{{ currentDate }}
Добрые новости
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Главная Истории «Подгорная в мэрии представляла интересы Аминова?»: что говорят свидетели в деле Ивана Кляйна
Истории

«Подгорная в мэрии представляла интересы Аминова?»: что говорят свидетели в деле Ивана Кляйна

Валентина Анкудинова
ТВ2 Валентина Анкудинова
02.07.2021

Глава регионального Роспотребнадзора и сотрудники мэрии Томска дали показания в суде над мэром города Иваном Кляйном. Планировалось, что на этой неделе даст показания и Павел Подгорный, который представлял интересы застройщика Рината Аминова и является мужем бывшей заместительницы мэра, экс-начальницы департамента по строительству Анны Касперович (Подгорной). Однако прийти в суд Павел Подгорный на этой неделе не смог: у него дома произошла коммунальная авария, поэтому допрос свидетеля отложили. 

Как прошли заседания, в нашем подробном репортаже.

Автор:  Валерий Доронин

«Ощущение, что эти санитарно-защитные зоны возникают там, где кому-то захочется»

Автор:  Валерий Доронин

1 июля показания по делу давала Ольга Пичугина — руководитель регионального управления Роспотребнадзора. Именно это ведомство, согласно Федеральному закону, и устанавливает санитарно-защитные зоны.

«Размеры санитарно-защитных зон устанавливаются санитарно-эпидемиологическим заключением, которое выдается на проект и решением главного государственного санитарного врача или его заместителем. Если речь идет об объектах третьего, четвертого и пятого класса опасности, то санитарно-защитные зоны устанавливаются решением главного государственного санитарного врача субъекта или его заместителем», — пояснила Ольга Пичугина.

В 2017 году на «Томском пиве» сотрудники Роспотребнадзора провели плановую проверку.

«В соответствии с законодательством любое предприятие, которое является источником негативного воздействия, должно разработать проект санитарно-защитной зоны, установить ее. При проверке мы определяем только ориентировочные размеры санитарно-защитной зоны предприятия», — объясняет Пичугина.

По ее словам, «Томское пиво» несколько раз направляло такой проект в ведомство.

«Роспотребнадзор несколько раз возвращал проект на корректировку. Они замечания устраняли. В итоге после проведения всех необходимых измерений, решением главного санитарного врача по Томской области был установлен размер санитарно-защитной зоны по границе земельного участка», — рассказывает руководитель Роспотребнадзора.

После проверки транспортный цех «Томского пива» на Мокрушина отнесли к объектам третьего класса опасности. Ольга Пичугина поясняет, что это было сделано на основании требований СанПина и исходя из вида деятельности завода.

Отвечая на вопросы адвокатов, Ольга Пичугина поясняет, что проверка показала, что жилая застройка находилась в 170 метрах от производства.

«Ориентировочная СЗЗ была установлена в размере 300 метров. А предприятие отнесли к третьему классу опасности, при этом «Томское пиво» не опротестовывало ни акт проверки, ни предписание. Предприятие приступило к разработке проекта санитарно-защитной зоны. Вообще, выведение за территорию жилой застройки можно обеспечить двумя путями: переселение жителей и выкуп земельного участка либо разработка проекта санитарно-защитной зоны с обоснованием ее уменьшения, в котором подтверждается отсутствие опасности для жителей», — поясняет специалист.

Ольга Пичугина подчеркивает, что «Томское пиво» к проекту приступило и даже направило его в ведомство до истечения сроков предписания.

«Они, конечно, затянули. Если предприятие считало необходимым доказать, что относится к четвертому классу опасности, то проект мог быть изготовлен за несколько месяцев. Однако по факту на это ушло несколько лет. Доказать, что они относятся к четвертому классу опасности они могли в более короткие сроки», — говорит руководитель регионального Роспотребнадзора.

Автор:  Валерий Доронин
адвокаты Ивана Кляйна — Андрей Гривцов, Лариса Шейфер и Марина Вихлянцева перед заседанием

Адвокат Марина Вихлянцева уточняет, возможно ли строительство в 300-метровой санитарно-защитной зоны.

