Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. Максим Лучшев: «Когда ты на одной должности долгое время - это плохо»
Истории

Максим Лучшев: «Когда ты на одной должности долгое время - это плохо»

ТВ2 Виктория Мучник

Выборы прошли, мы их обсудили и теперь вновь возвращаемся к нашей постоянной рубрике #тв2вопросыдепутату. Мы начинаем знакомить вас с новыми депутатами Законодательной Думы Томской области. Их, новых, немного, но они есть. Первым нашем гостем стал депутат от КПРФ Максим Лучшев. С ним в инста-эфире ТВ2 мы обсудили идею пожизненного правления губернатора Сергея Жвачкина, кандидатуру нового спикера облдумы и почему, как и в бизнесе, в политике должна быть конкуренция.

Максим Лучшев

–  Максим, глядя на состав новой облдумы, которая по большей части осталась старой, вам не страшно? Не страшно, что вы попали в структуру, где ничего нельзя изменить?

–  Страшно.

–  То есть, вы сами не ожидали, что облдума будет именно такой…

–  Ну, да, мы надеялись, конечно, что хотя бы не будет контрольного пакета у «Единой России», если так, по бизнесовому говорить. То есть, когда есть 50+один голос. Мы понимали, что, скорее всего, у ЕР будет большинство, если сравнивать по партиям, но что это все-таки будет меньше, чем то количество, которое необходимо, чтобы принимать все решения только одной фракцией. Мы надеялись на какой-то диалог, что будет необходимо договариваться, приходить к какому-то правильному решению. А сейчас получается, что у «Единой России» большинство, и что ни делай, что ни говори, они, если захотят, примут то решение, которое им нужно.

–  У «Единой России» 25 голосов, а у оппозиции в совокупности получается 17. Вот этими 17-ю голосами хотя бы можно заблокировать какое-то решение или нет?

–  Нет. Да вы еще учитывайте, что часть этих 17 голосов – это в реальности лояльные партии «Единой России», которые, скорее всего, будут вести себя так же, как будет вести себя фракция «Единой России».

–  Тем не менее, несколько новых людей в облдуме появилось, и вы один из этих них. Поэтому несколько слов о себе. Расскажите – чем занимаетесь, что за бизнес у вас в Томске?

–  Я занимаюсь производством и поставкой химических реагентов для разных сфер промышленности – это ТЭЦ, ГРЭС, ветеринария, больницы. Мы продаем продукты и продаем сырье для производства продуктов, то есть для таких же компаний-производителей. Так же есть параллельно еще направление по строительству, у меня есть строительная компания, и IT- компания.

–  Вы начинали свою политическую карьеру в партии «РОСТА», партии предпринимателей. И вдруг так неожиданно переметнулись к коммунистам. Почему, объясните?

