{{ currentDate }}
Добрые новости
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Главная Истории «Нам придется жить с коронавирусами». Третья волна ковида и ее особенности
Истории

«Нам придется жить с коронавирусами». Третья волна ковида и ее особенности

Лариса Муравьева
ТВ2 Лариса Муравьева
21.06.2021

В России — новый всплеск ковида. Мы поговорили в инста-эфире ТВ2 об особенностях третьей волны коронавируса, личных рисках привившихся и не привившихся граждан и многом другом с профессором кафедры аллергологии и иммунологии СибГМУ, доктором медицинских наук, директором Центра семейной медицины Натальей Черевко. Текстовую версию эфира предлагаем вашему вниманию.

Наталья Черевко

В начале июня в стране выявляли менее 9 тысяч новых случаев заражения коронавирусом в день. Сейчас эта цифра выросла до 17 с лишним тысяч. Это — максимум с февраля. В Томске ситуация коррелируется — количество диагностированных случаев заражения ковидом выросло с начала июня в полтора раза (данные на пятницу, 18 июня — прим.). Можно ли говорить о том, что в страну и в Томск пришла третья волна ковида?

Попробую отвечать на вопросы, исходя из той информации, которой владею. Еще месяц назад я думала, что ковид может нарастать (согласно нашим представлениям о динамике вируса гриппа) в Южном полушарии — там сейчас зима. А у нас лето. Но это парадокс: вирус covid-19 нарушает все закономерности вирусных характеристик — приходит к нам в очередной раз летом. Начинает повторяться ситуация прошлого года. Я с вами немножко не соглашусь по статистике в Томске — мы слегка отстаем от европейской части России, где-то от двух недель до месяца. В прошлом году, когда Москва уже «запылала», мы только потихоньку нарастали. Был небольшой всплеск, к июлю он стал снижаться, в августе мы отдохнули. А потом было 2 сентября. 1 сентября дети пошли в школы, и случилось что-то невероятное — количество заболевших стало нарастать со 2 сентября к очень высоким показателям в октябре и ноябре. И это была самая страшная ситуация, с которой я столкнулась в своей жизни — и в нашем медицинском учреждении, и в Томске. И казалось, что нет выхода в конце туннеля.

А потом случилось начало декабря. И на наших глазах стало происходить невероятное. Цифры начали «гаснуть». Мы боялись январских праздников — что после Нового года цифры опять взметнутся вверх. Но — нет. И вот эти волны, которые диктует особое поведение коронавируса, до сих пор непонятны. Знаем, что он не боится ни жары, ни морозов, ни засухи, ни дождей (доказательство — это все континенты Земного шара).

В прошлом году я объясняла себе, что у нас в Сибири огромные кедры, березы, столько качественного бактерицидного воздуха — что в Москве было одно, у нас будет другое. И вдруг наше «сибирское здоровье» ничем не помогло.

Сейчас статистика очень неприятная. Конечно, мы должны говорить о третьей волне. Мне не очень нравится это название — «третья волна» — скорее, очередное наступление особой вирусной инфекции, которая преследует человечество. И все наши знания в области вирусологии, иммунологии говорят об одном — да, вирус меняется быстрее и пока мы за ним не успеваем. Для вируса — это характерная ситуация изменения штамма и его характеристик , которые сопровождают и клинические особенности, и осложнения. Мы прекрасно знаем, что такое грипп. Но вот эти смены штаммов для гриппа, к которым мы привыкли, изучались в специальных лабораториях по гриппу, мы успевали не только переформатировать вакцины, но и ввести новые лекарства — хотя бы раз в сезон. Сейчас научный мир немного «растерян» в вопросах, какие штаммы коронавируса брать за основу для отсчета и оценки адекватности формирования иммунной защиты.

