Этноэкспедиция
Наденьте ваши хари и отложите писиги
Как томичи съездили в деревню кацкарей, побывали в палатах царских, где снимался фильм «Иван Васильевич меняет профессию», и узнали о свадебной традиции в селе Вятское: не замки вешать, а устанавливать скворечники.
Вы знали, что в России два Ростова: Ростов-на-Дону и Ростов Великий? Какой же он, Ростов-не-на-Дону? Первые десять минут даже не понятно, что мы приехали в город, а не в село.

Рассказывает студентка школы межэтнической журналистики в Томске Полина Александрова

– Очень холодно! Хорошо, толстовку надела на две кофты, – ворчу я по прибытии в ростовский кремль.

Якутянка в одних кроссовках лишь сочувствующе улыбается.

– Ростовский кремль – это жемчужина нашего города, кремлем мы называем его с 19 века. В прошлом это был архиерейский дом, то есть резиденция митрополита, возведенная в 17 веке в центре города, – начинает экскурсию гид Екатерина Сучкова. – Обратите внимание на пруд. Если спуститься к нему поближе, то можно увидеть архитектуру глазами человека 17 века.

И я спускаюсь: большая белая стена, окружающая территорию, становится выше. И вот уже кремль вновь превращается в резиденцию митрополита.
Один из священников торопится на службу в Успенский собор. Он пробегает через арку на Соборную площадь. Я бегу за ним и лишь на секунду останавливаюсь: еще несколько сотен лет назад здесь была торгово-вечевая площадь, где решались все хозяйственные и политические вопросы, шумел и веселился народ. Сейчас здесь пусто.

Первые храмы на Соборной площади были построены еще в начале прошлого тысячелетия! Но они были деревянные, поэтому сгорели. Здание Успенского собора уже четвертое на этом месте. Изначально собор не был расписан, только в 1654 году на нем появились первые изображения.

Маленькие окошечки в белой стене – это проход, ведущий на верх звонницы. Самый большой колокол весит 32 тонны! Звук слышен за 18 километров.
— Продолжим нашу экскурсию, — резко выныриваю из прошлого. Экскурсовод показывает на белое крыльцо с ползучими арками. На первом шатре сверху флюгель в виде северного оленя, символ города. Символом он стал 500 лет назад по повелению Екатерины II. Олень серебряный, рога и копыта золотые.

— А вы знаете, что по этому крыльцу еще недавно бегал сам Иван Васильевич Грозный? Точнее, Юрий Яковлев, сыгравший главную роль в фильме «Иван Васильевич меняет профессию».

— А вы знаете, что самым распространенным столовым прибором на Руси была ложка? Вилку использовали только для накладывания блюд.

— А вы знаете, что раньше самовар называли и самогар, и даже самогрей?


Стоп, стоп! Вернемся к крыльцу, так вот почему эта картинка нам так знакома. Сравните!
Завод огненного письма
Следующая остановка – завод Ростовской финифти. Финифть – это живописная эмаль, технология была придумана в 17 веке во Франции.

— Как же изготавливается финифть? – риторически спрашивает экскурсовод Наталья Конова. Мы с трудом отрываемся от красивых украшений. — Роспись проходит в несколько этапов. Несколько раз работа обжигается в печи. Мастер смотрит, правильно ли себя повели краски. Они ведь могут поменять цвет после обжига!
Живописный участок — это просто большая комната со столами в ряд, прямо как в школе. За ними мастера. У каждого подлокотник, чтобы рука не свисала и было удобно рисовать. Цветы на каждом шагу. Все-таки женский коллектив, мужчин на живописном участке нет.

На двери висит постер «самого красивого мужчины нашей страны». «Лишь для тебя моря и океаны! Для тебя – цветочные поляны...» Но по радио поет не Стас Михайлов, а Dabro с молодежной песней «Юность».
На эмали появляется деревянный дом на заснеженной опушке, внизу течет река, на фоне – ночное небо. Тонкой кисточкой мастер аккуратно прорисовывает каждую снежинку. Лишнее движение, и краска сотрется!

Представляете, стоит лишь провести пальцем по эмали, и работы вашей уже нет. Поэтому ее и обжигают. После второго этапа работа снова идет в печь. Заключение – прописка фона, теней. И снова обжиг.

– Работа готова, – заканчивает экскурсовод. – Осталось вставить ее в оправу, которой занимается ювелир. Кстати, финифть еще называют огненным письмом.

А как красиво звучит: завод огненного письма в Ростове! Или завод Ростовского огненного письма.
– Сложно, дорого, делать никто не хочет. Последний центр финифти в Вологде не выдержал 90-х годов. Мы единственный центр в мире. Вы не подумайте, мы конкурентов не устраняли, – смеется экскурсовод. – Спрос есть, поэтому не страшно. Многие нам желают процветать. Я им всегда говорю: «Будете покупать, будем жить».