–  Мне кажется, здесь, смотря с какой точки зрения все это дело рассматривать. Ожиданно или неожиданно. Почему ушел из партии «РОСТА» — ну, наверное, устал уже с 2016 года. То есть я в ней был с самого начала, с момента ее образования. Да, идея классная, очень много классных правильных вещей говорится и ее лидером Борисом Титовым и людьми, которые были в его окружении, в том числе про развитие малого и среднего бизнеса, про то, что нужно, прежде всего экономику развивать, потому что, чтобы тратить, нужно заработать. Я с этим до сих пор полностью согласен, со многими тезисами. Но, к сожалению, партия «Роста» за этот период показала свою неспособность в принципе к любой политической борьбе. То есть, если это был 2016 год, когда это все создавалось, то у нас была заряженность, мы думали, что у нас что-то получится. Но выборы и результаты на них показали, что вряд ли стоит рассчитывать на серьезный успех. А почему коммунисты? Я много раз отвечал на этот вопрос – почему КПРФ. Я считаю, что в политике, как и в бизнесе, важный двигатель – это конкуренция: когда есть две стороны, три стороны, нужно постоянно друг с другом вести диалог. Что не может получиться так, что одна фракция, одна партия приняла решение, например, закрыть ТВ2 и планомерно всеми своими действиями начинает исполнять это решение в жизнь. И у ТВ2, у другой стороны, нет вообще возможности прийти и сказать: «Ребята, помогите нам! Видите, что с нами делают? Неправомерно какие-то действия в отношении нас применяют». И объективно, получается, такой второй стороны нет, потому что большинство от одной партии. Если бы была такая конкуренция, была бы другая партия, которая может заблокировать какое-то решение, то «Единой России» нужно будет где-то идти на уступки, где-то договариваться. В этом смысле - есть развитие, когда есть конкуренция. В результате этой борьбы возникает истина, которая будет полезна и гражданам, и области. Поэтому от КПРФ. Это единственная партия, которая сейчас действительно конкурент, которая имеет сильную идеологическую позицию — это, конечно, не та партия, которая была даже 10 лет назад. Я думаю, это видно, и все избиратели оценили это по кандидатам, по представительству – это от предпринимателей до общественников и юристов, социальных работников, просто разные кандидаты были. Сама идеология, если вы «10 шагов КПРФ» смотрели, там очень много сказано и про малый и средний бизнес, что это надо развивать, и это никак не идет вразрез с моей внутренней идеологией того, как должно строиться государство. Там есть очень четкие обозначения в плане ресурсов – нефть, газ, что это должны быть национализированные предприятия, они должны быть государственные. А вот как раз двойная, тройная переработка, когда не просто ты добыл нефть и продал ее на Запад, а ты сделал из нее еще какой-то продукт, вот это как раз делает малый и средний бизнес, и его нужно развивать и поддерживать. Тогда экономика по-другому заработает.

–  Вопрос от наших подписчиков: «Зачем бизнесмену идти в облдуму?»

–  Я не просто бизнесмен, я еще общественный деятель, федерацию бокса возглавляю, и в принципе в общественной жизни города участвую, и участвовал еще, наверное, с первых дней появления в Томске, когда я поступил в Политехнический Университет. Мне просто город Томск не безразличен. Мне интересно участвовать в его жизни, в его развитии, и собственно говоря, у меня только такая мотивация. У меня нет каких-то контрактов, связанных с Томской областью, мы в принципе не работаем с Томской областью, мы работаем в основном на центральную часть России. У меня нет каких-то бизнес-интересов здесь. У меня есть просто жизненная позиция, и я ей следую. Мне это придает энергию, мне нравится заниматься общественной деятельностью, заниматься бизнесом параллельно. Допустим, у меня что-то получается в общественной жизни, и тут же это отражается чисто энергетически на бизнесе. И, соответственно, обратно – если у меня есть успехи в бизнесе, мне их хочется транслировать на общественную деятельность, помогать той же самой федерации бокса. Депутатство дает просто больше возможностей, шире информация, шире коммуникации. Правда, с учетом того, как сформировалась областная Дума, мы видим, что… да, тяжело будет мне.

–  Вот тут спрашивают: «Хватает ли времени на столь разнообразную деятельность?»

–  Наоборот, для меня, как для личности, переключение между разными направлениями, которые не связаны друг с другом, позволяет эффективнее в этих направлениях быть. Когда зацикливаешься на одном, у тебя не получается, не получается, не получается – раз, переключился на другое, потом вернулся обратно, и у тебя все получается. Я такого принципа придерживаюсь.

–  Я поняла, что вы в целом разделяете, идеи КПРФ. А как вы относитесь к Сталину? Считаете ли вы его эффективным менеджером?

–  Если говорить с точки зрения эффективности – наверное, он эффективный менеджер. С точки зрения какой-то оправданности его действий, моральной составляющей его действий – наверное, нет.

–  То есть, у вас двоякое к нему отношение, да?

–  Ну, конечно, да. На самом деле история вещь такая, сложная. Мы же не знаем, что происходило тогда. Очень много книг на эту тему, реальную картину можно только додумать. Одни пишут, что Сталин такой, сякой, другие пишут, что Сталин – великий реформатор, управленец. Всегда история имеет двойной характер. Безусловно, в истории это личность.