Вирус приобретает некие новые качества. Это так называемые полиморфизмы — которые позволяют ему выживать и размножаться, атакуя иммунную систему. Надо сказать, что ковид объединил огромное количество ученых и научных школ со всего мира — это позволило за коротких срок расшифровать первый вариант вируса. Мы знаем, что это около 30 тысяч нуклеотидов. Мы знаем его рецепторные особенности, АСЕ рецептор на многочисленных клетках человека (легкие, миокард, мозг, эндотелий сосудов, кишечник и т.д.). Но какие особенности сейчас приходят? С одной стороны, классическая микробиология говорит том, что каждый новый вирус через цикл должен снижать свою патогенность, свою опасность, как бы адаптироваться в популяции. Хочется в это верить. Сегодня понятно, что новый штамм, немного измененного S–белка вируса, который к нам пришел (дельта вирус), будет по-другому переноситься с точки зрения иммунной системы, особенности иммунного ответа. Особо, если иметь в виду ту прослойку людей, которые уже переболели или поставили вакцину, и для тех, кто еще совсем не болел.

Статистика примерно такая — и по Томску, в том числе — около 40% населения в эти две волны переболели. В разных вариантах. В основном диагностированы были выраженные клинические формы. Но было и достаточное количество наших пациентов, которые болезнь перенесли легко. И даже не дали ПЦР-позитивности, но при этом через месяц-другой у них определили позитивные титры специфических антител. Поэтому считаем, что примерно 40% населения, перенесших ковид тяжело и легко — имеет иммунную память на данный антиген, как клеточного (клетки-эффекторы), так и гуморального (антительного) ответов.

Теперь грустные цифры — это какие у нас сейчас показатели провакцинированных. Те люди, которые не переболели — примерно 60% — должны были вакцинироваться. Минздрав поставил задачу: провакцинировать примерно 67 млн человек, чтобы образовалась достойная прослойка. Иммунная прослойка для того, чтобы «абортировать» или прекратить циркуляцию вируса, должна быть около 80%, а лучше и более процентов. Сегодня цифра привитых составляет порядка 10-11 млн в стране, кто-то называет 12 млн. Представляете? Вы можете открыть сайт по вакцинации ВОЗ — мы там на 25-27 месте по вакцинации. Хотя первая наша вакцина «Спутник» появилась в августе прошлого года. Но население не бежит сломя голову вакцинироваться, оно относится с осторожностью.

В чем преимущество вакцинации перед «естественным» иммунитетом, который сформировался у населения?

На самом деле свой собственный иммунитет — самый надежный. Его нельзя называть «естественным», потому что это другое иммунологическое понятие. Его нужно называть адаптивным, специфическим по отношению к данному вирусу, с которым встретилась, познакомилась и сформировала память иммунная система. Каждый первичный (острый) иммунный ответ разворачивается в 28 дней. Он генетически у нас определен, и мы должны с 21-го по 28-й день течения нашего заболевания сформировать две субпопуляции иммунных клеток: Т-клетки памяти, это самые крутые надежные ребята, они дают начало жизни для Т-киллеров — клеток, которые за несколько секунд могут распознать и убить поврежденные вирусом клетки; а также B-клетки памяти, которые производят антитела. Сегодня критерием перенесения вирусной ковидной инфекции считается определение антител. Хотя уже есть специфический тест по определению клеток памяти, но он очень дорогой (метод ELISPOT и TScan). Примерно 18-19 тысяч рублей. Его делают пока несколько клиник. То есть доступность этого метода минимизирована. Он прежде всего служит для науки. А вот метод определения антител сейчас доступен всем.

Что значит «эффективные антитела»? Это значит — должна была быть температура, хотя бы небольшая, потому что это закон иммунного ответа. На фоне выброса специальных медиаторов активируются клетки, которые синтезируют антитела, и потом они становятся антителами памяти. Это антитела класса G.

Поэтому, если кто-то перенес инфекцию, у него есть разнообразные специфические антитела G: к нуклеокапсиду — это очень важные антитела, так называемые, ядерные; плюс антитела к S-белку, то есть к шипу, который и есть самый основной титр, по которому мы судим об иммунитете. И есть даже антитела G — к мембранным белкам (М). Поэтому после адаптивного иммунитета на специфический антиген у человека сформировано как минимум три типа антител. Разговор идет только о том, как быстро они будут распадаться (или катаболизироваться). По всем законам иммунного ответа, специфический иммуноглобулин-G постепенно разрушается, начиная с 21-го дня после перенесенного заболевания (у него такой период полураспада — 21-23 дня). Период полного распада, как считается — от 3 до 6 месяцев. Остатки антител, которые находят далее, могут всегда быть значимы, потому что мы продолжаем жить в эпидситуации, встречаемся с вирусами и таким образом поддерживаем активность клеток памяти по отношению к разнообразным антигенам вируса, который может попасть к нам и разрушиться клетками защиты — таким образом некоторые люди поддерживают иммуноглобулины-G в достойных титрах.