«Смотря какое», — говорит специалист.

«Жилого дома», — уточняет адвокат.

«Жилого дома - нет. Жилую застройку до того, как эта санитарно-защитная зона будет уменьшена производить нельзя. У нас есть четкие пункты, которые указывают, что можно, а что нельзя размещать в санитарно-защитной зоне».

«А если сведений о том, что есть санитарно-защитная зона, нигде нет», — спрашивает адвокат?

Ольга Пичугина рассказывает, что СанПин обязателен к исполнению, в любом случае.

«Муниципальные образования обязаны учитывать класс опасности производств и санитарно-защитные зоны при планировании застройки», — подтверждает она. При этом она уточняет, что обязанность Роспотребнадзора предоставлять информацию о наличии СЗЗ и ограничениях появилась только в 2018 году. Однако регламента об информировании муниципалитета Роспотребнадзором о наличии санитарных зон, тем не менее, не существует.

Ольга Пичугина рассказывает, что Ринат Аминов направлял в Роспотребнадзор запрос. По словам, специалиста, информации о том, что на территории планируется жилая застройка не было. Ведомство направило типовой ответ, в котором указало, какие производства расположены по границам интересующего участка, какие санитарно-защитные зоны установлены и какая застройка сейчас разрешена.

Марина Вихлянцева спрашивает про информационную систему ГеоКад.

«Это самый сложный вопрос, на который с 2006 ни разу не получили ответа от департамента архитектуры и строительства. Неизвестно, кто наносит, на основании какой информации. У нас было несколько случаев, когда мы проводили экспертизу и не находили объектов, у которых были установлены зоны. То есть, кто и когда, и зачем наносит границы нам не известно», — возмущается Ольга Пичугина.

Она подчеркивает, что непонятно, какие санитарно-защитные зоны указаны в системе ГеоКад: нормативные, установленные и есть ли они в действительности. При этом, прекращение деятельности предприятия не означает снятия санитарной зоны. Процедура снятия СЗЗ предусмотрена законодательством, подчеркивает Ольга Пичугина.

Иван Кляйн в ходе процесса попросил пояснить, как Ринат Аминов получил разрешение на строительство при том, что предприятия из санитарно-защитных зон на территории ТРТЗ никуда не делись.

«Вот был 2017 год. Я отклонил постановлением своим, так как есть санитарные зоны Радиотехнического завода и завода «Томское пиво». В 2019 году, что произошло, раз зону поменяли: ведь предприятия остались те же самые и зоны остались те же самые».

«Я поняла ваш вопрос. Он у меня постоянно возникает к администрации, в том числе к департаменту архитектуры и строительству. Вы видели сами, что мы в своем письме перечисляли больше десяти предприятий. А на заседании речь идет только о двух — Радиотехнического завода и завода «Томское пиво». Нам это совершенно непонятно. Но нас особо никто не слушал, при том, что жалобы от жителей микрорайона поступают. Например, на РИАТО, особенно когда зимой они начинают топить свою котельную. Я хочу повторить, что мы стоим на стороне граждан, для того, чтобы обеспечить им нормальные условия для проживания. Поэтому вопросы, которые возникают в администрации, между собственниками предприятий, земельных участков... Мы иногда не понимаем на самом деле, какими документами руководствуется департамент архитектуры и строительства, вынося те или иные решения. Приведу пример: когда мы разбирались с санитарно-защитной зоной Дворца зрелищ и спорта, она была нанесена в 50 метров, по-моему. А через дорогу стояли тогда еще действующие промышленные предприятия и у них не была нанесена санитарно-защитная зона. Иногда возникает такое ощущение, что эти санитарно-защитные зоны возникают там, где кому-то захочется. Это странно, на самом деле».

«Геокад» и все о нем

Об особенностях работы в системе «Геокад» рассказывали сразу несколько свидетелей. Как пояснил заместитель председателя комитета геоинформационного обеспечения департамента архитектуры и строительства Юрий Немойкин, назначением системы «Геокад» является учет и хранение градостроительной информации. Доступ имеют только специалисты департамента, при этом каждый специалист имеет доступ только на внесение информации к своей части данных. Он отмечает, что какого-либо регламента или нормативного документа о порядке использования данных системы «Геокад» на сегодняшний день нет. 

