Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. О чем не рассказал гендиректор СХК?
Истории

О чем не рассказал гендиректор СХК?

ТВ2 Ринат Мифтахов

Сибирский химический комбинат сокращает производства, персонал и выручку, стараясь сохранить хорошую мину при плохой игре. По мнению ряда экспертов, эта имитация продлится, как минимум до марта 2018 года, то есть до выборов президента России. Мы постарались разобраться, в чем состоят нынешние проблемы СХК.

Автор:  Александр Сакалов, ТВ2

Падение, падение, падение…

15 августа генеральный директор СХК Сергей Точилин презентовал журналистам отчет о работе предприятия в 2016 году: выручка - 14,981 млрд. рублей, прибыль – 1,844 млрд. И выручка, и в большей степени – прибыль, выросли по сравнению с предыдущим годом. Мы же решили посмотреть на успехи СХК за более обширный период, и проанализировали выручку предприятия за последнюю пятилетку. Источниками информации для анализа нам послужили ежегодные отчеты Сибирского химического комбината, опубликованные на его официальном сайте в разделе «Раскрытие информации».

Из этой информации следует, что за пять лет, с 2011 по 2016, выручка СХК сократилась с 17,213 млрд. рублей до 14,981 млрд. или на 13 процентов. Однако это 13-процентное падение рассчитано в абсолютных цифрах, то есть без учета инфляции. Согласно данным портала уровень-инфляции.рф за этот период цены в нашей стране выросли на пятьдесят процентов. То есть, если некий средний товар в 2011 году стоил 100 рублей, то в 2016 году он стоил уже 150 рублей. Исходя из этой пропорции, легко вычислить, что выручка СХК 2016 года в 14,981 млрд. рублей соответствует примерно десяти миллиардам в ценах 2011 года. То есть реальное падение выручки за пять лет составило не 13, а 42 процента.

Но, может быть, снижение выручки за пятилетку с 2011 по 2016 год – это продолжение общей тенденции падения показателей СХК? Может быть, выручка снижалась и в предыдущие годы? – Ничего подобного. Мы проанализировали доступные данные с официального сайта СХК начиная с 2008 года: выручка комбината неуклонно росла, причем росла не только в абсолютных цифрах, но и с учетом инфляции. Судите сами:

Сайт СХК. Годовой отчет за 2011 год (фрагмент)

Ветераны СХК говорят, что традицию анализировать экономические показатели комбината с поправкой на инфляцию завел еще Геннадий Петрович Хандорин, руководивший предприятием в последнем десятилетии ХХ века.

Подведем итог сказанному: на СХК был период, когда его выручка стабильно росла год от года в абсолютных цифрах, и, как минимум, в течение трех лет росла даже с поправкой на инфляцию. А вот за последнюю пятилетку комбинат потерял 13 процентов выручки в абсолютных цифрах, и 42 процента – с учетом инфляции.

Сайт СХК. Годовой отчет за 2016 год (фрагмент)

Еще один заслуживающий внимания показатель деятельности СХК в последней пятилетке – это совокупная зарплата работников предприятия. В 2010-11 годах президент ТВЭЛ (московская головная контора СХК) Юрий Оленин неоднократно заявлял, что оптимизация численного состава комбината (Оленин избегал слова «сокращение» и говорил именно об «оптимизации» — прим. ред.) не отразится на совокупной зарплате его работников. Дескать, численность персонала уменьшится, но зарплата оставшихся людей вырастет настолько, что общего сокращения фонда заработной платы не будет. Более того, говорил Оленин и о том, что через пять лет средняя зарплата на СХК будет составлять две тысячи долларов.

Прошло более пяти лет. Давайте посчитаем.    


Согласно упомянутым выше годовым отчетам СХК, в 2011 году на комбинате работали 8.768 человек, а средняя зарплата составляла 47.193 рубля. Спустя пять лет количество работников сократилось до 3.514 человек, а зарплата выросла до 67.753 рублей. Несложно сосчитать совокупную месячную зарплату по всему комбинату: в 2011 году – 413.788.224, в 2016 – 238.084.042. Получается, что совокупная заработная плата работников СХК сократилась на 42% в абсолютных цифрах. А с учетом инфляции – на 61%.


Если же вспоминать о планах Оленина поднять среднюю зарплату на СХК до двух тысяч долларов, то она – напротив – снизилась с 1466 до 1117 «зеленых».

