«Не бойся чиновника, бойся его власти»

Знаете ли вы, что в Китае был свой Робин Гуд, причем не один, а сразу 108? История про благородных разбойников сначала стала сюжетом китайского романа в 14 веке, а потом перекочевала... на карты. Набор китайских карт-«тростей» оказался в Томском краеведческом музее благодаря разведчику Михаилу Полумордвинову. Что говорят карты о прошлом и нынешнем?

«Не бойся чиновника, бойся его власти»

«История одной вещи» — совместный проект с Томским краеведческим музеем

Узкие, длинные, называются гу-пай — «карты-трости». Трех мастей. В каждой масти девять карт. Девятка слабее восьмерки, а единица или туз — самая сильная. Играли обычно вчетвером. Раскладывали комбинации. Походило, скорее, не на дурака, а на покер. Или маджонг.

«Не бойся чиновника, бойся его власти»

«Бумажные игральные карты впервые появились в Юго-Восточной Азии, в Китае, — говорит сотрудница краеведческого музея Александра Котенко. — Слышала, что упоминания о них встречались аж в третьем веке нашей эры, в эпоху Хань. Но первое документальное свидетельство — это юридический сборник 13 века. Там описывается преступный случай, когда арестовали двух картежников, у которых мало того, что при себе было девять карт, так еще и два блока для их печати. Это было дело подсудное, поэтому и есть такая запись».

Александра Котенко
Александра Котенко

Никаких пик или треф. Масти в картах гу-пай — монеты. Разумеется, китайские. Круглые, с квадратным отверстием внутри, что символизирует бесконечное небо вокруг земли.

«Не бойся чиновника, бойся его власти»

Первая масть так и называется — «монеты». Номинал скромный — одна, две, три... Вторая — «струны». Это уже связки монет — одна, две, три... Третья — «мириады». Они обозначаются иероглифом, левая часть которого — «ван» — переводится как «10 000». Ну, а справа опять же количество — одна, две, три...

«Не бойся чиновника, бойся его власти»

«Есть японское слово «Банзай», которое означает: «Ура!» — говорит Александра Котенко. — Это калька с китайского — «Ван суй!». Благопожелание многих лет. Так чиновники приветствовали своего императора, говорили ему — «Ван суй!», мол, желаем тебе император, жить десять тысяч лет». 

Монеты на картах гу-пай не случайны. По словам Александры Котенко, поначалу китайцы играли просто деньгами — бумажными. И забирали их потом себе как выигрыш. Позже придумали карты с изображением монет и их связок. Вырезали их из маленьких дощечек или кости, делали удлиненными, потому и прикрепилось название — «карты-трости».  

«Не бойся чиновника, бойся его власти»

Помимо карт с четким номиналом, в колоде тусовались и бонусные карты — типа джокера. На них рисовали разных персонажей. В наборе из краеведческого — это герои одного из четырех самых знаменитых китайских романов.  

«Это особый набор карт, который появился в 14 веке, благодаря такому роману как «Речные заводи», — говорит Александра Котенко. — Вообще в Китае есть четыре классических романа. Самый современный нам — бытовой роман «Сон в красном тереме». Был написан в 18 веке и представлял собой семейную драму. В 16 веке все зачитывались «Путешествием на Запад» — этаким фэнтези про буддийского монаха и его помощников. В 14 веке культовым романом стало «Троецарствие» — художественно описанная военная хроника с песнями и народными преданиями. Его автором считается Ло Гуаньчжун. Его же называют автором и «Речных заводей» — истории о группе разбойников, которые вели себя как Робин Гуды. Только их было очень много, от 500 до 800 человек».

Иллюстрация к роману «Речные заводи». Гравюра Цукиока Ёситоси. 1868 год
Иллюстрация к роману «Речные заводи». Гравюра Цукиока Ёситоси. 1868 год

«Речные заводи» были очень популярны. Это был первый роман, который написали в приключенческом жанре «уся» — экшн, замешанный на китайских боевых искусствах с элементами магии.