Поэтому, если говорить в целом, то своя собственная иммунная система после перенесения вируса, конечно, хранит большее разнообразие защитных и надежных антител. Сегодня мы еще не знаем, какие антитела будут более протективными для встречи с новым штаммом ковида. Возможно, это будут как раз нуклеокапсидные или мембранные белки. И те люди, у которых эти антитела есть после перенесенной инфекции, будут более защищены.

Но если вы перенесли болезнь легко, если не было выраженной температурной реакции, то есть вероятность, что спектр антител у вас может быть скромненький. Поэтому я советую тем, кто переболел или кто готовится к вакцинации — сдать титр антител в настоящее время. Причем не просто к S-белку, а именно и к нуклеокапсиду — такие реактивы есть в наличие практически во всех лабораториях. И посмотреть, насколько вы имеете или не имеете протективные антитела.

Уточним, если человек переболел, то должен, прежде чем принять решение о вакцинации, сдать тест на антитела. Если они есть…

...Если они есть в значимом титре, по крайней мере, в три раза превышающие верхнюю границу референсных значений, то вы можете жить спокойно. Но при этом — хотя бы раз в месяц отслеживать их количество — чем меньше антител, тем чаще нужно делать тест. Как только начинает падать до референсных значений, бегом — вакцинироваться.

Как долго защищает прививка, и все ли вакцины, которые есть сейчас на нашем российском рынке — одинаковы в этом смысле?

На этот вопрос пока невозможно ответить четко и ясно. Та единственная вакцина, которая существует сейчас у нас в России, и подчеркиваю — прошла все клинические исследования и имеет самое большое количество статистических преимуществ (есть три фазы клинических исследований, статьи в статусных журналах с анализом всех цифр, сравнительные характеристики, описанные осложнения и побочные реакции) — это вакцина «Спутник V» института имени Гамалеи. Ее платформа — аденовирусы АД 5 и АД 26. Сделана оригинально, насколько мы можем судить. Потому что тот «кораблик», который несет антиген — это аденовирусы, на которые мы с вами хорошо отвечаем, вернее, наша иммунная система. Причем, эти аденовирусы разных штаммов, если у вас есть антитела на один штамм, то скорее всего не будет на другой. Таким образом это вакцина двойного назначения, с обязательным целенаправлением для формирования синтеза антител и клеток памяти.

Понятно, что вакцинальный иммунитет — неоднозначный. Потому что зависит от того, например, насколько готова иммунная система сформировать направленный иммунный ответ у каждого из нас. Заранее этот иммунный ответ снижен. Почему? Потому что каждая вакцина должна иметь антиген, но он не должен быть опасным. Значит количество его снижено.

Далее — вакцина должна быть иммуногенна. То есть должна вызывать иммунный ответ. С другой стороны, у человека иммунная система должна быть готова сформировать именно тот ответ, который рассчитывали ученые. Это зависит от того, есть ли у вакцинируемого фоновый иммунодефицит? Есть ли у него сопутствующие заболевания? Резервы, связанные с достаточным количеством витаминов, минералов? Высокая стрессовая активность? И так далее. Ведь искусственный иммунитет или вакцинальный иммунитет, это индуцированный иммунный ответ. Часто получается, антигенная нагрузка вакцинная у всех одинакова, а иммунные ответы разные.

У себя в ЦСМ мы на сегодняшний день привили около 1600 человек первично и чуть поменьше двойными дозами — столько доз вакцины мы получили, но мы могли бы привить больше. Я могу сказать однозначно — побочные эффекты от вакцинации минимизированы. Все клинические жалобы, которые мы получаем после первой и после второй вакцинации, это температурные реакции, гриппоподобные состояния, ОРВИ через 1-2 недели — мы у себя разбираем с врачами и на сайте. Анализируем их.

