Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. «Невозможно заставить 20 миллионов сменить национальность»
Истории

«Невозможно заставить 20 миллионов сменить национальность»

ТВ2 Роман Чертовских

В мире живет около 40 миллионов курдов. Но своего государства у них никогда не было. В Томске курдов несколько десятков. Кто-то живет здесь еще с советских времен, кто-то приехал учится и работать уже в современную Россию.

Автор:  Роман Чертовских

Курд Шахин Пачала живет в Томске полтора года. Сюда он приехал учиться из Турции. О Сибири Шахин слышал много. Знал, что тут холодно и снежно. Что в Омск был сослан его любимый русский писатель — Федор Достоевский. Знал также, что в сибирский ссылке бывали Владимир Ленин и Иосиф Сталин. Говорим по-русски, на нем Шахин говорит лучше чем на английском.


—Я не коммунист, но социалист, — рассказывает Шахин. — Прочитав все книги о Ленине, Сталине, генсеках СССР и президентах России, я захотел побывать в вашей стране. Я учитель истории, но преподавать мне не нравится. Скучно, монотонно и не денежно. Поработав два года учителем, я скопил денег и поехал в Россию. Друг посоветовал мне Томск. Я почитал про ТГУ, про известных людей из этого города и решил поступить в магистратуру на исторический факультет. Сейчас я исследую русско-турецкую дипломатию.


Первое время в Томске Шахина поражало количество англоговорящих людей и цены на алкоголь и сигареты — в Турции они гораздо выше. Удивляло его, насколько грязными могут быть общественные места. Казалось странным, что российские лекарства, сколько ни пей, не помогают. Томск ему нравится: низкие домики, интеллигентные люди, много иностранцев. В гостях у друга в Новосибирске Шахин очень скоро захотел обратно — город стал ему вторым домом. Российское образование Шахину нравится гораздо больше турецкого.

Преподаватели тут намного лучше. В Турции — ужас. Как-то я не согласился с преподавателем истории. Сказал, что смертная казнь — слишком жестокое наказание. Преподаватель поставил мне «три» и лишил стипендии в две тысячи долларов. В Турции запрещено критиковать религию и президента даже с научной точки зрения. Исламисты говорят, что все есть в Коране и исследования не нужны. Забавно, что при этом они пользуются телефонами и машинами. А кто разработал эти технологии? Люди, которых, получается, критиковали! Мне не важно, религиозный ты человек или нет. Я просто считаю, что нельзя давить на науку и студентов.

Автор:  Роман Чертовских

Шахин может быть даже остался жить в Томске, если бы не холод. Даже на весеннем солнце он зябнет и не торопится снимать зимнюю куртку. Из-за климата Шахин готов вернуться в Турцию, хотя курдам там живется непросто.


Для справки:


Курды — древний ближневосточный народ. Происходят они от древних мидийцев. Язык курдов относятся к иранской группе. Исповедуют ислам, христианство и доисламский езидизм. В XVI веке курдские земли разделили Иран и Османская империя. После Первой мировой войны турецкий Курдистан поделили снова. Одну часть получила Сирия, другую — Ирак. Во всех четырех странах курды ведут борьбу за независимость. В Ираке курдам удалось добиться автономии при поддержке США. Сирийские курды с 2014 года воюют за Демократическую Федерацию Северной Сирии — Рожаву. В Иране курдские поселения разбросаны по стране и автономии там нет.


В Турции курдов насчитывается около 20 миллионов. Это четверть населения страны, но они остаются непризнанным этническим меньшинством. Турецкое правительство упорно называет их «горными турками» и пытается ассимилировать.

Мы не можем открывать курдские школы — солдаты придут и закроют. Нам нельзя называть театры и парки именами курдских лидеров. Несколько лет назад наказывали даже за речь на родном языке. Могли подойти и сказать: «Почему ты говоришь как животное? Разве ты не турок?» А недавно ко мне в аэропорту Стамбула прицепились из-за книги «Курдская диаспора в России». Пришлось долго объяснять, что это — подарок. Турки хотят ассимилировать нас, но невозможно заставить 20 миллионов сменить национальность. Жизнь без государства ужасна, русским этого не понять. Будь у курдов своя страна, разве смог бы Саддам Хусейн устроить нам геноцид в Ираке?