Александра Котенко
Александра Котенко

«Общий сюжет романа таков, что в 12 веке в Китае все стало плохо, людей постоянно притесняли, причем, как крестьян, так и полководцев, учителей фехтования, ученых, абсолютно всех, мужчин и женщин, — говорит Александра Котенко. — Все эти несчастные люди в конце концов приходили на одну гору. И там вступали в ряды разбойников, которые, по сути, не были разбойниками, а защищали права простых людей. За ними, конечно, охотились. Им устроили огромную битву, но разбойники в ней победили. После чего установили в честь своих побед алтари и храмы, и все у них было хорошо. То есть, такой роман с хэппи-эндом. У него есть историческая основа, но с художественной она мало совпадает. Реально существовал предводитель разбойников. Доставлял властям много неприятностей в провинции Шаньдун — причем, это та провинция, где карты гу-пай и появились. Но разбойника этого изловили. Казнили. А его сообщников разогнали».  

«Не бойся чиновника, бойся его власти»

Фрагмент романа «Речные заводи»

«Когда все было осмотрено, они свернули вправо, и Хун Синь увидел неподалеку еще один храм, стоявший в стороне, стены которого цветом напоминали красный перец. Впереди высились две темно-красные решетки, двери же храма были крепко заперты, и на них висели замки величиной с человеческую ладонь. Они были запечатаны более чем десятью бумажными полосами, на которых стояло множество красных печатей. Под карнизом храма висела горизонтальная табличка красного цвета с выгравированными на ней четырьмя золотыми иероглифами, гласившими: «Придел покоренных злых духов».

– Что это за храм? – спросил Хун Синь, указывая на него монахам.

– В этот храм заточили злых духов, усмиренных при небесных наставниках прошлых поколений, – отвечал настоятель».

Персонажей в «Речных заводях» много, рассказывает Александра Котенко. Только разбойников — «звездных генералов» — 108. Так что главные герои в романе постоянно меняются. Начинается повествование с того, что в Китай пришла эпидемия. Император поручил одному своему генералу найти известного даосского монаха, чтобы тот при помощи обрядов изгнал напасть. Генерал даосского монаха нашел. И решил походить по храму. Случайно набрел на странное здание, в котором было полно бумажных амулетов — они сдерживали злых духов. Генерал невзначай этих духов выпустил. Но духи зло творить не стали, а переродились в разбойников. О которых и идет речь в романе. И которые — частично — оказались персонажами карт гу-пай.  

Павильон заточённых злых духов (Лунхушань, Дворец Высшей Чистоты)
Павильон заточённых злых духов (Лунхушань, Дворец Высшей Чистоты)
Фото: Википедия, User:Neon

Например, Ван Ин — суровый мужчина с усами и топором. У него, как и других героев романа, была своя звезда-покровитель. Называлась «Крохотная». Благодаря ей Ван Ин родился низкорослым. Другие персонажи над ним смеялись попервости — не верили, что сильный и отважный. А потом прозвали «коротколапым тигром». Ван Ин постоянно попадал в переделки из-за своей любвеобильности. Пока однажды не влюбился в Ху Саньян, женщину-амазонку, тоже «звездного генерала». Ее портрет также есть в колоде карт гу-пай.

Ху Саньян и Ван Ин
Ху Саньян и Ван Ин

«Ху Саньян была несравненной красавицей, с очень боевым характером, — говорит Александра Котенко. — На карте видно, что у нее есть брови — это примечательно. Китаянки того времени брови сбривали, считали это красивым. Ху Саньян отказывалась это делать, потому что не считала себя женственным и слабым созданием. Владела парой мечей, один назывался лунный, другой солнечный. А еще виртуозно управлялась с луком и арканом. За ней постоянно пытались ухаживать разные персонажи, но она быстро охлаждала их пыл. По сути, она была первой женщиной, которая перешла к разбойникам. Ее прозвище было «Зеленая змея». Звезда, которая ей покровительствовала — звезда «Разума». Ее с Ван Ином связывает такая история, что он ее увидел, влюбился в нее, стал добиваться благосклонности, но делал это, как мальчишки в пятом классе — то есть, задирал. А она взяла, да и победила его, сбросив с лошади. Заарканила. Привела в чувство. Он потом образумился, и стал ее мужем. Они даже в финальной битве погибли вместе. Такая китайская лав-стори без хэппи-энда».  