–  Давайте вернемся к выборам. Томские коммунисты не признали итоги выборов. Могли бы вы пояснить, почему?

–  Я много выборов видел, но вот эти выборы были самые грязные. То есть, реально, грязные и непрозрачные, так, наверное, правильно будет сказать. Очень много было таких вещей, которые тяжело отследить, где реально могли быть какие-то подтасовки. Я не скажу, что есть избирательные участки и избирательные комиссии прям на местах: «Ох, там у нас этот кандидат проигрывает, а давайте этому кандидату еще +200 голосов припишем». Ну, нет, такого, конечно же, не было. Это глупо бы было. Здесь другие технологии. Это и мобильный избиратель, это и открепительные, это и надомное голосование. То есть, всем понятно примерно, как это работало. То есть, факты есть, но доказать это очень тяжело. Это сыграло, конечно, большую роль в этих выборах.

–  Вы по своему избирательному округу можете примерно сказать, сколько таких голосов, административно сформированных, так скажем, было в пользу вашего соперника от «Единой России»?

–  Я набрал 4300 голосов, а мой оппонент на 40 голосов больше. И мы реально проводили такую аналитику: 4300 – это каждый 10-ый житель округа проголосовал за меня. И вот то ощущение, никогда такого не испытывал, я прихожу на округ, даже сейчас, после избирательной кампании, я иду и вижу того, кто голосовал за меня. И многие подходят, здороваются, многие фотографируются, разговаривают – это реально крутое очень ощущение. И такого, конечно, в отношении другого кандидата, моего оппонента, я не видел ни разу. Потому что мы знаем плюс-минус, где он ходит, как он действует – я такого не видел. Может, конечно, я не прав и кто-то меня поправит.

–  А кто, напомните, у вас оппонент был от ЕР?

–  Олег Правдин.

Поэтому, если говорить сколько голосов, я думаю, что это не было повально, какой-то участок взяли и 1000 голосов на участке прибавили. Я думаю, это было постепенно, 20-30-40 голосов на каждом участке, 40 участков – около 800 голосов реально, которые были целенаправленно перераспределены в пользу кандидатов-оппонентов…

–  То есть, организованы?

–  Организованы, да. То есть, это около 1000 голосов. И плюс, я считаю, что какое-то количество голосов у меня тоже отняли путем надомного голосования. Я не скажу, что здесь большое количество голосов. Здесь, наверное, голосов 200-250 было забраковано. Как это делалось? Приходили к бабушке, давали бюллетень, бабушка голосовала, допустим, КПРФ и за Лучшева, отдавала этот бюллетень членам избирательной комиссии, они его брали, не опуская в урну, выходили за порог, и ставили галочки (смотрели, что какая-то другая партия), ставили галочки и тогда опускали. Соответственно, это был бракованный бюллетень. Я называю это, отняли голоса, которые были за КПРФ и за Лучшева. То есть, такое было, есть несколько конкретных примеров, где сами бабушки говорили, что «у меня избирательная комиссия не опустила бюллетень и, по-моему, чего-то они там с ним делали».

–  Как КПРФ собирается бороться с этим?

–  Мы сейчас подали заявление на то, чтобы нам предоставили видео с избирательных участков, где мы явно знаем, что там были нарушения – нам отказались предоставить это видео. Нам только час дали посмотреть, один конкретный, мы говорим, что в этот час было нарушение, его нам предоставили. То есть, чтобы каждый час смотреть, нам нужно это нарушение находить и говорить избирательной комиссии «дайте нам этот час посмотреть». Это очень странная история. В чем проблема дать видео, если вы уверены в результате, и у вас нет никаких нарушений? Предоставьте видео, дайте вообще всем гражданам посмотреть это. Организуйте, я не знаю, в Пушкинской библиотеке, просмотр тех округов, где есть сомнения. Пускай каждый желающий придет посмотреть видео. В чем проблема? Не дают же. Поэтому… как бороться? Бороться можем только взаимодействием с гражданами и реальной работой.

