«Марлевые маски — плохая защита»: при каких обстоятельствах заразились врачи в клиниках СибГМУ

О том, что в клиниках СибГМУ были пациенты с COVID-19, стало известно еще в 20-х числах апреля. Город наш небольшой, и у всех есть друзья-врачи. Однако официальной информации об этом нигде не было. Клиники никто на карантин не закрывал, и они в штатном режиме продолжали работать до майских праздников. Когда 1 мая пришли сразу несколько положительных тестов на коронавирус, медики забеспокоились и решили рассказать ТВ2 о ситуации в клиниках. До самого последнего момента они ходили на работу и общались друг с другом. Сейчас хирургическое, урологическое и гинекологическое отделения клиник закрыты на карантин, часть медперсонала сумела оформить больничные листы, некоторым сотрудникам предложили взять отпуск без содержания.


Понятно, что во время эпидемии никто не застрахован, а врачи, даже не работающие в «красной зоне», – особая группа риска. Однако все ли меры предприняты в СибГМУ своевременно с момента, когда стало известно о возникшей угрозе заражения? У сотрудников клиник, которые обратились к нам, есть вопросы к менеджменту клиник и университета.  Далее мы приводим несколько рассказов врачей и медсестер из факультетских клиник. Все они попросили не называть их имен. Люди боятся, что руководство клиник их уволит за то, что они рассказали о том, при каких условиях заболели они и их коллеги. И эта деталь их рассказов тоже характерна. 

Врач 1 подтвердил журналисту ТВ2, что у нескольких человек положительные тесты на COVID-19. В том числе и у него самого. Сейчас он находится на лечении дома, из симптомов коронавируса: боль в горле, кашель и неприятные ощущения в грудной клетке.

В начале апреля я контактировал с пациентом, который, как оказалось позже, заболел коронавирусом. Это врач, который скончался во второй медсанчасти. Он у меня преподавателем был. Я с ним постоял, поговорил, а потом был пациент, который с ним в палате лежал, его к нам перевели в реанимацию с подозрением на инфаркт миокарда. И он у нас какое-то время лежал, пока мазок не был готов, — рассказал Врач 1.

— А когда вы узнали про своего пациента, что у него КОВИД, сколько дней он к тому времени у вас пролежал?

— Сложно сказать. Он пришел с симптомами холецистита. Они были яркие. По скорой помощи поступил. Вся клиника болезни укладывалась в холецистит. Но настороженность была. Поэтому хирург взял у него мазок. Он, кстати, тоже заболел сейчас.

— Это, как и у вас, 1 мая выяснилось?

— Наверное, пораньше, 29-го.

— Сколько человек в итоге заражены в клиниках СибГМУ?

— Три врача и одна медсестра из гинекологии.

— Какие меры приняты? Рассчитываете ли вы на компенсации, заразившись на работе?

— Компенсации – вряд ли. Меры приняты. Закрыты отделения хирургии, урологии, гинекологии. Врачей там нет. Они дома находятся. Пациентов тоже нет. Все на замок закрыто. В реанимации пока ходят в костюмах специальных на дежурствах. 

— Как вы считаете, меры были своевременно приняты?

— Да все нормально было сделано. Просто такое заболевание, которое простой маской не удержишь, наверное. Ходили в масках. Обрабатывали руки чаще обычного. Однако все равно произошло заражение. 

— А маски какие были?

— Были сначала стандартные маски. Потом пошили.

— Насколько самошитые маски хорошо защищают?

— Коллега, у которого КОВИД, ходил в марлевых повязках. Я ходил в обычной. 

Врач 2 уверен, что заразившихся больше — 10 человек. «В отделении реанимации пять человек,  в хирургии двое, в урологии две медсестры и в гинекологии одна медсестра. Уже 10 получается» (Сегодня оперативный штаб по борьбе с КОВИД сообщил о десяти случаях заражения в клиниках.)

«Мы коллективом возмущены ситуацией, которая сложилась у нас, и хотим привлечь внимание к нашей проблеме», — говорит Врач 2 клиник СибГМУ. Он рассказал, что медперсонал работал в штатном режиме и принимал плановых больных даже после того, как выяснилось, что у одного из пациентов подтвердился коронавирус.