У нас сейчас есть десяток человек, которые не дали титр антител. И это достаточно любопытно с точки зрения «правильной» заложенной вакцинацией иммунологии. Возможно, что эти люди дали клеточный иммунитет? Как я уже сказала — пока диагностики для клеточного иммунитета мы не знаем. А титры антител, несколько раз проверяемые, ниже референсных значений. Поэтому мы рассматриваем сейчас для этого десятка человек вариант повторной ревакцинации спустя 5-6 месяцев другой вакциной.

На что я рассчитываю, и почему мы в принципе следим за этими людьми. В конечном итоге, иммунная система человека все равно познакомилась с этой вакциной, и, встречаясь с вирусом, опять же, в семье, или в рабочем коллективе — антигенность увеличится. И вот эта суммарная антигенность может активировать повторный синтез антител.

То есть, допустим, этого антигена вам не хватило. Так или иначе, у вас есть антитела и к одной аденоплатформе, и к другой аденовирусной платформе. И ваша иммунная система, почесав, мягко говоря, затылок, сказала — «это мне неинтересно», и вывела этот антиген. Но! Все равно случился некий до-иммунный ответ. И тренировка все равно была небольшая.

Поэтому необходимо дозу прибавить — эта доза может быть естественной встречей, и начнется иммунный ответ. Поэтому всем, кто не имеет титра антител, причем, это не только старшее поколение — 65+, у нас есть и молодые — не надо расстраиваться. Нужно так же, как и всем, отслеживать свои титры, и решать для себя вопрос о ревакцинации через 5-6 месяцев. Потому что 6 месяцев — все равно есть период постпрививочного иммунитета, так или иначе. Иммунная система тоже не любит, когда ее чрезмерно погоняют. У нас есть две стороны одной медали — иммунодефициты, когда иммунная система не может дать ответа и аутоиммунные заболевания, когда антигена столько, что иммунная система, «сойдя с ума», может на своем пути переломать все, против чего она не имеет права бороться. Поэтому здесь такой вот как раз нюанс, по поводу которого сильно переживают врачи и антиваксеры, которые против вакцинации.

Вопросы от зрителей. Человек переболел коронавирусом в январе, а запахи до сих пор странные — мясо пахнет, как ржавчина, врачи разводят руками и не знают почему...

Это не очень хороший признак. Полное выздоровление — это иммунологическое выздоровление, восстановление всех наших гомеостатических показателей, плюс показатели и эндокринной системы, нервной системы. Отсутствие запахов — это проблемы восстановления нервных окончаний, расположенных и в слизистой носа, проходящих в мозг. Нужно пройти дополнительную диагностику по наличию иных причин такого состояния: аллергический или вазомоторный ринит, возможны дефициты витаминов группы В или Цинка, или витамина Д. А с другой стороны, этот человек может иметь реактивацию вируса.

Нужно обязательно сдать иммуноглобулины М и G к ковиду — к S-белку и N (нуклеокапсиду) посмотреть. Если иммунный ответ состоялся или поставил точку в иммунной системе, иммунглобулин М будет отрицательным. Это очень важно! Если же персистенция вируса идет, то есть, хроническая вялотекущая инфекция — а это опасное состояние, оно как раз характеризуется такими всплесками иммуноглообулина М.

И поэтому этот человек должен не просто реабилитировать нервную систему и чувствительность нервных окончаний, но еще и обследовать вирусоносительство и долечиться. Запахи должны быть восстановлены. Потеря запахов — это ведь не только проблемы вирусной нагрузки. Это могут быть еще сочетания с аллергией, сосудистыми компонентами, с воспалительными реакциями мозга. Это очень серьезные вещи, которые должны быть дифференцированы и обязательно реабилитированы.

Под реабилитацией что понимается?

Реабилитация — это соматическое благополучие пострадавших систем, а также восстановление клинических и лабораторных показателей после перенесенной инфекции. Реабилитация проводится не обязательно медикаментами, иммунокорректорами, витаминами, минералами, физиопроцедурами, дыхательной гимнастикой (потому что одной из серьезных зон повреждения были легкие), снятием стрессов, нормализацией сна. Это может быть реабилитация питания, потому что второй серьезной зоной повреждения при ковид был кишечник. Ну, и в частности, вот зона центральной нервной системы. Должны быть идеальные лабораторные показатели с отсутствием факторов воспаления, включая иммунитет.

С ВИЧ-статусом можно делать прививку?