Исторический факт:


В Томске есть улица названная в честь Федора Лыткина. Большевик Федор Матвеевич Лыткин был курдом по отцу, но считался сыном Матвея Лыткина — первого мужа его матери. Настоящее имя Федора Лыткина — Полат-бек Ферит Фетько. Федор Лыткин в 1917-18 годах был Томским губернским комиссаром по делам печати.


Шахин хочет показать нам флаг Курдистана, и мы идем к его другу, тоже курду, но из Ирака. Карван Азиз учится в ТПУ на переводчика. В Ираке у курдов есть автономия, там им разрешено говорить на родном языке и даже открывать курдские школы. Разрешено отмечать традиционные праздники и вывешивать флаг Курдистана из окон. В Турции за демонстрацию флага ждет арест.

Автор:  Роман Чертовских

Курды в Турции политике ассимиляции сопротивляются, в том числе и с оружием в руках. Есть несколько курдских партий. Самые крупные — Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Рабочая партия Курдистана (РПК). Шахин — член партии поменьше: Демократической партии народов. Рабочая партия Курдистана с 1984 года ведет партизанскую войну на территории Турции и признана террористической организацией в Евросоюзе и многих других странах, но не в России. Посредником между РПК и турецким правительством служит Демократическая партия Курдистана. Ее лидеров постоянно арестовывают, но они возвращаются в политику снова. Шахин считает, что курдские политики сильнее турецких. Иначе они давно бы сдались.


— Если мне кто-то не нравится, я могу сказать, что он симпатизирует РПК. Доказывать не нужно — его сразу арестуют. Человек может сидеть год и не знать из-за чего, — возмущается Шахин. — Так было с моим другом-преподавателем. Его арестовали по наводке, и никто не знал, что с ним. Через год его отпустили, не найдя доказательств. А человек потерял деньги, работу и здоровье. Разве нормальное государство так поступает? Нет, так поступает мафия! Я состою Демократической партии Курдистана. Но нам нельзя действовать — только говорить. Большинство молодых курдов с высшим образованием тоже социалисты. В нашей партии писатели и ученые, журналисты и художники. Меньше всего интеллигенции в правящей партии, потому что она очень религиозна. Вообще за ДПК голосуют не только курды, а многие люди с высшим образованием. Программа партии основана на Конвенции по правам человека, поэтому мы — партия для всех.


Несколько раз турецкие власти и повстанцы-курды из РПК заключали перемирие. Последнее — в 2013 году. Причиной стал общий враг — Исламское государство. Курды находились в авангарде борьбы с ИГИЛ (запрещенная в России организация). Коалиция из курдов автономии Рожава, солдат Сирийской свободной армии и иракских курдов освобождала сирийскую провинцию Алеппо и город Эр-Ракку — «столицу» ИГИЛ. На войне с ИГИЛ погиб племянник Шахина Пачала. Он, как и многие молодые курды, пошел на войну добровольцем.

Но под предлогом обстрела исламских радикалов Турция бомбила и позиции курдов. А сразу после поражения ИГИЛ (запрещенная в России организация) объявила курдов Рожавы «филиалом РПК». Турецкие войска пытаются вытеснить курдов из района турецко-сирийской границы, война идет до сих пор. Хотя Сирия и далеко от Томска, Шахин воспринимает эту войну как личную трагедию.


—Турецкие и сирийские курды очень близки. Многие из Турции уехали в Сирию воевать за Рожаву против ИГИЛ. Нападали курды на российских или сирийских военных, на американцев? Нет, они воюют только против террористов и Эрдогана. Многие считают, что Эрдоган финансирует террористов и он ненавидит Рожаву. Турки думают: если курды попросили север Сирии, то скоро попросят и кусок турецкой земли. Но это не турецкая земля! Это Северный Курдистан, и живут там только курды.


Сейчас, по словам Шахина, курды обижены на Россию. Народ надеялся, что Владимир Путин поддержит их и не разрешит туркам и арабам напасть на Рожаву.

Если бы Петру I или Сталину сказали, что их империи распадутся, они бы поверили? Думаю, нет. Империи похожи на людей: они рождаются, стареют и умирают. Сейчас Турция сильна, но лет через 30 она, возможно, ослабнет. Может, через 200-300 вообще не будет государств. Нас, курдов, больше 30 миллионов. Многие радикальны и готовы воевать. Но я бы хотел, чтобы Курдистан стал отдельной страной без насилия и убийств.

Текст и фото: студентов ТГУ Романа Чертовских и Антона Мурашкина

Поддержи ТВ2!