Звучит как вызов! И наша большая группа, в которой 50 студентов из 25 регионов России и их кураторы, готова вызов принять. К прилавку выстраивается очередь. Кому-то приглянулось одно и то же колечко.

– Залина, я хотела купить это кольцо, – шутливо обижается Юлия. Женщины, что сказать.
Вздравствуйтё, заволостные!
Уже вечереет, и автобус резко тормозит у деревни Мартыново. К нам заходит местный житель, давно нас поджидающий.

— Давайте поздороваемся на кацкарском: вздравствуйтё! – удивленная группа повторяет за жителем Мартыново Сергеем Темняткиным. — Видимо, вам не наливали в Ростове Великом, – в автобусе все засмеялись.
Кто такие кацкари? Кацкари — это не национальность и не народность, как часто пишут в интернете, а часть русского народа. Если спросить у них: «Кто вы по национальности?», ответят: «русские». А если задать нейтральный вопрос: «Кто вы?», то скажут: «Мы кацкари, потому что с реки Катки».

– Вы вот откуда?

Гул голосов: Томск, Москва, Сыктывкар, Липецк, Ростов, Красноярск, Иркутск…

– Вот несмотря на то, что вы из Томска, вы к нам не притомили и даже не присыктывкарили, а примаскалили. Наше маскалить происходит не от Москвы, как может показаться, а от финно-угорского «маск» – преодолеть путь.

А еще мы – заволостные, потому что приехали из-за волости. И гляжённые, потому что смотрим на Сергея. А он, бахорь, разговаривает с нами. Так и выучим кацкарский говор!

– В руках у вас писига (телефон), на лице обязательно должна быть харя (маска), – все тихонько хихикают и запоминают интересные словечки. – Если хотите урониться (сходить в туалет), то вам туда — треугольные домики под зеленой крышей.

Остальные два дня только и было слышно: «Девочки, я хочу урониться! Кто со мной?»
О кацкарях нам подробно рассказывает Ольга Темняткина. В деревне проживает около 100 человек, все друг другу родственники. Ольга и Сергей хоть оба Темняткины, но дальние родственники.

— Сыграем с вами в игру «Стань кацкарем!» Чтобы им стать, нужно хоть что-нибудь знать о кацкарях.

— Свет пришел к кацкарям в 1964 году. Многие смеялись: «Уже Гагарин в космос слетал, а вы все со свечами живете».

— Во времена, когда еще не было света, по ночам ходил сторож с колотушкой: кацкари боялись пожаров. Все жители знали: если сторож стучит – все спокойно, если нет, то вздремнул маленько. За это ему устраивали сечку.

— Кацкари по-особому относились к подерятам (детям). Они считали, что родители по отношению к ним не должны были гребыхать (ругать плохими словами) и клясть кленом (проклинать). А выдрать – то милое дело.

— Погремушки для подерят делали из мочевого пузыря теленка.

— С ранних лет девчонки готовили приданое, чтобы выйти замуж. Обязательно должно быть 16 килограммов кружева. Если меньше — свадьба расстроена!


Уже чувствуете, как становитесь кацкарем? Осталось только отобедать едой из печки, и можно переезжать в Мартыново!
14 музеев на одно село
На следующий день еще сонные мы подъезжаем к Вятскому. На въезде в село — два больших билборда. Первый сообщает, что приехали мы в огуречную столицу России. Второй — что это самая красивая деревня страны.


В 2020 году Вятскому исполнилось 600 лет. Село является одним из старейших и впервые упоминается еще при Рюриковичах. Я настолько привыкла, что старейшими могут быть только города, активно растущие со временем, что не понимаю: вы что делали шесть веков?

На протяжении всего этого времени Вятское торговало и зарабатывало. В начале 20 века здесь было 52 торговые лавки, 8 кузниц, 7 трактиров, 3 гостиницы, множество чайных, пивоварня и мельница.

Рассказывает студентка школы межэтнической журналистики в Томске Полина Диденко.
Но сейчас село целиком — это впечатляющий историко-культурный комплекс. Как рассказал наш экскурсовод Сергей Трушин, на данный момент в Вятском действует 14 музеев в помещении — разных по масштабу и тематике. Из необычного: «Музей русской предприимчивости», музей «Звуки времени», состоящий из европейских коллекций звукозаписывающих и звуковоспроизводящих музыкальных инструментов, и музей часов «Гостиная времени».

— А как связаны Вятское и часы?

— Основатель нашего комплекса — Олег Жаров — фигура образованная и увлекающаяся. Многие вещи ему нравятся особенно. Например, часы, которые собраны из разных стран. Некоторым из них более 200 лет.

