"Планетарный" бизнес из старой рубахи
О том, что такое апсайклинг, и как за месяц продать в Румынию вещь, перешитую из любимых предметов гардероба
Апсайклинг (а проще - новая жизнь старых вещей) в 2019-м стал словом года по версии Кембриджского словаря. Все больше домов моды создают коллекции и коллаборации из ношенных вещей. Недавно и в Томске появился бренд «Дочь фермера». Его создал предприниматель Вадим Холин, который уверен, что сможет превратить свое десятилетнее хобби по перешиванию любимой одежды в бизнес «планетарного» масштаба, ведь за месяц со старта с двумя сотнями подписчиков в соцсетях дизайнерская одежда успела улететь в Румынию и Беларусь.
Слово upcycling (апсайклинг) впервые внесли в Кембриджский словарь в 2011 году. С этого времени частота его употребления выросла на 181 %. А всего за год количество запросов в поисковиках увеличилось в два раза.
«Моя бабушка была очень крутой портнихой, она научила многим швейным делам. У меня есть хобби. Много-много лет уже, как минимум 10, я из каких-то любимых вещей перешиваю себе одежду. Допустим, беру старую рубаху джинсовую, которую люблю, джинсы, соединяю это все вместе, и получается новая вещь», — рассказывает Вадим Холин.
Вадиму 59 лет. Он известный в Томске бизнесмен, был руководителем агрохолдинга «Томское молоко», управляющим еще в нескольких крупных компаниях, сейчас содержит свое фермерское хозяйство. Уже больше десяти лет живет принципами осознанного потребления, разделяет мусор и каждое утро в теплое время года начинает с пробежки, на которой попутно очищает окрестные леса и обочины дорог от мусора. Каждый четверг у него — чистый, день голодания. Рассказывает, как в прошлом году осознал, что вокруг много людей, которые разделяют его идеи, и пора их объединить. Для этого создал движение «Ван Гог». Стал выходить к представителям бизнеса — владельцам кафе, частных клиник и других заведений, и объяснять, почему стоит отказаться, например, от пластика или одноразовых неперерабатываемых кофейных стаканов. Сам Вадим проводит лекции, вечеринки обмена вещами, акции по сбору пластика и массовые пробежки со сбором мусора. "Ван Гог" должен донести до человека, что жить экологично по принципам осознанного потребления - не сложно. Считает, что популярность экоактивизма будет только усиливаться, потому что идея переходит из модного поветрия в разряд насущной необходимости.

"Народ начал понимать, что скоро наступит «точка росы» и точка невозврата, когда уже вернуться никуда нельзя будет. Начинают понимать, что мы находимся на грани. Пожары, засоренные океаны, огромное количество убиенных животных, критическая масса уже подошла. Это тренд не на год, тренд на десятилетия", - считает Вадим.
На пробежках Вадим практикует плоггинг - трусца, которая сочетается со сбором мусора. От шведского plocka («поднимать», «срывать») и jogging («бег трусцой»).
По его словам, в голове у него много разных инициатив по сокращению потребления и производства мусора. Идею создавать дизайнерскую одежду из ношенных, но качественных брендовых вещей, которые могут послужить еще не один год, обдумывал давно.

«Когда я носил джинсовку, сшитую из двух любимых курток, Levis и Lee, привезенных из Америки, все удивлялись, какого это все-таки бренда, отвечал, что моего производства. Все это делал постоянно и думал, что пора выводить идею на рынок. А сейчас в экологическом движении понял, что это востребовано», — вспоминает Вадим.

Чуть больше месяца назад в кафе к нему подошли две девушки и поделились идеей создавать вещи для дома из того, что перестало использоваться по назначению и от этого обречено поехать на свалку. Идея Любы и Даши совпала с мыслями Вадима, они решили создать, как сами называют, лабораторию безотходного минимализма "Дочь фермера".
"В этом названии есть что-то и брутальное, и теплое, и милое, и красивое. Сейчас его забрендировали, сделали логотип, будем проект раскручивать, участвовать в выставках", - рассказывает Вадим.

Люба по образованию эколог, сейчас в декрете с маленьким ребенком. Как-то она искала интересные и функциональные емкости для хранения себе в дом, но ничего запросам не отвечало. Зато нашлись использованные бочки из-под краски, которые получилось покрасить и использовать в быту. Даша - магистр гидрометеорологии, работает на метеорологической станции томского аэропорта, но помимо работы, фотографирует и ищет себя в творчестве.

