"Техника со временем достигнет такого совершенства, что человек сможет обходиться и без самого себя," — так писал Ежи Лец о прогрессе. Всегда ли под прогрессом подразумевается именно технический? Стоит ли людям вообще опираться на прогресс? И можно ли назвать прогрессом то, что происходило у нас в стране в 90-х?

— Что такое прогресс?

— Ну, это вопрос философский.

— Сила, которая помогает человеку принимать такие большие решения, которые двигают вперед.

— Прогресс для того, чтобы человек жил хорошо, чтобы он был в достатке, рад, любовь у него была, чтоб все у него было.

— Следование за всем новым.

— Может быть, потому что я консервативный человек, я не знаю, что такое прогресс.

— Естественный процесс, который заключается в том, что происходит смена определенных понятий, устоявшихся представлений, формаций, наконец.

— То, что способствует лучшей жизни, более осмысленной, более правильной.




Вопрос в том, что мы понимаем под прогрессом? И если вспомнить историю, то о прогрессе обычно говорят либо как о законе действительности, в мире существует прогресс или исторический процесс закономерно прогрессирует, или о прогрессе говорят как о некотором идеале. Надо разобраться, о чем мы говорим. А здесь надо задать вопрос: а прогресс как мировой закон вообще существует или нет? Европейская мысль (индустриальная цивилизация) вообще верила, что таков закон действительности, не просто закон истории, а космический закон.

Василий Сыров
философ
Челка Карлсон
Говорят, красота требует жертв. И на какие только жертвы не шли модницы 90-х. Например разводили сахар или мыльную воду в отсутствие лака и начесывали умопомрачительные челки. Мода на пышные челки пошла из из зарубежных сериалов "Просто Мария", "Санта Барбара", "Богатые тоже плачут". И если скопировать стиль одежды было сложнее, то можно было копировать хотя бы прически.
Если обратиться к прошлому, то я точно могу сказать, что существуют грандиозные этапы прогресса. То что человечество когда-то приручило огонь, оно научилось выращивать растения, приручило домашних животных. Сомневаться в том, был ли это прогресс не приходится.

Марк Райзман
инженер-конструктор
— Многие люди считают, что не нужны нам заводы современные, освоение космоса, если за это приходится платить плохой водой, плохим воздухом…

— Если брать в общем, то жить стало легче. Если бы этих людей спросили, не хотели бы они жить в Англии два века назад, они бы, наверное, не согласились, потому что там бы их быстро поймали и изжарили на сковородке.

— Мы уже физически настолько атрофировались, что не можем охотиться, бегать. Нам же питаться нужно будет, бегать на охоту. Я вот, например, не могу охотиться, шкуру обдирать с медведя и так далее. Это нам уже будет сложновато.

— Бог сам решает, какую цену платить за прогресс своих чад. Не мне решать этот вопрос.

— Научно-технический прогресс очень нужен, иначе мы к дубинке вернемся.

— Яйца тоже под курицей созревают, так что теперь.

— Я отрицательно отношусь к техническому прогрессу. Есть масса народа, которые проживают в каменном веке, и они очень счастливы.

— Хотели бы вернуться в те времена?

— С точки зрения человека, прошедшего этот путь, хотел бы.

— Мне нравится прогресс, как на западе, жизнь на западе, надо стремиться к лучшему зачем стремиться назад?


Вопрос в том, что мы понимаем под прогрессом? И если вспомнить историю, то о прогрессе обычно говорят либо как о законе действительности, в мире существует прогресс или исторический процесс закономерно прогрессирует, или о прогрессе говорят как о некотором идеале. Надо разобраться, о чем мы говорим. А здесь надо задать вопрос: а прогресс как мировой закон вообще существует или нет? Европейская мысль (индустриальная цивилизация) вообще верила, что таков закон действительности, не просто закон истории, а космический закон.
Василий Сыров
философ

— Россия способна к прогрессу?

— Россия способна ко всему без исключения, смотря кто и куда ее поведет. На самое плохое способна и на самое хорошее.

— Россия очень способна к прогрессу, как и всякая страна, как и всякий народ. На это указывают огромные научные достижения, которые имеет наша страна.

— Мы же как и все люди, почему в России не может быть прогресса. Просто в России какая-то задавленность.

— Левша ведь российское создание, и таких несметное множество в России.

— Мне представляется, не очень. Российский народ…тут не зря революции и прочие вещи такого плана происходят.

— Россия страна душевная. Здесь душевные люди, для души живут.

— Мы, наверное, всё-таки особый народ, потому что мы немножко ленивые, пока раскачаемся, пока подумаем, как нам быть, что нам делать. Нельзя сказать, что мы такие же люди, как американце или англичане, французы, то есть мы другие. Поэтому пересадить американский, западно-европейский прогресс на нашу землю нельзя.