«Геокад» — это таблица с информацией. Если есть утвержденная санитарно-защитная зона, то там указывается, каким решением она была утверждена», — объясняет начальник отдела зон с особыми  условиями использования территорий департамента архитектуры и градостроительства Галина Толстикова.

Автор:  Валерий Доронин

По материалам дела, именно она по указанию Анны Подгорной (Касперович) внесла информацию о 300-метровой санитарно-защитной зоне «Томского пива» в систему «ГеоКад». При этом, экс-заместитель начальника департамента архитектуры и градостроительства администрации Томска Анастасия Караваева отметила, что Галина Толстикова, внося эти сведения, не уведомила своего непосредственного начальника. 

По ее словам, сведения о санитарно-защитной зоне «Томского пива» были внесены в систему примерно в мае 2017 года, к этому моменту Иван Кляйн уже подписал постановление об отказе Ринату Аминову.

При этом сведения о санитарно-защитной зоне Радиотехнического завода были внесены с систему «Геокад» еще в 2009 году, отметил Юрий Немойкин. Иван Кляйн был избран мэром Томска в 2013 году.

«Мэр должен соблюдать баланс»

2 июля показания по делу дал действующий заместитель мэра Алексей Макаров — начальник департамента архитектуры и строительства.

«Иван Григорьевич никогда не отказывал немотивированно. В любом случае, есть резолютивная часть. Должно быть основание для отказа», — подчеркивает Алексей Макаров, отвечая на вопрос прокурора о том, как проходит порядок изменения зон.

Основания для отказа в изменении зоны указаны в Градостроительном кодексе.

«По моему мнению, плохая транспортная доступность не является основанием для отказа. Но моя должность предусматривает развитие строительства на территории города Томска. <...> Здесь же встает вопрос сложности принятия решений с учетом интересов всех граждан. В данном случае, эта сложность решений была взята на себя Иваном Григорьевичем, который отказал застройщику из-за отсутствия социальных объектов, плохой транспортной доступности», — рассказал Алексей Макаров.

По мнению специалиста, взаимодействие с застройщиками всегда напоминает спор о том, что первое - курица или яйцо. Так как строители не хотят готовить проекты застройки, ожидая изменения статуса земли. А администрация, в свою очередь, просит сперва подготовить проект строительства.

«Нужно соблюдать баланс в отношениях между жителями и строителями. Но его может соблюдать только мэр», — подчеркнул Макаров. Отвечая на вопрос адвокатов, он добавляет, что город так и не смог решить вопрос транспортной доступности микрорайона Мокрушинский. 

Автор:  Валерий Доронин

Описывая отношение Ивана Кляйна к работе, Алексей Макаров отмечает, что Кляйн старался погружаться во все рабочие процессы.

«На работу он приезжал очень рано. Я приходил в восемь, он уже был на работе. Уходил он всегда тоже позже всех, не знаю, часов в 10 вечера. Вникал во все документы. Очень часто приходилось приходить, пояснять, что-то доказывать», — рассказывает свидетель.

Адвокат Андрей Гривцов также задает вопрос о том, знает ли Алексей Макаров Павла Подгорного и Анну Подгорную (Касперович). Макаров поясняет, что Анна Подгорная была его руководителем, а с Павлом Подгорным он познакомился, когда тот представлял проект Аминова в администрации.

«А вас не удивляло, что Подгорный работает с Аминовым, а его супруга работает в администрации?», — спрашивает Андрей Гривцов.

«Не мое дело лезть в личную жизнь руководителя», — говорит Алексей Макаров.

Потом слово берет Иван Кляйн. Он несколько раз пытается понять, можно ли изменить территориальную зону внутри участка, а потом задает следующий вопрос:

«Сообщали ли вы мне информацию, в октябре 2020 года, о том, что Анна Подгорная ходит в мэрию и решает вопросы Аминова»?

«Да», — говорит Алексей Макаров.

«У меня нет вопросов», — отвечает Иван Кляйн.

Поддержи ТВ2!