеческой судьбы». В Томске представили проект новой постоянной экспозиции музея НКВД

Лидия Симакова
ТВ2 Лидия Симакова
21.05.2021

17 мая в Томском областном краеведческом музее прошла презентация проекта обновленной постоянной экспозиции Мемориального музея «Следственная тюрьма НКВД». Проект представляли директор «Музея истории ГУЛАГа» Роман Романов и сценарист «Музея истории ГУЛАГа» Тимур Булгаков.

Фото:  Сценарист «Музея истории ГУЛАГа» Тимур Булгаков
Автор:  Елизавета Масловская

Сам музей увеличивает свои площади в два раза. Помимо обновленной экспозиции, в музее появятся зал временных выставок, библиотека, кабинеты сотрудников и даже кафе и киоск. Презентация касается только одной части обновленного музея — камер томской тюрьмы. В музее появятся девять камер, и каждая камера будет посвящена определенной теме. Камеры будут располагаться не по хронологии репрессий, а по тематическим блокам. Чтобы проследить траекторию человеческой судьбы, попавшей в ГУЛАГ. Тут будут камеры, посвященные и крестьянским восстаниям, и лагерному труду, и жизни вышедших на свободу после нескольких лет, проведенных в ГУЛАГе.


Презентацию сценарист Тимур Булгаков начал с коридора. Изначально Тимур хотел использовать в качестве выставок и стены томской тюрьмы, чтобы и там располагалась какая-то информация. Потом эта идея отпала, так как попытка превратить коридор в музейное пространство «убьет мемориальную-архитектурную часть тюремного ощущения».

«Тут важно, что организация всей экспозиции, я ее называю «расческой», когда человек зашел и вышел, выступит связующей всего пространства. Все, что человек будет познавать, все будет привязывать к коридору — пространству неволи. Поэтому мы еще будем решать, как сделать так, чтобы ключевая инфографика не мешала ощущению, — рассказал Тимур Булгаков. — Задача нового проекта — восстановить структуру камеры. И у нас получается девять камер. Принцип — не хронологический, а тематический. Человек сидел дома и в какой-то момент оказался в следственном изоляторе. Мы пройдем несколько траекторий человека, попавшего под колеса репрессивной системы. Начинается все с момента, когда человек пересекается с властью. Когда пришла новая власть, многие люди оказались в группах риска. И самая главная категория — крестьяне, у которых было свое представление об экономике, о том, как все должно было происходить. И оно шло вразрез с представлениями новой политической силы.


Первая камера будет посвящена разным социальным группам, которые попали под каток репрессий. Это крестьяне, рабочие, интеллигенция и представители разных религий. В камере будут собраны вещи репрессированных и документальные подборки, в которых люди будут рассказывать о своей судьбе. Также в камере будут транслировать слайд-шоу о жизни людей того периода.

Фото:  Скриншот с презентации "Томская следственная тюрьма НКВД: экспозиционная концепция"
Автор:  tomskmuseum.ru

Здесь будет представлена типичная одежда с информацией о каждой группе. Например, тут будут представлены предметы для забоя скота. В те годы крестьяне, чтобы не забрали скот в колхоз, забивали его. И это было наказуемо. За забой скота человек мог уехать на несколько лет в колонию. И тут перчатки того времени, тавро, ботало и так далее. Или вот сапоги. Есть воспоминания, где один рабочий жалуется, что до революции он мог купить на свою зарплату четыре пары сапог, а сейчас он не может купить даже одну. И мы нашли рабочие сапоги 1908 года».


Во второй камере — условная история следствия и осмысление того, как интерпретируются поступки человека органами следствия. Она будет посвящена мирному и вооруженному сопротивлению крестьян, прежде всего, в Сибири, наступлению государства на их права и свободы. Параллельно зритель познакомится с методами ведения следствия, с помощью которых массовый социальный протест подается как результат действий антисоветского подполья. Здесь будет располагаться картография с крестьянскими восстаниями. В камере еще будут представлены типичные вещи, связанные с крестьянским сопротивлением. Это пики, рогатины, крестьянские знамена и так далее. Или, например, муляж трещотки, которые крестьяне использовали, чтобы имитировать стрекот пулемета.