Можно. Сегодня ВИЧ-инфекция адекватно пожизненно управляется медикаментами, есть замечательные лекарственные препараты, контроль лабораторных исследований, оценка клинического состояния. Эти пациенты нисколько не отличаются сейчас своей работоспособностью, если наблюдаются и получают адекватную терапию. Если у них медикаментозно управляемая стадия — они спокойно могут вакцинироваться. И таких примеров достаточно много, формируется иммунитет. Иммунитет нужно сформировать обязательно, потому что они входят в группу риска тем более, если будет развиваться вирусная инфекция. Одними из первых пациентов, которые погибли от ковида в Томске, как раз были и ВИЧ-инфицированные пациенты.

А кто еще входит в группу риска? Людям с аллергией нельзя ставить прививки?

Сегодня различные формы аллергии в руках хорошего врача тоже могут стать управляемыми. На фоне базисной терапии — а это терапия местными современными гормональными препаратами, бронходилататорами, если мы говорим об астме, даже смешанной — возможно вакцинироваться под контролем врача. На мой взгляд, в группу риска входит огромное количество пациентов — это не только возрастные пациенты; это пациенты — онкологические, если у них сейчас ремиссия или управляемое течение; пациенты с аутоиммунными заболеваниями, с поражением нервной системы; пациенты с аллергией, гепатитами и так далее... Это все люди с разным состоянием иммунной системы.

Вообще, самый лучший возраст функционирования иммунной системы это 18+ до 37-40 лет. Если нет каких-то сопутствующих заболеваний, то вот это определенная здоровая категория людей, которые могут надеяться, что они могут справиться с инфекциями и собственными силами.

Томичам, как и всем россиянам доступны только российские вакцины. У нас спрашивают — какие вакцины признаны ВОЗ, и есть ли возможность привиться зарубежными вакцинами? Хотя бы за деньги? Пфайзером, Астра Зенекой, Модерной...

На мой взгляд, на первом месте самая качественная вакцина, о которой мы говорили, и которая имеет все уровни доказательности о ее безопасности, эффективности и хорошем клиническом статусе, которой привились уже десятки тысяч людей — это «Спутник V», вакцина исследовательского центра имени Гамалеи.

Вторая вакцина, которую мы очень ждали и хотели гордиться, так как она практически «наша» (новосибирского Вектора) — «ЭпиВакКорона». У меня с этой вакциной связаны несколько знакомых коллег — бывших томичей, выпускников СибГМУ. Мы ожидали какого-то фурора от этой вакцины. Она сделана очень любопытно. Но, к сожалению, та ситуация, которая вокруг нее разворачивается — до сих пор итоги третьей клинической фазы непонятны, мы не владеем официально опубликованной информацией и о десятках тысяч человек, которые привиты, и о критериях эффективности (как оценить титры антител, либо резервный иммунитет).

В России было создано сообщество привитых «ЭпиВакКороной», которые сами стали обследоваться, не нашли у себя титры антител. Мои коллеги мне рассказывали, что вакцина будет нетоксичная, без побочных эффектов, что она будет давать правильный иммунитет, связанный с клеточным иммунитетом. Но сегодня мы не можем иммунный ответ на вакцину диагностировать, и это остается большой проблемой. Сейчас уже говорят, что разработчики будут рекомендовать поставить три вакцины «ЭпиВакКороны». Все люди, которые ею прививаются, переносят ее идеально, но это как бы «люди третьей клинической фазы», о результатах которых нам еще расскажут.

Третья вакцина на территории России, которая была апробирована на Дальнем Востоке — это китайская вакцина. Она тоже на аденовирусе, примерно как Астра Зенека, но она еще не появилась в доступе. Еще одна вакцина «КовиВак», или убитая вакцина, из научного центра имени Чумакова. Она сделана классически. Это инактивированный или убитый вирус со всеми его антигенами-белками. Если после первой вакцины «Спутник V» мы с вами ищем антитела только к S-белку, и больше других антител у нас не будет, то, если мы будем прививаться вакциной «КовиВак», то у нас будут определяться антитела к нуклеокапсиду, к мембранному белку и S-белку, также примерно, как после болезни. Потому что убитая вакцина — это убитый вирус, и там все белки присутствуют. И у человека будет поливалентный иммунитет, который близок к адаптивному иммунитету после перенесенной болезни.