–  Да, давайте поясним, наверное, может кто-то не понял, вы с одной стороны говорите, что проиграли, что это по мажоритарному, но вы прошли в облдуму по территориальной группе?

–  Да, по территориальной группе. Наша территориальная группа набрала больше всех голосов по области, обошла «Единую Россию».

–  Это Ленинский район?

–  Да, Ленинский, пятая территориальная группа Ленинского круга. Я по территориальной группе прошел. Я не мажоритарник. Мажоритарник, получается, это депутат от «Единой России» Олег Правдин. Я все равно буду работать на Ленинском округе, работать с жителями. И как бороться – только реальной работой, я так считаю. Работа на местах с жителями. И выигрывать следующие выборы не плюс-минус, а выигрывать с реальным преимуществом, чтобы даже ни у кого желания не было идти на этот округ, потому что знали, что здесь есть Лучшев, и уже давно работает и реальные дела делает.

– Во время своей предвыборной кампании вы требовали отставки главы Ленинского округа Светланы Садковской. Есть ли какой-то результат? Есть какая-то реакция на ваше заявление?

–  Реакция была одна – мне кажется, что администрация Ленинского района сконцентрировалась прям на выборах,  для них это вопрос чести был.

–  Чтобы прошла «Единая Россия»?

–  Да, победить на этом округе. Потому что, действительно, мы с главой района Светланой Садковской не нашли общий язык.

–  Вы лично или вообще? Я знаю, что и депутат гордумы от КПРФ Валод Чолахян тоже жаловался на Садковскую.

–  Да, на самом деле я смотрел на Чолахяна и думал, что они просто договориться не могут. Что нужно какой-то диалог найти, все равно работать-то надо. Я попытался этот диалог выстроить. У меня нет личной неприязни к госпоже Садковской, я с ней общался два или три раза, не больше. Но ее действия, которые в течение всей выборной кампании она предпринимала, они просто за гранью. Последний момент, точка невозврата была, когда она стала требовать снять мои баннеры на доме Розы Люксембург, 107, где они висели рядом со всеми, все по закону было. Она начала – «надо снимать, вызывать административную комиссию». При том, что у кандидата от «Единой России» эти баннеры располагаются, никаких проблем нет. Я считаю, что это перебор. При том, что Ленинский район объективно один из худших районов. Это худший район сейчас. А это кто? Чья это заслуга? Реально, в этом районе ЧС уже давно надо объявить, и не то что на одном доме или на конкретном объекте, а во всем районе объявлять ЧС.

–  Почему ЧС? Что это: дорог нет, дома там падают или что? Какие признаки ЧС?

–  Плохие дороги они везде дороги, но там - особенно. Ветхое аварийное жилье. Некоторые дома, которые не ветхие, не деревяшки, да, а это многоэтажки, и тоже находятся в аварийном состоянии, причем даже новые дома есть. Проблема с раскопками огромная, проблема с транспортной доступностью, причем в огромных микрорайонах типа Радонежского, где реально не могут уже несколько лет решить вопрос с автобусами. Варианты есть, конечно, как запустить туда маршрутку, и я буду их предлагать. 

Максим Лучшев с Павлом Грудининым

– Вернемся к КПРФ. Мне интересно узнать ваше отношение к Геннадию Зюганову. 

– На самом деле лидер КПРФ Зюганов, как и другие лидеры партий, уже, наверное, должен уступить свое место более молодым, прогрессивным членам партии. Если в случае с ЛДПР, в случае ухода Жириновского, я не уверен вообще, останется партия или не останется, ввиду особенностей партии, то в случае с КПРФ, конечно же, смена лидера – она только прибавит партии.    

– Я еще в  ходе вашей предвыборной кампании прочитала, что вам обидно, что Томск стал сильно уступать городам-соседям. Мне интересно, в чем именно уступает, и как вы считаете, кто в этом виноват?

– А вы часто вообще бываете в соседних городах?

