«Мейтеминъ илли илвыло!» — «Не поймать тебе оленя!»

Короткое русское наречие «умно» по-омокски звучит как «вотомтинеициеземъ». А привычное нам «глупо» — «илдилалелбу». Я никогда не встречала такие странные и сложнопроизносимые переводы слов с простым значением. Вероятно, и вы тоже.

«Мейтеминъ илли илвыло!» — «Не поймать тебе оленя!»

Началось все с того, что в библиотеке Томского госуниверситета я наткнулась на книгу об экспедиции по берегам Сибири и Ледовитому морю. Путешествие начала 19 века, которым руководил Фердинанд Фон-Врангель. Пролистала быстро. Не моя любимая тема. Тем более текст, текст, текст. А в конце — таблица с заголовком: «Собранiе словъ Чуванского и Омокского языковъ, составленное Мичманомъ Матюшкинымъ».

Три столбца и множество строчек. Распространенные русские слова переводятся на два абсолютно неизвестных мне языка — чуванский и омокский. Погуглила и узнала, что оба принадлежат к юкагирской семье. То есть к языкам народов, проживающих на востоке России. И оба эти языка — мертвые.


Мертвыми называют языки, которые сохранились только в письменных памятниках. Это может случиться, если на замену пришел другой язык. Например, арабский язык сменил собой коптский. Или если совсем не осталось носителей. По такому принципу маторский язык ушел вместе с маторцами.

Есть мертвые языки, которые известны и изучены, просто вышли из употребления. Например, как латынь или старославянский. А есть по-настоящему мертвые. Они разделяются на две группы. У одних сохранилась письменность. И самая главная мечта любого исследователя в таком случае — находка билингвы. Это текст, который пишется одновременно на двух языках, один из которых известен, а другой нужно изучить. А вторая группа — это мертвые языки, которые были бесписьменными. Сюда входят, в том числе, омокский и чуванский языки. Это усложняет их изучение, — рассказала Ирина Максимова, доцент кафедры культурологии, теории и истории культуры Института искусств и культуры ТГУ.

134 слова — а дальше тишина?

Чуванцы — народ Чукотки. По переписи населения 2010 года, их численность — 1002 человека. То есть представителей народа не так уж и мало. Тогда почему их язык считается вымершим? Неужели среди них нет хотя бы одного носителя?


Дело в том, что в процессе жизни рядом с чукчами чуванцы непроизвольно ассимилировались. Постепенно полностью перешли на чукотский и русский языки, заимствовали их быт и обычаи. И от изначальной культуры в повседневной жизни практически ничего не осталось.


На данный момент сохранились только переводы 210 слов и 22 фраз. Слова сохранились благодаря уже упомянутому путешественнику и исследователю Федору Матюшкину. А фразы записал в 1781 году некто И. Бенциг. В интернете, в материалах о языке, его все упоминают, но никто не уточняет, кем он был. 

Юкагиры. Близкий к чуванцам и омокам народ
Юкагиры. Близкий к чуванцам и омокам народ

Иначе обстоит дело с омоками. Потому что, в отличие от чуванцев, этот народ вымерший. Точнее, сначала он считался самым многочисленным среди юкагиров — в 1659 году было 620 человек. Но к 1693-му осталось всего 54 представителя. Виной этому стали преследования, голод и болезни. Уже в 19 веке омоков не было вообще. 134 слова, которые записал Федор Матюшкин в семье некоего Коркина  — единственное, что осталось от омокского языка.

Вместо скороговорок

Но все же, если даже простые слова у чуванцев и омоков такие навороченные, то как звучали целые предложения? Как люди выговаривали это безумие?


По-чувански «двадцать» — «пунексидокуенъ», «спина» — «уижендамунъ», а «война» — «чувалопалагыней». Что руководило ими, когда создавался язык? Какова этимология слов? Раз на смену чуванскому пришел чукотский, значит, они могут иметь что-то общее. Я решила проверить переводы этих же слов там. И снова: «двадцать» — «к’ликкин», «спина» — «к’эптин», а «война» — «марав». Ничего общего.


По-омокски «злой» — «илдилиннипцъ», «дождь» — «Ланго Тингисъ», а «осень» — «НалломъЧалилбисъ». Все слова написаны абсолютно так, как записал их Федор Матюшкин. 

Некоторые сканы таблицы, составленной Федором Матюшкиным. Книга находится в открытом доступе в Электронной библиотеке ТГУ, и ее может изучить каждый желающий
Некоторые сканы таблицы, составленной Федором Матюшкиным. Книга находится в открытом доступе в Электронной библиотеке ТГУ, и ее может изучить каждый желающий

Если археология бессильна

Когда вариантов для изучения языков особо нет, как в случае с чуванским и омокским, можно рассмотреть их через сравнение с другими языками их языковой семьи.


Как написано выше, чуванский и омокский языки принадлежат к юкагирской семье. Кроме них, мертвых, туда входит только один язык, последний живой — юкагирский. Правда, он имеет два варианта — тундренный и колымский. Первым, если верить Всероссийской переписи населения 2010 года, владеет менее 100 человек, вторым менее 10. Юкагирский язык находится под угрозой исчезновения. Но преимущество в том, что он достаточно развит, чтобы стать основой для исследования.


Можно задаться циничным вопросом: а зачем изучать языки, которые вымерли? Их количество неисчислимо, все не разобрать. Но, как оказалось, язык сам по себе несет очень много информации и может прийти на помощь там, где история и археология бессильны.

Язык рассказывает, где обитал народ, чем занимался и во что верил. Например, как восстанавливается прародина индоевропейцев? Споров было очень много. И стали смотреть на их язык. Ага, есть слово «тигр», но нет слова «лев», есть слово «дуб», но нет слова «пальма». И вот мы уже можем очертить регион, в котором формировались эти люди. Далее: у этого народа есть очень много терминов для обозначения коня. Значит, они были коневодами. В языке очень значим огонь и есть много слов о его происхождении — значит, у индоевропейцев существовал культ огня, — поясняет Ирина Максимова.

Старые (уже вымершие) языки были особо консервативны и не содержали в себе заимствования. Поэтому вдумчивое изучение позволяет постоянно открывать что-то новое.

Чуванцы
Чуванцы

Потерявшиеся детали

В моем представлении мир — это огромный паззл. А все мы — люди, национальности, территории и так далее — его детали. Сидит какой-то небесный ребенок на полу и собирает картинку:


— Упс, чего-то не хватает! Эта деталька потерялась на рубеже тысячелетий. Этой, возможно, и не было. А вот эта куда-то делась в прошлом веке. 


Лишаясь народов и их культур, человечество теряет свою цельность и рискует упустить что-то очень удивительное. Сколько всего могло пропасть бесследно? 


Отнесу-ка я чуванские и омокские слова на наш факультет журналистики на занятие по технике речи — на замену скороговоркам. Может, хотя бы таким образом хоть немного продлю им жизнь.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?