Фото:  Скриншот с презентации "Томская следственная тюрьма НКВД: экспозиционная концепция"
Автор:  tomskmuseum.ru

«Третья камера будет посвящена траектории судьбы человека на пути к суду и во время суда. Тут будет картотека с тремя видами ячеек. Например, картотечная ячейка с подборкой цитат местных партийных деятелей, взятых из книги руководителя Центра изучения исторической памяти Владимира Уйманова, которые говорили о том, что закон — это только инструмент. Когда он не нужен, мы опираемся на силу. Будут там и витрины, которые будут связаны с арестом. Например, портфель студента Аксенова, арестованного в 1946 году. Шел студент с портфельчиком, возвращался домой, и в этот момент его схватили. И этот портфель и для семьи материализовался таким артефактом, который связан с арестом», — продолжает Тимур Булгаков.


Там же посетители смогут ознакомиться с юридическим разбором 58-й статьи. Все ячейки будут интерактивны. Планируются ячейки и с данными о расстрелянных в Томской области. Некоторые ячейки будут пустыми, чтобы можно было дальше заполнять информацией.

Автор:  Елизавета Масловская

Единственную камеру, под номером 4, планируется оставить без изменений. С нее фактически и начиналось создание музея. Именно эту камеру помогали создавать бывшие заключенные. Единственное, что хотят туда внести — недавно найденный документ — распорядок дня в томских тюрьмах. Плюс в камере можно будет послушать рассказы бывших заключенных о том, что с ними происходило в тюрьме.

Мы идем по траектории человека, попавшего под колеса системы, и пятая камера — это тупик. Когда человек приговорен к расстрелу. Эта камера будет посвящена смерти. Камеру будет перегораживать зеркало, где будут проецироваться фотографии репрессированных. И мы хотим взять две истории: историю Колпашевского Яра и историю села Белосток, — продолжает свою презентацию Тимур Булгаков. — Почему? Если брать большие города, то здесь взяли, там взяли, и кто-то даже не заметил. Москва – большой город, машины ездили. А если взять одно село, то тут фактически всех мужчин забрали. И чтобы это передать, а это даже словами не передать, мы хотим это показать с помощью макетов. Сделать план села Белосток, и показать, вот здесь жили Петр, Сергей, и вот их взяли. Остались одни женщины и дети. То же самое хотим сделать и с историей Колпашевского Яра. У нас сейчас появилось несколько комплексов предметов, связанных с буксиром, который размывал там берег. И мы это представим.


Там будут предметы, связанные с темой расстрелов: гильзы, затворы, которые были найдены на Каштаке. И записки людей, которые были расстреляны, записки, написанные родным из тюрем. Одни в неведении, другие написаны эзоповым языком, о том, что надо жить дальше. И будут там представлены вещи, которые остались от репрессированных.

Автор:  Елизавета Масловская

В следующей камере — шестой — будет рассказываться о путях и географии репрессий. Человека, если не приговаривали к расстрелу, то отправляли в лагерь на несколько лет. Или высылали на спецпоселение. По словам Тимура Булгакова, эту тему еще стоит проработать, чтобы понять: как и куда отправляли и высылали людей.  Здесь же поднимается тема страдания от неизвестности, как самих осужденных, так и их родных.

Фото:  Скриншот с презентации "Томская следственная тюрьма НКВД: экспозиционная концепция"
Автор:  tomskmuseum.ru

В следующей камере — седьмой — будут показаны как и те вещи, которые люди успевали взять с собой, так и обычный быт спецпереселенцев. Также будет информация о самых громких трагедиях, связанных со спецпереселенцами: история Назинского острова и история переселенцев села Палочка. Будет тут информация и о голодных бунтах крестьян в те годы, например, история Чаинского восстания.

Автор:  Елизавета Масловская
Фото:  Скриншот с презентации "Томская следственная тюрьма НКВД: экспозиционная концепция"
Автор:  tomskmuseum.ru

«Восьмая камера будет посвящена исправительно-трудовым лагерям ГУЛАГа, прежде всего, Западной Сибири. Тут будет представлен особый комплекс «Стена шкатулочек». В шкатулочках будет то, что осталось от всего большого человеческого горя. Два письма, открытка, какой-то ножик, папой присланный. Все, что осталось от этой жизни, трагической и тяжелой, наполненной несправедливостью. И тут важно показать, что каждая шкатулка уникальна. Приведу пример, который меня поразил. История про две фотокарточки. Вот в семье отца посадили. И в последний раз он видел своих детей только маленькими. Один погиб на войне, другой — при несчастном случае. И вот он вышел, они воссоединились с женой, и приглашение на серебряную свадьбу — 25 лет. И сидят люди, прожившие долгую жизнь. И тут дети должны быть, на этом приглашении».