– Да, я была в Кемерово не так давно, в Новокузнецке. Я с вашим мнением согласна, мне тоже обидно. Я смотрю, какие в Новокузнецке автобусы, что есть общественный приличный транспорт и мне обидно. Я была в Перми, там тоже красивые автобусы, а мы немножко такая деревня, со своими ПАЗиками. И  это лишь один пример, который меня задел. 

– Да то же самое Кемерово, 200 км от нас и совершенно другая история. При том, что Кемерово мне никогда как город не нравился. Там строятся торговые центры… 

– Чего-чего, а уж торговых центров, по-моему, и у нас достаточно.

– Недостаточно. Спортивные объекты, там манеж построили. Разные застройщики жилье строят. У нас пойти купить квартиру сейчас можно только у ТДСК или Карьероуправления, других вариантов нет. И то не купишь, ценники вы сами видите какие. Опять же вопрос конкуренции. В Кемерово совсем другая позиция, там есть 5-7 крупных застройщиков, которые реально работают, у каждого свой сегмент, все строят…  

– Как вы считаете, чья это вина, что у нас всего два застройщика осталось?

– Да это, наверное, общая ситуация, которая так сложилась. Я за то, что должны быть в приоритете свои компании, томские, которые работают, которых нужно поддерживать, которые платят налоги, но они реально должны качественные услуги оказывать, качественно жилье производить. А если они немножко уже начинают терять границу, то надо давать возможность другим застройщикам сюда заходить, чтобы они конкурировали. Это нормальная история, я думаю, все от этого выиграют и наши местные и те, которые приходят, и самое главное, выиграют от этого жители, потому что у них реально будет и выбор, и цена будет явно дешевле, и город будет развиваться.

Барнаул тоже изменился очень сильно за последние буквально пять лет, совершенно поменялся город. Красноярск - я вообще молчу… Я считаю, что все те точки роста, которые были правильные для Томска, забрал Красноярск. Начиная от Универсиады и всех остальных федеральных проектов, за счет которых там много крутых объектов  построили. Сами города они немножко похожи, мне кажется, Томск и Красноярск. Красноярск уже просто ушагал далеко вперед. 

– Понятно. Вот тут люди услышали фамилию Садковская и жалуются, что она не хочет ставить на рейтинговое голосование благоустройство озера Керепеть.

– Да-да-да, в Радонежском. Найдите меня в социальных сетях и попробую помочь с этим вопросом. Меня не тяжело найти, я ни от кого не скрываюсь. Я в курсе, но все равно, может какая-то еще новая информация будет.   

– Хорошо, мы все видим, что уступаем соседям. Как вы считаете, что с этим можно делать?

– Что делать?

– Есть ли у вас идеи?

– Не быть пассивным – основная идея. Конечно, если бы выборы не прошли, я б сказал, что приходите, обязательно голосуйте и поддержите другую партию. Сейчас просто не нужно быть пассивным, действительно задавать вопросы, трясти своих депутатов. Не важно, это от Единой России, от КПРФ или от другой партии. Чтобы депутаты, которые не способны выполнять свои обязательства депутатские, просто с ума сошли от ваших обращений, устали и сами сложили с себя полномочия. А те, кто реально способен, готов работать, они справятся и будут работать. Только так. 

– Еще вы говорили о том, что Томск необходимо сделать городом-миллионником. Эта идея не нова, ее еще выдвигал экс-спикер облдумы Борис Мальцев. В результате его инициативы в Кировском районе у нас появились Тимирязево и Дзержинка, в Октябрьском появилось Кузовлево. Теперь присоединенки все стонут – они оказались не нужны ни городу, ни Томскому району. А вы предлагаете весь Томский район присоединить.