«В 20-х числах апреля, точной даты я не помню, мы узнали, что у нас есть пациент с коронавирусом. Это врач, который скончался 30 апреля в Томске. Он поступил к нам по скорой помощи. Вскоре мы узнали и о втором пациенте, у которого тоже положительный тест на КОВИД. Они были и в реанимации, и просто в общей палате. Мы смотрели этих пациентов и других пациентов, которые находились с ними в одной палате», — рассказывает Врач 2.


Дальше весь медперсонал ждал, что факультетские клиники закроют и оставят персонал на карантине прямо в стационаре. Но ничего этого не произошло и все продолжили работать в обычном режиме. Даже несмотря на предписание главного санитарного врача Томской области Ольги Пичугиной о том, что необходимо с 21 апреля приостановить плановую госпитализацию пациентов.

«Марлевые маски — плохая защита»: при каких обстоятельствах заразились врачи в клиниках СибГМУ
«Марлевые маски — плохая защита»: при каких обстоятельствах заразились врачи в клиниках СибГМУ
«Марлевые маски — плохая защита»: при каких обстоятельствах заразились врачи в клиниках СибГМУ

Пациентов с КОВИД просто увезли в МСЧ № 2. Затем взяли первые тесты у тех, кто имел с ними непосредственный контакт. Первые результаты у всех были отрицательные, и все продолжали работать в штатном режиме, принимая и плановых больных.


Из средств  защиты у медперсонала были самошитые шестислойные марлевые маски. «Скажу по личному опыту, что в марлевых масках,  в отличие от фабричных, дышится легко, но это плохая защита. Хоть мы их и носили, но все понимали, что она лишь для того, чтобы при кашле и чихании выделения инфицированного человека задерживались на слоях респиратора. Здорового человека такая маска защищает весьма условно», — рассказывает Врач 2.


Серия вторых тестов на КОВИД в клиниках СибГМУ была 29 апреля. «Эту дату я хорошо помню, — продолжает Врач 2. — И когда мы пришли 30 апреля в последний рабочий день перед праздниками, то мы узнали, что у нас у ребят-хирургов выявили положительные результаты».


1 мая медперсонал клиник СибГМУ вновь пригласили прийти на работу на сдачу тестов. После этой сдачи выявилась следующая группа заболевших — врач из реанимации, медсестра, санитарка.

Медсестры, которые согласились поговорить о ситуации в клиниках, тоже попросили не упоминать их имен. Поэтому просто обозначим их как Медсестра 1, Медсестра 2 и Медсестра 3.

Медсестра 1 рассказала нам, что лично она не контактировала с пациентом, у которого обнаружили коронавирус. «Я узнала, если не ошибаюсь, 23 апреля о том, что такой пациент у нас был. После этого мы продолжали работать в штатном режиме, но было предписание об обязательном ношении масок, которое предусматривается нашей работой. Мы все были в масках, шапочках и перчатках. Никаких дополнительных мер я во всяком случае не видела. Дело в том, что я обслуживаю гинекологию, поэтому я приходила в свое отделение, чтобы получить материалы для работы». 


Плановые пациенты поступали в гинекологию, и им делали операции, по словам Медсестры 1,  вплоть до 29 апреля. Потом всем сообщили, что плановая госпитализация прекращена.


«1 мая нас экстренно вызвали на сдачу тестов. Официально нам никто ничего не сказал о том, сколько человек заразились и кто именно КОВИД-положительный. Я считаю, что эта информация должна быть доступна в отделении. Чтобы человек насторожился, чтобы понимал, был ли он в контакте с заболевшим, и насколько тесном», – рассказала Медсестра 1.


5 мая медсестрам пришло сообщение от старшей сестры, что 6 мая нужно прийти в клиники и сдать тесты тем, кто сдавал их 29 апреля. И заодно написать заявление на отпуск без содержания. 