Самым логичным стартом для лаборатории было переработать вещи из собственного шкафа и попробовать их продать. Это сработало. К "Дочке фермера" начали обращаться люди, которые предлагали перешить что-то из своих закромов. Есть много вариантов, говорит Вадим, откуда вещи могут попасть за портновский стол мастерской. Например, можно выезжать в жилые микрорайоны и принимать там вещи за какую-то плату тем, кто сдает. Или забирать с полок брендовых стоков то, что залежалось, апгрейдить модели, делать их более востребованными. При этом критерии для вещей, что идут на переосмысление, строгие: одежда должна быть действительно качественной, чтобы в переработанном виде проносилась еще не один год, а материалы натуральными: хлопок, лен, шерсть, шелк, кожа. "Мы такую принципиальную позицию заняли, что без синтетики, без пластика".
Сейчас всеми делами проекта занимаются четыре человека. "Есть одна швея, я и Люба с Дашей. Шьем мы вдвоем, дизайном занимаюсь только я. Девчонки занимаются продвижением, фотосессиями и так далее. Еще они делают вещички для дома: вяжут джутовые мочалки, ящики шкурят и красят", - объясняет Вадим. Чтобы запустить бизнес, команде не потребовалось никаких вложений. "Идея и желания — с этим стартанули, и больше капиталов не надо. Кредитов брать не собираемся и будем развиваться «степ бай степ». С каждой покупки откладываем деньги на рекламу, понимаем все рыночные механизмы, в спокойном режиме будем двигаться", - говорит основатель бренда.

Цена на изделия не будет зависеть от того, насколько дорогие вещи лежат в основе. А потолок цены установили себе сами - три тысячи рублей, или 50 долларов. Но это стоимость не средней вещи. "Например, мы недавно продали шерстяное пальто из очень качественного материала с добавками и деталями за три тысячи рублей". Рубашки у бренда стоят 1000-1500, свитера и жилеты примерно столько же, сумки до 1000.

Если раньше люди переделывали старые вещи, чинили заплатками из-за нужды, то теперь, считает Вадим, у молодежи новый "идентификационный код", они по-другому осознают мир и себя в нем. Таких людей видят среди покупателей. "Мы рассчитываем на креативную молодежь, университетскую, студенческую среду, которая имеет какие-то другие идентификационные коды, проявляющиеся в том числе в одежде. Будем уделять огромное внимание индивидуальности, конечно, ни одна вещь не будет повторяться". Однако только на Томск бренд не рассчитывает. Вещи собираются продавать по всему миру.
Что вокруг?
Тенденция создавать из старого новое, чинить вещи и пытаться задействовать остатки ткани не нова. Все помнят лоскутные одеяла, бабушкины коврики, связанные из остатков ткани, и заплатки на одежде. Но сегодня многое переосмысливается, и мировые бренды подхватывают экологический тренд. Gucci отказался использовать в своих коллекциях натуральный мех, а H&M Group запускает новый бренд Arket, предлагающий вещи из переработанного океанического мусора, пряжи, кашемира и шерсти мериноса. В 2011 году соосновательница бренда Elvis and kresse Кресс Уэслинг была номинирована на премию Cartier Women's Initiative за проект Elvis & Kresse, дающий вторую жизнь испортившимся пожарным рукавам.

Берлинский проект Schmidt Takahashi шьет буквально вещи с историей. Люди, уставшие от своих вещей, приносят их к ним в магазин, команда Schmidt Takahashi заводит для них ID и вносит в электронную базу. Потом дизайнеры магазина перешивают старые вещи и крепят на них QR-код, покупатель сможет узнать о вещи больше.
Изделия из пожарных рукавов
"Я считаю, что апсайклинг — один из самых крутых трендов планеты Земля сегодня. Только на Томск вообще не рассчитываем, поэтому наша платформа — это онлайн-магазин. Будем представляться на выставках, конкурсах. Однозначно будем работать с минимальной себестоимостью, чтобы не было дополнительных затрат на аренду площадей, шоурумы. Будем стараться раскручиваться в соцсетях и онлайн-магазинах. А онлайн-магазин — это площадка планетарная. У нас уже пару вещей уже купили люди из Беларуси и из Румынии", - рассказывает Вадим.

Сейчас единственная площадка, где можно найти "Дочь фермера", - Instagram. В аккаунте не много подписчиков, но каждый день счетчик растет.

* * *
Раньше мы уже рассказывали:

С Ван Гогом без мусора: томский бизнесмен создал движение о разделении отходов
и о единственном томском магазине, где не найти упаковки.


Текст: Елена Бронникова

Фото предоставлено лабораторией "Дочь фермера"

11 января 2020 года



Поддержи ТВ2!