– Да, шаг сделали, но не прошли весь путь. Это к вопросу почему не выигрывают эти присоединенные территории. Смысл какой основной в городе-миллионнике? То, что город-миллионник это совсем другое финансирование из федерального бюджета, и совсем другое отношение инвесторов. Когда у тебя город-миллионник по-другому считается вся экономика. Когда заходит крупная торговая сеть, там я не знаю, «Леруа Мерлен» приходит и говорит, а что там у вас 600 тысяч? Мы даже вообще такие города не рассматриваем. А когда город-миллионник - совсем другая история. Это развитие, это нормальный шаг в развитии города. Здесь, наверное, основной камень преткновения уже не Томский район и не присоединенки, а все-таки город Северск, который реально закрытый. Но нужно ли это? Не нужно? У меня на самом деле большой вопрос. Есть предприятие большое, где необходима определенная степень защиты, потому что там определенная степень секретности, но сам Северск, мне кажется, они… 

– Да уже нет никакой секретности, там больше не производят оружия.

– Они сами, многие жители, устали от этого. Когда им нужно  бесконечно проходить через вахту, когда заезжают, когда выезжают. Они все ездят, большая часть, на работу сюда, в город Томск и постоянно вот так мучаются. Если надо провезти гостя или родственника, то надо долго оформлять пропуска. От открытия Северска выиграют все – и жители Северска, и сам город Томск.

– Городские депутаты постоянно жаловались на то, что не могут наладить диалог с облдумой, что областные депутаты их не слышат. На ваш взгляд, как эту проблему  решить?

– С городской Думой у КПРФ прекрасно диалог выстроен, мы контактируем, и вообще, у нас команда, я думаю, многие заметили во время избирательной кампании, такая достаточно сплоченная получилась. Мы и помогали друг другу во время выборов. Мы вообще, наверное, одни из самых первых вышли с инициативой, что давайте, на своем округе, где я веду кампанию в облдуму, депутата Государственной Думы тоже будем продвигать, рекламировать. Также мы с городскими депутатами всю эту кампанию работали совместно. Ребята по большей части молодые, тоже нужно опыта где-то набираться, но в целом адекватные, нормальные ребята, мы работаем и будем продолжать работать.

– То есть, вы готовы будете транслировать какие-то городские проблемы на областном уровне. В этом была большая проблема…

– Мы в постоянном контакте с ними, здесь вообще никаких вопросов нет. 

– Будем надеяться. Сейчас в Думе активно обсуждают кандидатуру спикера. Называется опять кандидатура Оксаны Козловской. Мне интересно ваше мнение по этому поводу. Знаете ли вы что-то о том, кто будет спикером? Ведутся ли какие-то переговоры с фракциями? У вас самая большая фракция от КПРФ. Что вообще происходит?

– Я не больше, чем все остальные знаю, на самом деле. Да, действительно, изначально все говорили про Рожкова, но он сейчас свои полномочия депутата сложил.

– То есть, ЕР даже с другими фракциями не обсуждает кандидатуру спикера?

– Нет, а им какой смысл обсуждать с КПРФ, если у них большинство? То есть, опять же… что они решат, то и будет.

–  То есть, они представят как факт, и все должны будут просто с этим согласиться?

– Да, принять как должное. Голосовать, как угодно, можно, но…

– И вчера прошла новость о том, что предлагают обнулить губернаторские сроки. Сергей Жвачкин у нас сможет править вечно. Как вам такая перспектива?

– Я против этого. Однозначно против. 100% человек, когда занимается одной деятельностью, у него просто теряется уже интерес у самого, уже как бы все, привык, ничего нового не сделаешь. Теряется, особенно на властных должностях, эта грань и связь… Представляете, вы постоянно находитесь в этой должности, перед вами постоянно траву красят, асфальт новый укладывают… Ну, объективно же, у нас такое отношение к руководителям. И вы в такой уже своей реальности пребываете, немножко иллюзорной, и теряете связь с реальным миром. Поэтому я против, конечно, таких долгих сроков, что в губернаторстве, что в более высоких органах и должностях. Самое объективное, когда есть два срока. Ты проработал, сменился и если хочешь дальше как-то развиваться в политике, всегда можно в параллельную какую-то структуру уйти, на какую-то другую должность перейти. А когда ты на одной должности долгое время - это плохо.  

Поддержи ТВ2!