Минус самый прибыльный завод

В годовом отчете СХК за прошлый год есть еще один любопытный раздел – «Структура выручки от реализации основной продукции». Согласно размещенной там информации доля «обогащения» в общей выручке существенно сократилась именно в прошлом году. В 2014 году эта доля составляла 60%, в 2015 – 59%, в 2016 – 52%. Обогащение – это именно то, чем занимается одно из подразделений СХК – Завод разделения изотопов (ЗРИ). О том, что ЗРИ будет закрыт в ближайшие годы мы подробно писали еще в 2016 году. Тогда же пришло известие о начале демонтажа оборудования и перевозе его с СХК в Зеленогорск, на ЭХЗ. И вот по итогам прошлого года уже отмечено сокращение выручки по обогащению. Некоторые собеседники ТВ2 прямо связывают это с началом закрытия ЗРИ. Более того, сразу несколько наших экспертов (в том числе бывший главный инженер ЗРИ СХК Виктор Водолазских), ссылаясь на инсайд из ТВЭЛ, говорили о закрытии ЗРИ к 2019 или 2020 году. Позднее другой эксперт уверенно назвал ТВ2 именно 2019 год.

Сайт СХК. Годовой отчет за 2016 год (фрагмент)

Закрытие ЗРИ, в свою очередь означает, что СХК потеряет более половины сегодняшней выручки от реализации основной продукции, и в его составе останется единственный завод – Сублиматный. Но, по мнению Водолазских, Сублиматный завод тоже будет закрыт через несколько лет. Поскольку сублиматное производство дает сырье для процесса обогащения, новый такой завод будет построен, скорее всего, в Зеленогорске.

Гендиректор СХК Сергей Точилин фактически признает, что ЗРИ будет закрыт, но не называет сроков. Он также говорит, что такое решение будет приниматься в ТВЭЛ, и только после того, как на северском комбинате будут созданы замещающие мощности. Под замещающими мощностями понимается прежде всего Опытно-демонстрационный энергокомплекс (ОДЭК). 

Маленькие хитрости и большое недоверие

Как сообщает официальный сайт СХК, ОДЭК — сложный высокотехнологичный проект Госкорпорации «Росатом», не имеющий аналогов в мире. В состав ОДЭК должны войти: модуль фабрикации/рефабрикации ядерного топлива (МФР), энергоблок с реакторной установкой «БРЕСТ-ОД-300» и модуль переработки радиоактивных отходов (МП). Строительство ОДЭК было запланировано на площадке СХК в рамках проекта «Прорыв». В 2013 году была выбрана площадка под новый объект СХК, предполагалось, что строительство экспериментального реактора будет вестись с 2014 по 2022 годы. Сегодня президент ТВЭЛ Юрий Оленин (а с его подачи – руководство СХК и Томской области) уверяют общественность, что «Прорыв» будет благополучно реализован в Северске, создаст новые рабочие места, привлечет в регион многомиллиардные инвестиции. Словом, на любой вопрос о сокращении СХК следует ответ: зато у вас будет «Прорыв».

Губернатор Томской области Сергей Жвачкин (слева) и президент ТВЭЛ Юрий Оленин.

В начале 2017 года мы писали о скептической оценке «Прорыва» со стороны специалистов-атомщиков. Еще более критичен был журналист и писатель Виктор Лойша, который многие годы предметно занимается проблемами атомной промышленности. Ссылаясь на свои источники, Лойша называл «Прорыв» прожектом по закапыванию денег. С тех пор количество собранных нами негативных оценок данного проекта только увеличилось. Мы надеемся, что в ближайшее время мы сможем познакомить наших читателей с этими профессиональными заключениями. Часть наших экспертов мы уже называли по именам, другие — согласились на публикацию их мнения на условиях анонимности. Тем не менее, у нас есть основания полагать, что некоторые из анонимных экспертов в ближайшее время раскроют свои имена.

Пока же хотим назвать несколько фактов, которые не позволяют нам относиться к реализации «Прорыва» со стопроцентной уверенностью и безудержным оптимизмом. За неполный год, прошедший с момента первого упоминания о возможном закрытии ЗРИ, мы неоднократно сталкивались с определенным лукавством со стороны руководства ТВЭЛ. Так, например, первоначально и ТВЭЛ, и СХК не подтверждали информации о закрытии ЗРИ, хотя прямо и не опровергали этого. Вместо этого нам рассказывали, что это просто очередной эксперимент в рамках НИОКР – демонтировать оборудование, перевезти его в другой город, там собрать и посмотреть: работает ли? В конце-концов Юрий Оленин все-таки признал, что ЗРИ может быть закрыт, но взамен в Северске будет реализован «Прорыв». Оптимизм Оленина разделял и губернатор Томской области Сергей Жвачкин.   