Фото:  Скриншот с презентации "Томская следственная тюрьма НКВД: экспозиционная концепция"
Автор:  tomskmuseum.ru

Последняя, девятая камера создаст некое ощущение второй половины двадцатого века.


«Постсталинский период, абстрактное пространство. Вот жизнь, она продолжилась. Люди живут, живут нормально. Но где-то эта тема остается недоговоренной. И тут будут разные предметы, которые будут рассказывать свои истории. Например, история бюста из хлебного мякиша, сделанного человеком, которого осудили в 1958 году, уже после смерти Сталина, по 58-й статье. Или картина, написанная человеком в годы, когда размыло Колпашевский Яр».


Так как в музее добавится пространства, то можно будет на выходе организовывать разные экспозиции, размещать книги, организовывать семинары и дискуссии. Там же будет постоянная выставка, посвященная истории и музея, и здания.



Автор:  Елизавета Масловская

Времени на обсуждение новой концепции музея «Следственная тюрьма НКВД» было немного. Но один вопрос удалось задать директору «Кузбасского государственного краеведческого музея» Ольге Феофановой. Она спросила о том, с какими эмоциями должен будет выйти посетитель музея.


«Мы должны показать любую экспозицию с позитивной точки зрения. Потому что мы в этой стране живем. И вот экспозиция заканчивается: камеры, камеры, камеры и квартира в этой камере. И у меня появился вопрос: а что я, до сих пор живу в тюрьме?» — спросила Ольга Феофанова.

Сценарист ответил, что экспозиция посвящена только одной теме и помогает составить адекватное представление о том, что происходило в определенные годы в нашей стране. Рассказать об истории репрессий так, чтобы человек вышел и начал испытывать гордость за свою страну — невозможно.


«Важно говорить правду и давать человеку информацию. Если человек, который пришел в музей, вышел оттуда и перестал любить нашу страну, никакая экспозиция ему не поможет. Я занимаюсь этой темой многие годы, я свою страну обожаю. Я делал проекты для музея ГУЛАГа, я в то же время делал их и на военные темы. И огромное количество спецпоселенцев из чистого патриотизма сражались за свою страну. Я не могу в одной камере рассказать, как убивали людей, а другой – сколько стране дали угля. Мы можем об этом говорить, но я считаю, что если ты хочешь об этом поговорить, то в другом месте. И это все-таки мемориальное пространство».

Автор:  Елизавета Масловская

На презентации были и люди, которые специально приехали посмотреть и обсудить презентацию «Музея истории ГУЛАГа». Так, руководитель общественной организации «Живая память Верхнекетья» Ирина Янченко рассказала ТВ2, что она не совсем согласна со способом подачи информации о спецпереселенцах.

Фото:  Гульнара Корягина и Ирина Янченко, основательницы Центра памяти раскулаченных

«Чтобы говорить о Палочке, надо начинать с Алтая. Там было пять огромных восстаний. 5 мая 1931 года главарей пяти восстаний арестовали, многие семьи тоже арестовали и позже выслали в Нарым. Не только в Палочку. По этой экспозиции получается, что раскулаченные упали с неба и вот они оказались здесь. Нельзя же так.


Категория раскулаченных – это особая категория. Ее до сих пор стесняются. Стесняются как и власти, так и потомки раскулаченных. Эта камера мне не понравилась. Раскулаченный — это крестьянин, которого выдернули с корнями, это не кулак-мироед из школьных учебников. Это русский мужик, православный, хранитель настоящих традиций. Его выдернули, сюда привезли. Не выслали оттуда лентяев, бездомных, а выслали тех, кто хорошо жил и трудился, чтобы они развили Нарымский край. И многие из них пошли на фронт, а их дети трудились здесь на благо. Отсюда шли красные обозы на фронт. Они ведь не озлобились, а отдавали родине все. А у нас подается все мрачно, я против того, чтобы так все мрачно подавалось».