По официальным данным, иностранных вакцин на территории России нет. Официально они должны получить разрешение Минздрава, оформить комплекс документов, как и любая вакцина. Поэтому ни «Модерна», ни «Пфайзер», по крайней мере, до зимы не появятся. Это при оптимистичном раскладе. С учетом того, что сейчас активно вакцинируются сами американцы и Европа, РНК-вакцины у них не хватает, поэтому вряд ли они ее столько произведут, чтобы еще и предложить другим странам, в том числе и России.

Наша мРНК-вакцина заявлена, ее делает НПО «Биокад». «Биокад» — мощный технологический центр под Санкт-Петербургом. Они заявили о создании нашей, российской, мРНК-вакцины еще год назад. Но пока — молчание. Скорей всего, она проходит первую и вторую стадию клинических исследований. С «Астро Зенекой» связано много шумных скандальных ситуаций — в ней аденовирус шимпанзе, который оказался не очень удачной платформой для человека. И очень много побочных эффектов. Производители отозвали эту вакцину, подвергли очередной степени очистки, и сейчас она принимается, но, в целом, больше побочных эффектов все равно от «Астро Зенеки». Были разговоры, что «Астро Зенека» будет взаимодействовать с центром Гамалеи, и они адаптируют «АстроЗенека-Гамалея». Но пока эти разговоры остались разговорами.

Всемирная организация здравоохранения признала наш «Спутник»?

Да, конечно. Она входит в пятерку вакцин, которые на сегодняшний день признаны. Единственный нюанс, который вызвал нарекание, когда президент Путин в августе заявил о «Спутнике V», когда еще ни одна из вакцин не заявилась. Мы, как всегда, первыми полетели на Луну. Может быть, в связи с этим было предвзятое отношение группы ВОЗ к нашей вакцине... (примечание редакции: на сегодняшний день «Спутник V» находится в процессе признания ВОЗ и одобрена к экстренному применению в 67 странах).

Вы уже говорили о том, что у нас малое количество вакцинированных. Но если на российский рынок допустить иностранные вакцины, то, может, увеличится количество тех, кто захочет вакцинироваться?

Есть определенная категория людей, которая любит иностранное. При этом, процент тех побочных эффектов, которые описаны и известны от мРНК-вакцин, немалый. И по некоторым данным, есть цифры что даже больше, чем от вакцины «Спутник». Соглашусь с вами, даже если иностранную вакцину будут прививать платно, определенная категория пойдет прививаться. И количество желающих прививаться, наверное, увеличится.

Все вакцины, о которых мы говорим, разрабатывались в прошлом году, когда в ходу был определенный штамм вируса. Сейчас все говорят о новом дельта-варианте, или индийском варианте, более заразном, более коварном. Будут ли эффективны прошлогодние вакцины?

Какие бы ни были мутации, которые происходят в S-белке, либо в различной патогенности, то есть, в особом поведении вируса — количество антигенов все равно достаточно большое, чтобы мы говорили о перекрестных антителах. Потому что тренировка иммунной системы позволяет все-таки быстрее сформировать адекватный иммунный ответ, скорость после вакцинации иммунного ответа увеличивается на 5-7 дней!

Главная проблема — в активности вируса, который проникает в организм. Не в столько в его измененном штамме, сколько в том, как быстро он размножается, попадая к вам в иммунную систему, где вирус взаимодействует с рецепторами АСЕ. Самое главное, как бы мы с вами не надеялись на вакцину, любая вакцина не защищает на 100%, то есть она никогда не формирует стерильный иммунитет. Стерильный в том плане, что раз вы вакцинировались, то не заболеете. Нет, конечно. Ни одна вакцина, начиная с первых созданных с 18 века и до сегодняшних дней, не могли «похвастать» этим. Любая вакцина только тренирует иммунную систему и позволяет быстрее прочесть информацию. Считается, что неделю (5-7 дней) примерно идет расшифровка антигена. То есть, понимание иммунной системой, какой тип иммунного ответа создать.