Ху Саньян
Ху Саньян

«А надо сказать, что Ван, заметив девушку, так и загорелся желанием захватить ее. Но кто мог подумать, что после десяти схваток у него задрожат руки, ослабнут ноги и удары его станут не точны. Словно пика перестала его слушаться.

Надо сказать, что если бы речь сейчас шла не о жизни и смерти, то «Коротколапый тигр» Ван с большей охотой стал бы заигрывать с девушкой.

А всадница смекнула, в чем дело, и, наблюдая за Ваном, подумала: «Нахальный парень!»

Ловко действуя двумя мечами, она взмахивала ими то вверх, то вниз. И Ван не мог за ней угнаться. Он уже повернул коня, намереваясь бежать, но «Зеленая», припустив своего коня, сунула за пояс один из мечей и, чуть вытянув вперед женственную, нежную руку, без труда вытолкнула Вана из седла. Тут к ней подоспели бойцы и поволокли «Коротколапого тигра» в плен живым». (фрагмент из романа «Речные заводи»)

Цинь Мин «Громовержец»
Цинь Мин «Громовержец»

Еще парочка «джокеров» — Цинь Мин и Ли Куй. Первый — усатый, бородатый в шлеме с султаном из конских волос. Имел прозвище «Громовержец» из-за громового голоса, которым устрашал противников. Второй — молодой — Ли Куй, или «Черный вихрь». Его так прозвали за темный цвет кожи и волос. Был вспыльчив, владел двумя топорами и вел себя, как настоящий скандинавский берсерк — раздевался перед битвой полностью и бросался в самую гущу боя. Любил выпить и подраться с незнакомцами, которые потом с охотой вливались в число китайских Робин Гудов. Однажды узнал, что в его родную деревню пришла стая лютых тигров, и эти тигры загрызли его мать. Он нашел и истребил всю стаю. Его покровителем была звезда «Разрушения».  

Ли Куй «Черный вихрь»
Ли Куй «Черный вихрь»

А вот на еще одной «именной» карте — тузе монет — портрета героя нет. Только иероглиф — Ли Чунь. Это один из самых благородных персонажей «Речных заводей». До того, как стал разбойником, был инспектором ведения боя в императорской гвардии, под его командованием было 800 тысяч человек.

«Не бойся чиновника, бойся его власти»

«Его описывают очень красочно: голова пантеры, шея ласточки, редкие усы тигра — это эпитеты, которые показывали его мужественность и насколько он был прекрасен и здоров, — говорит Александра Котенко. — Появляется он тоже очень эффектно — в зеленом полосатом халате, поясе из бобровых шкур, с белым веером, просто красавец. Когда разбойники уговаривали его вступить в свои ряды, он сначала отказывался, а потом случилась неприятность. Его жену начал преследовать не очень хороший чиновник. Но из-за того, что Ли Чунь был добропорядочным человеком, он отказывался мстить. Мол, он подчиненный, должен подчиняться своему начальнику, а не воевать с ним. Но в конце концов, начальники сговорились его погубить. Придумали нелепый повод, пригласили к себе в приемную, а когда он вошел, сказали — мы тебя не приглашали, ты знаешь правила, ты нарушил закон! Посадили в тюрьму, поставили клеймо на лицо. После этого Ли Чунь разозлился и сбежал к разбойникам. И ему принадлежит фраза, которая описывает весь роман: «Не бойся чиновника, бойся его власти!».  

«Не бойся чиновника, бойся его власти»

«Звезды небесные — все тридцать шесть,—

Разом покинув далекую высь,

Тайно в горах Ляншаньбо собрались.

Звезды земные — все семьдесят две,—

Дебри пройдя и по рекам приплыв,

Тайно стеклись в этот тихий залив». (фрагмент романа «Речные заводи»)

Увидеть своими глазами карты гу-пай, которые в начале 20 века привез из Китая полковник Михаил Полумордвинов, можно в краеведческом музее на выставке «Унесенные временем, или Странные вещи». Истории других «странных вещей» читайте на нашем сайте в следующем выпуске рубрики. А про другие экспонаты из восточной коллекции разведчика Полумордвинова можно узнать тут:

ПОДДЕРЖИ ТВ2! Мы пишем о том, что интересно

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?