Позднее благодаря дотошным журналистам выяснилось, что и с проектом «Прорыв» не все так радужно, как планировалось изначально. В январе стало известно, что еще минувшим летом было принято решение отказаться от старта строительства инвестиционного проекта «БРЕСТ» до момента стабилизации экономической ситуации в стране. То есть замораживалось строительство второй и третьей очередей ОДЭК. После этого вновь последовала серия уклончивых комментариев со стороны ТВЭЛ и СХК. По официальной версии, на сегодняшний день строительство второй и третьей очередей было просто сдвинуто по времени, и не более того. Тем не менее, даже сейчас, говоря о планах по строительству ОДЭК, Сергей Точилин сообщает о том, что во время уже начатого строительства продолжаются научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, что свидетельствует о том, что, на наш взгляд, проект действительно является еще сырым. 

Необходимые НИОКРы, научные работы ведутся, — говорит Точилин, — они ведутся в дополнение к тем работам, которые мы ведем по топливу, они ведутся также по последующей переработке топлива. Все необходимые работы ведутся не только у нас, но и в других двадцати институтах Российской Федерации.

Гендиректор СХК также сообщил, что в строительстве находится 41 сооружение первой очереди модуля фабрикации, все строительно-монтажные работы идут по графику. СХК уже получает технологическое оборудование, срок завершения — 2020 год.

Северск. Здание заводоуправления СХК.

И, конечно, обращают на себя внимание существенные расхождения в цифрах, озвученных в разное время разными ответственными товарищами. Так, например, губернатор Жвачкин, выступая в ноябре на совместном брифинге с руководителем ТВЭЛ, заявил (надо полагать, что узнал он об этом от Оленина - не сам же придумал), что на новом "прорывном" предприятии будет работать 2000 человек. А Сергей Точилин сегодня говорит о том, что проектная численность ОДЭК всего 1500 человек, а, возможно, она будет сокращена до 1400. Столь вольное обращение с ключевыми характеристиками важнейшего проекта не добавляют уверенности в том, что проект действительно проработан и действительно будет запущен. 

Сразу три опрошенных нами специалиста высказали предположение, что на самом деле строительство ОДЭК либо ограничится вводом в эксплуатацию первой очереди, либо вообще будет заморожено на неопределенный срок. Но, поскольку «Прорыв» изначально преподносился общественности, как компенсация за ликвидацию других производств СХК, то известие о его частичной или полной заморозке может вызвать большой резонанс и волну социальных протестов. А это (говорят все три наших эксперта) совершенно не допустимо до выборов президента, которые запланированы на март 2018 года. Поэтому близкая к реальности картина раскроется перед нами не ранее следующего года.

Быть или не быть?

Ниже мы приводим диаграмму, уже опубликованную нами в прошлом году, а ныне – дополненную данными за 2016 год. Обратите внимание, насколько несопоставимы размеры чистой прибыли, получаемой непосредственными производителями продукции из Северска, Зеленогорска, Новоуральска, Ангарска и головной компанией ТВЭЛ, которая эту продукцию продает на рынке.

Нам бы очень хотелось, чтобы не оказались пророческими слова бывшего главного инженера ЗРИ Виктора Водолазских, сказанные им прошлой осенью:

Я опасаюсь,  что руководители Топливной компании ТВЭЛ руководствуются не государственными, а чисто рыночными интересами. И что прибыль для них — превыше всего. Если исходить из такой логики, то им выгоднее в течение нескольких лет перевести с СХК в другие города разделительное и сублиматное производства. После этого на комбинате не останется ничего связанного с производством ядерного топлива, коммерческая составляющая будет стремиться к нулю, и ТВЭЛ откажется от комбината, как от непрофильного актива. Тем самым ТВЭЛ снимет с себя все издержки по содержанию бывшего оборонного предприятия со всеми его «хвостами» и прочими проблемами, и передаст его Росатому вместе со всеми затратами по содержанию.

Поддержи ТВ2!