«Мы сдавали тесты 1 мая, так что я не знаю пока, будем ли мы сдавать тест повторно, когда и как это будет выглядеть. Да, я приходила на работу специально, чтобы сдать этот тест. Результат мне никто так и не сказал. Сейчас кто-то что-то узнает и пишет в нашу группу в соцсетях, вот так. Никакой официальной информации нет», — рассказывает сотрудница клиник СибГМУ.


Она, как и врач, рассказала, что всем были выданы марлевые маски. «Марля в наше время больше сито, чем марля. Я не считаю, что это было средство индивидуальной защиты, которое нас могло защитить. Мы подписали инструкцию, как мы их обрабатываем. Каждые три часа мы замачивали маски в дизрастворе, потом простирывали их и сушили. На человека выдавали по пять масок. Как раз на рабочий день. Так они в обороте и были», – рассказала Медсестра 1.

Медсестра 2 рассказала нам, что с пациенткой в гинекологии, у которой обнаружили коронавирус, она лично не общалась. Но зато пила чай с медсестрой, у которой тест оказался положительным и которая в настоящее время находится на лечении в МСЧ № 2. «3 мая нам позвонила старшая медсестра, и все сотрудники гинекологии  приехали в отделение и сдали тесты. Уже вечером нам сообщили результаты, и у одной из медсестер выявили коронавирус. 4 мая медсестры, которые должны были дежурить, продезинфицировали палаты, убрали матрасы, и с этого времени никто больше на работу не выходил и отделение закрыли. 

«Мы в отделении узнали, что у нас есть пациент с КОВИДом, 19 апреля», — рассказывает Медсестра 3. На следующий день начали брать мазки у тех, кто общался с заразным пациентом. Работа продолжалась в обычном режиме. Плановые операции, плановые больные, работа по скорой» — рассказала Медсестра 3. 


— Что-то изменилось в вашей работе после того, как вы узнали о КОВИД-пациентах?

— Нет, дополнительных средств защиты никто нам не выдал. Нам выдали всем многоразовые маски, которые мы должны были  дезинфицировать и снова носить. 


О том, что заболели сотрудники клиник, мы узнали примерно через  дней десять, перед самыми праздниками. После этого у сотрудников взяли еще раз мазки на коронавирус. Но опять не у всех, а только у тех, кто контактировал с КОВИД-пациентом. 

«Но мы же все между собой общались, и непонятно, почему тесты не стали делать всем, — удивляется Медсестра 3. — И уже пошли слухи о том, что у нас есть второй пациент с коронавирусом». 


По словам Медсестры 3,  уже во время праздников всех срочно вызвали в клиники и сказали снова сдать мазки. «1 мая приехало очень много людей, и мы выстроились в очередь, чтобы сдать мазки. Это было утром. Затем все уехали домой, а через какое-то время нам стали звонить и говорить, что мазки взяли неправильно и нужно приехать пересдать. И мы опять все приехали в клиники и опять выстроились в очередь. Второй раз брала мазки уже непосредственно наша главная медсестра». 


5 мая медсестрам прислали сообщение о том, что кто сдавал один раз тест, тем надо приехать сдать повторно. 


— 6 мая вы не вышли на работу. Вам дали больничный или предоставили отпуск?

— Часть сотрудников получила больничные. В том числе и я. Некоторым сотрудникам сказали написать заявление на отпуск за свой счет.

— А как определяли, кому больничный, а кто пойдет в отпуск за свой счет?

— Если честно, то я не понимаю, как руководство определяло, кому больничный, а кого в отпуск отправить. Так сказали и врачам, и медсестрам. Какие критерии были, я не знаю.

— Вы знаете тех, кто взял отпуск без содержания?

— Нет, я таких не знаю. Те, с кем я общаюсь, сами сходили в поликлинику и оформили себе больничные листы. У кого-то температура была, у кого-то  спину заклинило. 