Другой специалист, историк Яков Яковлев, рассказал ТВ2, что он в целом удовлетворен презентацией. Он понимает, что на таких маленьких площадях рассказать обо всем невозможно. Но и огорчен, что снова в теме репрессий обходят еще одну сторону — тему палачей. А без нее нельзя говорить о жертвах.

Автор:  Елизавета Масловская

Мы постоянно рассказываем о тех, кого репрессировали, мы все время говорим на конкретных судьбах, на статистике: столько было сослано, столько расстреляно. Но мы не показываем противоположную сторону. И теперь у нас будет феномен Карагодина, который попытался это сделать и теперь у парня большие проблемы. И эту тему опять обошли. Почему бы не персонифицировать репрессивную машину? Почему не показать тех, кто конкретно фальсифицировал эти дела? Одну сторону мы показываем, но нет жертв без палачей. Это та же самая наша толерантность, чтобы не вносить раскол в общество. Мне это непонятно. Но я не стал этот вопрос задавать, потому что для обсуждения там и времени не было отведено. Да и вряд ли кто-то бы понял. Там опять начались разговоры про то, с каким настроением человек выйдет из музея.


Я не увидел единого комплекса про громкие имена и персоналии ссыльных. Например, члены Центрального комитета партии социалистов-революционеров. Четыре члена ЦК прошли через ссылку в Томской области. Трех, правда, из них потом вывезли в Орловский изолятор и расстреляли при наступлении немцев. А Дмитрий Дмитриевич Донской покончил с собой в Парабели. Но это не единственные громкие имена, которые тут были. Краеведческий музей в эпоху социалистического реализма так носился со ссылкой великих большевиков, тут и музей Сталина был, и Кирова, и музей Свердлова в Максимкином Яру. Я понимаю, что всю эту большую тему загнать в эти квадратные метры нереально. Повторюсь, что невозможно обо всем рассказать, но эту тему тоже забывать не надо.

Яков Яковлев жалеет, что презентация проекта музея не получила должного обсуждения. И предлагает провести еще одно отдельное заседание, на которое можно будет пригласить специалистов, которые работают в музее.


«Недавно стал встречать термин, которого раньше в исторической лексике не было — неудобные темы. То есть это уже стало официальным историческим термином. Статья недавно попалась на глаза «Неудобные темы отечественной истории и их представление в музейной экспозиции». Это действительно сложно сделать, но делать надо однозначно. Если у нас принимается решение, что в городе Волгоград создается трехэтажный Сталин-центр, рядом с памятником Иосифу Виссарионовичу. И совершенно очевидно, чем этот центр будет заниматься. Для равновесия общественного мнения и справедливости должны создаваться и антисталинские центры. Понятно, что масштабы не те. Какой-то маленький центр в Богом забытой Палочке и трехэтажный Сталин-центр в Волгограде. Слон и моська. Единственное, чего боюсь, чтобы это все не осталось разговорами, так как подобная тема все больше и больше табуируется. Вроде все идет хорошо, но у меня большие опасения, что это где-то остановлено будет. Причем волевым решением сверху».


Старший научный сотрудник Мемориального музея «Центр изучения исторической памяти» ТОКМ Василий Ханевич считает, что говорить о том, насколько новая экспозиция будет лучше и эмоциональнее, пока еще рано.


«Презентация — это презентация, что будет в реальности, жизнь покажет. Презентация касалась площади, которую сейчас занимает музей. Девять камер — девять музеев. Есть еще другие площади, которые сейчас занимает интернет-кафе, там будет зона инфраструктуры музея. Насколько новая экспозиция будет другой, эмоциональнее, информационнее и интерактивнее, жизнь покажет. Но я смотрю на это с позитивом. Мне жалко экспозицию, которая была у нас в музее. Не потому, что она лучше, а потому, что она создавалась моими руками. Но я понимаю, что жизнь не стоит на месте и нужно развиваться дальше.


Экспонаты из музея на момент реконструкции никуда не денутся. Кое-что мы уже выставили в Краеведческом музее, на выставке, посвященной ГУЛАГу. Всем тем, кому сейчас отведено место в экспозиции, места, наверное, не будет. Но они останутся в нашем мартирологе. У всех будет возможность про них прочитать и посмотреть».

Добавим, что посмотреть полную презентацию проекта обновленной постоянной экспозиции Мемориального музея «Следственная тюрьма НКВД» можно на сайте Краеведческого музея.

Поддержи ТВ2!