Новое не должно имитировать старое

«Я ходила, смотрела, как уничтожается деревянная архитектура, и не понимала – почему». Когда-то Ксения Зверева собиралась стать химиком, но поступила в ТГАСУ, а затем закончила магистратуру московской школы МАРШ. Теперь архитектор из Томска живет и работает в Москве, но не забывает о родном городе и следит за его архитектурными проектами.​

Ксения Зверева
Ксения Зверева

Ксения  вместе с партнером ведет свою архитектурную практику в Москве, проводит воркшопы, участвует в проекте Архитекторы.рф и преподает в Софт Культуре.


– Софт Культура — это образовательный проект, который учит молодых архитекторов культуре работы. У площадки есть онлайн-журнал о ежедневных вызовах архитектора, образовании и полезных ресурсах. С ноября я веду один из курсов площадки, сейчас мы разрабатываем для него новую программу, — рассказывает Ксения.

Участники проекта Архитекторы.рф
Участники проекта Архитекторы.рф

Образовательный проект Архитекторы.рф, в котором участвует Ксения, существует второй год. Он разработан Институтом «Стрелка» и проводится при поддержке Минстроя России.  


У меня есть знакомые, которые в прошлом году попали в этот проект и прошли его — и я решила попробовать подать заявку.


Особенно ни на что не рассчитывая, Ксения Зверева прошла в проект из 3600 претендентов. Архитекторы.рф — это не только образовательная программа, но и мощный нетворкинг, который позволяет понять, что происходит в разных регионах, где архитекторы часто сталкиваются с одинаковыми проблемами. За год 100 человек становятся большой командой, которые затем возвращаются в свои города и могут помогать друг другу. 


Глобальная цель проекта, существующая в перспективе нескольких лет, — повышение качества среды в России. Ксения поясняет, что архитектурное образование в России остановилось в 1960-х годах и не развивается: когда она училась, в 2000-х годах, программа опиралась на советские учебники, нормы и стандарты, часть которых давно не отвечает запросам современного города. Мировая архитектурная и урбанистическая практика за это время ушла довольно далеко, и у России есть большой зазор. Именно поэтому появилась необходимость в интенсивной образовательной программе, которая погружает людей в новый контекст, чтобы показать, как коллеги в других странах решают проблемы городской среды. По словам Ксении, архитекторам нужно расширить кругозор и постараться семимильными шагами перешагнуть через большие проблемы и большой зазор в знаниях, чтобы приблизиться к современной цивилизованной практике.


— Ты думаешь, это возможно?


— Мне кажется, что это вопрос личного настроя и желания развиваться. Неважно, где ты учился, — главный вопрос в том, как ты получаешь информацию и как занимаешься самообразованием. Архитекторы.рф — это программа, которая вдобавок к знаниям и новой информации дает необходимые выходы на экспертное сообщество: если тебе нужен эксперт для своего проекта, найти его через программу иногда просто легче. В конечном итоге это платформа для обсуждения, проверки и реализации своих идей. 


Последние два года Ксения работала как ведущий архитектор проектов в небольшом бюро и параллельно развивала собственную практику.

Ксения Зверева
Ксения Зверева

– Мы собирались, регулярно делали конкурсы, ну и в какой-то момент это переросло в большее – наши проекты стали выигрывать и сложилась такая крепкая команда, а дальше появились собственные заказы, — рассказывает Ксения.

Мне нравится история про то, чтобы попробовать сделать что-то свое — когда как не сейчас.

Пока у молодого бюро, основанного Ксенией и ее партнером Татьяной Ан, нет желания разрастаться: 


– Я понимаю, что для развития бизнеса ты масштабируешься либо вширь, либо вглубь, то есть работаешь над качеством — и этот вариант мне нравится больше. Брать то количество проектов, которое обеспечивает жизнеспособность бюро, но при этом оставляет время и возможности заниматься другими некоммерческими проектами — это очень важно. 