Только счастливцы могут сформировать его на третий день. Мы с вами, как правило, остро болеем только три дня. С третьего и пятого дня формируется специфический механизм, и на пятый-седьмой день мы уже бежим на работу. То есть, на антиген «шкаф» будет собрано антитело или специфические рецепторы — «шкаф наоборот»... Первые три дня всегда опасны. Чем дольше иммунная система молчит, чем дольше она расшифровывает определенный антиген, преодолевая определенные сложности, тем больше мы подвержены осложнениям.

Все стали немного «иммунологами» в течение ковидного года, потому что все знают, что такое цитокиновый шторм — это когда те биологически активные молекулы, которые выбрасываются в иммунном ответе больше, чем надо, начинают штормить все защитные механизмы, отбрасывая их в ненужных направлениях. И приводят к тому, что обломков на территории иммунного ответа, где идет воспаление больше, чем надо...

Кстати, какой бы штамм ни был, мы должны заботиться о врожденном иммунитете, состоянии наших слизистых, о своей микробиоте, о количестве принимаемых витаминов. Мы должны заботиться о своей нервной системе, не нервничать, полноценно спать. Не тревожиться. Чувствовать себя уверенно — это очень важно для иммунной системы.

А самое опасное, что летом в Сибири встречаются у народа лейкопении. Это количество лейкоцитов, которое должно быть у нас в крови. Опасная ситуация для любого сибиряка – количество лейкоцитов меньше 4,5х 109 на 1 л крови. Такого не должно быть. Норма — хотя бы 6-8х109 на 1 л крови.

Второе — у вас не должно быть низкого гемоглобина. Я часто сталкиваюсь на приемах, когда говорят, что у мамы был низкий гемоглобин, у меня низкий гемоглобин. Это плохо, что есть такое мнение — все эти ситуации должны быть диагностированы и лечиться. Если поставлен диагноз анемия или определена иная проблема анемии, должна быть реабилитация. У всех должен быть показатель гемоглобина — 120 и выше. Летом гипоксии и ее последствий на фоне низкого гемоглобина не должно быть.

У вас также не должно быть повышенных острофазных белков. Так называемого C-реактивного белка и повышенного СОЭ. Каждый может пойти и проверить эти показатели. У вас не должно быть дефицита витамина D и Омега-3, концентрации Цинка. Исследования показали, что у людей с летальными исходами был, как правило, иммунодефицит. И особо это касалось дефицита витамина D и по Омега-3 индексу. Витамин D можно мерить в любой лаборатории. Любой томич должен иметь уровень витамина 25-(OH) D3 от 60 до 100 нг/мл. Тогда вы можете успокоиться. Уровень Омега-3 индекса — это оценка состояния мембран наших клеток. Как показывают работы по погибшим от ковида — чаще всего это были люди с дефицитами и D, и Омега-3. Кстати, депрессии сейчас тоже связывают дополнительно с дефицитом Омега-3. Показатель должен быть у вас больше 8. В норме 11-12. Тогда вы можете успокоиться и знать, что вы в вооружении — пусть придет дельта, гамма или зю-штамм, и вы по крайней мере, защищены в плане ворот входа вируса.

Почему для въезда в Европу не рассматривается вакцинирование «Спутником»?

Если отбросить политическую борьбу, то Европа никуда не денется, она признает «Спутник». Потому что он признан группой ВОЗ. И мы может подать в суд по правам человека и пытаться отстоять нашу вакцинацию. Поэтому наша вакцина будет признана (примечание редакции: на сегодняшний день «Спутник V» находится в процессе признания ВОЗ и одобрена к экстренному применению в 67 странах).

Чем лучше прививаться людям в группе риска?

Той вакциной, которая есть в вашем регионе, и которую вам предлагают. Но уже сказали сегодня, что самая надежная — это «Спутник V».

Как вы относитесь к обязательной вакцинации? И что делать, когда еще работает иммунная защита, а на работе требуют вакцинироваться?

Всегда есть перегибы на местах. Первое, что важное могу сказать: вакцинация активно идет во всем мире. Примером является Израиль. Это не значит, что всех вакцинируют из-под палки. Но всех убеждали так жестко, что народ подчинился. К сожалению, в нашей стране огромное движение анти-ваксеров. Люди, которые этим занимаются, либо дешевые популисты, либо это дорогой популизм знаменитых людей, которые не имеют отношения к иммунологии, вирусологии и эпидемиологии. Это не глубокие ученые, а люди хайповые. То есть люди, которые хотят поймать волну, стать «знаменитыми» хотя бы на этих скандалах...