Самое главное, что расстраивает сотрудников клиник: со ссылкой на главврача им говорят, что если бы они носили маски, как положено, то и не заразились бы. Что те, кто заболел, сами виноваты. То, что люди не были обеспечены надлежащими средствами защиты и носили просто марлевые повязки, не берется во внимание. «Наверное, мы должны были сами что-то предпринимать и думать. Но не хотелось быть крысой, которая бежит с тонущего корабля. У нас есть убеждение, что если есть пациенты, то их надо лечить. Мы рассчитывали, что наше руководство знает, что делает. А получилось, что наши руководители приняли неправильное решение, из-за которого страдаем мы и наши семьи».

Получить информацию от менеджмента СибГМУ редакции ТВ2 не удалось. На наши вопросы относительно обстоятельств вспышки коронавируса в факультетских клиниках ректор СибГМУ Ольга Кобякова, ответила, что вся  информация в ближайшее время будет опубликована в официальных источниках. В своем Инстаграме она сетует на сотрудников:

Оказалось, мало людям выдать средства индивидуальной защиты, надо найти нужные слова, чтобы люди с высшим медицинским образованием ими пользовались как положено ...😬.

Из Инстаграм Ольги Кобяковой
Из Инстаграм Ольги Кобяковой

На вопрос в комментариях, почему не был введен карантин в клиниках, ректор СибГМУ пишет, что это решение принимает не она, а Роспотребнадзор.

«Марлевые маски — плохая защита»: при каких обстоятельствах заразились врачи в клиниках СибГМУ

А вот что сообщает оперативный штаб:

В клиниках СибГМУ для пациентов с признаками ОРВИ предусмотрены отдельные входы с усиленными мерами защиты медперсонала: одноразовые халаты, респираторы, бахилы, шапочки, перчатки, очки или защитный экран.


В остальных подразделениях по рекомендациям для клиник, не являющихся госпиталем COVID, действует усиленный контроль за использованием средств индивидуальной защиты.


На сегодняшний день в клиниках СибГМУ организовано взятие более 800 мазков на COVID-19 как в плановом порядке у сотрудников (группа риска медработников), так и у контактных лиц с заболевшими.


В конце апреля среди пациентов клиник СибГМУ отделения общей хирургии зарегистрировано два случая заболевания COVID-19.


По состоянию на 6 мая за весь период у медицинского персонала клиник СибГМУ зафиксировано 10 положительных тестов на COVID-19.


При каждом случае выявления заболевания проводилась заключительная дезинфекция помещений клиники. Кроме того, в приемных отделениях, отделении реанимации, в эндоскопических службах медперсонал использует защитные костюмы первого типа.


С 1 мая организована максимальная выписка пациентов из отделений хирургии, перевод ряда пациентов в специализированный респираторный госпиталь, развернутый на базе медсанчасти № 2 Томска.


Сотрудники клиник с учетом майских праздников были, по возможности, разобщены. Контактные сотрудники сдадут повторные тесты 8 мая.

Upd: Сразу же после этой публикации в редакцию ТВ2 позвонила Ирина Владимировна Калабухова. Она рассказала, что 20 апреля ее отец Владимир Иванович Шабанов , 78 лет, был госпитализирован в отделение хирургии СибГМУ на плановую операцию. 21 апреля отцу Ирины должны были удалить щитовидную железу, но операцию перенесли, потому что в отделении что-то произошло и, по словам Ирины, «был кипиш».

22 апреля  операция была сделана.

24 апреля Владимира Шабанова выписали домой.

25 апреля поднялась температура до 38,3. Ирина позвонила лечащему врачу отца, и тот посоветовал вызвать доктора на дом.

26 апреля пришел врач и взял тест на коронавирус.

28 апреля Владимир Шабанов узнал, что у него положительный результат и его по скорой доставили в МСЧ2. Где он находится и сейчас. Сегодня ему сообщили, что и второй тест положительный.

30 мая родственники позвонили хирургу отца, чтобы узнать результаты биопсии и тот им сообщил, что сам болен КОВИД-19.


«Мы с сестрой звонили на все горячие линии и даже в российский Роспотребнадзор. Мы пытались рассказать о том, что никто с папой не контактировал ни до операции, ни после нее и что, скорее всего, он заразился в клиниках СибГМУ. Но никто нас не слышал. Мы не могли ни до кого достучаться», - рассказала Ирина Калабухова. 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?