Комьюнити-центр в Непале. Команда проекта: Ксения Зверева, Татьяна Ан, Евгений Макаренко, Екатерина Арефьева
Комьюнити-центр в Непале. Команда проекта: Ксения Зверева, Татьяна Ан, Евгений Макаренко, Екатерина Арефьева

Один из них таких некоммерческих проектов — комьюнити-центр в Непале. Непал два года назад пострадал от сильного землетрясения, и проекты, которые смогли бы улучшить жизнь местного населения, стали значимой социальной повесткой для архитекторов.


– Идти на конкурс одному – это не интересно. Мы работали в команде: три архитектора с разными взглядами и архитектор-конструктор. Перед началом проекта необходимо провести предпроектное исследование, чтобы понять, что и зачем делать. В общем, мы разработали проект, отправили его и выиграли. Нас позвали строить, но дальше проект отложился. Несмотря на это, проект стал для нас отличной практикой — это не архитектура высоких строительных технологий, а очень простые решения, которые существуют в локальном контексте и работают за счет очень простых принципов.

Комьюнити-центр в Непале. Команда проекта: Ксения Зверева, Татьяна Ан, Евгений Макаренко, Екатерина Арефьева
Комьюнити-центр в Непале. Команда проекта: Ксения Зверева, Татьяна Ан, Евгений Макаренко, Екатерина Арефьева
Комьюнити-центр в Непале. Команда проекта: Ксения Зверева, Татьяна Ан, Евгений Макаренко, Екатерина Арефьева
Комьюнити-центр в Непале. Команда проекта: Ксения Зверева, Татьяна Ан, Евгений Макаренко, Екатерина Арефьева

Вместе с архитектором Дарьей Зайцевой Ксения проводит образовательные воркшопы для студентов-архитекторов: 


– Первый воркшоп прошел очень удачно, после чего мы решили поддерживать эту историю. Это некоммерческий проект, он абсолютно бесплатный, в нем может участвовать каждый. В течение недели мы концентрируемся не на том, как правильно научиться проектировать, а скорее, на развитии критического мышления в архитектуре: как задавать себе вопросы, чтобы приходить потом к решениям. Это похоже на групповую терапию, когда каждый делает свой макет, домик, все собираются, рассказывают друг другу истории и учатся сторителлингу.

Проект Ксении Зверевой
Проект Ксении Зверевой

— Как тебе томские архитектурные проекты? Наши фонари на Ленина, например?


– Когда я приезжаю в Томск, всегда немножко удивляюсь, когда замечаю, как все меняется. Но каждый раз, к сожалению, я ловлю себя на мысли, что все хуже становится. Может быть, я просто скучаю по тому Томску, в котором я росла.

Новое не должно имитировать старое

– Есть распространенное мнение, что все новое — это благо. Но это не совсем так. У фонарей есть совершенно практическая функция – они должны освещать улицы. Как они выглядят – это вопрос не просто эстетический (красиво или некрасиво), это еще и вопрос работы с культурным контекстом. 

Чугунные большие столбы, имитирующие исторические питерские фонари, но при этом новые и сделанные для Томска — это полное игнорирование культурного контекста. Фонари выше, чем застройка, они стоят частоколом и резко вторгаются в облик города.

–При этом появляются они в XXI веке на фоне динамично развивающегося города, а не в XIX на фоне строительства классических дворцов и театров. Попытки псевдоисторической застройки меня сильно смущают с точки зрения профессиональной этики. Вместо игры в историю мы можем поставить нейтральный современный фонарь — и признать, что живем в 2020 году.

Когда мы думаем, что у нас историческая улица, и поэтому на ней должны появиться псевдоисторически фонари, это  такая большая логическая ловушка. Нет, так это не работает. Существует Венецианская хартия, принятая архитекторами и реставраторами — это не строгое руководство к действию, но если ты человек, работающий с городом, ты  должен ее прочитать и знать, что существующую историческую застройку необходимо сохранять, а отреставрированные здания и объекты не должны имитировать старину.


Что утеряно, то утеряно. Нужно ценить следы времени,  но новые здания и элементы городской среды должны отличаться. Это не значит, что все должно быть стеклянным и хаотичным — скорее, быть просто нейтральным и служить спокойным фоном для исторической застройки. Но ни в коем случае не должно притворяться ею.

Новое не должно имитировать старое

— Тогда как ты относишься к нашей набережной?


— Больные вопросы!


