{{ currentDate }}
Добрые новости
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Главная Истории ОПЕРАЦИЯ «СОРНЯКИ» ПРОФЕССОРА СТРОМБЕРГА
Истории

ОПЕРАЦИЯ «СОРНЯКИ» ПРОФЕССОРА СТРОМБЕРГА

Алексей Багаев
ТВ2 Алексей Багаев
29.11.2016

«Мое главное «хобби», над которым многие посмеиваются, проходит под кодовым названием «сорняки». Под ним понимается выполнение обязанностей «дворника-садовода» на общественных началах (не менее 200-250 дней в году по 1,5-2 часа день) во дворе, где я живу», — из дневника профессора ТПУ Армина Стромберга.

С 1962  и вплоть до мая 2004 года жители Томска могли видеть у комплекса корпусов Политехнического института (университета) человека, который наводил порядок на обширной территории. Лишь сотрудники вуза да обитатели квартир в престижных институтских домах узнавали в дворнике  выдающегося ученого-химика, заслуженного профессора, доктора наук Армина Генриховича  Стромберга. Необычное для интеллектуала занятие не было прихотью пенсионера и, конечно, не являлось способом дополнительного заработка. Профессор в своем дневнике доходчиво объяснил свою увлеченность процессом благоустройства:

Время на «сорняках» я использую для обдумывания какого- либо научного (или ненаучного) вопроса. Имеет значение моральное удовлетворение, что моя «возня» немного улучшает вид двора. Любопытно, что за 30 с лишним лет я не нашел среди соседей ни одного последователя.

Смею предположить, что на жизненном пути Армина Стромберга встречались самые настоящие «старорежимные дворники». Правда, в его дневниковых записях подобные воспоминания отсутствуют, но факты биографии косвенно указывают на вероятность таких встреч при разных обстоятельствах и в разные времена.


Будущий видный ученый появился на свет 16 сентября 1910 года во время заграничной командировки родителей в германском городе Бреслау (ныне – польский Вроцлав). Отец – Генрих Генрихович Стромберг  – занимал вакансию приват-доцента Петербургской Военно-медицинской академии. Мама – Магда Робертовна (урожденная Эрдман) – была выпускницей знаменитых Бестужевских курсов по естественно-математическому отделению, где получила специальность химика.

Смею предположить, что на жизненном пути Армина Стромберга встречались самые настоящие «старорежимные дворники». Правда, в его дневниковых записях подобные воспоминания отсутствуют, но факты биографии косвенно указывают на вероятность таких встреч при разных обстоятельствах и в разные времена.


Будущий видный ученый появился на свет 16 сентября 1910 года во время заграничной командировки родителей в германском городе Бреслау (ныне – польский Ворцлав). Отец – Генрих Генрихович Стромберг  – занимал вакансию приват-доцента Петербургской Военно-медицинской академии. Мама – Магда Робертовна (урожденная Эрдман) – была выпускницей знаменитых Бестужевских курсов по естественно-математическому отделению, где получила специальность химика.

Как видим,  малопрестижная сейчас работа в былые времена давала дворнику власть, крышу над головой в виде служебной квартиры и хороший доход. Постояльцы  за различные услуги (колку дров, подъем вещей на этаж и прочее) платили наличными. А еще дворники имели привычку поздравлять жильцов с Пасхой, именинами, Рождеством.  Списки важных для постояльцев дат хранились в дворницкой. Обход квартирантов в праздники приносил либо щедрые чаевые, либо подношение рюмки водки и хорошей закуски. Надо полагать, и почтенное семейство Стромбергов не избежало таких визитов дворового работника…

Летом 1914 года началась Первая мировая война. Приват-доцент Генрих Стромберг (немец по национальности и российский подданный по паспорту) сразу был призван в действующую армию как врач-хирург и уже в сентябре погиб на германском фронте.  Магда Робертовна осталась с двумя детьми: Армину только-только исполнилось 4, младшей Эльге – 2 года, – в городе, который перестал быть прежним, родном Петербурге. В обществе усилилась германофобия. Столицу империи переименовали в Петроград. По стране прокатилась волна немецких погромов. Нападениям подверглись магазины, предприятия и дома, чьи владельцы носили немецкие фамилии. Российское подданство от погромщиков не защищало. Вдова погибшего за Отечество офицера-медика испытывала чувство постоянной тревоги, которое впоследствии передалось сыну.