Я — за более активную позицию, чтобы ученые и практикующие медики с научным опытом вышли в коллективы и начали отвечать открыто на вопросы. У нас есть информация на сайте, которую мы можем открыть и показать, с чем мы столкнулись у себя в центре. То есть, на примере своих 1600 вакцинированных мы можем вам показать, что было, что мы получили. Чем будет больше открытой информации, тем будет меньше проблем или работы с антиваксерами. К сожалению, среди антиваксеров много врачей. Но среди антиваксеров быстро уменьшилось количество людей, родственники которых тяжело перенесли ковид или погибли...

Что касается требований с работы. У нас есть разные письма Минздрава о том, чтобы мы откладывали вакцинацию для тех, кто переболел на первых этапах, потому что была опасность, что не хватит этой вакцины. Сейчас любой разумный доктор, который является вашим семейным доктором, вам может вам предложить исследование крови и по результатам написать о том, что вы имеете/не имеете достаточный титр защитных антител, который далее вы можете представить исключительно вашему работодателю. Если этот титр отсутствует — вы должны отдавать себе отчет, когда пойдете вакцинироваться.

Вы привиты сами?

Я собираюсь привиться, пока откладывала, так как я перенесла острую форму инфекции с 21 сентября. Для меня это была выраженная клинически инфекция, но я умудрилась, управляя иммунитетом, дома проболеть. У меня было умеренное поражение легких. Я выбралась из этой ситуации. В марте мой титр антител был в 10 раз выше референсных значений. Буквально позавчера титр был в три раза выше референсных значений. Он упал, представьте себе, в 6 раз. Поэтому отвечаю на вопрос — да, я буду вакцинироваться в ближайшее время. Кстати, дети мои получили вакцины «Спутник V».

Учитывая всю ситуация с ковидом, есть ли вероятность, что так нам придется жить с ковидом, как с обычным гриппом?

Вне всякого сомнения, история поменяется. Примерно около пяти, а то и более лет, по нашим с вами наблюдениям, отсутствуют серьезные эпидемии гриппа. В этом году мы все ждали гриппа, а он не случился. Ни в январе, ни в феврале, ни в марте. На самом деле, если разобраться с ковидом, это не наша война, это война вирусов между собой. Человек только является свидетелем этой войны и объектом ее использования. Меняется вирусный мир — да, пришел 21 век, пришел новый вирус. Сколько он будет? Ну может быть также — 100 или 200 лет, как холера, тиф, грипп, и будет косить всех подряд, пока не адаптируется. Так что идет вымещение, конкуренция в микромире. Когда это закончится, нам не дано знать.

Но ученые сходятся во мнениях, что нам придется жить с коронавирусами. Скорее всего, эта живая структура оказалась самой крутой по отношению ко всему другому вирусному миру. К сожалению, увы, это так. Но в конечном итоге — эта же война тоже очень сложная. Наша микробиота, наши симбиоты-друзья, наши условные агонисты и антагонисты в наших слизистых кожи и так далее — они все сейчас в состоянии неких «переговоров». Посмотрим, чем это закончится.

Человек всегда был продуктом естественного отбора. Что является самым крутым и серьезным, давшим нам фору вмешаться в естественный отбор? Это, конечно, хлорирование воды. Как только человек это изобрел, сразу естественный отбор пошатнулся в сторону устойчивости и выживания человека. Что дальше? Второе — это вакцинация. И третье — введение антибиотиков. Это три фактора, благодаря которым мы смогли управлять и вмешиваться в естественный отбор. Но этот естественный отбор никогда не был абсолютно нам подвластен. Мы «разогнали» бактерии — пришли вирусы. Мы начали бороться с вирусами — пришли аутоиммунные заболевания, аллергии и огромное количество неинфекционных заболеваний. Существует гигиеническая гипотеза, которая говорит о том, что, научившись бороться с бактериями, мы открыли ворота для более сурового врага — это вирусы и простейшие. К сожалению, это так. И вечный бой от несовершенства к совершенству!

Посмотреть видеоверсию разговора можно здесь.

Поддержи ТВ2!