Даже такое явление научно-технического прогресса как ядерное оружие, в создание которого вложен огромный потенциал интеллектуальный и материальный. На сегодня это бесполезные сверхтраты человечества, если не считать того, что Маргарет Тэтчер назвала сдерживающим фактором, прекращающим войну, от этого нет. Я говорю именно о ядерном оружии. Но давайте представим себе, что через лет 10, 20, 30, 100 лет для человечества возникнет не мифическая, а реальная угроза того, что к нам будет приближаться что-то похожее на то, что сейчас приближается к Юпитеру. Тогда объединенные усилия человечества приведут к тому, что вот эта смертельная опасность будет отведена от Земли направленным ядерным взрывом, и Земля будет спасена. Ведь тогда те, кто создавали ядерное оружие, должны быть причислены к лику святых. Ведь именно их усилиями будет достигнуто нечто совершенно исключительное для землян.
Марк Райзман
инженер-конструктор

Санта Барбара
Кто не помнит заставку главного сериала 90-х? 2 января 1992 в ответ на останкинский латиноамериканский сериал "Богатые тоже плачут" по РТР стали показывать "Санта-Барбару". Сериал о богатом и преуспевающем семействе Кэпвеллов на постсоветском пространстве был очень популярен. Так во время "Санта-Барбары" РТР продавало самую дорогую рекламу.


Почему-то у нас всегда прогресс — это то же самое, что научно-технический прогресс. Предполагается, что по сравнению с коренными народами Сибири, наше общество — это совершенно точно прогресс. Потому что мы обладаем более высокой технологией, мы более развитые. А вот посмотрите самое простое, мы предлагаем им свою одежду, которая нам кажется более прогрессивной. Но если посмотреть как была сделана их одежда, как она изготовлена: не промокала, дышала, была оптимальна для этих условий. Наши все таежники, вахтовики, охотники предпочитают пользоваться одеждой, сделанной коренными народами. Получается, что было прогрессом по отношению к данным условиям: наши возможности или их?

Ирина Максимова
этнограф
Мне кажется, что Россия, к сожалению или к счастью, уже совершила свой исторический выбор, не после 85-го года и даже не после 17-го. А когда Российская цивилизация ввела с свою среду индустриальную технику, она заложила мину под традиционные устои. Началось: пролетарии, интеллигенция.
Василий Сыров
философ

Да-да-нет-да!

Референдум 25 апреля 1993 года запомнился многим постоянно крутящейся по радио и телевизору рекламой в поддержку политики Ельцина "Да-да-нет-да". Россияне должны были проголосовать по 4 пунктам: доверяете ли президенту Ельцину? Одобряете ли социально-

экономическую политику, осуществляемую президентом? Считаете ли необходимым проведение досрочных выборов президента? Считаете ли необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов?

Явка была довольно высокой: 64% от имеющих право голоса. За доверие президенту проголосовали 58% против 39% граждан, а социально-экономическую политику Ельцина одобрили 53% участников голосования, но процент недовольных был высок и составлял почти 45%. За досрочные выборы президента выступило 49% избирателей, против — 30%. За то, чтобы переизбрать нардепов — 67%, только 19% россиян было против.

— Как по-вашему человечество меняется к лучшему или к худшему?

— Я не думаю, что определение к лучшему или к худшему исчерпывает проблему. Думаю, важно, что человечество изменяется. То что в середине 20-го века появились Освенцим и ГУЛАГ, как бы ни страшно было произносить это, но это некоторые досадные колебания, но не изменения прогрессивной некой линии развития человечества, в том числе и духовно-нравственном отношении. Страшные отклонения, которые дорого обходятся человечеству, но не изменяют его сути и стремления к лучшему.


Марк Райзман
инженер-конструктор
— То, что происходит сегодня у нас это прогресс?

— Да, потому что можно высказывать свое мнение любому.

— Нет, потому что все это происходит бестолково.

— Раньше я с радостью встречала перемены, а потом я как-то разочаровалась во всем. Может быть, потому что я медик: в какой-то мере мы ущемлены, ущемлены мы в жизни очень.

— Конечно, прогресс. Как-то раньше вообще кровожадный был строй, а теперь вот более менее.

— Это скорее регресс, потому что сильно отброшено назад, не смотря на все новации.

— Прогресс, потому что человек все-таки получил некоторую свободу.



Прогресс может быть оставлен как идеал. Идеал то, что принадлежит человеку субъективно, то что мы хотим, но мы — это люди, принадлежащие к какой-то культуре. Наша культура стремится добиться определенной цели. Можем считать это прогрессом. Разные культуры ставили свои цели. Если древнему греку показать, чего мы доблись и чего мы хотим, он, наверное, за голову бы схватился.
Василий Сыров
философ

Ласковый май
Начиналось все как кружок самодеятельности в 1986 году в Оренбургской школе-интернате №2 под руководством Сергея Кузнецова, который писал для группы песни, впервые прозвучавшие на школьной дискотеке в декабре 1986 года. Группа делает запись, а уже через неделю становится известной по всей Оренбургской области. В результате: Кузнецов уволен по каким-то формальным поводам, вокалист группы Юрий Шатунов сбегает из интерната…

Именно так начинается история группы, собравшей подряд 13 аншлагов в "Олимпийском". Сейчас группа не выступает, но "Белые розы, белые розы беззащитны шипы", ставший народным шлягером до сих пор разносится с разных корпоративов.

— Человечество в целом развивается по пути прогресса?

— В целом да. Но по библии что-то произойдет с земным шаром в 2000-м году. Но в целом, да.

— Будущее за прогрессом, за умными людьми, за учеными.

— Прогрессирует, человечество становится более гуманным: раньше негров сжигали, а теперь нет.

— Куда вперед? Еще один Чернобыль и мы окажемся в каменном веке.

— К человеку я отношусь отрицательно, как к живому существу. Я считаю, что изначально человек — разрушитель.

— Надо спросить кого-то со стороны, а не у человечества.



15 ноября 1994 года