Вот как описывал профессор Стромберг свои ощущения:

Мне долгие годы пришлось жить в стране, в которой слово «немец» приравнивалось к слову «шпион». Это приучило меня всегда быть в стрессовом состоянии и быть готовым к худшему

Преследований по национальному признаку ученый избежать не смог, но об этом чуть позже.

В 1916 году Магда Стромберг увезла детей в Екатеринбург к своим родственникам. Хорошие знакомые, уехавшие за границу, оставили на попечение женщины свой дом (так называемую Злоказовскую дачу) с мебелью. Подрастающий Армин посещал частную школу. Учился рисованию, музыке, танцам. После революции, в мае 1918 года, в красную столицу Урала под охраной  был доставлен и заключен в дом Ипатьева отрекшийся от престола император Николай II с членами царской семьи.  Армин Стромберг вместе с другими мальчишками бегал смотреть на «особый» объект, но что происходило за высоким дощатым забором, вокруг которого стояли часовые, разглядеть было нельзя.

Царскую семью расстреляли в июле 1918 года. Вскоре части Красной армии оставят город, в который войдет Чехословацкий корпус под командованием генерала Гайда. Екатеринбург оказался под властью Верховного Правителя России адмирала Колчака. Советская власть в столице Урала будет восстановлена в июле 1919 года. Во время гражданской войны Магда Стромберг во второй раз выйдет замуж. Ее избранником стал Александр Васильевич Воробьев. В браке родилась дочь Марина. Отчим Армина и Эльзы по профессии был экономистом, призывался на службу в колчаковскую армию. Позже по этому основанию он будет репрессирован

В 1930 году Армин Генрихович Стромберг блестяще закончит учебу на  химическом отделении Уральского индустриального института. Будет работать в нескольких свердловских НИИ, в 29 лет защитит кандидатскую диссертацию, женится на Лидии Попониной. В 1938 году у них родится дочь Эльза. В начале Великой Отечественной войны Армин Стромберг займется внедрением на оборонных заводах Урала новых приборов – полярографов, необходимых для анализа сплавов. И вот, в этот самый момент специалисту напомнили о его «неблагонадежной» национальности:

В марте 1942 года я, как немец, попал в трудармию на кирпичный завод в Нижнетагильский лагерь ГУЛАГа НКВД. Из-за жестокого режима, голода и холода из 6 тысяч узников умер каждый второй. Выжил я случайно. Через полтора года, благодаря хлопотам матери и жены, меня освободили и направили на работу в мой же институт. Выжившие еще десять лет считались «спецпереселенцами».

Автор:  Письмо из лагеря Эльзе. 1942 год.

Свой срок Армин Стромберг отбывал в спецотряде № 1874. Его солагерниками оказались яркие, незаурядные личности. Будущий академик  Б. В. Раушенбах, разработчик ракетной и космической техники, помощник С. Королева. Известный археолог О.Н. Бадер, замечательный химик-минеролог Л.Э. Рикерт, а еще были талантливые врачи, художники, преподаватели.

Автор:  Академик Борис Раушенбах.

Выжив в лагере, Стромберг вернулся в науку. Заведовал лабораторией одного из институтов Уральского филиала Академии наук. Защитил докторскую диссертацию, после чего стал профессором в Уральском государственном университете. В 1956 году Армин Генрихович с семьей переезжает в Томск, где ему предложили заведование кафедрой физической и коллоидной химии Томского политехнического института. Ректор Воробьев предоставил семье ученого хорошую квартиру в физическом корпусе вуза. Горожане хорошо знают этот ансамбль зданий, построенных в начале XX века. Тогда, да порой и сейчас, этот район называют «европейским кварталом» или «уголком Санкт-Петербурга в Сибири».

Автор:  Тот самый дворик

Тот самый двор. Комплекс институтских корпусов (горного, физического и химического)  образует собой практически замкнутое каре с обширным внутренним двором. Новоселы Стромберги, увидев такую красоту, пришли в полный восторг. 60 лет назад даже Армин Генрихович не обратил внимания на несколько запущенный вид двора, но очень скоро профессор попытается изменить ситуацию. Так и возникнет операция или хобби под кодовым названием «Сорняки». Уже в почтенном возрасте ученый писал своеобразные отчеты о своей работе, научной и ненаучной. Вот фрагменты отчета за 1997 год, когда Армину Стромбергу было 87 лет:

«Научная деятельность. Продолжил доработку рукописи третьего издания учебника физической химии Стромберга — Семченко. Руководство подготовкой аспиранта С.В. Романенко. Сделал стендовый доклад на международной конференции по аналитической химии в Москве».