— Да, это больные вопросы. Вокруг них было очень много споров.


— С набережной у меня свой незакрытый гештальт, потому что однажды мне писала Надя Древаль, просила прокомментировать проект — еще ничего не строилось. Но я тогда была еще молода и зелена, и мне казалось, что это не очень корректно, и я отправила Надю к другим экспертам, которых знаю. Я не прокомментировала эту ситуацию, а сейчас увидела этот проект, который мне очень не нравится, и я жалею, что ничего не сказала.


Что не так с этой набережной? Ну, кроме того, что ей неудобно пользоваться, потому что там нет удобных маршрутов, уличной мебели и деревьев, есть вопросы к качеству исполнения самого проекта. 


Подробнее читайте об этом в материале  «Что не так с набережной реки Ушайки».

Весь развитый мир откапывает реки сейчас, никто не закатывает берега в бетон. Бороться с рекой укрепительными сооружениями в виде гранита и железобетона – непродуктивно.

— У реки есть свое русло, которое регулярно меняется. Вода подмывает камень, поэтому гораздо разумнее не тратить силы на создание искусственных каменных берегов, а предусмотреть места естественных разливов и укрепить берега с помощью естественных насаждений. Когда для строительства вырубаются деревья, на несколько градусов повышается температура участка — его больше ничего не защищает от солнца и перегрева, это влияет и на экосистему всей реки — воды, уцелевших растений вдоль берегов, птиц. Если мы дальше Ушайку так же закатаем, будет очень плохо. 

Река в городе – это очень большая ценность, и желательно предоставлять доступ к ней, чтобы человек мог побыть у воды на набережной – не поверху погулять, посмотреть на бетонные сооружения, а спуститься к ней, например, и просто провести полчаса или полдня, гуляя у воды.

Набережная реки Ушайки
Набережная реки Ушайки

– Ты видела, наш спуск такой маленький!

— Да, к тому же он еще и небезопасный. С одной стороны, здорово, что в городе появляются деньги, которые могут пойти на благоустройство. С другой стороны, очень важно, как именно это благоустройство реализуется. Мне кажется, набережная до этого, в общем-то, была неплохая. Там были прекрасные газоны и лужайки, на которых можно было посидеть. Мне кажется, сейчас Ушайка — это та ценность, которую у города украли. 

— Хватает ли у обычных людей, образования, чувства вкуса, для того, чтобы тоже судить о таких проектах на конкурсах?


— Абсолютно точно — именно горожане пользуются проектами каждый день, и они могут оценить, насколько хорошо это работает или будет работать. Есть разные группы пользователей, и у них разные интересы. В проектах интересы пользователей могут вступать в конфликты: бабушки хотят лавочки, дети хотят детский парк, а хозяева собак — площадки для тренировок своих питомцев. Бабушкам громко, а детям хочется играть — это нормально. Но как раз-таки это вопрос работы проектировщиков – как развести все процессы, чтобы никто никому не мешал. Чем больше мнений ты учтешь, тем больше конфликтов ты сразу решишь, чтобы избежать их в реализованном проекте.


Чтобы люди лучше разбирались в проектах, кроме понимания собственных интересов,  им нужны насмотренность и опыт. Хорошо, когда в городе есть пилотные проекты и есть, с чем сравнить. Когда не с чем сравнивать, довольно сложно говорить о том, что хорошо. Иногда уже хорошо, когда под ногами не грязь и не лужи.


Но градации этого «хорошо» очень большие. Горожанам, конечно, сложно судить о перспективах проекта — например, как он влияет на городскую экономику. Это работа проектной команды и городской администрации.

Круглый стол "Зеленые встречи"
Круглый стол "Зеленые встречи"

— Мне кажется, важно, что есть люди, которые интересуются общественными пространствами в Томске, и появляются городские инициативы — «Живая лаборатория», например, или площадки вроде «Точки кипения», где все собираются. 

Пока нет ответного хода движения: как предлагать и реализовывать проекты, кто этим занимается, как это проводить открытые обсуждения и конкурсы, как проектировать и реализовывать проекты. Но мне кажется, что появляется запрос — здорово, что начинается обсуждение Томска как студенческого молодежного города, в котором звучат молодые голоса.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?