Экскурсия начинается у Храма Воскресения Христова — самого старого здания, которое дошло до наших дней. Его строительство началось еще в 1719 году, при Петре Великом, а закончилось при Елизавете, через 31 год. Потому что строили храм на деньги неравнодушных. А люди не всегда были богатыми. Накопили — продолжили строительство. Снова накопили — снова продолжили.

В советское время очень многие старинные храмы взрывали, сжигали или использовали для чего-то более идеологически полезного. Но у Храма Воскресения Христова счастливая судьба. Его не разрушили и не закрывали для служб — прихожане смогли отстоять.

Рядом с ним — «Музей русских забав». Качели, карусели и масленичное колесо обозрения — все воссозданное по старинным рисункам. Интересно, что даже в наше время по праздникам на территории музея собираются массовые гуляния с традиционными играми и забавами.
А вот одна уже современная традиция в Вятском не соблюдается. Пока на мостах по всей России висят замочки с именами очередных молодоженов, в Вятском на деревьях развешаны скворечники. На маленьких птичьих домиках разных цветов — имена и даты.
Тайна огуречного варенья
Сейчас в Вятском проживает около тысячи человек. Примерно сотня из них работает в историко-культурном комплексе. Еще бы, при таком количестве музеев. Но большая часть занята в сельской сфере. Например, выращивают в огромном количестве огурцы!

Вятское расположено в костромской низине, где выпадают теплые росы. Поэтому огурчики высаживаются в полях в открытом грунте и практически не поливаются — главное, удобрять.

Особенное развитие «огуречное ремесло» получило во второй половине 19 века. Огурчики вывозили не только к царскому столу, но и отправляли целыми составами в порты для экспорта за границу. Производство было масштабным. Сейчас оно частично возродилось. В Вятском расположен небольшой цех, где придерживаются старинных технологий приготовления.

Но если солеными огурчиками из бочки нас все же не удивишь, то вот о том, что из огурцов делают варенье — шок! В обычных продуктовых его не купить. Зато в сувенирных — пожалуйста. Крохотная баночка — 350 рублей. Попытались выяснить рецепт. Но продавщицы сказали, что рецепт — тайна! Известно только, что готовится такое варенье два дня. Потому и дорого.
«Ярославцы — все красавцы!»
Князь Ярослав захотел поставить крепость у берегов Волги — чтобы по реке торговать. Но место было занято — здесь находилось языческое поселение. Язычники не желали покидать территорию и поэтому выпустили на князя свое священное животное — медведя. А Ярославу что делать? Он взял секиру и зарубил медведя. Язычники сразу все поняли. Так на этом месте в 1010 году Ярослав основал город — Ярославль.

Но… Это не точно! По некоторым данным, Ярославу на тот момент было 13 лет, ростом он едва достиг 150 сантиметров и хромал на одну ногу. А медведь был большой! Но согласитесь, красивая же легенда?

— Ярославцы по природе своей — хвастунишки. Поэтому говорю сразу: «Ярославцы — все красавцы!». И не спорьте! — начала рассказ Мария Александрова, наш экскурсовод.

Эта поговорка фигурирует еще в словаре Даля и является самой известной поговоркой о городе. Однако соседи-костромичи говорят иначе: «Ярославцы — все красавцы. На что глянут, то и стянут». Ярославцы и не отрицают — потому что и правда очень хитрые и расторопные ребята. Ну, как минимум потому, что сумели сделать свой город столицей Золотого кольца России. Сами придумали. Сами запатентовали. Теперь никто не поспорит — есть официальный документ!

Но спорить никто и не собирается. Все заслуженно. Исторический центр Ярославля целиком занесен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.
Большая часть ярославских церквей — старинные. Но есть и новодел. Например, главный кафедральный собор области — Успенский. Ему всего 10 лет, строился к тысячелетию города.

— На этом месте в 13 веке стоял наш первый каменный храм. Но он был маленький, много раз горел и перестраивался. Всего на этой территории сменило друг друга пять храмов — все они назывались одинаково. Предыдущий, например, взорвали в 1930-е годы.

Исторически сложилось, что все ярославские храмы в высоту не более 40 метров. Но новый Успенский собор — 59 метров. В ЮНЕСКО не раз делали замечание по этому поводу. Но храм все равно построили. Хотя и без колокольни, а то еще бы выше было. Поэтому колокола стоят на земле.
Успенскому собору всего десять лет.
Эта этноэкспедиция состоялась благодаря Ярославскому отделению Ассамблеи народов России и Гильдии межэтнической журналистики. Шесть лет Гильдия организует в различных регионах России школы для обучения студентов. Пятый раз школа межэтнической журналистики прошла в Томске на базе Агентства новостей ТВ2. В этом году в этноэкспедицию отправились студенты с факультета журналистики ТГУ Полина Александрова и Полина Диденко.
Текст: Полина Александрова и Полина Диденко
Фото: Полина Диденко и Юлия Корнева