Автор:  Армин Стромберг со своим аспирантом С.В.Романенко. 1997 год.

А вот раздел о  деятельности ненаучной:

Выполняю (начатые 30 лет назад) обязанности общественного дворника. Зимой прокладываю тропинки в снегу для выхода людей на 4 улицы. Весной и летом удаляю древесные поросли и сорняки в начальной стадии развития.

Профессор тщательно подбирал рабочий инвентарь и радовался когда в его «арсенале» появлялись подаренные друзьями лопаты, грабли, пилы. Была и специальная экипировка. Эльза Арминовна (дочь профессора Стромберга) сохранила «дворницкие» рукавицы и перчатки отца.

Об интенсивности физических нагрузок можно судить по строчкам очередного отчета:


«Весной разбрасываю снег для ускорения его таяния. Пробиваю ломом канавки для стока «вешних вод» от подъезда и из луж. Очищаю асфальт от 10-15 сантиметрового слоя грязи, который натаскивают на колесах грузовые машины работающие на соседней стройке. Внушаю себе, что грязь отличается от снега только цветом и удельным весом, а в остальном их перебрасывание доставляет одинаковое удовольствие».

Позвольте, а где же штатные дворники, которые и должны были обеспечивать чистоту внутреннего двора «европейского квартала»? Ответ на вопрос можно найти в записи Армина Стромберга сделанной в 1998 году.

Во дворе живет 60 семей , в основном преподавателей ТПУ. Официальный дворник, говорят, числится где-то в ведомостях, но его присутствие удается обнаружить редким счастливцам.

Пожилого человека считали чудаком. Над ним подшучивали. Советовали больше отдыхать и просто гулять на свежем воздухе. А лучше купить дачу и бороться с сорняками там. Садового участка и машины, чтобы туда ездить, профессор так и не завел. В быту был довольно аскетичным, но не отшельником. Армин Генрихович любил принимать гостей в своей квартире. Походы на «сорняки» он считал просто полезным для здоровья занятием и возможностью снимать психологические стрессы:

Я не скучаю. Я не знаю что такое скука. Я все время нахожусь в цейтноте. Я счастлив. Счастлив потому, что не погиб в лагере. Ведь я был тяжелых ситуациях , но из-за разных случайностей все для меня заканчивалось сравнительно легко и без тяжких последствий. Только очень не хочется впасть в старческий маразм , потерять способность к умственной деятельности и потерять зрение.

Почти в 90 лет профессор освоил компьютер и считал личным достижением умение набирать тексты, отправлять письма и составлять сложные графики и таблицы с его помощью. Ученый регулярно музицировал, исполняя наизусть произведения любимого Шопена на пианино. Много читал и пополнял домашнюю библиотеку. И конечно не порывал связи с политехническим , исправно консультируя коллег и занимаясь подготовкой аспирантов. Добровольное дворничество оставалось отдушиной,  увлечением.  И в конце концов даже получило общественное признание. На исходе 90-х годов мэр Томска А.С. Макаров наградил Армина Стромберга Почетной грамотой за деятельность по благоустройству города!

Весной 2004 года профессор Стромберг констатировал печальное:

«Оправдалась пародия на русскую пословицу. «Терпение и труд все перетрут, и в первую очередь того, кто трудится. Силы уже не те. Последний раз я выходил во двор в мае, когда скалывал остатки льда перед подъездом. Затем мне пришлось отказаться от своего хобби...».

В сентябре, почти сразу после 94-го Дня рождения Армина Генриховича не стало. За несколько лет до кончины, его ученики подарили профессору именную аллею-сад, заложив ее во дворе, где долгие годы трудился необычный дворник. Там теперь растут рябины и ель, есть табличка. Можно сходить, посмотреть, вспомнить...

В сентябре, почти сразу после 94-го Дня рождения Армина Генриховича не стало. За несколько лет до кончины, его ученики подарили профессору именную аллею-сад, заложив ее во дворе, где долгие годы трудился необычный дворник. Там теперь растут рябины и ель, есть табличка. Можно сходить, посмотреть, вспомнить...

Поддержи ТВ2!